0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Главный калибр XXI века: Царь-пушки

Главный калибр XXI века: Царь-пушки

С XVII века по 1941 год главной ударной силой на море считались линейные корабли, а основным оружием — пушки большого калибра. Однако самая грандиозная морская война в истории человечества — кампания на Тихом океане 1941−1945 годов — прошла без поединков линкоров. Ее исход решила авианосная и базовая авиация, а линейные корабли использовались исключительно для поддержки десантов. С 1945 года началась эра принципиально новых систем вооружения — управляемых ракет, реактивной авиации и атомных бомб.

Самоходные артиллерийские установки СУ-14 и СУ-14-1 (СУ-14-Бр-2)

17 сентября 1931 г. Спецмаштресту было дано задание разработать средства механизации артиллерии большой и особой мощности. В частности, предлагалось до 1 мая 1932 г. представить Артуправлению проекты шасси “самоходного корпусного триплекса”, состоящего из 107-мм пушки образца 1910/1930 гг., 152-мм гаубицы образца 1909/1930 гг. и 203-мм мортиры образца. 1930 г., а также “триплекса Тяжелой Артиллерии Особого Назначения (ТАОН)”, вооруженного 152-мм (или 130-мм) пушкой, 203мм гаубицей образца 1929/31 гг. и 305мм мортирой. Эскизные проекты были рассмотрены в июле 1932 г. и в целом одобрены. Для “корпусного триплекса” решили использовать удлиненное шасси среднего танка Т-24, а для “триплекса ТАОН” – специальное шасси, включающее узлы создававшегося в то время тяжелого танка. Но изготовление “корпусного триплекса” было отложено на два года, а для “триплекса ТАОН” не нашлось вооружения, так как ни 152-мм пушки большой мощности, ни 305-мм мортиры еще не было. На проработку был подан лишь гаубичный вариант “триплекса”, вооруженного 203-мм орудием Б-4.

В 1933 году на опытном заводе Спецмаштреста под руководством П.И. Сячинтова началось проектирование самоходной установки для тяжелой артиллерии особого назначения (ТАОН). В июле 1934 года был построен опытный образец, получивший индекс СУ-14. Корпус машины изготавливался из катаной брони толщиной 10-20 мм. В его передней части располагался двигатель и силовая передача. Часть агрегатов использовалась от танков Т-28 и Т-35. Впереди слева по ходу машины находилось место механика-водителя. Остальные шесть членов экипажа располагались в кормовой части на трех съемных скамьях. Вооружение СУ-14 состояло из 203-мм гаубицы Б-4 образца 1931 года (скорострельность один выстрел в 3-4 минуты, дальность стрельбы – 18 км) и трех пулеметов ДТ с семью пулеметными гнездами. Возимый боекомплект – 8 снарядов и 36 пулеметных дисков. Для загрузки боеприпасов (масса снаряда составляла около 114 кг) в кормовой части самоходки имелись две лебедки грузоподъемностью 200 кг. При стрельбе машина опиралась на два сошника, перемещавшихся с помощью гидроцилиндров с приводом от электронасоса или вручную. На СУ-14 устанавливался двигатель М-17, система охлаждения которого состояла из двух сотовых радиаторов, расположенных по бокам, и шестилопастного вентилятора, осуществлявшего забор воздуха через переднее заборное окно. а выброс – через боковые люки, В носовой части машины находился главный фрикцион (по типу Т-35-1), коробка передач (от Т-28), бортовые фрикционы с плавающими ленточными тормозами (от Т-35-1) и бортовые передачи (от Т-28). Ходовая часть применительно к одному борту состояла из ведущего колеса переднего расположения, направляющего колеса, шести поддерживающих катков, четырех двухкатковых тележек с неразъемными балансирами и подвеской на вертикальных спиральных пружинах. Средств внешней связи СУ-14 не имела. Для внутренней связи использовалось переговорное устройство ТПУ-3. Боевой вес машины составлял 47,06 т, а максимальная скорость – 27,3 км/ч.

В ходе заводской обкатки на шасси установили ствол орудия Б-4 “малой мощности”, с которым оно и отправилось на Научно-испытательный артиллерийский полигон (НИАП) для проведения стрельб. Но во время доставки шасси было испорчено: треснуло несколько траков, возникли шумы в коробке передач, перегревался двигатель, и поэтому испытательный пробег на 250 км отменили. Стрельбы же прошли довольно гладко, хотя при выстрелах машина сильно раскачивалась и находиться на ее палубе (рабочая площадка САУ называлась именно так) было возможно, только крепко держась за поручни. Чрезмерно низкой оказалась скорострельность, так как тяжелые снаряды приходилось поднимать на палубу при помощи неудобных кранов-лебедок, ненадежной была и конструкция сдвижного пола-люка, который в ходе испытаний сломался. После исправления поломок САУ вновь прибыла на полигон. Теперь она имела усиленные гусеничные траки и улучшенную систему охлаждения. Ствол орудия малой мощности был заменен на ствол большой мощности с лейнером. На этот раз испытания начались с обкатки но на тридцать четвертом километре сломалась коробка передач. Во время испытаний выстрелы производили не только вдоль направления движения под большим углом возвышения, но и горизонтально, при крайних углах наведения. даже при поднятых сошниках.

По результатам испытаний был составлен длинный перечень необходимых доработок СУ-14, который перечеркивал возможность принятия ее на вооружение в первоначальном виде, и 31 января 1935 г. Опытный завод Спецмаштреста получил задание на капитальную модернизацию СУ-14. Но модернизация, проведенная в феврале-марте, была половинчатой, так как коснулась лишь ходовой части и моторно-трансмиссионной группы(в доработанном варианте СУ-14 были применены КПП и главный фрикцион от танка Т-35). почти не затронув ее боевой части. С 5 апреля по 24 августа 1935 г. во время заводских испытаний модернизированный образец СУ-14 преодолел более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие ходовые качества. Однако вновь отмечались многочисленные недостатки. В частности, выяснилось, что через шаровые амбразуры. предназначенные для пулеметов ДТ, вести огонь невозможно, так же как невозможно быстро воспользоваться возимым боекомплектом (8 выстрелов), который находился под съемными крышками палубы. блокированными в походном положении телом орудия. С 5 апреля по 24 августа 1935 года испытательно-сборочным цехом опытного завода проводились специальные заводские испытания модернизированного образца СУ-14. Машина прошла более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие боевые и ходовые качества.

Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел опытного завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, который был изготовлен в начале 1936 года. Он имел улучшенную конструкцию коробки передач, главного фрикциона, тормозов и бортовых передач. К тому же на CV-14-1 были перенесены в стороны от кабины водителя выхлопные трубы, усовершенствованы опорные сошники, убран механизм выключения подвески при стрельбе (его ненужность стала очевидной еще во время испытаний СУ-14). Машина получила форсированный до 500 кВт двигатель М-17Ф, который позволял 48-тонной самоходной установке развивать скорость 30 км/ч Эталонный образец CУ-14-1 испытывался пробегом с апреля по сентябрь 1936 года (было пройдено около 800 км) и стрельбой на НИАПе (с 28 апреля по 11 мая 1936 года). По результатам стрельб на СУ-14 и СУ-14-1 203-мм гаубицы Б-4 были заменены на 152-мм пушки большой мощности У-30 и Бр-2 соответственно. По сравнению с Б-4 последние имели большую дальность стрельбы и лучшую баллистику.

Планом на 1937 год предусматривалось изготовление установочной партии из пяти машин СУ-14-Бр-2 (СУ-14-1 со 152-мм орудием Бр-2), а с 1938 года предполагалось наладить их серийный выпуск. Но после того, как в 1937 году был арестован, а затем расстрелян П.И. Сячинтов – главный конструктор СУ-14, все работы по этим машинам прекратили. Два имевшихся образца были переданы на хранение военному складу №37 в Москве. Об этих самоходках вспомнили в декабре 1939 года при штурме “линии Маннергейма”. Красная Армия, столкнувшись с мощными современными укреплениями, остро ощутила потребность в бронированных артиллерийских установках крупных калибров. Постановлением Комитета обороны СССР от 17 января 1940 года “О спецзаданиях для нужд Действующей армии” заводу № 185 имени С.М. Кирова (бывший опытный завод Спецмаштреста) поручалось “отремонтировать и экранировать броневыми листами две СУ-14”. Предполагалось, что экранированные самоходки смогут свободно подходить к финским дотам на 1,5-2 км и прямой наводкой расстреливать их. В конце января 1940 года машины прибыли из Москвы на завод № 185, но работы по их дополнительному бронированию затянулись – броневые листы с Ижорского завода начали поступать только в конце февраля. Экранировка машин была завершена лишь к 20 марта 1940 года, когда боевые действия уже закончились. Самоходки, получившие дополнительную броню толщиной 30-50 мм, стали весить 64 т. 27 марта машины прошли обкатку протяженностью в 26 км. Отмечалось, что “на 3-4-й передаче скорость не превышает 20-22 км/ч: при движении по целине двигатель работает напряженно, развороты происходят тяжело”. Из-за сильной перегрузки на опытном образце СУ-14 резиновые бандажи опорных катков заменили металлическими.

Читать еще:  Автоматический миномет 2Б9 Василек (СССР)

В апреле 1940 года СУ-14 и СУ-14-1 проходили испытания стрельбой на НИАПе, а в июле в составе группы танков капитана П.Ф. Лебедева испытывались в Киевском особом военном округе. В сентябре 1940 года обе машины передали на хранение НИБТПолигону. Осенью 1941 г. во время обороны Москвы обе СУ-14 вместе с еще одной опытной самоходкой CУ-100У использовались в составе “Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения” в районе станции Кубинка для стрельбы с закрытых позиций по наступавшим немецким войскам.

До сегодняшнего дня в Кубинке сохранилась бронированная СУ-14-1, вооруженная 152-мм пушкой Бр-2, а СУ-14 в 60-е годы была пущена на металлолом.

Тактико-технические характеристики самоходной артиллерийской установки СУ-14/СУ-14-Бр-2

Боевая масса, т – 47,06/48
Экипаж, чел. – 7
Бронирование, мм – 10-20
Вооружение: 203-мм гаубица Б-4 обр. 1931 года, три 7,62-мм пулемета ДТ / 152-мм пушка Бр-2, три 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект: 8 выстрелов, 1800 патронов
Двигатель: М-17/М-17Ф, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощность 500 кВт
Удельная мощность двигателя, кВт/т – 10,41
Максимальная скорость, км/ч – 27,3/30

История

Работы над новой артиллерийской системой калибра 76,2 мм, используемой главным образом для противовоздушной обороны, а также для поражения морских целей, были начаты в 1954 году конструкторским бюро ЦКБ-7 (позднее бюро «Арсенал», главный конструктор П.Тюрин). Основной частью системы является двухствольная артиллерийская башня (имеющая заводское обозначение ЗИФ −67), включает также систему управления огнём. Новое развитие проект получил в 1956-57 годах. Прототип башни ЗИФ-67 был изготовлен в 1958 году. Два различных варианта башни были отправлены на морские испытания с 1960 до 1961 года на двух противолодочных кораблях проекта 159, ПЛК-1 и ПЛК-17, на Чёрное и Балтийское моря. После испытаний был выбран вариант башни с упрощённой системой подачи боеприпаса как более надёжный, и началось производство системы и её монтаж на новых кораблях. Полная версия системы АК-726, с радаром управления огнём МР-105, была впервые установлена на ракетном крейсере «Грозный» (проект 58) и на эсминце «Комсомолец Украины» (проект 61) в 1962 году.

Система была официально принята на вооружение 24 июня 1964 года. С этого времени АК-726 стала одной из самых распространённых артсистем на советских кораблях, а также экспортировалась за рубеж. Однако из-за низкой эффективности поражения морских целей, наряду с небольшим калибром, с 1980-х годов на новых кораблях эти установки были заменены на систему АК-100 (калибра 100 мм).

  • калибр: 76,2 мм
  • длина ствола: 59 калибров (L/59)
  • количество стволов: 2
  • углы: −10° +85°
  • скорострельность: 90-107 выстрелов/мин. (на один ствол)
  • масса патрона: 12,4 кг
  • масса снаряда: 5,9 кг
  • начальная скорость: 980 м/с
  • дальность стрельбы: до 15 км.

Калибром побольше

Казалось бы, столь мощная и в то же время легкая установка полностью удовлетворяет потребность моряков в универсальной пушке для стрельбы по надводным, наземным и воздушным целям. Однако калибр 127 мм оказался мал для стрельбы по береговым целям и для атомных боеприпасов. Для потопления даже небольшого торгового корабля водоизмещением около 10 000 т требуется как минимум два десятка попаданий 127-мм фугасных снарядов. Возникали определенные сложности при создании кассетных боеприпасов, активно-реактивных и управляемых снарядов. Наконец, рассеивание снарядов малого калибра при большой дальности стрельбы существенно выше, чем более тяжелых снарядов большого калибра.

Поэтому в самом конце 1960-х в США в обстановке строжайшей секретности начали работать над 203-мм одноорудийной башенной установкой Mk 71. Она была создана американской фирмой FMC Corporation Northern Ordnance Division. Это была первая в мире полностью автоматизированная установка такого калибра. Управлялась она одним человеком. Установка могла обеспечить темп 12 выстр./мин и вести огонь в таком темпе 6 минут. Всего были готовы к стрельбе 75 выстрелов шести разных типов. Стрельба велась выстрелами раздельно-гильзового заряжания.

Испытания Mk 71 прошли успешно, и 203-мм пушка до конца 1970-х находилась на вооружении DD 945. Однако в серийное производство установка Mk 71 не поступила — из-за «нецелесообразности введения новых орудий 203-мм калибра». Настоящая причина хранится в тайне.

Самоходные артиллерийские установки СУ-14 и СУ-14-1 (СУ-14-Бр-2)

17 сентября 1931 г. Спецмаштресту было дано задание разработать средства механизации артиллерии большой и особой мощности. В частности, предлагалось до 1 мая 1932 г. представить Артуправлению проекты шасси “самоходного корпусного триплекса”, состоящего из 107-мм пушки образца 1910/1930 гг., 152-мм гаубицы образца 1909/1930 гг. и 203-мм мортиры образца. 1930 г., а также “триплекса Тяжелой Артиллерии Особого Назначения (ТАОН)”, вооруженного 152-мм (или 130-мм) пушкой, 203мм гаубицей образца 1929/31 гг. и 305мм мортирой. Эскизные проекты были рассмотрены в июле 1932 г. и в целом одобрены. Для “корпусного триплекса” решили использовать удлиненное шасси среднего танка Т-24, а для “триплекса ТАОН” – специальное шасси, включающее узлы создававшегося в то время тяжелого танка. Но изготовление “корпусного триплекса” было отложено на два года, а для “триплекса ТАОН” не нашлось вооружения, так как ни 152-мм пушки большой мощности, ни 305-мм мортиры еще не было. На проработку был подан лишь гаубичный вариант “триплекса”, вооруженного 203-мм орудием Б-4.

В 1933 году на опытном заводе Спецмаштреста под руководством П.И. Сячинтова началось проектирование самоходной установки для тяжелой артиллерии особого назначения (ТАОН). В июле 1934 года был построен опытный образец, получивший индекс СУ-14. Корпус машины изготавливался из катаной брони толщиной 10-20 мм. В его передней части располагался двигатель и силовая передача. Часть агрегатов использовалась от танков Т-28 и Т-35. Впереди слева по ходу машины находилось место механика-водителя. Остальные шесть членов экипажа располагались в кормовой части на трех съемных скамьях. Вооружение СУ-14 состояло из 203-мм гаубицы Б-4 образца 1931 года (скорострельность один выстрел в 3-4 минуты, дальность стрельбы – 18 км) и трех пулеметов ДТ с семью пулеметными гнездами. Возимый боекомплект – 8 снарядов и 36 пулеметных дисков. Для загрузки боеприпасов (масса снаряда составляла около 114 кг) в кормовой части самоходки имелись две лебедки грузоподъемностью 200 кг. При стрельбе машина опиралась на два сошника, перемещавшихся с помощью гидроцилиндров с приводом от электронасоса или вручную. На СУ-14 устанавливался двигатель М-17, система охлаждения которого состояла из двух сотовых радиаторов, расположенных по бокам, и шестилопастного вентилятора, осуществлявшего забор воздуха через переднее заборное окно. а выброс – через боковые люки, В носовой части машины находился главный фрикцион (по типу Т-35-1), коробка передач (от Т-28), бортовые фрикционы с плавающими ленточными тормозами (от Т-35-1) и бортовые передачи (от Т-28). Ходовая часть применительно к одному борту состояла из ведущего колеса переднего расположения, направляющего колеса, шести поддерживающих катков, четырех двухкатковых тележек с неразъемными балансирами и подвеской на вертикальных спиральных пружинах. Средств внешней связи СУ-14 не имела. Для внутренней связи использовалось переговорное устройство ТПУ-3. Боевой вес машины составлял 47,06 т, а максимальная скорость – 27,3 км/ч.

В ходе заводской обкатки на шасси установили ствол орудия Б-4 “малой мощности”, с которым оно и отправилось на Научно-испытательный артиллерийский полигон (НИАП) для проведения стрельб. Но во время доставки шасси было испорчено: треснуло несколько траков, возникли шумы в коробке передач, перегревался двигатель, и поэтому испытательный пробег на 250 км отменили. Стрельбы же прошли довольно гладко, хотя при выстрелах машина сильно раскачивалась и находиться на ее палубе (рабочая площадка САУ называлась именно так) было возможно, только крепко держась за поручни. Чрезмерно низкой оказалась скорострельность, так как тяжелые снаряды приходилось поднимать на палубу при помощи неудобных кранов-лебедок, ненадежной была и конструкция сдвижного пола-люка, который в ходе испытаний сломался. После исправления поломок САУ вновь прибыла на полигон. Теперь она имела усиленные гусеничные траки и улучшенную систему охлаждения. Ствол орудия малой мощности был заменен на ствол большой мощности с лейнером. На этот раз испытания начались с обкатки но на тридцать четвертом километре сломалась коробка передач. Во время испытаний выстрелы производили не только вдоль направления движения под большим углом возвышения, но и горизонтально, при крайних углах наведения. даже при поднятых сошниках.

По результатам испытаний был составлен длинный перечень необходимых доработок СУ-14, который перечеркивал возможность принятия ее на вооружение в первоначальном виде, и 31 января 1935 г. Опытный завод Спецмаштреста получил задание на капитальную модернизацию СУ-14. Но модернизация, проведенная в феврале-марте, была половинчатой, так как коснулась лишь ходовой части и моторно-трансмиссионной группы(в доработанном варианте СУ-14 были применены КПП и главный фрикцион от танка Т-35). почти не затронув ее боевой части. С 5 апреля по 24 августа 1935 г. во время заводских испытаний модернизированный образец СУ-14 преодолел более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие ходовые качества. Однако вновь отмечались многочисленные недостатки. В частности, выяснилось, что через шаровые амбразуры. предназначенные для пулеметов ДТ, вести огонь невозможно, так же как невозможно быстро воспользоваться возимым боекомплектом (8 выстрелов), который находился под съемными крышками палубы. блокированными в походном положении телом орудия. С 5 апреля по 24 августа 1935 года испытательно-сборочным цехом опытного завода проводились специальные заводские испытания модернизированного образца СУ-14. Машина прошла более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие боевые и ходовые качества.

Читать еще:  Зенитный ракетный комплекс Bristol Bloodhound (Великобритания)

Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел опытного завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, который был изготовлен в начале 1936 года. Он имел улучшенную конструкцию коробки передач, главного фрикциона, тормозов и бортовых передач. К тому же на CV-14-1 были перенесены в стороны от кабины водителя выхлопные трубы, усовершенствованы опорные сошники, убран механизм выключения подвески при стрельбе (его ненужность стала очевидной еще во время испытаний СУ-14). Машина получила форсированный до 500 кВт двигатель М-17Ф, который позволял 48-тонной самоходной установке развивать скорость 30 км/ч Эталонный образец CУ-14-1 испытывался пробегом с апреля по сентябрь 1936 года (было пройдено около 800 км) и стрельбой на НИАПе (с 28 апреля по 11 мая 1936 года). По результатам стрельб на СУ-14 и СУ-14-1 203-мм гаубицы Б-4 были заменены на 152-мм пушки большой мощности У-30 и Бр-2 соответственно. По сравнению с Б-4 последние имели большую дальность стрельбы и лучшую баллистику.

Планом на 1937 год предусматривалось изготовление установочной партии из пяти машин СУ-14-Бр-2 (СУ-14-1 со 152-мм орудием Бр-2), а с 1938 года предполагалось наладить их серийный выпуск. Но после того, как в 1937 году был арестован, а затем расстрелян П.И. Сячинтов – главный конструктор СУ-14, все работы по этим машинам прекратили. Два имевшихся образца были переданы на хранение военному складу №37 в Москве. Об этих самоходках вспомнили в декабре 1939 года при штурме “линии Маннергейма”. Красная Армия, столкнувшись с мощными современными укреплениями, остро ощутила потребность в бронированных артиллерийских установках крупных калибров. Постановлением Комитета обороны СССР от 17 января 1940 года “О спецзаданиях для нужд Действующей армии” заводу № 185 имени С.М. Кирова (бывший опытный завод Спецмаштреста) поручалось “отремонтировать и экранировать броневыми листами две СУ-14”. Предполагалось, что экранированные самоходки смогут свободно подходить к финским дотам на 1,5-2 км и прямой наводкой расстреливать их. В конце января 1940 года машины прибыли из Москвы на завод № 185, но работы по их дополнительному бронированию затянулись – броневые листы с Ижорского завода начали поступать только в конце февраля. Экранировка машин была завершена лишь к 20 марта 1940 года, когда боевые действия уже закончились. Самоходки, получившие дополнительную броню толщиной 30-50 мм, стали весить 64 т. 27 марта машины прошли обкатку протяженностью в 26 км. Отмечалось, что “на 3-4-й передаче скорость не превышает 20-22 км/ч: при движении по целине двигатель работает напряженно, развороты происходят тяжело”. Из-за сильной перегрузки на опытном образце СУ-14 резиновые бандажи опорных катков заменили металлическими.

В апреле 1940 года СУ-14 и СУ-14-1 проходили испытания стрельбой на НИАПе, а в июле в составе группы танков капитана П.Ф. Лебедева испытывались в Киевском особом военном округе. В сентябре 1940 года обе машины передали на хранение НИБТПолигону. Осенью 1941 г. во время обороны Москвы обе СУ-14 вместе с еще одной опытной самоходкой CУ-100У использовались в составе “Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения” в районе станции Кубинка для стрельбы с закрытых позиций по наступавшим немецким войскам.

До сегодняшнего дня в Кубинке сохранилась бронированная СУ-14-1, вооруженная 152-мм пушкой Бр-2, а СУ-14 в 60-е годы была пущена на металлолом.

Тактико-технические характеристики самоходной артиллерийской установки СУ-14/СУ-14-Бр-2

Боевая масса, т – 47,06/48
Экипаж, чел. – 7
Бронирование, мм – 10-20
Вооружение: 203-мм гаубица Б-4 обр. 1931 года, три 7,62-мм пулемета ДТ / 152-мм пушка Бр-2, три 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект: 8 выстрелов, 1800 патронов
Двигатель: М-17/М-17Ф, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощность 500 кВт
Удельная мощность двигателя, кВт/т – 10,41
Максимальная скорость, км/ч – 27,3/30

Основные пользователи АК-726

  • ВМФ СССР (позднее ВМФ России, ВМС Украины и ВМС Азербайджана)
  • ВМС Польши
  • ВМС Вьетнама
  • ВМС Сирии
  • ВМС Индии
    и прочие страны.

Пушка-неваляшка

В конце 1983 года в СССР был разработан проект поистине фантастического орудия. Представим себе корабль, в носовой части которого вертикально торчит труба высотой 4,9 м и толщиной около полуметра, почти как дымовая труба на пароходах XIX-ХХ веков. Но вдруг труба наклоняется и из нее с грохотом вылетает… что угодно! Нет, я не шучу. Атакует, например, наш корабль самолет или крылатая ракета, и установка выпускает зенитный управляемый снаряд. Где-то за горизонтом обнаружен вражеский корабль, и из трубы летит крылатая ракета на дальность до 250 км. Появилась подводная лодка, и из трубы вылетает снаряд, который после приводнения становится глубинной бомбой с ядерной БЧ. Требуется поддержать огнем десант — и уже летят 110-кг снаряды на дальность 42 км. Но вот враг засел у самого берега в бетонных фортах или крепких каменных строениях. По нему немедленно применяются 406-мм сверхмощные фугасные снаряды весом 1,2 т на дальность до 10 км.

Установка имела скорострельность 10 выстрелов в минуту управляемыми ракетами и 15−20 выстрелов в минуту — снарядами. Смена типа боеприпасов занимала не более 4 секунд. Вес установки при одноярусном снарядном погребе составлял 32 т, а при двухъярусном — 60 т. Расчет установки 4−5 человек. Подобные 406-мм пушки могли легко устанавливаться даже на малых кораблях водоизмещением 2−3 тысячи тонн. Но первым кораблем с такой установкой должен был стать эсминец проекта 956.

В чем же «изюминка» этой пушки? Главная ее особенность — ограничение угла снижения +300, что дало возможность заглубить ось цапф ниже палубы на 500 мм и исключить из конструкции башню. Качающаяся часть помещена под боевым столом и проходит через амбразуру купола.

Благодаря невысокой (гаубичной) баллистике уменьшена толщина стенок ствола. Ствол лейнированный с дульным тормозом. Заряжание производится при угле возвышения +900 непосредственно из погреба «элеватором-досылателем», расположенным соосно вращающейся части.

Выстрел состоит из боеприпаса (снаряда или ракеты) и поддона, в котором размещается метательный заряд. Поддон для всех типов боеприпасов одинаков. Он движется вместе с боеприпасом по каналу ствола и отделяется после вылета из канала. Все операции по подаче и досылке производятся автоматически.

Проект суперуниверсальной пушки был очень интересен и оригинален, однако командование ВМФ придерживалось другого мнения: калибр 406 мм не был предусмотрен стандартами отечественного флота.

Самоходные артиллерийские установки СУ-14 и СУ-14-1 (СУ-14-Бр-2)

17 сентября 1931 г. Спецмаштресту было дано задание разработать средства механизации артиллерии большой и особой мощности. В частности, предлагалось до 1 мая 1932 г. представить Артуправлению проекты шасси “самоходного корпусного триплекса”, состоящего из 107-мм пушки образца 1910/1930 гг., 152-мм гаубицы образца 1909/1930 гг. и 203-мм мортиры образца. 1930 г., а также “триплекса Тяжелой Артиллерии Особого Назначения (ТАОН)”, вооруженного 152-мм (или 130-мм) пушкой, 203мм гаубицей образца 1929/31 гг. и 305мм мортирой. Эскизные проекты были рассмотрены в июле 1932 г. и в целом одобрены. Для “корпусного триплекса” решили использовать удлиненное шасси среднего танка Т-24, а для “триплекса ТАОН” – специальное шасси, включающее узлы создававшегося в то время тяжелого танка. Но изготовление “корпусного триплекса” было отложено на два года, а для “триплекса ТАОН” не нашлось вооружения, так как ни 152-мм пушки большой мощности, ни 305-мм мортиры еще не было. На проработку был подан лишь гаубичный вариант “триплекса”, вооруженного 203-мм орудием Б-4.

Читать еще:  Зенитный артиллерийский комплекс Mk15 «Vulcan Phalanx» (США)

В 1933 году на опытном заводе Спецмаштреста под руководством П.И. Сячинтова началось проектирование самоходной установки для тяжелой артиллерии особого назначения (ТАОН). В июле 1934 года был построен опытный образец, получивший индекс СУ-14. Корпус машины изготавливался из катаной брони толщиной 10-20 мм. В его передней части располагался двигатель и силовая передача. Часть агрегатов использовалась от танков Т-28 и Т-35. Впереди слева по ходу машины находилось место механика-водителя. Остальные шесть членов экипажа располагались в кормовой части на трех съемных скамьях. Вооружение СУ-14 состояло из 203-мм гаубицы Б-4 образца 1931 года (скорострельность один выстрел в 3-4 минуты, дальность стрельбы – 18 км) и трех пулеметов ДТ с семью пулеметными гнездами. Возимый боекомплект – 8 снарядов и 36 пулеметных дисков. Для загрузки боеприпасов (масса снаряда составляла около 114 кг) в кормовой части самоходки имелись две лебедки грузоподъемностью 200 кг. При стрельбе машина опиралась на два сошника, перемещавшихся с помощью гидроцилиндров с приводом от электронасоса или вручную. На СУ-14 устанавливался двигатель М-17, система охлаждения которого состояла из двух сотовых радиаторов, расположенных по бокам, и шестилопастного вентилятора, осуществлявшего забор воздуха через переднее заборное окно. а выброс – через боковые люки, В носовой части машины находился главный фрикцион (по типу Т-35-1), коробка передач (от Т-28), бортовые фрикционы с плавающими ленточными тормозами (от Т-35-1) и бортовые передачи (от Т-28). Ходовая часть применительно к одному борту состояла из ведущего колеса переднего расположения, направляющего колеса, шести поддерживающих катков, четырех двухкатковых тележек с неразъемными балансирами и подвеской на вертикальных спиральных пружинах. Средств внешней связи СУ-14 не имела. Для внутренней связи использовалось переговорное устройство ТПУ-3. Боевой вес машины составлял 47,06 т, а максимальная скорость – 27,3 км/ч.

В ходе заводской обкатки на шасси установили ствол орудия Б-4 “малой мощности”, с которым оно и отправилось на Научно-испытательный артиллерийский полигон (НИАП) для проведения стрельб. Но во время доставки шасси было испорчено: треснуло несколько траков, возникли шумы в коробке передач, перегревался двигатель, и поэтому испытательный пробег на 250 км отменили. Стрельбы же прошли довольно гладко, хотя при выстрелах машина сильно раскачивалась и находиться на ее палубе (рабочая площадка САУ называлась именно так) было возможно, только крепко держась за поручни. Чрезмерно низкой оказалась скорострельность, так как тяжелые снаряды приходилось поднимать на палубу при помощи неудобных кранов-лебедок, ненадежной была и конструкция сдвижного пола-люка, который в ходе испытаний сломался. После исправления поломок САУ вновь прибыла на полигон. Теперь она имела усиленные гусеничные траки и улучшенную систему охлаждения. Ствол орудия малой мощности был заменен на ствол большой мощности с лейнером. На этот раз испытания начались с обкатки но на тридцать четвертом километре сломалась коробка передач. Во время испытаний выстрелы производили не только вдоль направления движения под большим углом возвышения, но и горизонтально, при крайних углах наведения. даже при поднятых сошниках.

По результатам испытаний был составлен длинный перечень необходимых доработок СУ-14, который перечеркивал возможность принятия ее на вооружение в первоначальном виде, и 31 января 1935 г. Опытный завод Спецмаштреста получил задание на капитальную модернизацию СУ-14. Но модернизация, проведенная в феврале-марте, была половинчатой, так как коснулась лишь ходовой части и моторно-трансмиссионной группы(в доработанном варианте СУ-14 были применены КПП и главный фрикцион от танка Т-35). почти не затронув ее боевой части. С 5 апреля по 24 августа 1935 г. во время заводских испытаний модернизированный образец СУ-14 преодолел более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие ходовые качества. Однако вновь отмечались многочисленные недостатки. В частности, выяснилось, что через шаровые амбразуры. предназначенные для пулеметов ДТ, вести огонь невозможно, так же как невозможно быстро воспользоваться возимым боекомплектом (8 выстрелов), который находился под съемными крышками палубы. блокированными в походном положении телом орудия. С 5 апреля по 24 августа 1935 года испытательно-сборочным цехом опытного завода проводились специальные заводские испытания модернизированного образца СУ-14. Машина прошла более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие боевые и ходовые качества.

Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел опытного завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, который был изготовлен в начале 1936 года. Он имел улучшенную конструкцию коробки передач, главного фрикциона, тормозов и бортовых передач. К тому же на CV-14-1 были перенесены в стороны от кабины водителя выхлопные трубы, усовершенствованы опорные сошники, убран механизм выключения подвески при стрельбе (его ненужность стала очевидной еще во время испытаний СУ-14). Машина получила форсированный до 500 кВт двигатель М-17Ф, который позволял 48-тонной самоходной установке развивать скорость 30 км/ч Эталонный образец CУ-14-1 испытывался пробегом с апреля по сентябрь 1936 года (было пройдено около 800 км) и стрельбой на НИАПе (с 28 апреля по 11 мая 1936 года). По результатам стрельб на СУ-14 и СУ-14-1 203-мм гаубицы Б-4 были заменены на 152-мм пушки большой мощности У-30 и Бр-2 соответственно. По сравнению с Б-4 последние имели большую дальность стрельбы и лучшую баллистику.

Планом на 1937 год предусматривалось изготовление установочной партии из пяти машин СУ-14-Бр-2 (СУ-14-1 со 152-мм орудием Бр-2), а с 1938 года предполагалось наладить их серийный выпуск. Но после того, как в 1937 году был арестован, а затем расстрелян П.И. Сячинтов – главный конструктор СУ-14, все работы по этим машинам прекратили. Два имевшихся образца были переданы на хранение военному складу №37 в Москве. Об этих самоходках вспомнили в декабре 1939 года при штурме “линии Маннергейма”. Красная Армия, столкнувшись с мощными современными укреплениями, остро ощутила потребность в бронированных артиллерийских установках крупных калибров. Постановлением Комитета обороны СССР от 17 января 1940 года “О спецзаданиях для нужд Действующей армии” заводу № 185 имени С.М. Кирова (бывший опытный завод Спецмаштреста) поручалось “отремонтировать и экранировать броневыми листами две СУ-14”. Предполагалось, что экранированные самоходки смогут свободно подходить к финским дотам на 1,5-2 км и прямой наводкой расстреливать их. В конце января 1940 года машины прибыли из Москвы на завод № 185, но работы по их дополнительному бронированию затянулись – броневые листы с Ижорского завода начали поступать только в конце февраля. Экранировка машин была завершена лишь к 20 марта 1940 года, когда боевые действия уже закончились. Самоходки, получившие дополнительную броню толщиной 30-50 мм, стали весить 64 т. 27 марта машины прошли обкатку протяженностью в 26 км. Отмечалось, что “на 3-4-й передаче скорость не превышает 20-22 км/ч: при движении по целине двигатель работает напряженно, развороты происходят тяжело”. Из-за сильной перегрузки на опытном образце СУ-14 резиновые бандажи опорных катков заменили металлическими.

В апреле 1940 года СУ-14 и СУ-14-1 проходили испытания стрельбой на НИАПе, а в июле в составе группы танков капитана П.Ф. Лебедева испытывались в Киевском особом военном округе. В сентябре 1940 года обе машины передали на хранение НИБТПолигону. Осенью 1941 г. во время обороны Москвы обе СУ-14 вместе с еще одной опытной самоходкой CУ-100У использовались в составе “Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения” в районе станции Кубинка для стрельбы с закрытых позиций по наступавшим немецким войскам.

До сегодняшнего дня в Кубинке сохранилась бронированная СУ-14-1, вооруженная 152-мм пушкой Бр-2, а СУ-14 в 60-е годы была пущена на металлолом.

Тактико-технические характеристики самоходной артиллерийской установки СУ-14/СУ-14-Бр-2

Боевая масса, т – 47,06/48
Экипаж, чел. – 7
Бронирование, мм – 10-20
Вооружение: 203-мм гаубица Б-4 обр. 1931 года, три 7,62-мм пулемета ДТ / 152-мм пушка Бр-2, три 7,62-мм пулемета ДТ
Боекомплект: 8 выстрелов, 1800 патронов
Двигатель: М-17/М-17Ф, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощность 500 кВт
Удельная мощность двигателя, кВт/т – 10,41
Максимальная скорость, км/ч – 27,3/30

Корабли, оснащённые AK-726

Установки АК-726 устанавливались на советских кораблях:

  • Ракетные крейсера проекта 58
  • Ракетные крейсера проекта 1143
  • Эсминцы проекта 56у
  • Эсминцы проекта 61
  • Ракетные ПЛК проекта 1135
  • Ракетные ПЛК проекта 1159
  • Малые ПЛК проекта 35
  • Малые ПЛК проекта 159
  • Десантные корабли проекта 1171.1
  • Десантные корабли проекта 1174
  • Учебные корабли проекта 887
  • Патрульный ледокол проекта 97п

На корабли прочих стран :

  • Эсминец «Марасести» (Румыния)
  • Фрегаты типа «Тетал» ( Румыния)
  • Фрегаты типа «Котор» (Югославия)
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector