0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Wiki Amerlight TM

Wiki Amerlight TM

У Мартина Булава (места ТМ-76а и ТМ-76Б Тактическое ракетное до 1963 года, тогда как казино MGM-13A для мобильного наземного базирования ракеты и CGM-13 на гроб Землю, ракета) была тактическая крылатая ракета выпущенная из Мартина ТМ-61 «Матадор» позже МГМ-1 Матадор. Он был заменен на МГМ-31 ракета Першинг, тогдашнего министра обороны Роберта Макнамары, и позже в его роли в качестве крылатых ракет в Западной Германии, на БГМ-109 г начала наземных крылатых ракет.

Информация

О компании: Здравствуйте , Друзья!
В нашей группе Вы найдете информацию по военной технике времен довоенного периода, также времен второй мировой войны и современную технику.

Обязательно ознакомьтесь с правилами группы!

Пожертвования Поддержать

Другое

  • Статьи 94
  • Подписчики 9 950
  • Фотографии 784
  • Ещё.
  • Товары 3
  • Обсуждения 11
  • Видео 10
  • Файлы 2
  • Ссылки 23
  • Контакты 1
  • Действия

    • Уведомлять о записях
    • Сохранить в закладках
    • Поиск записей
    • Пожаловаться

    7 363 записи

    Всем доброй ночи!)

    СУ-37 СУ-45 — 45-мм противотанковая самоходная установка на шасси танка Т-38, 1936 г. СССР Показать полностью.

    Свою короткую историю легкая САУ, известная сейчас как СУ-37, ведет с 1935 г., когда НТО АБТУ РКАА выдал техническое задание на разработку к 15 апреля эскизного проекта самоходной установки батальонной пушки на шасси танка Т-37. Несколько позже, 11 марта 1936 г., руководство утвердило окончательные требования к “легкой самоходно-артиллерийской установке с 45-мм противотанковой пушкой на шасси танка Т-37А”. Техническое задание на легкую самоходку, первоначально получившей индекс СУ-Т-37 (позднее – СУ-37), предусматривало следующее:

    “Вес установки в боевом положении не должен превышать 3000 кг. Тактико-технические свойства СУ должны быть не ниже, чем у Т-37.

    Для самоходной установки использовать 45-мм противотанковое орудие вместе с верхним станком, прицелом и механизмами его наведения. Высота линии огня должна быть не свыше 1200 мм, углы обстрела: по вертикали -8 +25 град., по горизонтали — 30 градусов в каждую из сторон.

    Самоходная установка должна иметь щит, не препятствующий производить прямую наводку и прикрывать орудийный расчет спереди от пуль. С бортов расчет должен быть прикрыт до пояса 5-мм броней. В походном положении расчет должен быть прикрыт полностью, за исключением крыши.

    Самоходная установка должна допускать стрельбу как с места, так и с хода под всеми углами и быть устойчивой при стрельбе. Экипаж установки — 3 человека.

    Для самообороны предусмотреть укладку ручного пулемета ДП. Боекомплект не менее 50 снарядов и 1000 патронов”.

    Однако, к тому моменту, когда была готова техническая документация, шасси плавающего танка Т-37А решено снять с производства в виду его многочисленных недостатков. Доработку проекта поручили конструктору Д.Архарову, которому пришлось столкнуться с не меньшими трудностями, чем при производстве танков. Прежде всего, из-за установки новой артиллерийской системы, масса САУ сильно возросла. В результате пришлось отказаться от возможности оставить за ней амфибийные свойства. С этим не были согласны военные, которые справедливо полагали, что СУ-37 в таком случае уподобится обычному легкому танку. На заседании 10 ноября 1935 г. макетная комиссия АБТУ наконец получила возможность более детально изучить проект. К этому времени он значительно отличался от начального ТТЗ. Теперь САУ полностью базировалась на шасси нового плавающего танка Т-38. От него оставили силовую установку, бортовые фрикционы, приводы управления и электрооборудование. Из имеющихся вариантов артиллерийского вооружения была выбрана 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г., которая изначально не предназначалась для установки на танковое шасси. Вместе с ней на САУ перекочевали механизм наводки и прицельные приспособления. Орудие установили прямо по центру в лобовом листе корпуса, передвинув место механика-водителя влево. Боекомплект, состоящий из 50 выстрелов, разместили вдоль бортов.

    Комиссия, в целом, утвердила проект, отметив ряд существенных недостатков. Из-за особенностей полевого орудия водителю, сидевшему слева от него рядом с прицельными приспособлениями, пришлось бы совмещать также функции наводчика. Это сочли неприемлемым и рекомендовали перенести его место на правую сторону. Заодно был оговорен крайний срок постройки опытного образца – 1 января 1936 г. В связи с большими изменениями проекта САУ получила название СУ-45 – таким образом, ни одной СУ-37 построено не было.

    Пока шло изготовление рабочих чертежей АБТУ пожелало использовать штатную укладку снарядов, используемую на легком танке Т-26. Это повлекло за собой перепроектирование корпуса, который стал более высоким, и привело к ещё большему увеличению массы. В итоге, шасси САУ с трудом выдерживало её вес в 4300 кг. Конструкторская бригада внесла необходимые доработки, сблизив тележки подвески и добавив дополнительный опорный каток. Пока шли доработки срок поставки первого опытного образца был нарушен – лишь весной 1936 г. прототип СУ-45 поступил на испытания.

    Как и следовало ожидать, САУ оказалась хуже оригинального плавающего танка, на основе которого она проектировалась. Шасси самоходки, и без того страдавшее от технических недостатков, было слишком перетяжелено. Мощность двигателя, при имеющейся массе, была недостаточна. Вдобавок, плохая система охлаждения приводила к тому, что вода в радиаторе начинала закипать даже при преодолении небольших подъемов на пересеченной местности. Работа трансмиссии тоже оставляла желать много лучшего – от этого “бича” всех советских танков удалось избавиться только в годы войны. Кроме того, компоновка экипажа осталась прежней – водитель остался слева и был вынужден в боевых условиях бросать управление, чтобы обеспечить наводку орудия. Вдобавок в лобовой части корпуса был установлен танковый пулемет ДТ, так что теснота в боевой рубке САУ осталась такой же, как и на танке.

    Рассудив, что в таком виде СУ-45 непригодна к серийному производству, АБТУ потребовало создать САУ на базе шасси Т-38М. Правда, в 1938 г., от этой затеи отказались совсем, закрыв все работы по созданию самоходных орудий на шасси сверхлегких танков.

    БОЕВАЯ МАССА 4300 кг
    ЭКИПАЖ, чел. 3
    Клиренс, мм 380
    ВООРУЖЕНИЕ одна 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г. и курсовой 7,62-мм пулемет ДТ
    БОЕКОМПЛЕКТ 50 выстрелов
    ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел
    БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса — 9 мм
    борт корпуса — 9 мм
    лоб рубки — 9 мм
    борт рубки — 9 мм
    крыша — 4 мм
    днище — 4 мм
    ДВИГАТЕЛЬ ГАЗ-АА, 6-цилиндровый, рядный, карбюраторный, мощностью 40 л.с.
    ТРАНСМИССИЯ механического типа: главный фрикцион сухого трения, карданный вал, 5-скоростная КПП, бортовые фрикционы, бортовые передачи и ленточные тормоза
    ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 8(на один борт) 4 опорных катка сблокированных в 2 тележки, 1 независимый опорный каток, 2 поддерживающих ролика, переднее ведущее колесо и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
    СКОРОСТЬ

    Немецкая позиция с 88-мм зенитным орудием FlaK 18 под Ленинградом.

    Бронеавтомобиль «Уайт» модель 1917 года Франция. Показать полностью.

    В 1917 году фирма «Рено» построила новый бронеавтомобиль, установив корпус опытного броневика «Сепор-Лорфевр» на шасси американского 2-тонного заднеприводного (4×2) грузовика «Уайт». К началу первой мировой войны Франция располагала 2000 шасси «Уайт» двух типов; TAB, выпускавшихся в США с 1915 по 1919 год, и ТВС, производившихся по лицензии фирмой «Рено» с 1915 по 1922 год. Шасси отличались шириной и, естественно, массой, но в серийном производстве бронемашин, получивших обозначение «Уайт», использовались и те, и другие. 25 августа 1917 года броневик «Уайт» был принят на вооружение французской армии. Всего фирмой «Рено» было построено, полностью или частично. 230 бронемашин этого типа.

    Полностью закрытый бронированный корпус машины склепывался из листов катаной стали, толщиной 8 мм и обеспечивал защиту экипажа от огня стрелкового оружия и осколков малокалиберных снарядов и мин. В состав экипажа, которым командовал унтер-офицер, входили еще три человека водитель переднего поста управления, водитель заднего поста управления и наводчик, обслуживавший пушку и пулемет.

    В передней удлиненной части корпуса располагалось моторное отделение, имевшее в сечении прямоугольную форму. В нем устанавливался четырехцилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения «Уайт» с рабочим объемом 3672 см3 развивавший мощность 25,7 кВт (35 л. с.). С двигателем взаимодействовала механическая четырехступенчатая коробка передач, которая обеспечивала движение вперед на четырех скоростях и задним ходом на двух. Топливный бак емкостью 100 литров позволял бронемашине пройти по дороге с твердым покрытием 250 км без дозаправки. Двигатель «Уайт» был вполне надежным, но несколько слабоватым по отношению к массе бронемашины, а учитывая почтенный возраст шасси, водителю приходилось постоянно следить за уровнем масла. По дорогам с твердым покрытием 6-тонный бронеавтомобиль «Уайт», двигался с максимальной скоростью 46 км/ч, а по грунтовым дорогам — со скоростью 12-20 км/ч, что было весьма прилично для того периода. Во время эксплуатации в южных районах Марокко, бронемашина, двигаясь по бездорожью, могла проходить по 100 км за день.

    Доступ к двигателю с целью его обслуживания и ремонта обеспечивали две большие съемные панели на стенках бронекапота. крепившиеся болтами к каркасу корпуса. Для защиты радиатора от повреждений моторное отделение закрывалось спереди бронированным горизонтальным жалюзи с двумя установленными под углом неподвижными пластинами и верхней подвижной крышкой, которая поднималась на шарнирных петлях, обеспечивая приток охлаждающего воздуха к двигателю.

    Позади моторного отделения находилось отделение управления, в котором располагались водитель (слева) и его помощник (справа). Обзор им обеспечивали два лобовых окна с опускаемыми бронекрышками и два круглых смотровых отверстия в бортах отделения управления, также оборудованные бронекрышками полукруглой формы.
    Бронемашина была оборудована вторым постом управления для движения назад без разворота. При необходимости этот пост, расположенный в задней части корпуса, занимал помощник водителя и вел машину задним ходом. При этом механизм реверсивной передачи допускал на всех четырех передачах примерно такие же скорости движения задним ходом, как и при переднем ходе. Однако передний и задний посты управления не были равноценными, последний не имел всех органов управления. Кроме того, вождение бронемашины задним ходом с использованием кормового рулевого управления требовало определенных навыков и сноровки, так как в этом случае управляющие колеса находились сзади. Наблюдать за местностью водитель заднего поста мог через узкое кормовое окно с бронекрышкой и два боковых смотровых отверстия, подобных тем, что имелись в бортах отделения управления.

    Заднюю часть корпуса занимало боевое отделение стенки, которого имели слегка выгнутую форму, что до некоторой степени увеличивало его объем. Над этим отделением размещалась клепаная симметричная башня кругового вращения. На ее крыше имелись два люка, через которые командир машины и наводчик могли вести наблюдение за местностью. Помимо этих люков для обзора были предусмотрены и другие смотровые отверстия с бронекрышками.

    В башне противоположно друг другу были установлены 37-мм пушка SA 18 образца 1916 года и 8-мм пулемет «Гочкис». Возимый боекомплект к ним состоял из 198 выстрелов и 5500 патронов. Кроме того, в боевом отделении перевозился запасной пулемет, который использовался для стрельбы по воздушным целям. При необходимости он монтировался на вилочной пулеметной установке, расположенной на левом борту, на уровне лобового окна. Beсти огонь из зенитного пулемета можно было только выйдя из остановившейся бронемашины. В этом случае снаряженная патронная лента подавалась к нему через круглое смотровое отверстие в борту отделения управления.

    Для посадки экипажа в машину в обоих бортах боевого отделения имелись большие прямоугольные двери, левая открывалась в сторону кормы, правая — в сторону носовой части бронемашины.

    На бортах кормовой части корпуса размещались большие ящики для инструментов и запасных частей. Плоский ящик меньших размеров висел на левому борту, под круглым смотровым отверстием отделения управления. За ним в специальных скобах крепился штатный шанцевый инструмент — лопата и кирка.

    Для езды в темное время суток бронемашина была оборудована большой съемной фарой-прожектором крепившейся на кронштейнах над жалюзи радиатора, и парой фар меньшего размера, которые монтировались у верхних углов передней стенки моторного отделения. Третья фара, служившая для освещения дороги при движении задним ходом, располагалась на левом заднем крыле бронемашины.

    В заднеприводной (4×2) ходовой части машин раннего выпуска использовались деревянные спицованные колеса с пулестойкими шинами типа «Дюкасбль», причем на заднюю ось устанавливались двускатные колеса. Нагрузка на оси распределялась следующим образом, 2,2 т приходились на переднюю ось. 3,8 т — на заднюю. В 1925 году на смену спицованным колесам пришли дисковые с пневматическими шинами. Задняя ось оборудовалась колесами с двойными скатами.

    Вплоть до лета 1934 года бронеавтомобиль «Уайт» являлся основной ударной силой французских бронекавалерийских войск. Он служил во Франции, Марокко, на Ближнем Востоке и даже в Шанхае и эксплуатировался до полного износа запасных частей. В конце 1931 года броневик-ветеран подвергся модернизации — бронекорпуса 39 машин были установлены на шасси 50-сильного грузовика «Лаффли» LC2.

    К сентябрю 1939 года в Северной Африке оставались еще 57 бронеавтомобилей «Уайт» с «родным» шасси. Последний раз они участвовали в бою в 1941 году на Ближнем Востоке в составе 6-го и 7-го бронекавалерийских полков

    Бронирование, мм: 5,5;

    Вооружение: 37-мм пушка «Пюто» SA-18 1/21 или один 8-мм пулемет «Гочкис» обр. 1914 г.;

    Боекомплект: 40 выстрелов или 6000 патронов;

    Двигатель: «Рено» 20CV, 4 цилиндровый, 4-тактный, рядный, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощность 55 кВт;

    Максимальная скорость, км/ч: по шоссе — 45;

    На грани ядерного апокалипсиса. Какие ошибки едва не привели к ракетному удару

    Мир неоднократно находился на пороге глобальной ядерной войны из-за технических неполадок систем предупреждения о ракетном нападении, приведших к ложным тревогам. О шести случаях ложного срабатывания систем предупреждения, получивших огласку, читайте в материале Baltnews.

    Зачем Хрущеву пускать ядерную ракету в самого себя? – 1960

    Холодный осенний день в городе Колорадо-Спрингс, штат Колорадо выдался жарким. Еще бы: станция линии раннего радиолокационного обнаружения Туле в Гренландии передала сигнал тревоги. Самая северная американская военная база, прикрывающая свободную демократию от тоталитарного Советского Союза, сообщает о нападении. «Империя зла» наносит массированный ракетный удар межконтинентальными баллистическими ракетами по Великой Америке.

    Подлетное время исчисляется минутами. Офицеры пункта управления Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (НОРАД) должны принять мгновенное решение: наносить ответный ядерный удар или нет? Но как такое возможно, если в этот самый день – 5 октября 1960 года – Хрущев находится в Нью-Йорке на заседании Генассамблеи ООН? Не может же он сам в себя пускать ядерную ракету, он же не сошел с ума. Слава Богу, американского контрудара не последовало. Оказалось, что с ума сошел не советский лидер, а американская автоматика. Расследование показало, что ложное срабатывание было спровоцировано радиосигналом, отраженным от луны.Почему Пентагон высказался за нанесение превентивного ядерного удара

    Абонент недоступен – 1961

    Осенью следующего года офицеры авиабазы Аффет в штате Небраска пережили немалый стресс. 24 ноября 1961 года главный командный пункт Стратегического командования ВВС США одновременно потерял связь с НОРАД (Командование воздушно-космической обороны Северной Америки) и со всеми постами системы раннего обнаружения баллистических ракет. Такое могло произойти в результате нанесения противником ядерного удара.

    Офицер отдает приказ на взлет дежурным экипажам стратегических бомбардировщиков. Однако удалось связаться с экипажем самолета B-52, дежурившего в воздухе над американской авиабазой Туле в Гренландии. Летчик сказал, что не видит никакого ядерного удара по американским объектам в Гренландии. Был дан отбой тревоги. Началось расследование, которое показало, что причиной потери связи стала ошибка оператора станции телефонной связи корпорации AT&T в Колорадо.Почему Пентагон много говорит о киберугрозах, но мало делает

    Карибский кризис и ядерные ракеты в Японии – 1962

    Нас следующий год мир приблизился к началу Третьей мировой войны. И произошло это снова осенью. 28 октября 1962 года высшая точка Карибского кризиса – СССР и США спорят об условиях вывода советских ядерных ракет с Кубы и американских ядерных ракет из Турции и Италии. Брат президента Кеннеди Роберт сутки проводит в своем кабинете, министр обороны США Роберт Стрейндж Макнамара сомневается, увидит ли он рассвет следующего дня. Джон Кеннеди пишет письмо Никите Хрущеву, а Хрущев отвечает ему по радио.

    И в этот самый воскресный день капитаны четырех американских секретных ракетных баз на Окинаве в Японии получают приказ на запуск крылатых ракет MGM-13 Mace с термоядерными зарядами. Дальность полета составляет 1300 км, что позволяет долететь до Владивостока и взорвать над городом заряд мощностью в 1 мегатонну. На днях Кеннеди как раз поднял уровень боеготовности войск до красного (DEFCON 2 – «на грани ядерной войны»). Первый раз в истории Америки! Приказы прошли по радиосвязи. Их шифр совпал с тем, что находился в секретном конверте с инструкциями. Проверка подтвердила истинность приказа. Источник приказа неизвестен. Капитан Уильям Бассетт готовит ядерные ракеты к пуску. Открывает список целей, и – о, Боже, что это? – три из четырех целей находятся за пределами СССР. Тут какая-то ошибка.

    Капитан останавливает подготовку ракет к запуску. Одновременно он приказывает двум вооруженным солдатам застрелить лейтенанта, державшего руку на кнопке пуска, если тот попытается запустить ракеты без официального повышения уровня боеготовности до DEFCON 1 – «неизбежная ядерная война».НАТО приближает «карибско-прибалтийский» кризис – политолог

    Бассет срывает трубку телефона и звонит в центр управления ракетами. Капитан лжет, что не получил четкого приказа, и требует подтвердить приказ на пуск лично. Командование не дает разрешение на пуск.

    Точное содержание разговора Бассетта с командным пунктом не известно до сих пор. Информация о данном инциденте была рассекречена только в 2015 году, через четыре года после смерти Бассетта. Кто знает, чем бы закончился диалог Кеннеди и Хрущева, если бы американцы выпустили ядреные ракеты по приказу из неизвестного источника.

    Радиоактивное солнце – 1967

    Весной 1967 года произошел очередной случай ложной тревоги. 23 мая посты радиолокационного наблюдения НОРАД за полярным кругом зафиксировали мощное фоновое излучение. Это еще ничего, но радиопомехи были очень подозрительны. Они были очень похожи на попытки радиоэлектронной борьбы Советов с американскими антеннами. Очень может быть, что русские подавляют систему слежения, желая скрыть запуск ракет. Командование дает команду дежурным экипажам стратегической бомбардировочной авиации на взлет. Но через несколько минут последовал отбой.

    © Baltnews Убийство 35-го президента США Джона Кеннеди. Архивные кадры

    Позже выяснилось, что на солнце произошла мощная вспышка в сочетании с корональным выбросом. Солнечное вещество повысило радиоактивность в земной атмосфере и заставило сработать систему предупреждения.

    Спутники ошиблись – 1979

    Снова осень и снова сообщение об атаке Советов. Новейшие космические спутники передают данные массированном советском ракетном обстреле. В Америку, кажется, летят межконтинентальные баллистические ракеты и баллистические ракеты с подводных лодок. Данные об атаке 9 ноября 1979 года одновременно появляются на информационных табло НОРАД, Национального командного центра в Пентагоне, штаба Тихоокеанского командования США в Гонолулу и в других штабах.

    Что это – ошибка или нет? Еще одно подтверждение – данные спутников полностью соответствуют предполагаемым сценариям советского ракетного удара. Только бы не это. Но военные должны не давать волю эмоциям, а действовать! Пять минут, и около тысячи дежурных расчетов МБР «Минитмен» получают команду привести ракеты в боевую готовность. Командование приказывает поднять десять истребителей-перехватчиков, чтобы своими глазами убедиться в том, что СССР запустил ракеты. Самолеты в воздухе, но пилоты не видят никаких подлетающих ракет. Через шесть минут после получения сигнала атака была признана ложной.

    Снова ложная тревога – 1980

    Летом 3 июня 1980 года главный командный пункт Стратегического командования ВВС США получил данные о запуске двух баллистических ракет подводных лодок в направлении Америки. Через несколько секунд на табло появились святящиеся точки, говорящие о массовом пуске новых баллистических ракет. Дежурный офицер отдает приказ дежурным экипажам стратегических бомбардировщиков немедленно на взлет. После этого он тут же бежит к телефону, звонит пункт управления НОРАД… но там отвечают, что не видят никаких летящих ракет. Спутники и радиолокационные станции тоже говорят о том, что все спокойно. А вскоре данные об атаке пропадают и с экранов Стратегического командования ВВС. Экипажам бомбардировщиков приказано выключить двигатели, но оставаться в кабинах. Дежурные офицеры ВВС НОРАД и Пентагона проводят селекторное совещание. Через несколько минут получения исходного сигнала об атаке офицеры признали его срабатывание ложным.Комплексное поражение: как Пентагон намеревается воевать с Россией и Китаем

    Обычные аварии

    По мере автоматизации систем предупреждения количество их ложных срабатываний не уменьшается, а возрастает.
    Так, по словам автора книги «Обычные аварии: жизнь с высокорискованными технологиями», к 1980 году системы предупреждения срабатывали несколько раз в сутки. Были периоды, когда американская автоматика сходила с ума десяток раз в день. Так что мир не просто подходил к порогу Третьей мировой, а постоянно ходил по краю пропасти.

    Подписывайтесь на Baltnews в Яндекс.Дзен и присоединяйтесь к нам в Facebook

    Беспилотные мишени Regulus

    После сворачивания программы готовые и строящиеся экземпляры были конвертированы в сверхзвуковые беспилотные мишени KD2U-1, в дальнейшем названные MQM-15A и GQM-15A. Мишени применялись для тренировки расчётов зенитных ракетных комплексов CIM-10 Bomarc, расположенных на о. Санта-Роза (англ.) русск. . Пуски проводились с полигона Эглин-Галф (англ.) русск. в районе форта Уолтон-Бич (англ.) русск. (шт. Флорида). Начиная с 3 сентября 1959 года было проведено 46 пусков 13 ракет. Затем оставшиеся ракеты были 30 сентября 1961 года транспортированы на базу Рузвельт-Роудз (англ.) русск. в Пуэрто-Рико для тестирования ракет Tartar, Terrier, and Talos. По завершении тестирования в 1963 году, ракеты были переведены в Пойнт-Мугу (англ.) русск. (шт. Калифорния), где использовались до декабря 1965 года [1] .

    • Длина: 6,35 м
    • Диаметр фюзеляжа: 0,705 м
    • Размах крыла: 3,10 м
    • Стартовая масса: 1 680 кг
    • Боевая часть: ядерная W-80-1 (англ.W80 (nuclear warhead) )
      • Масса БЧ: 123 кг
      • Мощность БЧ: переменная, 50-150 кт
    • Число двигателей: 1
    • Двигатель: ТРВДWilliams InternationalF112-WR-100 (англ.Williams F112 )
      • Тяга двигателя: 3,25 кН
    • Максимальная скорость на высоте: М[2]
    • Эффективная площадь рассеяния: 0,01 м² [1]

    Разработкой и производством ракет занимались следующие частные подрядчики: [7]

    • Werrell, Kenneth P. The Evolution of the Cruise Missile. — Maxwell Air Force Base, Alabama: Air University Press, 1985. — 289 с.
    • Gibson, James N. Nuclear Weapons of the United States: An Illustrated History. — Atglen, Pennsylvania: Schiffer Publishing Ltd., 1996. — 240 с. — (Schiffer Military History). — ISBN 0-7643-0063-6.
    • George Mindling, Robert Bolton. [books.google.ru/books/about/U_S_Air_Force_Tactical_Missiles.html?id=P5WMDJ0HyP8C&redir_esc=y U.S. Air Force Tactical Missiles]. — Maxwell Air Force Base, Alabama: Lulu Press, 2008. — 342 с. — ISBN 0557000297.
    • Andreas Parsch. [www.designation-systems.net/dusrm/m-13.html Martin TM-76/MGM-13/CGM-13 Mace] (англ.) . Сайт Designation-Systems.net (2004). Проверено 26 августа 2012.[www.webcitation.org/6BlzLUEZM Архивировано из первоисточника 29 октября 2012].
    • [www.mace-b.com/38TMW/Missiles/History.htm The Development of the Matador and Mace Missiles]
    • [www.mace-b.com/38TMW/Missiles/mace.htm History of the Matador and Mace Missiles]
    • [www.mace-b.com/38TMW/Missiles/flight.htm Matador and Mace Missile Guidance and Flight Controls]
    • [www.mace-b.com/38TMW/Missiles/MM-1.htm The FWD MM-1 Teracruzer]
    • [www.SembachMissileers.org Sembach Missileers — 38th TAC Missile Wing Missileers stationed at Sembach AB, Germany, 1959-1966]
    • [www.tacmissileers.org TAC Missileers — Tactical Missile Warriors of the Cold War]

    : неверное или отсутствующее изображение

    • Викифицировать статью.
    • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)
    • Исправить статью согласно стилистическим правилам Википедии.

    Конструкция

    Конструкция ракеты сходна с конструкцией обычного самолёта, для экономии веса применены лёгкие материалы и сплавы. Фюзеляж трубчатый, конической в носовой части, где расположена аппаратура наведения, боевая часть и системное оборудование. Под центральной частью корпуса располагался характерный клиновидный воздухозаборник.

    Стреловидные крылья были установлены в средней части фюзеляжа, стреловидный стабилизатор располагался над хвостовой частью, иногда он дополнялся небольшим дополнительным стабилизатором под хвостовой частью.

    Управление ракетой осуществлялось элеронами, которые находились на задней кромке внешней части крыла. Хвостовые крылья у ракеты отсутствовали, руль располагался на задней кромке стабилизатора. Закрылки размещались на задней кромке внутренней части крыла и применялись при пуске. Для дополнительной стабилизации и управления тангажом предназначались маленькие трапециевидные крылья в носовой части фюзеляжа.

    Для пуска ракеты корабль-носитель поднимался на поверхность (если это была подводная лодка) и выдвигал ракету на пусковую установку. После этого ракета подключалась к навигационной системе корабля для введения координат цели и синхронизации инерциального автопилота. После приведения ракеты в готовность и получения разрешения на пуск включался основной двигатель, форсажная камера и пороховой ускоритель, ракета покидала пусковую установку и шла к цели в автономном режиме.

    Информация

    О компании: Здравствуйте , Друзья!
    В нашей группе Вы найдете информацию по военной технике времен довоенного периода, также времен второй мировой войны и современную технику.

    Обязательно ознакомьтесь с правилами группы!

    Пожертвования Поддержать

    Другое

    • Статьи 94
    • Подписчики 9 950
    • Фотографии 784
    • Ещё.
    • Товары 3
    • Обсуждения 11
    • Видео 10
    • Файлы 2
    • Ссылки 23
    • Контакты 1
    • Действия

      • Уведомлять о записях
      • Сохранить в закладках
      • Поиск записей
      • Пожаловаться

      7 363 записи

      Всем доброй ночи!)

      СУ-37 СУ-45 — 45-мм противотанковая самоходная установка на шасси танка Т-38, 1936 г. СССР Показать полностью.

      Свою короткую историю легкая САУ, известная сейчас как СУ-37, ведет с 1935 г., когда НТО АБТУ РКАА выдал техническое задание на разработку к 15 апреля эскизного проекта самоходной установки батальонной пушки на шасси танка Т-37. Несколько позже, 11 марта 1936 г., руководство утвердило окончательные требования к “легкой самоходно-артиллерийской установке с 45-мм противотанковой пушкой на шасси танка Т-37А”. Техническое задание на легкую самоходку, первоначально получившей индекс СУ-Т-37 (позднее – СУ-37), предусматривало следующее:

      “Вес установки в боевом положении не должен превышать 3000 кг. Тактико-технические свойства СУ должны быть не ниже, чем у Т-37.

      Для самоходной установки использовать 45-мм противотанковое орудие вместе с верхним станком, прицелом и механизмами его наведения. Высота линии огня должна быть не свыше 1200 мм, углы обстрела: по вертикали -8 +25 град., по горизонтали — 30 градусов в каждую из сторон.

      Самоходная установка должна иметь щит, не препятствующий производить прямую наводку и прикрывать орудийный расчет спереди от пуль. С бортов расчет должен быть прикрыт до пояса 5-мм броней. В походном положении расчет должен быть прикрыт полностью, за исключением крыши.

      Самоходная установка должна допускать стрельбу как с места, так и с хода под всеми углами и быть устойчивой при стрельбе. Экипаж установки — 3 человека.

      Для самообороны предусмотреть укладку ручного пулемета ДП. Боекомплект не менее 50 снарядов и 1000 патронов”.

      Однако, к тому моменту, когда была готова техническая документация, шасси плавающего танка Т-37А решено снять с производства в виду его многочисленных недостатков. Доработку проекта поручили конструктору Д.Архарову, которому пришлось столкнуться с не меньшими трудностями, чем при производстве танков. Прежде всего, из-за установки новой артиллерийской системы, масса САУ сильно возросла. В результате пришлось отказаться от возможности оставить за ней амфибийные свойства. С этим не были согласны военные, которые справедливо полагали, что СУ-37 в таком случае уподобится обычному легкому танку. На заседании 10 ноября 1935 г. макетная комиссия АБТУ наконец получила возможность более детально изучить проект. К этому времени он значительно отличался от начального ТТЗ. Теперь САУ полностью базировалась на шасси нового плавающего танка Т-38. От него оставили силовую установку, бортовые фрикционы, приводы управления и электрооборудование. Из имеющихся вариантов артиллерийского вооружения была выбрана 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г., которая изначально не предназначалась для установки на танковое шасси. Вместе с ней на САУ перекочевали механизм наводки и прицельные приспособления. Орудие установили прямо по центру в лобовом листе корпуса, передвинув место механика-водителя влево. Боекомплект, состоящий из 50 выстрелов, разместили вдоль бортов.

      Комиссия, в целом, утвердила проект, отметив ряд существенных недостатков. Из-за особенностей полевого орудия водителю, сидевшему слева от него рядом с прицельными приспособлениями, пришлось бы совмещать также функции наводчика. Это сочли неприемлемым и рекомендовали перенести его место на правую сторону. Заодно был оговорен крайний срок постройки опытного образца – 1 января 1936 г. В связи с большими изменениями проекта САУ получила название СУ-45 – таким образом, ни одной СУ-37 построено не было.

      Пока шло изготовление рабочих чертежей АБТУ пожелало использовать штатную укладку снарядов, используемую на легком танке Т-26. Это повлекло за собой перепроектирование корпуса, который стал более высоким, и привело к ещё большему увеличению массы. В итоге, шасси САУ с трудом выдерживало её вес в 4300 кг. Конструкторская бригада внесла необходимые доработки, сблизив тележки подвески и добавив дополнительный опорный каток. Пока шли доработки срок поставки первого опытного образца был нарушен – лишь весной 1936 г. прототип СУ-45 поступил на испытания.

      Как и следовало ожидать, САУ оказалась хуже оригинального плавающего танка, на основе которого она проектировалась. Шасси самоходки, и без того страдавшее от технических недостатков, было слишком перетяжелено. Мощность двигателя, при имеющейся массе, была недостаточна. Вдобавок, плохая система охлаждения приводила к тому, что вода в радиаторе начинала закипать даже при преодолении небольших подъемов на пересеченной местности. Работа трансмиссии тоже оставляла желать много лучшего – от этого “бича” всех советских танков удалось избавиться только в годы войны. Кроме того, компоновка экипажа осталась прежней – водитель остался слева и был вынужден в боевых условиях бросать управление, чтобы обеспечить наводку орудия. Вдобавок в лобовой части корпуса был установлен танковый пулемет ДТ, так что теснота в боевой рубке САУ осталась такой же, как и на танке.

      Рассудив, что в таком виде СУ-45 непригодна к серийному производству, АБТУ потребовало создать САУ на базе шасси Т-38М. Правда, в 1938 г., от этой затеи отказались совсем, закрыв все работы по созданию самоходных орудий на шасси сверхлегких танков.

      БОЕВАЯ МАССА 4300 кг
      ЭКИПАЖ, чел. 3
      Клиренс, мм 380
      ВООРУЖЕНИЕ одна 45-мм противотанковая пушка образца 1932 г. и курсовой 7,62-мм пулемет ДТ
      БОЕКОМПЛЕКТ 50 выстрелов
      ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел
      БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса — 9 мм
      борт корпуса — 9 мм
      лоб рубки — 9 мм
      борт рубки — 9 мм
      крыша — 4 мм
      днище — 4 мм
      ДВИГАТЕЛЬ ГАЗ-АА, 6-цилиндровый, рядный, карбюраторный, мощностью 40 л.с.
      ТРАНСМИССИЯ механического типа: главный фрикцион сухого трения, карданный вал, 5-скоростная КПП, бортовые фрикционы, бортовые передачи и ленточные тормоза
      ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 8(на один борт) 4 опорных катка сблокированных в 2 тележки, 1 независимый опорный каток, 2 поддерживающих ролика, переднее ведущее колесо и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
      СКОРОСТЬ

      Немецкая позиция с 88-мм зенитным орудием FlaK 18 под Ленинградом.

      Бронеавтомобиль «Уайт» модель 1917 года Франция. Показать полностью.

      В 1917 году фирма «Рено» построила новый бронеавтомобиль, установив корпус опытного броневика «Сепор-Лорфевр» на шасси американского 2-тонного заднеприводного (4×2) грузовика «Уайт». К началу первой мировой войны Франция располагала 2000 шасси «Уайт» двух типов; TAB, выпускавшихся в США с 1915 по 1919 год, и ТВС, производившихся по лицензии фирмой «Рено» с 1915 по 1922 год. Шасси отличались шириной и, естественно, массой, но в серийном производстве бронемашин, получивших обозначение «Уайт», использовались и те, и другие. 25 августа 1917 года броневик «Уайт» был принят на вооружение французской армии. Всего фирмой «Рено» было построено, полностью или частично. 230 бронемашин этого типа.

      Полностью закрытый бронированный корпус машины склепывался из листов катаной стали, толщиной 8 мм и обеспечивал защиту экипажа от огня стрелкового оружия и осколков малокалиберных снарядов и мин. В состав экипажа, которым командовал унтер-офицер, входили еще три человека водитель переднего поста управления, водитель заднего поста управления и наводчик, обслуживавший пушку и пулемет.

      В передней удлиненной части корпуса располагалось моторное отделение, имевшее в сечении прямоугольную форму. В нем устанавливался четырехцилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения «Уайт» с рабочим объемом 3672 см3 развивавший мощность 25,7 кВт (35 л. с.). С двигателем взаимодействовала механическая четырехступенчатая коробка передач, которая обеспечивала движение вперед на четырех скоростях и задним ходом на двух. Топливный бак емкостью 100 литров позволял бронемашине пройти по дороге с твердым покрытием 250 км без дозаправки. Двигатель «Уайт» был вполне надежным, но несколько слабоватым по отношению к массе бронемашины, а учитывая почтенный возраст шасси, водителю приходилось постоянно следить за уровнем масла. По дорогам с твердым покрытием 6-тонный бронеавтомобиль «Уайт», двигался с максимальной скоростью 46 км/ч, а по грунтовым дорогам — со скоростью 12-20 км/ч, что было весьма прилично для того периода. Во время эксплуатации в южных районах Марокко, бронемашина, двигаясь по бездорожью, могла проходить по 100 км за день.

      Доступ к двигателю с целью его обслуживания и ремонта обеспечивали две большие съемные панели на стенках бронекапота. крепившиеся болтами к каркасу корпуса. Для защиты радиатора от повреждений моторное отделение закрывалось спереди бронированным горизонтальным жалюзи с двумя установленными под углом неподвижными пластинами и верхней подвижной крышкой, которая поднималась на шарнирных петлях, обеспечивая приток охлаждающего воздуха к двигателю.

      Позади моторного отделения находилось отделение управления, в котором располагались водитель (слева) и его помощник (справа). Обзор им обеспечивали два лобовых окна с опускаемыми бронекрышками и два круглых смотровых отверстия в бортах отделения управления, также оборудованные бронекрышками полукруглой формы.
      Бронемашина была оборудована вторым постом управления для движения назад без разворота. При необходимости этот пост, расположенный в задней части корпуса, занимал помощник водителя и вел машину задним ходом. При этом механизм реверсивной передачи допускал на всех четырех передачах примерно такие же скорости движения задним ходом, как и при переднем ходе. Однако передний и задний посты управления не были равноценными, последний не имел всех органов управления. Кроме того, вождение бронемашины задним ходом с использованием кормового рулевого управления требовало определенных навыков и сноровки, так как в этом случае управляющие колеса находились сзади. Наблюдать за местностью водитель заднего поста мог через узкое кормовое окно с бронекрышкой и два боковых смотровых отверстия, подобных тем, что имелись в бортах отделения управления.

      Заднюю часть корпуса занимало боевое отделение стенки, которого имели слегка выгнутую форму, что до некоторой степени увеличивало его объем. Над этим отделением размещалась клепаная симметричная башня кругового вращения. На ее крыше имелись два люка, через которые командир машины и наводчик могли вести наблюдение за местностью. Помимо этих люков для обзора были предусмотрены и другие смотровые отверстия с бронекрышками.

      В башне противоположно друг другу были установлены 37-мм пушка SA 18 образца 1916 года и 8-мм пулемет «Гочкис». Возимый боекомплект к ним состоял из 198 выстрелов и 5500 патронов. Кроме того, в боевом отделении перевозился запасной пулемет, который использовался для стрельбы по воздушным целям. При необходимости он монтировался на вилочной пулеметной установке, расположенной на левом борту, на уровне лобового окна. Beсти огонь из зенитного пулемета можно было только выйдя из остановившейся бронемашины. В этом случае снаряженная патронная лента подавалась к нему через круглое смотровое отверстие в борту отделения управления.

      Для посадки экипажа в машину в обоих бортах боевого отделения имелись большие прямоугольные двери, левая открывалась в сторону кормы, правая — в сторону носовой части бронемашины.

      На бортах кормовой части корпуса размещались большие ящики для инструментов и запасных частей. Плоский ящик меньших размеров висел на левому борту, под круглым смотровым отверстием отделения управления. За ним в специальных скобах крепился штатный шанцевый инструмент — лопата и кирка.

      Для езды в темное время суток бронемашина была оборудована большой съемной фарой-прожектором крепившейся на кронштейнах над жалюзи радиатора, и парой фар меньшего размера, которые монтировались у верхних углов передней стенки моторного отделения. Третья фара, служившая для освещения дороги при движении задним ходом, располагалась на левом заднем крыле бронемашины.

      В заднеприводной (4×2) ходовой части машин раннего выпуска использовались деревянные спицованные колеса с пулестойкими шинами типа «Дюкасбль», причем на заднюю ось устанавливались двускатные колеса. Нагрузка на оси распределялась следующим образом, 2,2 т приходились на переднюю ось. 3,8 т — на заднюю. В 1925 году на смену спицованным колесам пришли дисковые с пневматическими шинами. Задняя ось оборудовалась колесами с двойными скатами.

      Вплоть до лета 1934 года бронеавтомобиль «Уайт» являлся основной ударной силой французских бронекавалерийских войск. Он служил во Франции, Марокко, на Ближнем Востоке и даже в Шанхае и эксплуатировался до полного износа запасных частей. В конце 1931 года броневик-ветеран подвергся модернизации — бронекорпуса 39 машин были установлены на шасси 50-сильного грузовика «Лаффли» LC2.

      К сентябрю 1939 года в Северной Африке оставались еще 57 бронеавтомобилей «Уайт» с «родным» шасси. Последний раз они участвовали в бою в 1941 году на Ближнем Востоке в составе 6-го и 7-го бронекавалерийских полков

      Бронирование, мм: 5,5;

      Вооружение: 37-мм пушка «Пюто» SA-18 1/21 или один 8-мм пулемет «Гочкис» обр. 1914 г.;

      Боекомплект: 40 выстрелов или 6000 патронов;

      Двигатель: «Рено» 20CV, 4 цилиндровый, 4-тактный, рядный, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощность 55 кВт;

      Максимальная скорость, км/ч: по шоссе — 45;

      Булава A и B типов были развернуты в Японии и бывшей Западной Германии

      • Япония, Окинава, остров: 873d тактические ракетные эскадрильи сохранили 32 ракеты Булава на постоянном боевом дежурстве в подземных бункерах на 4 Окинаве стартовым площадкам назначены Кадена авиабаза и расположен на Боло точки в городе Йомитан, онна-Пойнт, белоснежного пляжа и в семье, просто к северу от лагеря Хансен.
      • W-Germany, 38th Tac Msl Wing kept 90 missiles on alert at above and underground launcher сайтов assigned to авиабазе Sembach (sites at Mehlingen, энкенбах and Grönstadt); to авиабазе Hahn (sites at Wüscheim, Кирхберг и собака дома) and to авиабаза Битбург (sites at штайнборн, iDEN дом и рыцари деревня)
      Читать еще:  Легкий танк Commando Stingray (США)
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector