2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

MGM-29 Сержант — MGM-29 Sergeant

  • 1 Развитие
  • 2 в эксплуатации
    • 2.1 Деривативы
  • 3 оператора
  • 4 ссылки
  • 5 Внешние ссылки
  • 6 Ссылки

Сержант был создан в 1948 году в JPL. Из-за большого объема работы по программе капрала разработка ракетного двигателя для сержанта была передана в Redstone Division корпорации Thiokol Corporation. Из-за того, что программа сержанта не смогла быстро разработать программу раннего сержанта, была прекращена в апреле 1951 года. Другая армейская ракетная программа, программа Гермеса, разработала Гермес А2, еще одну ракету на твердом топливе.

Hermes RV- A-10 (A2) был успешным, но его не удалось реализовать, поскольку двигатель послужил источником вдохновения для будущих твердотопливных ракетных двигателей. Лаборатория реактивного движения предостерегала от превращения сержанта в «аварийную» программу, как в случае с капралом.

Разработка ракеты-сержанта началась в январе 1955 года. Было запланировано три основных этапа: демонстрация осуществимости в 1955–1957 годах, экспериментальная разработка в 1958 и 1959 годах, а затем окончательное проектирование в 1960 и 1961 годах. Ракетный двигатель был разработан JPL и построен Thiokol. Пикатинни Арсенал должен был поставить боевую часть и адаптер. За оборудование и транспортные средства наземной поддержки должна была отвечать JPL. К осени 1956 года было решено отложить закупку капрала III до разработки более практичного сержанта. Летные испытания начались в начале 1956 года, что привело к значительным изменениям конструкции. К июлю 1961 года система вооружения «Сержант» имела множество недостатков, включая проверку, легкость ремонта, готовность к резервному копированию, надежность и пределы хранения при низких температурах. Сержант должен был быть готов вовремя, но совершенно не смог достичь поставленной цели — стать оружием, которое изначально предполагалось. По сравнению с капралом для замены сержанта требовалось менее 1/3 наземного вспомогательного оборудования, которое могло быть произведено в течение нескольких минут, а не часов после прибытия на место стрельбы. И он был невосприимчив к противодействию врагу. Сержант был относительно прост в эксплуатации и обслуживании. Сержант должен был нести ядерную боеголовку W52 (M65). Сержант рассматривался для развертывания с фугасными, осколочными, биологическими и химическими боеголовками. Биологическая боеголовка M210 и химическая боеголовка M212 были одобрены, но так и не были закуплены.

Семейство ракет «Corporal»

Серия ракет «Капрал» разрабатывалась в США с 1944 года, как продолжение линии развития американских исследовательских ракет «Private». Первой ракетой в семействе стала впервые запущенная в сентябре 1945 года WAC Corporal, исследовательская жидкостная ракета, достигшая апогея траектории в 80 километров.

На основе этой небольшой ракеты, была разработана двухступенчатая ракета RTV-G-4 Bumper. Конструктивно, она представляла собой трофейную германскую Фау-2, на которую, вместо боевой части, сверху устанавливалась WAC Corporal. В ходе испытательных пусков, проводившихся в 1948—1950 годах, эта «связка» была запущена восемь раз, достигнув в одном из полётов максимальной высоты в 393 км [1] .

Следующим «Корпоралом» стал RTV-G-2 Corporal E, использовавшийся для исследования принципов управления баллистической ракетой и разработки систем управления. Он впервые был запущен в 1947 году. Это был прямой предшественник будущей MGM-5.

SSM-G-17 «Corporal»

Разработка тактической ракеты на базе исследовательских ракет «Корпорал» была инициирована Армией в 1950 году. Изначально, предполагалось что первой армейской ядерной баллистической ракетой должна стать Hermes A-3, создававшаяся на базе германских трофейных разработок. Но работы над Hermes A-3 затягивались и Армия предложила использовать «чисто американскую» исследовательскую ракету как основу для боевой баллистической ракеты.

Основным разработчиком SSM-G-17 «Corporal» была Лаборатория реактивного движения (JPL, англ. Jet Propulsion Laboratory ), субподрядчиком, отвечавшим за изготовление корпуса — McDonnell Douglas. Первый экспериментальный полёт ракеты состоялся в 1952 году, но из-за сложностей в разработке, только в 1954 году ракета была принята на вооружение.

Запуск баллистической ракеты меньшей дальности в США: по горячим следам

12 декабря в 8:30 по тихоокеанскому времени (времени Западного побережья континентальной части США) с авиабазы Ванденберг в Калифорнии был произведен запуск баллистической ракеты, на дальность, ранее запрещавшуюся Договором РСМД. Что же такое запустили и насколько это серьезно? Давайте попробуем разобраться.

Пуск с Ванденберга

Почти сразу появились фото пуска, а затем и видео.

По кадрам сразу стало ясно, что кто-то кого-то пытается обдурить, но непонятно, кто именно и кого именно. То ли г-н Трамп вместе с промышленностью и военными пытается обдурить американское население, то ли промышленность и военные — Трампа. Мы уже видели одно «великое испытание» морской КР «Томагавк» с поставленной на автоприцеп и кое-как на нем закрепленной ячейки вертикальной пусковой установки морского базирования Мк41. Когда промышленность США, вопреки заявлениям наших военных и дипломатов, оказалась неготовой к выходу из ДРСМД и ради демонстрации хоть какого-то результата запустила морскую КР на скорую руку, недолго размышляя над пусковой установкой. В свое время этот шаг предсказывался, но предполагалось, что американцы все же какое-то подобие наземной пусковой установки соорудить перед первой публичной демонстрацией постараются. А тут даже не пытались думать на эту тему. Как говорится в кругах отечественного шоу-бизнеса, «пипл схавает». Ну и здесь, очевидно, тоже так решили.

Разочарование от зрелища

С БРСД или БРМД предполагалось, что ничего похожего на реальное изделие, такое, как «Томагавк», у американцев нет. Хотя различных презентаций и картинок, а также макетов будущих ракет уже успели наклепать немало, хотя тоже не всегда явно задумывались над технической реализуемостью и соответствием реальности всего этого презентационного материала. И обещаний успели раздать немало, хотя сроки по ним уже начали сдвигаться по шкале времени. Были предположения, что в качестве БРМД или БРСД попробуют «продать» населению запущенную по баллистической траектории противоракету SM-3 Block 1B или 2А или противоракету системы THAAD. Да, у этих ракет была бы копеечная боевая нагрузка, понятно, что ни о каком ядерном применении не может быть речи (и потому, что зарядов нет под такие системы вообще, и по техническим, конструкционным причинам), но у них хотя бы ПУ имеются, хотя, конечно, в случае с SM-3 все опять свелось бы к взгроможденному на трейлер модулю от Мк41. Но все оказалось еще хуже. Пуск ракеты со стартового стола, ни пусковой, ни транспортно-пускового контейнера, как говорится, «старая школа» 50-60-х годов, деды запускали и нам (точнее, американцам) велели. Что это такое и из чего это склеили на скорую руку, из каких шишек и желудей?

Кстати, по поводу дальности этого плода деятельности кружка юных техников вопрос пока не проясняют, пуск просто объявлен успешным и на дальность более 500 км. А куда долетела, попала ли хотя бы в установленную для нее зону и так далее, не сообщают. Ясно, что запуск состоялся на дальность, позволяющую классифицировать его как запуск БРМД, но не БРСД, хотя инсайдеры обещали пуски ракеты на дальность до 2000 км, и в ноябре, а вышло в декабре и на «от 500 до 1000».

Две основные версии

Наиболее близкими к реальности путем изучения изображений ракет и поиска по возможным вариантам следует признать две версии. Первая — это создано на базе ступени Orion 50S XLG, используемой в качестве первой в ракете космического назначения (РКН) Taurus в одном из вариантов (Taurus Lite), либо Orion 50S XLT, первой ступени от Taurus XL, или же Orion 50ST от Minotaur-C (которым стал Taurus после переделки и ребрендинга после череды аварий). Все они примерно одного размера — длина 8,5-9,4 м, диаметр 1,3 м (те самые 50 дюймов, которые присутствуют в индексе), масса от 13,4 до 16,2 т, что, конечно, для ракеты с дальностью до 1000 км очень слабый показатель. Создано это компанией Orbital Systems в начале 2000-х, конкретно твердотопливные двигатели (РДТТ) — от Alliant Systems. Сейчас это все — Northrop-Grumman, который и получил контракт на создание «демонстратора технологий». Он же, кстати, «в честной конкурентной борьбе», когда Lokheed-Martin просто отшили от тендера, а Boeing вынудили уйти, будет разрабатывать и новую легкую МБР GBSD для ВВС США. Вот что значит свои люди в Пентагоне! С такими и «невидимая рука рынка» куда лучше все разруливает по своим местам.

Читать еще:  Противокорабельный ракетный комплекс П-120 «Малахит» (СССР)

Второй вариан. Эту поделку на ракетную тему сделали с использованием ступени Castor-4B. Разработана она Thiokol — ныне это все тот же Northrop-Grumman. Семейство ступеней Castor создано еще в конце 50-х годов на базе твердотопливной тактической неуправляемой ракеты MGM-29 Sergeant, потом семейство разрослось, появилось 8 модификаций разной длины, массы, размера и типа топлива, и масса подмодификаций. «Касторы» использовались в большом количестве американских РКН (Thor-Agena, семейство Delta и вышеупомянутые Taurus XL, и много других), в ракетах-мишенях и много где еще. Конкретно этот вариант, 4В, использовался в семействах Delta, Atlas и Athena (был такой неудачный проект у «Локхида», который долго мучили, но закрыли 2 года назад) и европейском проекте Maxus. Длиной он 9 м, а диаметром 1,02 м, массой 11,5 т (уже получше, чем в первом варианте). А еще Castor 4В используется в проекте ракеты-мишени MRT-1 (Medium Range Target — мишень средней дальности), которую с 2005 г. использовали США в своих противоракетных экзерсисах. Эту самую MRT-1 им вместе с другими припоминал наш МИД как одно из нарушений ДРСМД. Правда, дальность там совсем не средняя, а меньшая — до 1000 км, с массой имитатора ГЧ до 500 кг (в максимальном случае, то есть при меньшей дальности). Так что как мишень, не будучи БРСД, она вполне по силам даже очень старым версиям отечественных ЗРС, таким, как С-300В, без модернизации. Конечно, наш МИД припоминал эти ракеты-мишени американцам не потому, что в МО РФ реально опасались, что из всех этих мишеней наделают боевых ракет. У нас прекрасно понимают разницу между имитатором и боевой системой. Но в итоге получилось, что МИД «тыкал американцев палочкой» за эту MRT-1 не совсем зря.

Демонстратор не технологий, но политических усилий

Сделать из этой MRT-1 боевую ракету не проще, чем на базе трактора ДТ-75 построить основной танк, несмотря на то, что и гусеницы имеются, и двигатель тоже есть. Это не прототип боевой ракеты. Это даже не демонстратор технологии, на основе которой можно создать боевую БРСД и даже БРМД. К тому же на базе Castor 4B делать новую ракету бессмысленно не только по причине явной устарелости, но и того, что двигатель этот, как сообщают, уже не выпускается. У этого изделия технологический уровень начала 60-х годов и запихивать его в ТПК и создавать под нее подвижную ПУ бессмысленно. Даже КНДР и Иран делают ракеты такой дальности на куда более приличном технологическом уровне.

В США, разумеется, это понимают, и пуск явно был сделан с той же целью, что и раньше пуск «Томагавка» — политикам было нужно продемонстрировать, что они реально что-то делают. А раз ничего еще нет, кроме макетов и презентаций, то пришлось откапывать одну из ракет-мишеней и изображать пуск «БРСД», причем не на среднюю дальность. То есть это не демонстратор технологий, а «демонстратор политических усилий». Можно еще «демонстратором бурной деятельности» назвать — тоже подойдет. Заодно и промышленность отчиталась перед президентом и Конгрессом за денежки, которые на это наверняка выделялись. А министр обороны М. Эспер тоже похвастался тем, к чему мало причастен ввиду недолгого пребывания на посту.

Поиски скрытых смыслов в пустой коробке

Любопытно наблюдать было за реакцией американских аналитиков в области стратегической стабильности. Разница между обещаниями новых БРСД и БРМД и тем, что полетело, была еще более шокирующей, чем в недавнем пуске «Томагавка» — там хоть реальная боевая неядерная КР летала, ну, вопрос с пусковой решили по принципу героя известного мультфильма, то есть «и так сойдет». Поэтому, через некоторое время разобравшись, что и на базе чего примерно сделано то, что полетело, люди начали водить пальцами по стене и потолку в поисках глубинных смыслов, отличных от «нате вам на блюде, только отвалите и не мешайте». Например, кто-то увидел в мутных кадрах в головной части ракеты «маневрирующий боевой блок», а кто-то даже «гиперзвуковой глайдер» (планирующий крылатый блок, ПКБ), который при такой скорости полета носителя и вовсе практически невозможен (если он сам себя разгонять не будет с помощью солидной ступени). Людям тяжело было осознавать, что им правительство и корпорация вешают лапшу на уши. Все проще, и не надо насиловать пиксели, пытаясь что-то там разглядеть, — это просто запуск ракеты-мишени, так сказать, после ребрендинга. Реальные ракеты американцы только начинают разрабатывать, и получится ли, и что именно и когда, время покажет. Ясно только одно: они будут неядерными (по крайней мере, в будущем десятилетии), и технологических чудес ждать пока тоже не стоит.

Спасибо американцам за нынешнюю демонстрацию можно сказать еще за то, что мы сможем скоро увидеть пуски тех изделий, официальную демонстрацию которых руководство России придерживало. Это будет куда интереснее, чем то, что мы увидели.

Пожар, вызванный самозапуском ракеты, произошедший 29 июля 1967 года около 10:50 по местному времени в Тонкинском заливе на борту авианосца «Форрестол».

По официальному заключению, пожар начался после самопроизвольного пуска неуправляемой ракеты «Зуни» под действием случайного броска напряжения в цепях одного из стоявших на палубе самолётов F-4 «Фантом». Самолёт готовился к нанесению удара по территории Вьетнама в ходе участия США в войне во Вьетнаме (1965—1973 годы).

В результате инцидента погибло 134 и ранен 161 человек. Материальный ущерб составил 75 млн долл. (509 млн долл. в современных ценах), не считая стоимости сгоревших самолётов [2] [3] .

Внешние изображения
Образцы НАР в аэробаллистической лаборатории ИСВ (1957)
  • Калибр снаряда: 127 мм
  • Длина снаряда: 2790 мм
  • Масса снаряда: 48,5 кг
  • Масса боевой части: 21,0 кг
  • Тип боевой части: осколочно-фугасная, фугасная, бронебойная
  • Наибольшая скорость снаряда: 1000 м/с
  • Дальность стрельбы: 9000 м
  • Число направляющих пусковой установки: 1—4

Конструкция

Конструкция ракеты сходна с конструкцией обычного самолёта, для экономии веса применены лёгкие материалы и сплавы. Фюзеляж трубчатый, конической в носовой части, где расположена аппаратура наведения, боевая часть и системное оборудование. Под центральной частью корпуса располагался характерный клиновидный воздухозаборник.

Стреловидные крылья были установлены в средней части фюзеляжа, стреловидный стабилизатор располагался над хвостовой частью, иногда он дополнялся небольшим дополнительным стабилизатором под хвостовой частью.

Управление ракетой осуществлялось элеронами, которые находились на задней кромке внешней части крыла. Хвостовые крылья у ракеты отсутствовали, руль располагался на задней кромке стабилизатора. Закрылки размещались на задней кромке внутренней части крыла и применялись при пуске. Для дополнительной стабилизации и управления тангажом предназначались маленькие трапециевидные крылья в носовой части фюзеляжа.

Для пуска ракеты корабль-носитель поднимался на поверхность (если это была подводная лодка) и выдвигал ракету на пусковую установку. После этого ракета подключалась к навигационной системе корабля для введения координат цели и синхронизации инерциального автопилота. После приведения ракеты в готовность и получения разрешения на пуск включался основной двигатель, форсажная камера и пороховой ускоритель, ракета покидала пусковую установку и шла к цели в автономном режиме.

«Поларис» имела две последовательно расположенные ступени, в каждой из которых располагался индивидуальный РДТТ. Корпусы ступеней изготовлялись из жаропрочной нержавеющей ванадиевой стали марки АМЗ-256 с пределом текучести 160—170 кг/мм².

РДТТ первой ступени снаряжался смесевым топливом на основе перхлората аммония в качестве окислителя и горючего полиуретана с алюминием, и присадками улучшающими стабильность скорости горения, формование и хранения заряда. Удельный импульс двигателя первой ступени достигал 250 кг·сек/кг.

РДТТ второй ступени снаряжался смесевым топливом на основе перхлората аммония в качестве окислителя и горючего полиуретана в смеси с сополимером полибутадиена и акриловой кислоты. Тяга этого двигателя составляла 4 тонны (по другим данным 9 тонн). Необходимая дальность полёта обеспечивалась выбором момента отсечки тяги.

Читать еще:  Артиллерийская установка АК-306 (СССР)

Двигатели первой и второй ступени имели по 4 сопловых устройства каждый. Управление вектором тяги осуществлялось гидроприводом, управляющим кольцевыми дефлекторами каждого сопла. Испытания такой системы управления вектором тяги показали, что даже при отклонении ракеты на 40 градусов от вертикальной оси, при её старте, ракета способна компенсировать наклон и выйти на заданную траекторию. Сопла ракеты в состоянии хранения предохраняют вышибные пробки, которые при запуске двигателей автоматически удаляются из сопел избыточным давлением газов в камере сгорания.

Ракеты при пуске первоначально выбрасывались на поверхность воды из пусковых шахт АПЛ сжатым воздухом, затем, по мере перехода на модифицированные ракеты, пневматическую систему заменили на парогазовую систему выброса ракеты на поверхность воды при пуске. Проходя толщу воды при подводном пуске, ракета выходит на поверхность имея скорость 50 м/с. Включение РДТТ первой ступени производится при инерционном подъёме ракеты на высоту 10 метров от поверхности воды. Примерно на высоте 20 км первая ступень выработавшая топливный заряд отделяется от ракеты при помощи пирозамков, после чего производится запуск РДТТ второй ступени, и ракета продолжает ускорение до выработки топлива (или отсечки тяги) второй ступени.

Бортовая аппаратура управления, разработанная совместно фирмами «Дженерал Электрик» и «Хьюз», размещена в приборном отсеке, расположенном в средней части корпуса. Аппаратура управления включает в себя гиростабилизированную платформу с акселерометрами, программный автомат управления полётом с цифровой счетно-управляющей машиной, блок вспомогательной электроаппаратуры, электронные блоки сервоусилителей и серводвигателей, источники бортового электро- и пневмопитания и другие агрегаты. Во время полёта ракета не могла корректироваться на траектории, а следовала курсом, заранее определяемым системой навигационной привязки. Аппаратура системы управления весит около 90 кг.

В головной части «Поларис-А2» впервые на БРПЛ был применён комплект средств преодоления противоракетной обороны (КСП ПРО), разрабатывавшиеся Lockheed с 1961 года под обозначением «PX-1». В состав КСП ПРО входило 6 лёгких ложных целей и дипольных отражателей применявшихся при полёте головной части за пределами атмосферы и на переходном к атмосферному участке нисходящей ветви траектории, а также генераторы активных помех работавшие и на начальной части атмосферного участка. Лётные испытания в составе ракеты этот комплекс проходил в 1962 году, всего выполнено 12 пусков. В ВМС США в 1963—1964 годах поставлен 221 комплект «PX-1». Тем не менее, массово «PX-1» не развертывался, им был оснащен только один боекомплект БРПЛ (16 ракет) одной из четырнадцати ПЛАРБ являвшихся носителями «Polaris A-2».

Пуск ракеты в подводном положении производится после выравнивания давления воздуха в ракетной шахте с забортным давлением воды путём открывания специальных клапанов и заполнения шахты воздухом. На глубине 25 метров это давление равно около 2,5 кгс/см². После уравнивания давления открывается прочная крышка ракетной шахты, но ракета остается в шахте не заполненной водой благодаря тонкой пластиковой второй крышке установленной над ракетой. Непосредственно при старте под обтюратор шахты, на котором установлена ракета, подаётся сжатый воздух большого давления. Обтюратор начинает ускорять ракету, которая своей головной частью сбрасывает (выталкивает) пластиковую крышку и далее, по инерции, выходит в водное пространство, а затем в атмосферу, где на заданной высоте производится включение РДТТ первой ступени. Интервал между пусками ракет в залпе — 1 минута [2]

Космическая гонка: СССР против США

russo

Вас тоже в гугле забанили? 135.

Ааа, раз катастрофы в самом начале, то они не считаются? Отличный подход, ага Чего уж там — давайте учитывать катастрофы только если в них погибали американцы! Тогда русские РН вообще на коне, в них погибло ноль американцев.

Вы путаете надежность с безопасностью. Надежность у Союза по сравнению с Шаттлом никудышная — когда там был крайний срыв в баллистический спуск? Вот в плане отказобезопаности Союзы и впрямь лучше — просто в силу схемы. Если бы у шаттлов отказы происходили с той же частотой что у Союзов, двумя катастрофами дело не обошлось бы.

В общем, кол-во катастроф равное, при том что у шаттла на 20% больше полетов. Это все что надо знать, чтобы понять почему жорик является блондинкой.

sabaca

Вас тоже в гугле забанили, что ли?

Я про Союзы к сегодняшнему дню 130 пусков.

Считаются, но это проблемы на сыром изделии. Совсем другое дело если возникают проблемы на отработанном. Это может произойти по причинам организационного характера либо по причинам конструктивно-технологическим. У Шаттла это проблема конструктивная.

Во-первых вы путаете надежность с безопасностью. Надежность у Союза по сравнению с Шаттлом никудышная — когда там был крайний срыв в баллистический спуск?

Во-вторых у шаттла при большем количестве полетов всего две катастрофы и куда меньше аварий — т.е. безопасность комплекса выше чем у Союза.

russo

Да, я был неправ. Но и вы тоже — пусков с людьми пока что 129. Из них две катастрофы, и Союз Т-10-1, с его пожаром на старте.

С чего вы взяли, что, например, старт при низкой температуре окружающего воздуха был для шаттла «отработанным»?

Не числом погибших, а кол-вом погибших от общего пассажиропотока.

Иначе получается что автобус всегда опаснее мотоцикла, а Боинг-777 всегда опаснее Ан-2. Ибо пассажиров они перевозят больше, и стало быть погибших на инцидент тоже может быть больше.

Надежность, НЯП — свойство системы не попадать в чрезвычайные ситуации. С этим у Союза по сравнению с Шаттлом хреново.

Отказобезопасность вот лучше у Союза, т.е. когда ЧП таки произошло, вероятность того что оно приведет к гибели людей ниже.

Безопасность (исходя из кол-ва катастроф на кол-во пусков) у шаттла лучше.

sabaca

Это уже совсем демагогия.

Надежность, НЯП — свойство системы не попадать в чрезвычайные ситуации. С этим у Союза по сравнению с Шаттлом хреново.

Отказобезопасность вот лучше у Союза, т.е. когда ЧП таки произошло, вероятность того что оно приведет к гибели людей ниже.

Безопасность (исходя из кол-ва катастроф на кол-во пусков) у шаттла лучше

Сами себе противоречите. надежность у Союза ниже, а безопасность выше, согласно данным Вами же определениям.

Что касается отказов Союзов, то это связано с эксплуатационной надежностью, главным образом, и культурой производства. Конструктивная надежность у КК Союз выше, там выше и запасы прочности и он намного проще чем Шаттл. И еще раз повторю, спасение в КК Союз обеспечивается на всех этапах полета, в отличие от Шаттла.

russo

Проблемы индейцев шерифа не волнуют.

sabaca

russo

Продублирую пост из ЖЖ об упущенной американцами возможности запустить первый искуственный спутник Земли.

В массовом сознании, особенно российском, тот факт что запуск первого искусственого спутника Земли (ИСЗ) был произведен Советским Союзом выглядит едва ли не как историческая неизбежность — ссобенно с учетом провального первого запуска американского ИСЗ, и американского же отставания в пилотируемой космонавтике в первой половине шестидесятых годов. Мало кто осознает, насколько американцы (а точнее команда Вернера фон Брауна) были близки к запуску первого в мире спутника.

Итак, в первой половине пятидесятых годов, в США относительно независимо развивалось сразу три семейства баллистических ракет. ВВС работали над программой Atlas, армия (т.е. сухопутные силы) работала над программой Redstone, а в ВМФ шла работа над Vanguard — последняя была развитием ракеты Viking, сделанной в сороковых Glenn L. Martin Co.

Над баллистической ракетой Redstone работала команда Вернера фон Брауна. Эта оперативно-тактическая ракета имела длину 21.1м, диаметр 1.78 м и массу в 27.8 тонн.

Головная часть Redstone отделялась для увеличения дальности стрельбы. Ракета была оснащена жидкостным ракетным двигателем Rocketdyne NAA75-100 на этаноле и жидком кислороде, с тягой 347 кН.

В середине пятидесятых годов, администрация США объявила, что в рамках Международного Геофизического Года 1957-1958 американцы запустят первый в мире ИСЗ. Предложенный Брауном на основе Redstone и Vanguard совместный проект армии и ВМФ (Project Slug / Project Orbiter), был рассмотрен и отвергнут в пользу задумавшегося сугубо гражданским по назначению Vanguard — 29 июля 1955 года было обявлено что именно эта ракета выведет первый ИСЗ в 1957 году. Администрация Эйзенхаура не хотела запускать первый ИСЗ на «боевой» ракете, и также не хотела отдавать эту честь команде, костяком которой были бы немецкие инженеры, работавшие в прошлом в нацистской Германии.

Читать еще:  Противотанковый ракетный комплекс MGM-51 Shillelagh (США)

Разочарованный фон Браун (второй справа на снимке внизу, по центру Оберт) продолжил трудиться в армии над следующим поколением боевых баллистических ракет. Созданная 1 февраля 1956 года агенство Army Ballistic Missile Agency начало разработку МБР под кодовым названием Jupiter, «Юпитер».

Jupiter-C (Composite Re-entry Test Vehicle) представлял из себя модифицированный Redstone, с удлиненной первой ступенью, и двумя дополнительными ступенями. Вторая ступень состояла из одинадцати Thiokol Baby Sergeant твердотопливных двигателей (те были уменьшенными в три раза копиями двигателя MGM-29 Sergeant), третья ступень состояла из трех таких двигателей.

Во второй половине 1956 года должен был состоятся первый испытательный пуск этой ракеты с мыса Канаверал. В качестве полезной нагрузки на ракету собирались ставить макет спутника с четвертой ступенью, состоявшей из еще одного ТТ двигателя Baby Sergeant — фон Браун так и не отказался от попытки создать первую в мире космическую ракету-носитель. Однако администрация Белого дома совершенно заслуженно подозревала Брауна в том, что он втихую попытается обогнать Vanguard на пути в космос. После нагоняя из Пентагона, глава ABMA генерал Медарис позвонил фон Брауну, и приказал ему лично убедиться в том, что четвертая ступень на ракете будет инертной. В результате топливо двигателя на четвертой ступени было заменено на песочный балласт.

Ракета с кодовым обозначением «UI» и бустером Redstone #27 была запущена 20 сентября 1956 года, достигнув рекордных в то время высоты в 1097 километров, и дальности в 5472 километров.

Габаритно-весовой макет четвертой ступени не добрал до орбитальной скорости всего несколько сот метров в секунду. Тем самым была успешно продемонстрирована возможность вывести первый ИСЗ с помощью Jupiter-C. Собственно, если бы четвертая ступень была активной, и отработала бы успешно (шансы чего были весьма высоки, благо она была самой простой во всей связке), то космическая эра началась бы еще в сентябре 1956 года.

Однако администрация Эйзенхауэра была по-прежнему настроена на первый запуск ИСЗ на Vanguard. В «благодарность» за успешный пуск Jupiter-C, через два месяца 1956 года министр обороны США Вилсон вообще запретил ABMA пускать ракеты на дальность превышающую 200 километров (!) — ракеты большей дальности должны были стать прерогативой ВВС. Приказ этот, насколько я понимаю, де-факто проиигнорировали, но он отлично демонстрирует настроения, царившие в то время в высшем эшелоне политического руководства США.

Тем временем, в августе 1957 года советская Р-7 (№8Л) впервые успешно выполнила намеченный план полета, нормально пройдя весь активный участок полёта и достигнув заданного района в восьми тысяча километрах от места запуска. Королев немедленно направил в ЦК запрос о разрешении на использование двух ракет Р-7 для эспериментального пуска простейшего спутника ПС-1, разработка которого началось в ноябре 1956 года, и получил согласие на то со стороны Н. С. Хрущёва. 2 октября Королёвым был подписан приказ о лётных испытаниях ПС-1 и направлено в Москву уведомление о готовности. Ответных указаний не пришло, и Королёв самостоятельно принял решение о постановке ракеты со спутником на стартовую позицию. Двумя днями позже «Бип! Бип!» с околоземной орбиты возвестил о начале новой эры в истории человечества.

В США успешный пуск спутника Советским Союзом привел общество в состояние натурального шока — администрация Эйзенхауэра явно сильно недооценила пропагандистский эффект такого достижения. Восьмого ноября, через пять дней после успешного запуска второго советского ИСЗ Земли, фон Брауну наконец-то было выдано разрешение на подготовку Jupiter-C к пуску американского спутника. Правда приоритет был снова отдан проекту Vanguard — его пуск был назначен на 6 декабря 1957 года, а детище фон Брауна должно было служить дублером. Впрочем, как я уже упомянул в первом предложении поста, дублер и впрямь понадобился. «Капутник», как его быстро окрестили в прессе, вскоре после пуска упал обратно на стартовый стол и взорвался:

31 января 1958 года, была успешно запущена ракета космического назначения (РКН) Juno I с обозначением «UE» (Redstone #29).

На орбиту Земли был выведен первый американский спутник, Explorer I — с правой стороны схемы виден тот самый твердотопливный двигатель Baby Sergant, который крепился к спутнику.

Устройство первого американского ИСЗ (рис. К. Русакова, «Новости космонавтики» 2003 № 3):

1 — носовой обтекатель;
2 — температурный зонд;
3 — маломощный передатчик (10 мВт, 108 МГц);
4, 14 — измеритель внешней температуры;
5, 10- щелевая антенна;
6 — отсеки исследования космических лучей и микрометеоритов (приборы доктора Дж. Ван Аллена);
7 — микрометеритньй микрофон;
8 — мощный передатчик (60 мВт; 108 МГц);
9 — измеритель внутренней температуры;
11 — пустой корпус четвертой ступени;
12 — измерители микрометеоритной эррозии;
13 — гибкая антенна длиной 56 см

Кроме наличия «живой» четвертой ступени Jupiter-C в этом пуске ничем не отличался от пущенной в 1956 году ракеты. Более того, ракета запустившая Explorer-1 была дублёром ракеты запущеной в сентябре 1956 года. В связи с успешным запуском первой ракеты, вторая тогда не понадобилась и была отправлена на хранение. Наконец, сама по себе РКН эта очень напоминала оригинальный Project Orbiter, предложенный Брауном в середины пятидесятых.

В качестве резюме: только и исключительно политический запрет со стороны американского правительства не позволил космической эре начаться на 1 год и 2 недели раньше, чем она началась. Причем эра эта могла начаться и позже, если бы не настойчивость Королева — тот сразу после успешного испытания Р-7, вместо почивания на лаврах, тут же принялся лоббировать пуск ИСЗ в ЦК. Это к вопросу о роли личности в истории — ведь если бы первый ИСЗ был американским, космической гонки которая так сильно повлияла на историю человечества во вторую половину XX века могло бы и не быть.

Операторы |

Западная Германия — Сухопутные войска Германии [4] :

  • 150-й ракетно-артиллерийский батальон (1964—1976);
  • 250-й ракетно-артиллерийский батальон (1964—1976);
  • 350-й ракетно-артиллерийский батальон (1964—1976);
  • 650-й ракетно-артиллерийский батальон (1965—1976).

США США — Армия США [5] :

  • 2-й батальон 30-го полка полевой артиллерии (1963—1975, Виченца, Италия);
  • 3-й батальон 38-го полка полевой артиллерии (1962—?, Форт-Силл [en] );
  • 1-й батальон 68-го полка полевой артиллерии (1964—1970, Западная Германия);
  • 5-го батальона 73-го полка полевой артиллерии (1963—1975, Западная Германия);
  • 5-й батальон 77-го полка полевой артиллерии (1963—1975, Западная Германия);
  • 3-го батальона 80-го полка полевой артиллерии (1964—1970, Западная Германия);
  • 3-й батальон 81-го полка полевой артиллерии (1963—1976, Южная Корея) [6]

Развертывание [ править ]

Батальоны MGM-5 развертывались в Западной Европе с 1954 года. Каждый батальон включал в себя 35 машин, что делало его оперативное развертывание в лучшем случае — затруднительным. Подготовка батальона к боевым действиям после марша занимала почти 9 часов.

Батальоны обычно располагались на оборонительных позициях на предполагаемом направлении советских танковых ударов. Задачей ракет было сдерживать советское наступление, нанося атомные удары как непосредственно по наступающим войскам, так и по их ближнему тылу, и открывать дорогу механизированным контрударам сил НАТО, нанося атомные удары по оборонительным линиям. В частности, одним из первых был развернут отдельный 1-й ракетный батальон 38-го артиллерийского полка, прикрывавший т. н. проход Фульда — наиболее вероятное направление наступления войск Варшавского Договора.

Всего в Западной Германии и Италии было развернуто 12 ракетных батальонов, укомплектованных ракетами MGM-5 «Corporal».

В 1954 году, ракеты MGM-5 «Corporal» были проданы в Великобританию. Англичане использовали эти ракеты в составе 27-го и 47-го ракетного полка королевской артиллерии с 1957 по 1967.

В 1963 году, ракеты MGM-5 «Corporal» начали быстро сниматься с вооружения, заменяемые твердотопливными MGM-29 Sergeant. К 1964 году, последняя ракета MGM-5 была списана. Оставшиеся снаряды некоторое время использовались на учениях, в частности, именно MGM-5 «Corporal» стала первой в мире баллистической ракетой, сбитой зенитным снарядом MIM-14 Nike-Hercules

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector