8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

У-5ТС (115-мм)

  • 1 Описание
    • 1.1 Машины оснащающиеся этим вооружением
  • 2 Основные характеристики
    • 2.1 Доступные снаряды
    • 2.2 Сравнение с аналогами
  • 3 Применение в бою
    • 3.1 Достоинства и недостатки
  • 4 Историческая справка
  • 5 Медиа
  • 6 См. также
  • 7 Ссылки

У-5ТС «Молот» (по индексу ГРАУ — 2А20) — советская гладкоствольная танковая пушка, созданная для вооружения танков Т-62. Принята на вооружение в 1961г. Разработана ОКБ-9 под руководством Петрова.

Машины оснащающиеся этим вооружением

  • Т-62
  • Т-62М-1

115-мм гладкоствольная танковая пушка У5-ТС (СССР)

Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 3 (23) за 2016 г.

К 100‑летию со дня рождения Вячеслава Васильевича Бахирева

В историю советского и российского оборонно-промышленного комплекса вписано много славных имён. Среди них особое место занимает имя Героя Социалистического Труда В. В. Бахирева — Министра машиностроения СССР (1968–1987 гг.), выдающегося организатора промышленности боеприпасов и спецхимии. Вячеслав Васильевич внес огромный вклад в создание современной производственной, технологической и научно базы заводов и НИИ отрасли боеприпасов и спецхимии. Среди них более 50-ти организаций входят в настоящее время в состав Концерна «Техмаш».

Генеральный директор АО «НПК «Техмаш» Сергей Русаков

Трудно переоценить заслуги этого крупного государственного деятеля и замечательного человека в обеспечении обороноспособности нашей страны. Хотелось бы со всей очевидностью сказать, что 20‑ть Бахиревских лет во главе Минмаша СССР были периодом стремительного развития боеприпасного производства и науки, укрепления кадрового потенциала отрасли, расширения её сотрудничества с зарубежными странами.
Вячеслав Васильевич внёс огромный вклад в создание современной производственной, технологической и научной базы заводов и НИИ. Среди них более 50‑ти организаций входят в настоящее время в состав Концерна «Техмаш». Под руководством В. В. Бахирева почти на каждом из предприятий осваивалось производство новых образцов боеприпасов, создавались и реконструировались промышленные объекты, реализовывалась проводимая Министерством научно-техническая политика, осуществлялось решение задач социальной направленности.
Все мы чтим память о Вячеславе Васильевиче Бахиреве. И для нас сегодня особенно ценны воспоминания наших ветеранов, которым посчастливилось лично знать Вячеслава Васильевича и работать под его началом. Чижевский Олег Тимофеевич, ныне первый заместитель генерального директора и генеральный конструктор ОАО «НПО «Прибор» Концерна «Техмаш» в своем рассказе отмечает наиболее яркие и значимые моменты того времени.

Генеральный конструктор ОАО «НПО «Прибор»
Олег Чижевский

О Вячеславе Васильевиче Бахиреве

Шестидесятые годы прошлого столетия запомнились резким обострением военно-политической обстановки в мире, разрастанием «холодной» войны, которая в любой момент могла перерасти в «горячую». Основной упор в развитии военной техники делался на разработке тактических и стратегических ракетных комплексов.

Новые взгляды на военную доктрину с приоритетом развития ракетной техники привели руководство страны во главе с Н. С. Хрущевым к принятию решений по сокращению таких видов вооружения, как авиация, танки, артиллерия, а следовательно, и боеприпасов. Эта тенденция нам, выпускникам 1966 года кафедры боеприпасов (М4) МВТУ им. Баумана, была хорошо знакома. Читавшиеся ранее на 4–5 курсах лекции по теории расчетов и проектированию артиллерийских боеприпасов были исключены и заменены на основы проектирования боевых частей ракет. Именно в этот период в 1966 г. я и десять моих сокурсников попадаем по распределению в Научно-исследовательский машиностроительный институт, основной задачей которого была разработка артиллерийских боеприпасов.

Боеприпасная наука и промышленность базировалась тогда, в основном, на достижениях военных лет. Для ликвидации допущенного отставания в ноябре 1967 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают решение об образовании специального министерства по разработке и производству боеприпасов — Министерства машиностроения СССР во главе с Бахиревым В. В.

После года неопределенности мы, еще совсем молодые специалисты, уже с 1968 г. смогли почувствовать резкое возрастание потребности в артиллерийских боеприпасах, и, что самое важное, в специалистах нашего профиля.

Познакомиться с Бахиревым В. В. нам удалось уже в первый год его работы министром. Вячеслав Васильевич приехал в институт, провел там почти целый день, заслушал доклад заместителя генерального директора главного конструктора Кренева Владимира Сергеевича, начальников отделов, в частности нашего отдела — Маслова Рауля Александровича, и нескольких молодых специалистов, среди которых оказался и я.

Состоялся очень содержательный и доброжелательный разговор, Вячеслав Васильевич подчеркнул огромную важность для страны тех работ, которые проводились в отделе и институте.

Мы были горды тем, что сам министр одобрил проводимые работы и пообещал всемерную поддержку. (В дальнейшем группа специалистов НИМИ за работы, о которых в тот памятный день рассказывали Бахиреву В. В., получила Государственную премию).

Тогда меня, молодого специалиста, буквально поразило, как Вячеслав Васильевич может с ходу проникать в сущность докладываемого материала, в сложнейшие разноплановые проблемы.

Этому его качеству я не раз поражался и в дальнейшем, когда слышал высказывания, реплики и отзывы Бахирева на представляемые ему доклады.

Главным приоритетом для Бахирева В. В. в его работе была наука. Развитию отраслевой науки он уделял максимальное внимание.

В качестве центра научных разработок различного профиля и развития фундаментальных исследований практически во всех основных направлений деятельности министерства в 1973 г. на базе НИИ‑6 был создан Центральный научно-исследовательский институт химии и механики (ЦНИИХМ).

ЦНИИХМ часто называли институтом министра. И это было действительно так. Институт был его детищем и он в короткие сроки стал поистине флагманом боеприпасной науки.

Мне посчастливилось работать в ЦНИИХМе в течение 10 лет с 1973 по 1983 гг. в должности от старшего инженера до начальника отдела бронебаллистики.

В этот период мне неоднократно приходилось докладывать В.В. Бахиреву как на различного рода совещаниях, так и на коллегиях министерства.

В связи со значительным усилением бронезащиты зарубежных танков и объектов легкобронированной техники, появлением многослойной комбинированной брони и динамической бронезащиты в 80-х годах прошлого века очень остро встал вопрос о необходимости резкого повышения бронепробиваемости как бронебойных подкалиберных снарядов, так и всех видов кумулятивных боеприпасов.

В отделе бронебаллистики ЦНИИХМа, где работало около 80 человек, проводились исследования по созданию принципиально новых конструктивных схем снарядов (боеприпасов), обеспечивающих преодоление новой мощной бронезащиты зарубежных бронемашин.

В частности были начаты разработки тандемных кумулятивных боеприпасов и бронебойных оперенных подкалиберных снарядов с прижимным ведущим устройством и корпусом большого удлинения из тяжелого сплава.

В ЦНИИХМе трудами лаборатории кумуляции, возглавляемой доктором технических наук Томашевичем И. И. и входившей в отдел бронебаллистики, была разработана теория пробития динамической бронезащиты и проведены экспериментальные исследования различных конструктивных схем кумулятивных узлов, в дальнейшем положенных в основу большого числа кумулятивных боеприпасов.

Результаты этих работ были доложены на специальном заседании коллегии Министерства Машиностроения. В ходе коллегии Вячеслав Васильевич Бахирев тщательно вникал в суть проводимых работ, которые были одобрены и рекомендованы к широкому внедрению.

Повышенное внимание Вячеслав Васильевич уделял работам по повышению эффективности выстрелов с оперенными бронебойными подкалиберными снарядами.

В 1965 г. впервые в истории мирового танкостроения в качестве основного вооружения на танке Т‑62 была установлена стабилизированная в двух плоскостях 115 мм гладкоствольная пушка У5‑ТС.

В 1969 г. начался выпуск танка Т‑64 А с мощной 125 мм гладкоствольной пушкой с высокоэффективными оперенными подкалиберными снарядами с самой высокой в мире начальной скоростью снаряда 1800 м/с. Отечественное танковое вооружение опередило западное более чем на 10 лет. Однако после принятия на вооружение немецкого танка Леопард‑2 с гладкоствольной 120 мм танковой пушкой с выстрелом с оперенным БПС конкуренция резко обострилась.

В ЦНИИХме были начаты исследования по созданию бронебойного ОПС с принципиально новой конструкцией ведущего устройства прижимного типа, которое, в отличие от принятой в то время конструкции ведущего устройства разжимного типа позволял создать оперенный БПС с корпусом, выполненным целиком из тяжелого сплава на основе вольфрама, и обеспечить максимально возможную бронепробиваемость.

Когда об этих работах доложили Вячеславу Васильевичу Бахиреву, он, несмотря на то, что находился в больнице, пригласил генерального директора ЦНИИХМа Краснощекова Ю. И., первого заместителя генерального директора Максимова И. С. и меня для детального изучения вопроса.

Беседа проходила более двух часов, Вячеслав Васильевич интересовался конструкцией снаряда, результатами математического моделирования, возможностями по изготовлению корпуса снаряда, выполненного целиком из тяжелого сплава, состоянием промышленной базы по производству вольфрама, возможностью обеспечения стабильных прочностных характеристик корпуса, выполненного из порошкового материала с учетом предельно высоких перегрузок БПС при выстреле и др.

Детально разобравшись с новым направлением работ и ощутив его принципиальные преимущества, Вячеслав Васильевич поблагодарил нас и отметил: «То, что Вы мне показали, будет работать, я в этом уверен». В тот же день он дал команду развернуть работы по созданию бронебойных оперенных подкалиберных снарядов с прижимным ведущим устройством.

В 1983 г. состоялась моя встреча с В. В. Бахиревым, которая предопределила мою дальнейшую судьбу.

Мне позвонили из управления кадров министерства машиностроения и пригласили на прием к министру.

Я поинтересовался поводом для встречи, мне ответили, что узнаю на месте. Действительно, перед тем как я вошел в кабинет министра, мне сообщили, что меня предполагают назначить в НПО «Прибор» заместителем генерального директора по НИОКР. К этому моменту министр меня достаточно хорошо знал по докладам на коллегиях и совещаниях.

Беседа с В. В. Бахиревым состоялась в его обеденный перерыв и продолжалась около получаса, что было довольно долго, учитывая огромную занятость Вячеслава Васильевича. Помню, он задал мне о вопрос: — «Зачем я иду на «Прибор?» Но об этом предполагаемом назначении яузнал всего лишь несколько минут назад. Отказываться от предложения было уже неловко, и я ответил, что знаком с проблемами в малокалиберном вооружении, одной из которых является создание высокоэффективного выстрела с бронебойным подкалиберным снарядом, а я достаточно давно занимаюсь темой бронепробития.

Бахиреву мой ответ понравился, он подробно стал рассказывать про особенности малокалиберного автоматического оружия, которое блестяще знал по опыту работы главным инженером и директором Ковровского завода им. Дегтярева. Затем Вячеслав Васильевич рассказал о «Приборе», перечислил его гвардию — Станислава Станиславовича Голембиовского и его ближайших помощников, которых прекрасно знал. Он с теплотой упомянул Станислава Николаевича Куровского, Михаила Яковлевича Леонтьева, Ефима Наумовича Итина и еще целую плеяду специалистов, которых он хорошо знал и с кем лично общался. В итоге, как я понял, у министра сложилось положительное впечатление от нашей беседы. Через месяц я приступил к работе в НПО «Прибор» в должности первого заместителя генерального директора- заместителя генерального директора по НИОКР.

В дальнейшем наши встречи с Вячеславом Васильевичем Бахиревым были достаточно частыми, как на коллегиях министерства, так и в НПО «Прибор», куда нередко приезжал министр. Одним из главных приоритетов в многоплановой деятельности В. В. Бахирева являлось проведение модернизации исследовательской базы в институтах Министерства, оснащение их современными лабораториями, испытательными стендами, вычислительной техникой, новейшей измерительной аппаратурой.

НПО «Прибор» переехал в 1983 г. из устаревших полуразрушенных зданий в новый современный корпус площадью 25 тыс. кв. м.

На одной из встреч с В. В. Бахиревым мы с Голембиовским Станиславом Станиславовичем предложили рассмотреть вопрос о создании в филиале НПО «Прибор» в г. Ногинске испытательной стрельбовой баллистической трассы. Вячеслав Васильевич горячо поддержал этот проект и пообещал всемерную помощь в его создании.

В кратчайшие сроки вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР и через несколько лет была построена уникальная подземная бронебаллистическая трасса, которая является гордостью предприятия.

Вячеслав Васильевич Бахирев внес огромный вклад в развитие НПО «Прибор» — одного из стратегических предприятий оборонного комплекса РФ.

Он был реформатором отраслевой науки, добивался использования новых перспективных решений в конкретных образцах и технологиях.

В 1960–1980‑х годах в НИИП («НПО «Прибор») было создано и сдано на вооружение большое количество новых высокоэффективных 23 и 30 мм боеприпасов к уже существовавшим и вновь разработанным малокалиберным автоматическим пушкам, что существенно расширило их тактические возможности и вызвало резкий рост потребности в боеприпасах.

Вячеслав Васильевич Бахирев вскоре после своего назначения министром машиностроения приехал на филиал НПО «Прибор» в г. Ногинск и встретился с группой конструкторов и технологов, работавших над технологическими проблемами боеприпасного производства.

С этого времени центральное место в работе предприятия стали занимать разработка и внедрение прогрессивных технологий изготовления малокалиберных боеприпасов и автоматизация производственных процессов.

Читать еще:  Зенитный ракетный комплекс «Sea Dart» (Великобритания)

В результате, к середине 1970 годов подотрасль производства малокалиберных боеприпасов стала переводиться на новую технологическую основу. С этой целью на базе новых технологических процессов были разработаны и начали внедряться на предприятиях поточные линии.

По указанию министра почти все московские и подмосковные предприятия министерства изготавливали по документации НПО «Прибор» отдельные детали, агрегаты и узлы для строящихся автоматических линий.

В целом к 1985 году в промышленности работало около 10 автоматических потоков (комплексно-автоматизированных цехов) по выпуску корпусов 23 и 30 мм снарядов, а также 460 единицы приборов и автоматов контроля, разработанных на предприятии.

С именем В. В. Бахирева связано бурное развитие научно-исследовательских институтов и КБ, научно-исследовательских и испытательных комплексов, строительство новых современных производственных площадей, реализация прорывных технических решений в различных видах боеприпасов, создание и освоение принципиально новых технологий, построенных на максимальной автоматизации технологических процессов и многое другое.

Встречи с В. В. Бахиревым оставили у меня неизгладимое впечатление. Это был человек широчайшей эрудиции, редкого обаяния, высочайшей научной компетенции, великий патриот своего отечества, творец и созидатель.

Я рад и горжусь тем, что могу считать себя боеприпасником Бахиревского призыва.

ТТХ Т-62

Боевая масса, т 37,5
Экипаж, чел. 4
Длина с пушкой вперед 9335
Ширина 3300
Высота 2395
Клиренс 430
Броня, мм: 15-242
Лоб корпуса 100
Борт корпуса 15-79
Корма 46
Лоб башни 242
Борт башни 153
Удельное давление на грунт, кг/см2 0,76
Скорость по шоссе, км/ч 50
Запас хода по шоссе, км 450
Подъем, град. 32
Высота стенки, м 0,80
Ширина рва, м 2,85
Губина брода, м 1,40 (с ОПВТ-5)

Т-62 Афганской национальной армии в Кабульском военном учебном центре

Средний танк Т-62

В 1961 году в инициативном порядке в честь XXII съезда КПСС на Заводе № 183 в Нижнем Тагиле был разработан танк под обозначением «Объект 167». Руководителем работ был главный конструктор Карцев Л. Н. Первоначально проект был нацелен на улучшение характеристик танка Т-62 за счёт новой ходовой части и более мощного двигателя [2] .

Согласно техническому проекту новый танк должен был иметь следующие улучшения по сравнению с Т-62 [2] :

  • установка более мощного вооружения;
  • полуавтоматическое заряжание пушки;
  • применение противорадиационных материалов бескассетного воздухоочистителя;
  • использование дизеля В-26, системы гидросервоуправления агрегатами трансмиссии, а также поддерживающих роликов и опорных катков меньшего диаметра в ходовой части.

«Объект 167» прошёл государственные испытания, по результатам которых был рекомендован к принятию на вооружение. Однако на вооружение его не приняли в связи с принятием на вооружение в 1961 году «Объекта 166» под обозначением Т-62. Возражения Карцева, что «Объект 167» является более совершенным танком чем «Объект 166», учтены не были, в связи с необходимостью немедленной замены в производстве полностью устаревшего Т-54/55 и неготовностью к производству принципиально нового танка «Объект 432» (СБТ Т-64). Однако работы по «Объекту 167» не были свёрнуты. С появлением пушки Д-81 работы были возобновлены. Новый образец получил эту пушку, а также автомат заряжания. Новому танку был присвоен индекс «Объект 167М». В январе 1963 года Л. Н. Карцев написал письмо Н. С. Хрущёву, в котором предлагал всё-таки наладить серийный выпуск «Объекта 167» в связи с неготовностью Т-64. Однако получил отказ [2] .

Позже в 1963 году автомат заряжания, изготовленный для «Объекта 167М», был установлен на один из опытных образцов Т-62 (Объект 166Ж). В 1965 году были завершены работы по его доработке. В итоге тагильский автомат заряжания получился лучше харьковского для «Объекта 432». Автомат был проще по конструкции, надёжнее, обеспечивал переход механика-водителя из отделения управления в боевое без выполнения каких-либо предварительных работ, за счёт этого повышал живучесть танка при обстреле. Автомат заряжания имел ёмкость на 21 выстрел. В результате, начиная с 1966 года тагильский завод был готов выпускать танк Т-62 с автоматом заряжания, который мог использовать боеприпасы для Т-64. Но и тогда танк не был запущен в серийное производство. 5 ноября 1967 года на Уралвагонзавод прибыл Министр оборонной промышленности С. А. Зверев, где ему был продемонстрирован Т-62 со 125-мм пушкой Д-81 и автоматом заряжания. Автомат заряжания ему понравился и он предложил устанавливать его в харьковский Т-64. В таком варианте все узлы и механизмы работали удовлетворительно, за исключением ходовой части. Из-за чего было предложено использовать ходовую часть Объекта 167. Такой модификации танка было присвоено обозначение «Объект 172» [2] .

Применение в бою

Пушка вооружена в основном подкалиберными снарядами, которые имеют высокую точность, но малое заброневое действие. Пока кумулятивный не открыт, лучше выцеливать уязвимые места противиков. После открытия кумулятивного снаряда дело пойдет получше. Его высокие бронепробиваемость и заброневое действие не оставляет противнику шансов выжить. Этим снарядом можно уверенно стрелять в силуэт, не сомневаясь в том, что танк будет сильно потрепан. Но кумулятивный снаряд стоит 1200 львов, что очень дорого, и поэтому лучше не промахиваться.

Достоинства и недостатки

Достоинства:

  • Хорошая бронепробиваемость
  • Наличие кумулятивного снаряда
  • Традиционно плохие для советских пушек углы вертикальной наводки орудия (-6 / 16°)
  • Долгая перезарядка (12 секунд)

Средний танк Т-62

Является дальнейшим развитием танка Т-55 и отличается от него, главным образом, более мощным вооружением. Разработан в 1958 – 1960 годах в КБ завода № 183. Принят на вооружение в 1961 году. Изготавливался серийно на заводе № 183 с 1961 по 1972 год.

СЕРИЙНЫЕ МОДИФИКАЦИИ:
Т-62 (объект 166) – по сравнению с танком Т-55 имеет следующие основные конструктивные особенности: 115-мм гладкоствольная пушка; цельнолитая башня с диаметром погона в свету 2245 мм вместо 1816 мм; механизм выброса стреляных гильз через люк в кормовой части башни; длина корпуса увеличена на 386 мм, высота – на 27 мм; наклон кормового листа уменьшен с 17° до 2°; для обеспечения требуемого снижения пушки крыша корпуса or башни в сторону кормы имеет наклон 3°15′, а в сторону носа – 0 °30′; снят курсовой пулемет, изменен механизм поворота башни; установлены комбинированный (дневной и ночной) командирский прибор наблюдения ТКН-2 (“Кармин”), 19-дисковый главный фрикцион с гидропневматическим приводом управления, тормозные колодки из пластмассы на лентах тормоза поворота; увеличен динамический ход опорных катков со 142 до 162 мм и т.д. В 1967 г. были ликвидированы люки в крыше МТО, с 1972 г. стал устанавливаться зенитный пулемет ДШКМ, с 1975 г. -лазерный дальнометр КДТ-1 или КДТ-2.

Т-62М (объект 166М6 1983 г.) – модернизированный вариант. Многослойные экраны из комбинированной брони на корпусе и башне, бортовые резинотканевые противокумулятивные экраны, дополнительно бронировано днище. Антинейтронный подбой на башне. Установлены комплекс управляемого вооружения 9К116-1 “Шексна” и СУО “Волна” (лазерный дальномер КДТ-2, баллистический вычислитель БВ-62, прицел ТШСМ-41У, стабилизатор “Метеор” М1). Часть машин оснащена зенитным пулеметом НСВТ вместо ДШКМ. Двигатель В-55У мощностью 620 л.с. Введены гусеница с РМШ и гидроамортизаторы на узлах подвесок вторых опорных катков. Ствол пушки оснащен теплозащитным чехлом. Радиостанция Р-173, система запуска дымовых гранат 902Б “Туча”, система защиты от напалма “Сода”. Боевая масса 41,5 т.

Т-62М-1 – Т-62М с двигателем В-46-5М мощностью 690 л.с.

Т-62М1 – Т-62М без комплекса управляемого вооружения 9К116-1 “Шексна”.

Т-62М1-1 – Т-62М1 с двигателем В-46-5М.

Т-62М1-2 – Т-62М1 без дополнительного бронирования корпуса.

Т-62М1-2-1 – Т-62М1-2 с двигателем В-46-5М.

Т-62Д (1983 г.) – модернизированный вариант танка Т-62. Комплекс активной защиты “Дрозд”. Отсутствуют дополнительное бронирование башни и система запуска дымовых гранат “Туча”. Боевая масса 40 т.

Т-62Д-1 – Т-62Д с двигателем В-46-5М.

Т-62МВ (1985 г.) – модернизированный вариант танка Т-62М. Навесная динамическая защита башни и корпуса, бортовые резинотканевые экраны толщиной 10 мм, дополнительное бронирование днища. На части танков элементы КДЗ устанавливались на бортовых экранах. Боевая масса 38,4 т.

Т-62МВ-1 – Т-62МВ с двигателем В-46-5М.

В 1961 году завод № 183 изготовил установочную партию танков из 25 штук, которые поступили в Прикарпатский военный округ. 1 января 1962 года завод был остановлен на шесть месяцев для переоборудования сварочного контейнера в корпусном цехе, замены карусельных станков для обработки погона башни и проведения других мероприятий по подготовке производства. С 1 июля 1962 года начался массовый выпуск танка Т-62. За время серийного производства, по западным данным, было выпущено около 20 000 танков. Помимо Советского Союза состояли на вооружении только в одной стране Варшавского договора – Болгарии. Кроме того, они поставлялись, состояли или состоят на вооружении в Алжире (300 единиц на 1995 г.), Анголе, Афганистане, Вьетнаме, Египте (580 на 1995 г.), Израиле (трофейные египетские и сирийские), Ираке (1500 на начало ирано-иракской войны), Иране (трофейные иракские), Йемене, Кубе (400 на 1995 г.), Ливии, Монголии, Северной Корее, Сирии (1000 на 1995 г.), Сомали, Судане, Танзании, Эфиопии.

Боевое крещение Т-62 получили во время советско-китайского конфликта в районе о. Даманский 2-17 марта 1969 года. Во время нашей контратаки 15 марта один танк был поврежден и остался на ночь в ничейной зоне на льду р. Уссури. Утром огнем советской артиллерии лед метровой толщины вокруг танка был разбит, и он затонул. Однако в мае китайцы подняли танк, и в их руки попали секретные агрегаты: прицел, стабилизатор, а также оперенные подкалиберные снаряды. По-видимому, после этого и начались масштабные поставки рассекреченного танка в страны Ближнего Востока. В частности, с 1971 по 1973 год только в Египет было поставлено 200 Т-62. Танки Т-62 интенсивно использовались в арабо-израильских войнах 1973-го и 1982 годов и ирано-иракской войне. Вооруженная ими сирийская танковая дивизия принимала участие в операции “Буря в пустыне” в 1991 году. Несколько танковых полков, оснащенных Т-62, а затем Т-62М, действовали в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. На базе танка Т-62 выпускались командирские танки Т-62К и Т-62МК. Согласно данным, заявленным советской стороной на Венских переговорах по ограничению обычных вооружений в Европе, в 1990 году на европейской территории СССР, а также в частях, дислоцированных в Восточной Европе, находилось 2144 танка Т-62, Т-62К, Т-62М и Т-62МК. В составе частей внутренних войск танки Т-62М принимали участие в антитеррористической операции в Чечне.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА Т-62

БОЕВАЯ МАССА, т: 37.
ЭКИПАЖ, чел.: 4.
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм:
длина – 8335,
ширина – 3300,
высота – 2395,
клиренс – 430.
ВООРУЖЕНИЕ: 1 пушка 2А20(У5ТС) калибра 115 мм, 1 пулемет ПКТ калибра 7,62.
БОЕКОМПЛЕКТ: 40 выстрелов, 2500 патронов.
СТАБИЛИЗАТОР ВООРУЖЕНИЯ: двухплоскостной “Метеор”.
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: телескопический прицел ТШ-2Б-41, ночной прицел ТПН-1-41-11.
БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб корпуса – 100, борт – 80, башня – 242.
ДВИГАТЕЛЬ: В-55В, 12-цилиндровый, дизельный, четырехтактный, V-образный, жидкостного охлаждения, мощность 580 л.с. (426,88 кВт) при 2000 об/мин, рабочий объем 38 880 см3.
ТРАНСМИССИЯ: гитара, многодисковый главный фрикцион сухого трения, пятискоростная коробка передач, планетарные механизмы поворота, бортовые передачи.
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: пять обрезиненных опорных катков на борт, ведущее колесо заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное), направляющее колесо; подвеска индивидуальная торсионная, гидравлические амортизаторы в подвесках передних и задних катков; в каждой гусенице 96 траков шириной 580 мм, шаг трака 137 мм.
СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: 50.
ЗАПАС ХОДА, км: 450.
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ:
угол подъема, град. – 32;
ширина рва, м – 2,85;
высота стенки, м – 0,8;
глубина брода, м – 1,4 (с ОПВТ- 5 м).
СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция Р-123, переговорное устройство Р-124.

Ракетный танк ИТ-1 (объект 150)

Единственный советский серийный танк с ракетным вооружением. Разрабатывался в КБ завода № 183 с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Принят на вооружение Постановлением СМ СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом МО № 0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ-истребитель танков). Изготавливался серийно на заводе № 183 с 1968 по 1970 год.

СЕРИЙНАЯ МОДИФИКАЦИЯ:
корпус сварной, башня литая полусферической формы с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет. Система наведения ракет -радиокомандная полуавтоматическая.

Ракетный танк ИТ-1 недолго состоял на вооружении Советской Армии. По замыслу военных, отдельными батальонами истребителей танков должны были комплектоваться мотострелковые дивизии, разворачиваемые на танкоопасных направлениях. Было сформировано всего два таких батальона: один – в Белорусском, а другой – в Прикарпатском военных округах. В процессе испытаний и эксплуатации ракетный комплекс показал высокую надежность – до
96,7%. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и т.д. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти боевые машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

Читать еще:  57-мм опытная корабельная артиллерийская установка А-220 (СССР)

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА ИТ-1

БОЕВАЯ МАССА, т: 34,5.
ЭКИПАЖ, чел.: 3.
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм:
длина – 6630,
ширина – 3300,
высота – 2200,
клиренс – 435.
ВООРУЖЕНИЕ: 1 комплекс ракетного вооружения 2К4 “Дракон”, 1 пулемет ПКТ калибра 7,62 мм. БОЕКОМПЛЕКТ: 15 танковых управляемых ракет ЗМ7, 2000 патронов.
СТАБИЛИЗАТОР ВООРУЖЕНИЯ: двухплоскостной 2ЭЗ.
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: перископический прицел 1-ОП2, ночной прицел 1ПН12.
БРОНИРОВАНИЕ, мм: лоб корпуса-100, борт-80, башня-206.
ДВИГАТЕЛЬ: В-55А, 12-цилиндровый, дизельный, четырехтактный, V-образный, жидкостного охлаждения; мощность 580 л.с. (426,88 кВт), рабочий объем 38 880 см3.
ТРАНСМИССИЯ: гитара с приводом на генератор, многодисковый главный фрикцион сухого трения, пятискоростная коробка передач, планетарные механизмы поворота, бортовые передачи.
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: пять обрезиненных опорных катков на борт, ведущее колесо заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное), направляющее колесо; подвеска индивидуальная торсионная; в каждой гусенице 96 траков шириной 580 мм, шаг трака 137 мм.
СКОРОСТЬ МАКС., км/ч: 50.
ЗАПАС ХОДА, км: 470.
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ:
угол подъема, град. – 32;
ширина рва, м – 2,85;
высота стенки, м – 0,8;
глубина брода, м – 1,4 (с ОПВТ-5 м).
СРЕДСТВА СВЯЗИ: радиостанция Р-123, переговорное устройство Р-124.

115-мм гладкоствольная танковая пушка У5-ТС (СССР)

Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 3 (23) за 2016 г.

К 100‑летию со дня рождения Вячеслава Васильевича Бахирева

В историю советского и российского оборонно-промышленного комплекса вписано много славных имён. Среди них особое место занимает имя Героя Социалистического Труда В. В. Бахирева — Министра машиностроения СССР (1968–1987 гг.), выдающегося организатора промышленности боеприпасов и спецхимии. Вячеслав Васильевич внес огромный вклад в создание современной производственной, технологической и научно базы заводов и НИИ отрасли боеприпасов и спецхимии. Среди них более 50-ти организаций входят в настоящее время в состав Концерна «Техмаш».

Генеральный директор АО «НПК «Техмаш» Сергей Русаков

Трудно переоценить заслуги этого крупного государственного деятеля и замечательного человека в обеспечении обороноспособности нашей страны. Хотелось бы со всей очевидностью сказать, что 20‑ть Бахиревских лет во главе Минмаша СССР были периодом стремительного развития боеприпасного производства и науки, укрепления кадрового потенциала отрасли, расширения её сотрудничества с зарубежными странами.
Вячеслав Васильевич внёс огромный вклад в создание современной производственной, технологической и научной базы заводов и НИИ. Среди них более 50‑ти организаций входят в настоящее время в состав Концерна «Техмаш». Под руководством В. В. Бахирева почти на каждом из предприятий осваивалось производство новых образцов боеприпасов, создавались и реконструировались промышленные объекты, реализовывалась проводимая Министерством научно-техническая политика, осуществлялось решение задач социальной направленности.
Все мы чтим память о Вячеславе Васильевиче Бахиреве. И для нас сегодня особенно ценны воспоминания наших ветеранов, которым посчастливилось лично знать Вячеслава Васильевича и работать под его началом. Чижевский Олег Тимофеевич, ныне первый заместитель генерального директора и генеральный конструктор ОАО «НПО «Прибор» Концерна «Техмаш» в своем рассказе отмечает наиболее яркие и значимые моменты того времени.

Генеральный конструктор ОАО «НПО «Прибор»
Олег Чижевский

О Вячеславе Васильевиче Бахиреве

Шестидесятые годы прошлого столетия запомнились резким обострением военно-политической обстановки в мире, разрастанием «холодной» войны, которая в любой момент могла перерасти в «горячую». Основной упор в развитии военной техники делался на разработке тактических и стратегических ракетных комплексов.

Новые взгляды на военную доктрину с приоритетом развития ракетной техники привели руководство страны во главе с Н. С. Хрущевым к принятию решений по сокращению таких видов вооружения, как авиация, танки, артиллерия, а следовательно, и боеприпасов. Эта тенденция нам, выпускникам 1966 года кафедры боеприпасов (М4) МВТУ им. Баумана, была хорошо знакома. Читавшиеся ранее на 4–5 курсах лекции по теории расчетов и проектированию артиллерийских боеприпасов были исключены и заменены на основы проектирования боевых частей ракет. Именно в этот период в 1966 г. я и десять моих сокурсников попадаем по распределению в Научно-исследовательский машиностроительный институт, основной задачей которого была разработка артиллерийских боеприпасов.

Боеприпасная наука и промышленность базировалась тогда, в основном, на достижениях военных лет. Для ликвидации допущенного отставания в ноябре 1967 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР принимают решение об образовании специального министерства по разработке и производству боеприпасов — Министерства машиностроения СССР во главе с Бахиревым В. В.

После года неопределенности мы, еще совсем молодые специалисты, уже с 1968 г. смогли почувствовать резкое возрастание потребности в артиллерийских боеприпасах, и, что самое важное, в специалистах нашего профиля.

Познакомиться с Бахиревым В. В. нам удалось уже в первый год его работы министром. Вячеслав Васильевич приехал в институт, провел там почти целый день, заслушал доклад заместителя генерального директора главного конструктора Кренева Владимира Сергеевича, начальников отделов, в частности нашего отдела — Маслова Рауля Александровича, и нескольких молодых специалистов, среди которых оказался и я.

Состоялся очень содержательный и доброжелательный разговор, Вячеслав Васильевич подчеркнул огромную важность для страны тех работ, которые проводились в отделе и институте.

Мы были горды тем, что сам министр одобрил проводимые работы и пообещал всемерную поддержку. (В дальнейшем группа специалистов НИМИ за работы, о которых в тот памятный день рассказывали Бахиреву В. В., получила Государственную премию).

Тогда меня, молодого специалиста, буквально поразило, как Вячеслав Васильевич может с ходу проникать в сущность докладываемого материала, в сложнейшие разноплановые проблемы.

Этому его качеству я не раз поражался и в дальнейшем, когда слышал высказывания, реплики и отзывы Бахирева на представляемые ему доклады.

Главным приоритетом для Бахирева В. В. в его работе была наука. Развитию отраслевой науки он уделял максимальное внимание.

В качестве центра научных разработок различного профиля и развития фундаментальных исследований практически во всех основных направлений деятельности министерства в 1973 г. на базе НИИ‑6 был создан Центральный научно-исследовательский институт химии и механики (ЦНИИХМ).

ЦНИИХМ часто называли институтом министра. И это было действительно так. Институт был его детищем и он в короткие сроки стал поистине флагманом боеприпасной науки.

Мне посчастливилось работать в ЦНИИХМе в течение 10 лет с 1973 по 1983 гг. в должности от старшего инженера до начальника отдела бронебаллистики.

В этот период мне неоднократно приходилось докладывать В.В. Бахиреву как на различного рода совещаниях, так и на коллегиях министерства.

В связи со значительным усилением бронезащиты зарубежных танков и объектов легкобронированной техники, появлением многослойной комбинированной брони и динамической бронезащиты в 80-х годах прошлого века очень остро встал вопрос о необходимости резкого повышения бронепробиваемости как бронебойных подкалиберных снарядов, так и всех видов кумулятивных боеприпасов.

В отделе бронебаллистики ЦНИИХМа, где работало около 80 человек, проводились исследования по созданию принципиально новых конструктивных схем снарядов (боеприпасов), обеспечивающих преодоление новой мощной бронезащиты зарубежных бронемашин.

В частности были начаты разработки тандемных кумулятивных боеприпасов и бронебойных оперенных подкалиберных снарядов с прижимным ведущим устройством и корпусом большого удлинения из тяжелого сплава.

В ЦНИИХМе трудами лаборатории кумуляции, возглавляемой доктором технических наук Томашевичем И. И. и входившей в отдел бронебаллистики, была разработана теория пробития динамической бронезащиты и проведены экспериментальные исследования различных конструктивных схем кумулятивных узлов, в дальнейшем положенных в основу большого числа кумулятивных боеприпасов.

Результаты этих работ были доложены на специальном заседании коллегии Министерства Машиностроения. В ходе коллегии Вячеслав Васильевич Бахирев тщательно вникал в суть проводимых работ, которые были одобрены и рекомендованы к широкому внедрению.

Повышенное внимание Вячеслав Васильевич уделял работам по повышению эффективности выстрелов с оперенными бронебойными подкалиберными снарядами.

В 1965 г. впервые в истории мирового танкостроения в качестве основного вооружения на танке Т‑62 была установлена стабилизированная в двух плоскостях 115 мм гладкоствольная пушка У5‑ТС.

В 1969 г. начался выпуск танка Т‑64 А с мощной 125 мм гладкоствольной пушкой с высокоэффективными оперенными подкалиберными снарядами с самой высокой в мире начальной скоростью снаряда 1800 м/с. Отечественное танковое вооружение опередило западное более чем на 10 лет. Однако после принятия на вооружение немецкого танка Леопард‑2 с гладкоствольной 120 мм танковой пушкой с выстрелом с оперенным БПС конкуренция резко обострилась.

В ЦНИИХме были начаты исследования по созданию бронебойного ОПС с принципиально новой конструкцией ведущего устройства прижимного типа, которое, в отличие от принятой в то время конструкции ведущего устройства разжимного типа позволял создать оперенный БПС с корпусом, выполненным целиком из тяжелого сплава на основе вольфрама, и обеспечить максимально возможную бронепробиваемость.

Когда об этих работах доложили Вячеславу Васильевичу Бахиреву, он, несмотря на то, что находился в больнице, пригласил генерального директора ЦНИИХМа Краснощекова Ю. И., первого заместителя генерального директора Максимова И. С. и меня для детального изучения вопроса.

Беседа проходила более двух часов, Вячеслав Васильевич интересовался конструкцией снаряда, результатами математического моделирования, возможностями по изготовлению корпуса снаряда, выполненного целиком из тяжелого сплава, состоянием промышленной базы по производству вольфрама, возможностью обеспечения стабильных прочностных характеристик корпуса, выполненного из порошкового материала с учетом предельно высоких перегрузок БПС при выстреле и др.

Детально разобравшись с новым направлением работ и ощутив его принципиальные преимущества, Вячеслав Васильевич поблагодарил нас и отметил: «То, что Вы мне показали, будет работать, я в этом уверен». В тот же день он дал команду развернуть работы по созданию бронебойных оперенных подкалиберных снарядов с прижимным ведущим устройством.

В 1983 г. состоялась моя встреча с В. В. Бахиревым, которая предопределила мою дальнейшую судьбу.

Мне позвонили из управления кадров министерства машиностроения и пригласили на прием к министру.

Я поинтересовался поводом для встречи, мне ответили, что узнаю на месте. Действительно, перед тем как я вошел в кабинет министра, мне сообщили, что меня предполагают назначить в НПО «Прибор» заместителем генерального директора по НИОКР. К этому моменту министр меня достаточно хорошо знал по докладам на коллегиях и совещаниях.

Беседа с В. В. Бахиревым состоялась в его обеденный перерыв и продолжалась около получаса, что было довольно долго, учитывая огромную занятость Вячеслава Васильевича. Помню, он задал мне о вопрос: — «Зачем я иду на «Прибор?» Но об этом предполагаемом назначении яузнал всего лишь несколько минут назад. Отказываться от предложения было уже неловко, и я ответил, что знаком с проблемами в малокалиберном вооружении, одной из которых является создание высокоэффективного выстрела с бронебойным подкалиберным снарядом, а я достаточно давно занимаюсь темой бронепробития.

Бахиреву мой ответ понравился, он подробно стал рассказывать про особенности малокалиберного автоматического оружия, которое блестяще знал по опыту работы главным инженером и директором Ковровского завода им. Дегтярева. Затем Вячеслав Васильевич рассказал о «Приборе», перечислил его гвардию — Станислава Станиславовича Голембиовского и его ближайших помощников, которых прекрасно знал. Он с теплотой упомянул Станислава Николаевича Куровского, Михаила Яковлевича Леонтьева, Ефима Наумовича Итина и еще целую плеяду специалистов, которых он хорошо знал и с кем лично общался. В итоге, как я понял, у министра сложилось положительное впечатление от нашей беседы. Через месяц я приступил к работе в НПО «Прибор» в должности первого заместителя генерального директора- заместителя генерального директора по НИОКР.

В дальнейшем наши встречи с Вячеславом Васильевичем Бахиревым были достаточно частыми, как на коллегиях министерства, так и в НПО «Прибор», куда нередко приезжал министр. Одним из главных приоритетов в многоплановой деятельности В. В. Бахирева являлось проведение модернизации исследовательской базы в институтах Министерства, оснащение их современными лабораториями, испытательными стендами, вычислительной техникой, новейшей измерительной аппаратурой.

НПО «Прибор» переехал в 1983 г. из устаревших полуразрушенных зданий в новый современный корпус площадью 25 тыс. кв. м.

На одной из встреч с В. В. Бахиревым мы с Голембиовским Станиславом Станиславовичем предложили рассмотреть вопрос о создании в филиале НПО «Прибор» в г. Ногинске испытательной стрельбовой баллистической трассы. Вячеслав Васильевич горячо поддержал этот проект и пообещал всемерную помощь в его создании.

В кратчайшие сроки вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР и через несколько лет была построена уникальная подземная бронебаллистическая трасса, которая является гордостью предприятия.

Вячеслав Васильевич Бахирев внес огромный вклад в развитие НПО «Прибор» — одного из стратегических предприятий оборонного комплекса РФ.

Он был реформатором отраслевой науки, добивался использования новых перспективных решений в конкретных образцах и технологиях.

В 1960–1980‑х годах в НИИП («НПО «Прибор») было создано и сдано на вооружение большое количество новых высокоэффективных 23 и 30 мм боеприпасов к уже существовавшим и вновь разработанным малокалиберным автоматическим пушкам, что существенно расширило их тактические возможности и вызвало резкий рост потребности в боеприпасах.

Вячеслав Васильевич Бахирев вскоре после своего назначения министром машиностроения приехал на филиал НПО «Прибор» в г. Ногинск и встретился с группой конструкторов и технологов, работавших над технологическими проблемами боеприпасного производства.

Читать еще:  Зенитно-ракетная система 9К81 С-300В (СССР)

С этого времени центральное место в работе предприятия стали занимать разработка и внедрение прогрессивных технологий изготовления малокалиберных боеприпасов и автоматизация производственных процессов.

В результате, к середине 1970 годов подотрасль производства малокалиберных боеприпасов стала переводиться на новую технологическую основу. С этой целью на базе новых технологических процессов были разработаны и начали внедряться на предприятиях поточные линии.

По указанию министра почти все московские и подмосковные предприятия министерства изготавливали по документации НПО «Прибор» отдельные детали, агрегаты и узлы для строящихся автоматических линий.

В целом к 1985 году в промышленности работало около 10 автоматических потоков (комплексно-автоматизированных цехов) по выпуску корпусов 23 и 30 мм снарядов, а также 460 единицы приборов и автоматов контроля, разработанных на предприятии.

С именем В. В. Бахирева связано бурное развитие научно-исследовательских институтов и КБ, научно-исследовательских и испытательных комплексов, строительство новых современных производственных площадей, реализация прорывных технических решений в различных видах боеприпасов, создание и освоение принципиально новых технологий, построенных на максимальной автоматизации технологических процессов и многое другое.

Встречи с В. В. Бахиревым оставили у меня неизгладимое впечатление. Это был человек широчайшей эрудиции, редкого обаяния, высочайшей научной компетенции, великий патриот своего отечества, творец и созидатель.

Я рад и горжусь тем, что могу считать себя боеприпасником Бахиревского призыва.

СОДЕРЖАНИЕ:

-Вооружение

-Ходовая часть

-Характеристики

-Модификации

Т-62 выполнен по той же конструктивной схеме, что и его предшественник Т-55. Слева, в передней части корпуса находится отделение управления, в средней части под башней размещается боевое отделение, а в корме — силовое.

Корпус Т-62 сварен из гомогенных броневых плит. Лобовые плиты имеют толщину 102 мм и значительный угол наклона от вертикали: верхняя — 60°, нижняя — 54°. Толщина остального бронирования существенно меньше. Танк имел равнопрочное бронирование верхнего лобового листа корпуса и лобовой части башни. Максимальная толщина брони лобовой части башни составляла 211 мм под углом наклона 17 градусов

Т-62 на Дальнем Востоке во время конфликта на о.Даманский, 1969 г.
Фото www.lenta.ru

Т-62 имеет дифференцированное противоснарядное бронирование. Лобовая часть корпуса образована двумя сходящимися клином 100-мм бронеплитами: верхней, расположенной под наклоном в 60° к вертикали и нижней, имеющей наклон в 55°. Борта корпуса состоят из цельных вертикальных 80-мм листов, а корма состоит из вертикального верхнего листа толщиной 45 мм и 16-мм нижнего, имеющего наклон в 70°.

Крыша корпуса в районе подбашенной коробки имеет толщину 30 мм , а над моторно-трансмиссионным отделением — 16 мм . Днище корпуса состоит из четырёх штампованных 20-мм листов и имеет в поперечном сечении корытообразную форму. Лобовые и бортовые листы корпуса выполнены из хромо-никель-молибденовой стали 42СМ, корма и крыша корпуса — из стали 49С, а днище — из хромомолибденовой стали 43ПСМ.

В отделении управления расположено сиденье механика-водителя. Справа от него находятся топливные баки. Механик-водитель попадает внутрь машины через свой люк, устроенный в подбашенной плите над его сиденьем. Обзор местности ему обеспечивают два перископа, смонтированные перед люком. В ночное время левый перископ меняется на прибор ночного видения ТВН-2. Он обеспечивает обзор в секторе 30° на дальности 60 м. ИК-прожектор механика-водителя установлен с правой стороны верхней лобовой плиты, рядом с фарой белого света.

Башня танка литая. С левой стороны боевого отделения располагаются сиденья наводчика (в передней части башни) и командира танка (в задней части башни и чуть выше). С правой стороны боевого отделения находится рабочее место заряжающего. В крыше, по обе стороны от пушки имеются открывающиеся наружу люки.

Танк Т-62 в Музее отечественной военной истории
Фото ru.wikipedia.org

Для наблюдения за местностью командир располагает комбинированным прибором ТКН-3 с ИК-прожектором, установленным перед люком. Дневная ветвь прибора имеет 5-кратное увеличение при угле обзора 10°. В ночное время угол обзора уменьшается до 8°, а увеличение — до 4,2 крат. Дальность действия ИК-прожектора составляет 400 м. Помимо ТКН-3 командир располагает четырьмя перископами, два из которых смонтированы в крышке люка, а два других — перед люком. Весь комплекс приборов наблюдения смонтирован в командирской башенке, которая может вращаться независимо от вращения башни танка. Так же, как и в танке Т-55, командир может направить башню танка на тот объект, который он наблюдает в окулярах своих оптических приборов. Однако при вращении башни ему приходится вручную удерживать свою башенку в выбранном положении, что требует больших усилий.

Телескопический прицел ТШ2Б-4

На рабочем месте наводчика установлен телескопический прицел ТШ2Б-41. Прицел имеет две оптические ветви: общую с 3,5-кратным увеличением и углом обзора 18° и точную с 7-кратным увеличением и углом обзора 9°. На окуляре прицела нанесена дальномерная шкала для целей высотой 2,7 м. В ночное время наводчик ведет наблюдение за местностью с помощью активного прибора ночного видения ТПН1–41–11. ИК-подсветка осуществляется с помощью прожектора, установленного в передней части башни рядом с пушкой. Дальность обзора не превышает 800 м. Кроме этого, в распоряжении наводчика имеется один перископ.

Рабочее место заряжающего оборудовано одним перископом, который установлен перед люком.

Впервые в истории мирового танкостроения в качестве основного вооружения в башне установлена стабилизированная в двух плоскостях 115-мм гладкоствольная пушка 2А20 (войсковое обозначение У5-ТС). Она ведет огонь оперенными подкалиберными снарядами с очень высокой начальной скоростью (1615 м/с). Дальность стрельбы прямой наводкой составляет 4000 м, наибольшая дальность стрельбы — 5800 м. Наведение на цель осуществляется с помощью электрогидравлических приводов. Изменением угла возвышения пушки управляет только наводчик, тогда как вращением башни может управлять и командир танка.

Гладкоствольная пушка У5-ТС

При необходимости наводчик может наводить орудие на цель с помощью механизмов ручного привода. Боекомплект Т-62 состоит из 40 унитарных выстрелов, которые являются довольно тяжелыми и громоздкими. Заряжание их в казенник пушки доставляет заряжающему немало хлопот, особенно при движении танка. При заряжании орудие имеет угол возвышения 3°30′, и в этот момент вращение башни невозможно. Проблемой оказалось и удаление из боевого отделения стреляных гильз. От обратного укладывания их на стеллажи пришлось отказаться из соображений скорострельности. В танке применяется механизм выброса стреляных гильз через лючок в кормовой части башни. В результате скорострельность составляет 4 выстрела в минуту, что является серьезным недостатком Т-62. С пушкой спарен пулемет ПКТ калибра 7,62 мм.

В качестве силовой установки на танке Т-62 используется V-образный 12-цилиндровый дизель с жидкостным охлаждением В-55В, развивающий мощность 580 л. с. при 2000 об/мин. Как и на Т-55 последних выпусков, на Т-62 применен гидропневматический сервопривод управления с главным фрикционом. Коробка передач имеет пять скоростей вперед и одну назад.

Т-62 на вооружении у Вьетнама

В состав ходовой части Т-62 входят пять двускатных обрезиненных опорных катков (на борт), выполненных из легкого сплава и подвешенных на балансирах. Упругими элементами подвески являются торсионные валы, установленные поперек корпуса танка по всей его ширине. Балансиры первых и пятых катков связаны с гидравлическими амортизаторами.

Первоначально на Т-62 применялись гусеницы от Т-54 с металлическим шарниром, а позднее — более совершенные гусеницы с резинометаллическим шарниром. Обе гусеницы имели цевочное зацепление, ширину 580 мм и шаг трака 137 мм , но металлическая гусеница состояла из 96 траков и имела массу 1 386 кг , а гусеница с резинометаллическим шарниром — из 97 траков при массе 1 655 кг .

Т-62 оборудован термической дымовой аппаратурой (ТДА) многократного действия. В качестве дымообразующего вещества используется дизельное топливо. Непросматриваемая длина дымовой завесы составляет 250–400 м. Стойкость дымовой завесы до 2–4 мин, продолжительность одного дымопуска — до 10 мин. Расход дизельного топлива — 10 л/мин.

Танк Т-62 оборудован автоматической системой пожаротушения. Тепловые датчики системы расположены в силовом и боевом отделениях. При необходимости система может приводиться в действие вручную командиром танка или механиком-водителем. Система защиты от оружия массового поражения осталась такой же, как на Т-55. При обнаружении гамма-излучения срабатывают исполнительные механизмы, которые останавливают танк и герметизируют его корпус. В состав системы входит также фильтровентиляционная установка. На Т-62 установлена стандартная для советских/российских танков термическая дымовая аппаратура, обеспечивающая постановку дымовой завесы шириной до 400 м, которая при безветренной погоде держится в течение четырех минут.

Танк конструктивно приспособлен к преодолению водных преград. Броды глубиной 1,40 м Т-62 преодолевает без подготовки.
Для преодоления глубоких водных преград имеется оборудование для продводного вождения танка (ОПВТ).Это оборудование обеспечивает преодоление танком по дну водных преград глубиной до 5 и шириной до 700 м, а также ведение боевых действий после выхода из воды без проведения каких-либо работ, требующих покидания экипажем танка. Комплект оборудования для подводного вождения состоит из двух частей: съемной, которая монтируется на танк в предвидении преодоления водной преграды, и несъемной, постоянно установленной на танке. После подготовки танк способен преодолевать водные преграды глубиной до 5 м. Труба для подачи воздуха, возимая обычно позади башни, крепится на ней перед люком заряжающего.

Система удаления выхлопных газов оборудована крышечками для ее герметизации при преодолении водных преград
Фот tankimira.life

Танки Т-62 поступали на вооружение многих армий, в том числе Алжира, Анголы, Болгарии, Кубы, Чехословакии, Эфиопии, Ирака, Ливии, Сомали, Вьетнама и как трофейный — Израиля. В составе сирийских и египетских войск участвовали в боях с израильтянами в 1967 и 1973 годах.

Усовершенствованный «клон» советского танка Т-62 «Чонма-216» в КНДР

Описание конструкции

Для прямой наводки был установлен дневной прицел ТШ2Б-41 и ночной ТПН-1-41-11. Для стрельбы с закрытых огневых позиций использовались боковой уровень и азимутальный указатель [2] .

Броневой корпус и башня

Броневая защита объекта 167 — противоснарядная. Обитаемые отделения защищались внутри и снаружи пластинами из противорадиационных материалов. Чтобы сохранить массу в предельно допустимых нормах немного была уменьшена толщина нижнего лобового (80 мм), кормового (30 мм) и бортовых листов корпуса (70 мм) по сравнению с танком Т-62. Более того, была изменена конструкция люка механика-водителя. Люк был смещён на 50 мм вправо и на 20 мм вперёд. Чтобы разместить новые увеличенные радиаторы системы охлаждения, кормовой лист был наклонён назад на 13°50′. В корме над вентилятором вместо откидной крышки установлена жалюзи, которая регулировалась с места механика-водителя. Крыша над двигателем откидывалась на одних петлях, что и крыша над радиатором. Такая конструкция позволила убрать люк над воздухоочистителем. В отделении управления под сиденьем механика-водителя в днище была выполнена выштамповка, для удобства размещения [2] .

Башня была заимствована с танка Т-62, однако с некоторыми изменениями: был увеличен размер, количество и изменено расположение бонок для крепления оборудования, толщина крышки люка заряжающего была уменьшена с 25 мм до 20 мм. Из крышки люка командира был убран сигнальный лючок [2] .

Вооружение

Изначально на опытный танк планировалось установить 125-мм гладкоствольную пушку Д-81, однако на первых образцах из-за отсутствия таковой пушки была установлена 115-мм пушка У-5ТС. С ней был спарен 7,62 пулемёт СГМТ. В 1963—1964 годах, в качестве эксперимента, на одном из опытных образцов были установлены направляющие для ПТУР 9М14 «Малютка» [2] .

Двигатель и трансмиссия

Чтобы улучшить динамические качества танка, в моторно-трансмиссионном отделении устанавливался двигатель В-26. При частоте вращения коленчатого вала 2100 об/мин, двигатель развивал мощность до 515 кВт (700 л.с.), в результате удельная мощность выросла до 19,1 л.с./т. Двигатель В-26 был создан на базе серийного В-55, имел те же посадочные места и устанавливался на том же подмоторном фундаменте. Вспомогательным стартером СТ-16М от двух пятилитровых баллонов со сжатым воздухом осуществлялся пуск двигателя. Чтобы обеспечить надёжный пуск двигателя в холодное время, на танке был установлен форсуночный подогреватель с принудительной подачей топлива и цилиндрическим котлом рубашечного типа. По сравнению с Т-62 ёмкость топливных баков была увеличена на 40 л. Запас хода танка «Объект 167» по шоссе достиг 550—600 км. [2]

В связи с установкой более мощного дизеля, агрегаты трансмиссии были усилены, но при этом сохранили взаимозаменяемость с агрегатами танка Т-62. В трансмиссии была изменена конструкция входного редуктора, теперь он имел привод к генератору. Чтобы обеспечить повышенные скорости движения, было изменено передаточное число бортового редуктора [2] .

Ходовая часть

В ходовой части была применена торсионная подвеска с оригинальными рычажно-лопастными гидроамортизаторами на крайних узлах. На 1, 2, 5-м и 6-м узлах каждого борта были установлены ограничители хода балансиров. Рабочая длина торсиона была увеличена, с одновременным уменьшением диаметра до 42 мм. Благодаря этому удалось увеличить динамический ход опорных катков до 242 мм, что дало большую плавность хода [2] .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector