1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Межконтинентальная баллистическая ракета 15Ж44 РТ-23 (СССР)

Независимое военное обозрение

5:00 / 21.06.16
РВСН: боевой железнодорожный ракетный комплекс 15П961 «Молодец» с МБР 15Ж61 (РТ-23 УТТХ)

РТ-23 УТТХ «Молодец» (Индекс ГРАУ — 15П961 и 15П060, код СНВ — РС-22Б и РС-22В, по классификации МО США и НАТО — SS-24 Mod 3 и Mod 2 Scalpel, англ. Скальпель (PL-4 — в период испытаний на полигоне)) — стратегические ракетные комплексы с твёрдотопливными трёхступенчатыми межконтинентальными баллистическими ракетами 15Ж61 и 15Ж60, подвижного железнодорожного и стационарного шахтного базирования соответственно. Явился дальнейшим развитием комплекса РТ-23.

Головной разработчик — Конструкторское бюро «Южное». Приняты на вооружение в 1987 году.

Ракетные комплексы

Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 768—247 (от 9.08.1983) предусматривало создание единой ракеты для трёх вариантов базирования: стационарного (в шахте) и мобильных (железнодорожного и грунтового). В апреле 1984 года разработчикам комплексов на базе ракет РТ-23УТТХ были выданы уточнённые ТТТ, определившие, что разработка единой ракеты должна учитывать особенности эксплуатации и боевого применения в составе подвижных и стационарного комплексов. Также была определена очерёдность разработки — сначала мобильные комплексы, затем — стационарный.

  • Разработку грунтового подвижного комплекса с ракетой 15Ж62 (тема «Целина-2») осуществлял МИТ. Для транспортировки ракеты был разработан проект и изготовлены опытные образцы тягача МАЗ-7907. Однако дальнейшие работы по комплексу были прекращены, когда стало очевидным, что он не сможет обеспечить необходимых характеристик боевой эффективности.
  • Разработка Боевого железнодорожного ракетного комплекса под руководством братьев Владимира и Алексея Уткиных стала дальнейшим развитием комплекса 15П952 на основе ракеты РТ-23 (15Ж52). Для нового комплекса была разработана модификация ракеты Р-23 УТТХ 15Ж61 (обозн. НАТО: SS-24 «Sсаlреl» Моd 3 (РL-4), СНВ-1: РС-22В), а сам комплекс получил индекс 15П961. На вооружение комплекс был принят 28 ноября 1987 года. На протяжении 2003—2007 годов все комплексы были сняты с вооружения и утилизированы.
  • Стационарный шахтный комплекс также разрабатывался на основе РТ-23 (комплекса 15П044 с ракетой 15Ж44). Комплекс получил обозначение 15П060 (БРК 15П161, обозн. НАТО: SS-24 «Sсаlреl» Моd 2, СНВ-1: РС-22Б). Пусковые установки 15П760 создавались как модернизация установок ракет УР-100Н УТТХ. На вооружение комплекс был принят 28 ноября 1989 года. Всего было развёрнуто 56 ракет этого типа в позиционных районах на территории УССР и РСФСР. Однако в связи с изменением оборонной доктрины СССР и политико-экономическими трудностями дальнейшее развёртывание ракет было прекращено. После распада СССР ракеты, находившиеся на территории Украины, были сняты с боевого дежурства и утилизированы (в том числе задел из не менее 8 ракет) в период 1993—2002 годов. Пусковые установки были взорваны. В России ракеты были сняты с дежурства и отправлены на утилизацию по истечении гарантийного срока хранения в 2001 году. Пусковые установки были модернизированы для использования ракет РТ-2ПМ2 «Тополь-М».

В 2006 году Минобороны США согласилось выплачивать Украине согласованную стоимость за каждый пустой корпус двигателя. При этом НКАУ возьмёт на себя расходы на извлечение топлива из имеющихся 163 ракетных двигателей. [1]

()

Впервые заговорили о необходимости создания железнодорожного старта еще в начале 60-х годов. В 1966—67гг. в ОКБ-586( КБ «Южное») были проведены проектные изыскания по разработке на основе Р-12 боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК). Проект предусматривал создание специального состава из 20 вагонов,шесть из которых являлись одновременно транспортным средством и ПУ для ракет.

Предполагалось, что БРЖК обеспечит возможность скрытого маневрирования ракетного соединения, находящегося на боевом дежурстве. Но работы тогда не вышли из проектной стадии. По мере развития ракетостроения рассматривалась возможность создания БЖРК применительно к ракетам РТ-40, РТ-2, РТ-20. Проект ракетного комплекса с твердотопливной трехступенчатой МБР шахтного и железнодорожного базирования РТ—21 (15Ж41) разрабатывался в первой половине 60-х годов в КБ «Южное». Проект как и предыдущие не был реализован. Во второй половине 60-х годов на его основе разрабатывался проект БРЖК РТ—22, который также не был завершен.[2]

Необходимо отметить, комплекс «Молодец» был первым в мире серийным представителем своего класса. Сама идея перевозки и запуска ракет со специально оборудованных поездов появилась еще в конце пятидесятых годов. Более того, идея БЖРК была не только сформирована, но и отрабатывалась в рамках экспериментов. Первым в мире БЖРК могла стать американская система с ракетой Minuteman I.

Первый испытательный запуск межконтинентальной ракеты LGM-30A Minuteman I состоялся 1 февраля 1961 года. Примерно за два года до этого события специалисты Стратегического командования ВВС США, компании Boeing и ряда других смежных организаций начали исследования по теме живучести стратегических ракет. Уже в середине пятидесятых годов стало ясно, что шахтные пусковые установки в случае начала ядерной войны станут целью для первого удара, в результате чего часть ракет будет выведена из строя. Потерю части «сухопутных» ракет можно было компенсировать при помощи вооружения подлодок. Тем не менее, требовалось обеспечить и гарантированное сохранение максимально возможной части ракет наземного базирования.

В ходе мозгового штурма и проработки нескольких оригинальных идей американские инженеры пришли к выводу о больших перспективах ракетных комплексов на базе железнодорожных составов. В то время в США работали несколько железнодорожных сетей с общей протяженностью путей в десятки тысяч миль. Это позволило бы ракетным комплексам постоянно менять свое положение, уходя из-под возможного удара, а также в определенной мере могло увеличить их радиус действия за счет запуска ракет из различных районов страны.

Выбор ракеты для перспективного комплекса не занял много времени. На тот момент продолжалась разработка ракеты LGM-30A, которая имела приемлемые габариты и вес. Полная длина этого изделия составляла 16,4 м, стартовый вес – 29,7 т. При таких параметрах ракета с пусковым устройством могла перевозиться в специальном железнодорожном вагоне. Несмотря на сравнительно малые габариты, ракета должна была иметь достаточно высокие характеристики дальности. Три ступени с твердотопливными двигателями обещали дальность до 9000-9200 км. Боевое оснащение ракеты предлагалось выполнить в виде термоядерного заряда. Для использования с мобильной железнодорожной платформой ракете требовалась новая система наведения, которую предполагалось разработать в ближайшем будущем.

12 февраля 1959 года состоялся официальный старт проекта, получившего название Mobile Minuteman (мобильный «Минитмен»). Военные, учитывая геополитическую обстановку, требовали провести все работы в кратчайшие сроки. Новый «ракетный поезд» должен был войти в строй не позднее января 1963 года. Таким образом, менее чем за три года требовалось провести весь комплекс исследований, разработать агрегаты пусковой установки и поезда в целом, а затем испытать новую систему вооружения и наладить ее производство.

По имеющимся данным, в состав БЖРК Mobile Minuteman должны были входить 10 вагонов, половина из которых отдавалась под жилые помещения и рабочие места расчета. К примеру, командный пункт комплекса должен был оснащаться двумя рабочими местами офицеров, отвечающих за пуск ракет. Из соображений безопасности места расчета предлагалось разделить бронестеклом. В остальных вагонах должны были размещаться три пусковые установки с ракетами и специальное оборудование.

13 декабря 1960 года компания Boeing завершила сборку полноразмерного макета перспективного «ракетного поезда». Макет предполагалось показать военным и получить одобрение на строительство полноценного прототипа со всеми необходимыми системами. Таким образом, уже в 1961 году проект Mobile Minuteman мог перейти в стадию полноценных ходовых испытаний и тестовых запусков. Технический облик перспективного БЖРК к этому времени претерпел некоторые изменения в сравнении с ранними версиями, однако в его основе лежали прежние идеи, касавшиеся общей архитектуры комплекса, вооружения и методик применения.

Однако уже 14 декабря поступил приказ приостановить все работы. В ходе испытаний стало ясно, что в предлагаемом виде новый ракетный комплекс имеет как плюсы, так и минусы. Кроме того, активное развитие ракетной техники и ядерных сил в целом сказывались на ходе перспективных проектов. Официально причиной остановки проекта была объявлена его высокая стоимость. За почти два года проект Mobile Minuteman «съел» несколько десятков миллионов долларов, а дальнейшие работы должны были привести к дополнительным тратам. В итоге проект сочли слишком дорогим и остановили.

Вторым ударом по разработке американского БЖРК стал приказ президента США Джона Ф. Кеннеди от 28 марта 1961 года. В соответствии с этим документом стратегические ядерные силы требовалось усилить не новым крылом, вооруженным «ракетными поездами», а подразделением с ракетами шахтного базирования.

Последним документом в судьбе проекта «Мобильный Minuteman» стал приказ министра обороны Роберта Макнамары. 7 декабря 1961 года глава военного ведомства распорядился окончательно прекратить все работы по боевому железнодорожному ракетному комплексу со специальной версией ракеты LGM-30A Minuteman I. В дальнейшем это оружие использовалось только с шахтными пусковыми установками.

Разработка предварительного проекта, испытания и последующие работы позволили установить положительные и отрицательные особенности оригинального предложения. К плюсам комплекса Mobile Minuteman отнесли высочайшую мобильность пусковых установок, способных перемещаться по множеству существующих железных дорог, и высокую вероятность выживания в случае начала ядерного конфликта. Кроме того, плюсом считалось отсутствие необходимости разработки полностью новой ракеты. В составе нового БЖРК предполагалось использовать модификацию изделия LGM-30A с обновленной системой наведения, способной выводить ракету на указанную цель из любой точки территории США.

Тем не менее, хватало и минусов. Главный – высокая стоимость разработки и строительства комплексов. Именно этот недостаток в итоге привел к закрытию проекта. Большие сложности были связаны с подготовкой ракеты к пуску. После выхода на стартовую позицию требовалось начать сложную и длительную процедуру подготовки. В частности, необходимо было с высокой точностью определить координаты поезда и ввести обновленную полетную программу в электронику ракеты, что серьезно затрудняло боевую работу в условиях реального конфликта. [3]

Работы по созданию подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) начались в середине 1970-х годов. Первоначально комплекс разрабатывался с ракетой РТ-23, оснащаемой моноблочной головной частью. После испытаний БЖРК с МБР РТ-23 был принят в опытную эксплуатацию. [4]

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 9 августа 1983 года была задана разработка ракетного комплекса с ракетой РТ-23УТТХ «Молодец» (15Ж61) в трех вариантах базирования: боевой железнодорожный, подвижный грунтовый «Целина-2» и шахтный. Головной разработчик — КБ «Южное» (генеральный конструктор В.Ф.Уткин).

В ноябре 1982 года был разработан эскизный проект ракеты РТ-23УТТХ и БЖРК с усовершенствованными железнодорожными пусковыми установками (ЖДПУ). В частности, для стрельбы с любой точки маршрута, в том числе с электрифицированных железных дорог, БЖРК был оснащен высокоточной навигационной системой, а ЖДПУ — специальными устройствами закорачивания и отвода контактной сети (ЗОКС).

Комплекс принят на вооружение 28 ноября 1989 года.

В 1987-1991 годах были построены 12 комплексов.

В 1991 году НПО «Южное» предложило использовать ракету типа РТ-23УТТХ для запуска космических аппаратов на орбиту Земли с высоты 10 километров, после сброса ракеты на специальной парашютной системе с тяжелого транспортного самолета АН-124-100. Дальнейшего развития этот проект не получил. В настоящее время комплекс снят с вооружения.

На западе ракета РТ-23УТТХ (15Ж61) получила обозначение SS-24 «Sсаlреl» Моd 3 (РL-4).

Наименование по СНВ-1 — РС-22В, классификация по СНВ-1 — собранная МБР в пусковом контейнере (Класс А).

«После этого отношения СССР и США резко улучшились». Какое оружие спасло мир от Третьей мировой

34 года назад на боевое дежурство заступила межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) РТ-2ПМ «Тополь», которая все эти годы защищает мир от ядерной войны. Принципиально новая ракета ознаменовала новую эру в истории оружия. О ее уникальности расскажет Baltnews.

На вооружение советской армии в 1985 году заступила трудноуловимая межконтинентальная баллистическая ракета РТ-2ПМ «Тополь», пишет проект «Русское оружие».

Выследить и уничтожить данную систему вооружений невозможно, поскольку она размещена не как обычно в шахте, а на огромном грузовике, который курсирует в российских лесах. Это гарантировало нанесение ответного удара даже после ядерного нападения на Советский Союз.

Непредсказуемость «Тополя»

Межконтинентальные баллистические ракеты призваны сдержать противника от нанесения ядерного удара, поскольку ответный удар в случае нападения не заставит себя долго ждать, а в термоядерной войне победителей не будет.

РИА Новости Ракетный комплекс «Тополь»

«Однако всегда находятся желающие попробовать – США, к примеру, с 50-х годов один за другим создают планы уничтожения советского, а затем и российского ядерного арсенала внезапным массированным ударом. После этого Америка, по идее пентагоновских стратегов, сможет делать с противником, что хочет», – пишет автор материала Антон Валагин.

Чтобы этого не произошло, еще во времена холодной войны ядерное оружие начали прятать в подлодках и бомбардировщиках, добавил он. Кроме того, в СССР появились бронепоезда, похожие на обычные товарные, однако в их вагонах были размещены готовые к старту ракеты РТ-23, получившие в НАТО имя «Скальпель».»Немыслимое». Как Британия планировала развязать Третью мировую войну против СССР

Курсирование бронепоездов по железным дорогам Советского Союза было необходимо для того, чтобы в случае нанесения противником превентивного удара сохранилось максимальное количество боеголовок для ответного ядерного нападения.

По словам полковника Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в отставке, доктора технических наук Дмитрия Макарова, термоядерная война не случится, пока существует возможность нанесения ответного удара с последующим неприемлемым для противника ущербом.

Читать еще:  Межконтинентальная баллистическая ракета МР-УР-100, МР-УР-100 УТТХ (СССР)

В данном случае МБР «Тополь» стал продолжением концепции «неуловимого оружия», который даже если теоретически удастся выследить, то предугадать, где он будет находиться в «час Х», просто невозможно, поскольку маршрут его боевого патрулирования постоянно меняется. О его дальнейшем местонахождении не знают даже экипажи самих пусковых установок.

Как работает

РТ-2ПМ «Тополь» представляет собой 22-метровую ракету на твердом топливе. Она безопасна в плане пожара, не дает токсичных утечек и может находиться в состоянии боевой готовности двадцать лет. Она состоит из трех ступеней, которые заканчиваются широким конусом ракетного двигателя. При этом боеголовка тоже оснащена своим двигателем.

РИА Новости Пусковая установка «Тополь»

После того как РТ-2ПМ оказывается выброшена пороховым зарядом из пускового контейнера, у ракеты запускается двигатель и выпускает ее почти вертикально вверх. Дальше друг за другом отрабатывают и отделяются ступени, а через три минуты в околоземном пространстве, на вершине баллистической траектории оказывается головная часть. Она представляет собой покрытый сверхпрочной керамикой конус метрового диаметра, в котором помимо заряда плутония, способного разрушить средний город, находится автоматика наведения и запас ложных целей.

После того как конус совершает разворот острием к земле, двигатель делает серию коротких импульсов – таким образом происходит наведение боеголовки на цель, после чего начинается падение со все возрастающей скоростью. Гиперзвуковой скорости боевой блок разгоняется уже в стратосфере.

РИА Новости Ракетный комплекс «Тополь»

Зачем же нужны ложные цели? Дело в том, что траектория пикирующей из запредельной высоты боеголовки неизменна и ее можно вычислить – именно на этом построена противоракетная оборона. Однако «Тополь» для того, чтобы достичь цели, выпускает большое количество ложных целей из фольги, устраивающие «метель» на экранах радаров, что глушит головки наведения противоракет противника электронными помехами.

Готовность к пуску

Для того, чтобы в случае ядерного нападения была возможность нанести ответный удар, необходимо не просто спрятать ракету в огромный грузовик, но и обеспечить ее постоянную готовность к пуску.Ракет хватит на всех. Какой зенитный комплекс будет прикрывать российские города

«Системы наведения на МБР инерциальная: датчики в полете отслеживают все перемещения ракеты, а бортовой компьютер, зная исходную точку, вычисляет текущие координаты и курсовые поправки. Перед постановкой «Тополя» на боевое дежурство специальные подразделения РВСН прошли по всем маршрутам патрулирования, оборудовав тысячи незаметных стартовых позиций: с известными координатами и твердым покрытием, чтобы пусковая установка могла встать на опоры строго горизонтально», – рассказывает автор статьи.

«Тополь» способен стартовать из парков, где стоят ракетные тягачи, – именно поэтому крыши ангаров сделали раздвижными, а места их расположения «пристреляны» вместе с полевыми позициями.

«Кстати. Вскоре после того, как «Тополя» вышли на боевое дежурство, отношения между СССР и США резко улучшились. Страны договорились о сокращении ядерных арсеналов и стали проводить телемосты», – заключает Антон Валагин.

Подписывайтесь на Baltnews в Яндекс.Дзен и присоединяйтесь к нам в Facebook

Соль ракетной гонки

В ответ на происки Соединенных Штатов Советский Союз выпустил в море «Осетра»

16 сентября 1955 года в Белом море с борта советской дизельной ПЛ Б-67 (проект 611В) состоялся первый в мире испытательный пуск баллистической ракеты Р-11ФМ, произведенный под руководством Сергея Павловича Королева. Подлодкой командовал капитан 1-го ранга Ф. И. Козлов. Таким образом, 60 лет назад родился новый вид оружия – баллистические ракеты подводных лодок.

Справедливости ради необходимо отметить, что праотцом этого оружия является Вернер фон Браун, предложивший еще осенью 1944-го разместить свои ракеты V-2 в плавучих контейнерах, буксируемых подводной лодкой, которые должны были послужить и пусковой установкой. Но волей судьбы и героизмом наших солдат реализовывать этот проект пришлось советским и американским инженерам-ракетчикам в условиях жесточайшей конкуренции холодной войны.

Подводный космодром

Вначале успех благоволил американцам. Летом 1956-го флот инициировал и щедро спонсировал исследовательский проект NOBSKA. Целью было создание перспективных образцов ракетного и торпедного вооружения для надводных и подводных кораблей флота. Одна из программ предполагала создание ракетной ПЛ на базе существующих дизельных и атомных. Четыре 80-тонные жидкотопливные (жидкий кислород + керосин) БРСД «Юпитер С» по проекту размещались в транспортно-пусковых контейнерах в горизонтальном положении вне прочного корпуса лодки. Перед стартом ракеты должны были переводиться в вертикальное положение и заправляться. В проекте принимали участие на конкурсной основе оба разработчика ядерного оружия в США – ЛАНЛ (Лос-Аламосская национальная лаборатория) и свежеиспеченная, не имевшая практического опыта ЛЛНЛ (Лоуренс Ливерморская национальная лаборатория), которую возглавил Эдвард Теллер. Хранение жидкого кислорода в отдельных цистернах на ПЛ да еще необходимость его перекачки из бортового запаса в баки ракеты непосредственно перед пуском изначально посчитали тупиковым направлением, и проект еще на стадии эскиза был отвергнут.

«Утверждение, будто система «Тайфун» создавалась как ответ на американскую «Трайдент», неверно»

Осенью 1956 года на совещании в Минобороны с присутствием всех проектантов Фрэнк Э. Босуэлл, руководитель станции испытания морских боеприпасов, поднял вопрос о возможности разработки твердотопливных баллистических ракет в пять – десять раз легче, чем «Юпитер С», с дальностью полета от 1000 до 1500 миль. Тут же он обратился с вопросом к разработчикам ядерных боеприпасов: «Вы сможете создать за пять лет компактное устройство весом 1000 фунтов и мощностью 1 мегатонна?». Представители Лос-Аламоса сразу отказались. Эдвард Теллер в мемуарах пишет: «Я встал и сказал: мы в Ливерморе можем сделать его за пять лет, и оно даст 1 мегатонну». Когда я вернулся в Ливермор и рассказал своим ребятам о работе, которая им предстоит, у них волосы встали дыбом».

За работу над ракетой взялись фирмы «Локхид» (ныне Локхид Мартин) и «Аэроджет». Программа получила название «Поларис», и уже 24 сентября 1958-го состоялся первый (неудачный) тестовый пуск ракеты «Поларис A-1X» с наземной ПУ. Следующие четыре также были аварийными. И только 20 апреля 1959 года очередной старт прошел успешно. В это время флот переделывал один из своих проектов ПЛАТ «Скорпион» SSN-589 в первую в мире ПЛАРБ «Джордж Вашингтон» (SSBN-598) надводным водоизмещением 6019 тонн, подводным – 6880 тонн. Для этого в центральную часть лодки за ограждением выдвижных устройств (рубкой) встроили 40-метровую секцию, в которой разместили 16 вертикальных пусковых шахт. Круговое вероятное отклонение ракеты при стрельбе на максимальную дальность 2200 километров составляло 1800 метров. Ракета оснащалась отделяющейся в полете моноблочной головной частью Mk-1, снаряженной термоядерным зарядным устройством W-47. В конце концов Теллеру и его команде удалось создать революционное для своего времени термоядерное устройство: W47 было очень компактным (460 мм в диаметре и 1200 мм в длину) и весило 330 килограммов (в модели Y1) или 332 килограмма (Y2). Y1 имела энерговыделение 600 килотонн, Y2 была в два раза мощнее. Эти очень высокие даже по современным критериям показатели были достигнуты трехступенной конструкцией (деление-синтез-деление). Но у W47 были серьезные проблемы с надежностью. В 1966 году 75 процентов запасов боеголовок из 300 единиц наиболее мощной модификации Y2 считались неисправными и не могли быть использованы.

Привет из Миасса

По нашу сторону железного занавеса советские конструкторы пошли другим путем. В 1955 году по предложению С. П. Королева главным конструктором СКБ-385 был назначен Виктор Петрович Макеев. С 1977-го он начальник предприятия и генеральный конструктор КБ машиностроения (ныне ГРЦ им. академика В. П. Макеева, Миасс). Под его руководством КБ машиностроения стало ведущей научно-конструкторской организацией страны, решавшей задачи разработки, изготовления и испытания морских ракетных комплексов. За три десятилетия здесь созданы три поколения БРПЛ: Р-21 – первая ракета с подводным стартом, Р-27 – первая малогабаритная ракета с заводской заправкой топливом, Р-29 – первая морская межконтинентальная, Р-29Р – первая морская межконтинентальная с разделяющейся головной частью.

БРПЛ строились на основе ЖРД на высококипящем топливе, что позволяет добиться большего коэффициента энергомассового совершенства по сравнению с твердотопливными двигателями.

В июне 1971 года было принято решение ВПК при Совмине СССР о разработке твердотопливной БРПЛ с межконтинентальной дальностью полета. Вопреки сложившимся и прочно укоренившимся в историографии представлениям утверждение, будто система «Тайфун» в СССР создавалась как ответ на американскую «Трайдент», неверно. Фактическая хронология событий говорит об обратном. Согласно решению ВПК комплекс Д-19 «Тайфун» создавался КБ машиностроения. Проект курировался непосредственно генеральным конструктором КБ машиностроения В. П. Макеевым. Главный конструктор комплекса Д-19 и ракеты Р-39 – А. П. Гребнев (лауреат Ленинской премии СССР), ведущий конструктор – В. Д. Калабухов (лауреат Государственной премии СССР). Предполагалось создание ракеты с тремя вариантами головных частей: моноблочной, с РГЧ ИН с 3–5 блоками средней мощности и с РГЧ ИН с 8–10 блоками малой мощности. Разработка эскизного проекта комплекса была завершена в июле 1972-го. Рассматривалось несколько вариантов ракет с разными габаритами и с отличиями в компоновке.

Постановление Совмина СССР от 16 сентября 1973 года задавало разработку ОКР «Вариант» – комплекс Д-19 с ракетой 3М65/Р-39 «Осетр». Одновременно начата разработка твердотопливных ракет 3М65 для ПЛАРБ проекта 941. Ранее, 22 февраля 1973-го вышло постановление о разработке в КБ «Южное» технического предложения на комплекс МБР РТ-23 с ракетой 15Ж44 с унификацией двигателей первых ступеней ракет 15Ж44 и 3М65. В декабре 1974 года завершена разработка эскизного проекта ракеты массой 75 тонн. В июне 1975-го принято дополнение эскизного проекта, оставляющее только один тип боеголовок – 10 РГЧ ИН мощностью по 100 килотонн. Длина пускового стакана увеличилась с 15 до 16,5 метра, стартовая масса ракеты выросла до 90 тонн. Августовским 1975 года постановлением Совмина СССР фиксировалась окончательная компоновка ракеты и боевого оснащения: 10 РГЧ ИН малой мощности с дальностью 10 тысяч километров. В декабре 1976-го и феврале 1981-го вышли дополнительные постановления, оговаривавшие изменения типа топлив с класса 1.1 на класс 1.3 на второй и третьей ступенях, повлекшие уменьшение дальности действия ракеты до 8300 километров. В баллистических ракетах используются твердые сорта топлива двух классов – 1.1 и 1.3. Энергетическое содержание топлива типа 1.1 выше, чем 1.3. Первое также обладает лучшими технологическими свойствами, повышенной механической прочностью, устойчивостью к растрескиванию и образованию зерен. Таким образом, менее восприимчиво к случайному воспламенению. В то же время оно более подвержено детонации и по чувствительности близко к обычному ВВ. Поскольку требования по безопасности в техническом задании к МБР гораздо жестче, чем к БРПЛ, в первых применяется топливо класса 1.3, во вторых – класса 1.1. Упреки западных и некоторых наших экспертов в технологической отсталости СССР в области технологии РДТТ абсолютно не справедливы. Советская БРПЛ Р-39 в полтора раза тяжелее D-5 именно потому, что выполнялась по технологии МБР с завышенными требованиями по безопасности, совершенно излишними в данном случае.

Скользкий вес

Третье поколение ракетно-ядерного оружия на подводных лодках потребовало создания специальных термоядерных зарядов с улучшенными массогабаритными характеристиками. Наиболее сложным оказалось создание малогабаритной боеголовки. Для конструкторов ВНИИ приборостроения постановка этой проблемы началась с сообщения заместителя министра среднего машиностроения по ядерно-оружейному комплексу А. Д. Захаренкова в апреле 1974-го о характеристиках боеголовки для «Трайдента» – Mk-4RV/W-76. Американская боеголовка представляла собой острый конус высотой 1,3 метра и диаметром основания 40 сантиметров. Вес боеголовки – около 91 килограмма. Необычным было местонахождение спецавтоматики боеголовки: она располагалась и перед зарядом (в носке блока – радиодатчик, ступени предохранения и взведения, инерционник), и за зарядом. Надо было создать в СССР нечто похожее. Вскоре КБ машиностроения выпустило предварительный отчет, подтвердивший информацию об американской боеголовке. В нем указывалось, что для ее корпуса использовался материал на основе углеродных нитей, и приводилась приближенная оценка распределения веса между корпусом, ядерным зарядом и спецавтоматикой. В американской боеголовке, по мнению авторов отчета, на долю корпуса приходилось 0,25–0,3 веса боеголовки. На спецавтоматику – не более 0,09, все остальное составлял ядерный заряд. Иногда ложная информация или намеренная дезинформация со стороны соперника стимулирует инженеров конкурирующих сторон к созданию более совершенных или даже гениальных конструкций. Именно так и обстояло дело в течение почти 20 лет – завышенные технические характеристики послужили примером для подражания для советских разработчиков. В реальности оказалось, что американская боеголовка весит почти вдвое больше.

Во ВНИИ приборостроения с 1969 года велись работы по созданию малогабаритных термоядерных зарядов, но без привязки к конкретному боеприпасу. К маю 1974-го были испытаны несколько зарядов двух типов. Результаты оказались неутешительными: боеголовка получилась на 40 процентов тяжелее зарубежного аналога. Требовалось подобрать материалы для корпуса и отработать новые приборы для спецавтоматики. ВНИИ приборостроения привлек к работе НИИ связи Минсредмаша. В содружестве была создана предельно легкая спецавтоматика, не превышающая 10 процентов веса боеголовки. К 1975 году удалось поднять энерговыделение почти вдвое. В новые ракетные комплексы предполагалось устанавливать разделяющиеся головные части с числом боеголовок от семи до десяти. В 1975-м к этой работе был привлечен ВНИИ экспериментальной физики КБ-11 (Саров).

По результатам проведенных в 70–90-е годы работ, в том числе и по боеприпасам малого и среднего класса мощности, был достигнут беспрецедентный качественный рост основных характеристик, определяющих боевую эффективность. В разы увеличена удельная энергия ядерных боеприпасов. Изделия 2000-х – 100-килограммовый 3Г32 малого класса и 200-килограммовый 3Г37 среднего класса мощности для ракет Р-29Р, Р-29РМУ и Р-30 разработаны с учетом современных требований к повышенной безопасности на всех этапах жизненного цикла, надежности, защищенности. Впервые в системе автоматики применяется инерциальная адаптивная система подрыва. В сочетании с используемыми датчиками и устройствами она обеспечивает повышение безопасности и защищенности в нештатных условиях при эксплуатации и при несанкционированных действиях. Также решается ряд задач по повышению уровня противодействия системе противоракетной обороны. Современные российские боеголовки по удельной мощности, безопасности и другим параметрам значительно превосходят американские образцы.

Читать еще:  Зенитный ракетный комплекс «Оса-М» (СССР)

Сергей Кетонов

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер» выпуске № 23 (638) за 22 июня 2016 года

«После этого отношения СССР и США резко улучшились». Какое оружие спасло мир от Третьей мировой

34 года назад на боевое дежурство заступила межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) РТ-2ПМ «Тополь», которая все эти годы защищает мир от ядерной войны. Принципиально новая ракета ознаменовала новую эру в истории оружия. О ее уникальности расскажет Baltnews.

На вооружение советской армии в 1985 году заступила трудноуловимая межконтинентальная баллистическая ракета РТ-2ПМ «Тополь», пишет проект «Русское оружие».

Выследить и уничтожить данную систему вооружений невозможно, поскольку она размещена не как обычно в шахте, а на огромном грузовике, который курсирует в российских лесах. Это гарантировало нанесение ответного удара даже после ядерного нападения на Советский Союз.

Непредсказуемость «Тополя»

Межконтинентальные баллистические ракеты призваны сдержать противника от нанесения ядерного удара, поскольку ответный удар в случае нападения не заставит себя долго ждать, а в термоядерной войне победителей не будет.

РИА Новости Ракетный комплекс «Тополь»

«Однако всегда находятся желающие попробовать – США, к примеру, с 50-х годов один за другим создают планы уничтожения советского, а затем и российского ядерного арсенала внезапным массированным ударом. После этого Америка, по идее пентагоновских стратегов, сможет делать с противником, что хочет», – пишет автор материала Антон Валагин.

Чтобы этого не произошло, еще во времена холодной войны ядерное оружие начали прятать в подлодках и бомбардировщиках, добавил он. Кроме того, в СССР появились бронепоезда, похожие на обычные товарные, однако в их вагонах были размещены готовые к старту ракеты РТ-23, получившие в НАТО имя «Скальпель».»Немыслимое». Как Британия планировала развязать Третью мировую войну против СССР

Курсирование бронепоездов по железным дорогам Советского Союза было необходимо для того, чтобы в случае нанесения противником превентивного удара сохранилось максимальное количество боеголовок для ответного ядерного нападения.

По словам полковника Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в отставке, доктора технических наук Дмитрия Макарова, термоядерная война не случится, пока существует возможность нанесения ответного удара с последующим неприемлемым для противника ущербом.

В данном случае МБР «Тополь» стал продолжением концепции «неуловимого оружия», который даже если теоретически удастся выследить, то предугадать, где он будет находиться в «час Х», просто невозможно, поскольку маршрут его боевого патрулирования постоянно меняется. О его дальнейшем местонахождении не знают даже экипажи самих пусковых установок.

Как работает

РТ-2ПМ «Тополь» представляет собой 22-метровую ракету на твердом топливе. Она безопасна в плане пожара, не дает токсичных утечек и может находиться в состоянии боевой готовности двадцать лет. Она состоит из трех ступеней, которые заканчиваются широким конусом ракетного двигателя. При этом боеголовка тоже оснащена своим двигателем.

РИА Новости Пусковая установка «Тополь»

После того как РТ-2ПМ оказывается выброшена пороховым зарядом из пускового контейнера, у ракеты запускается двигатель и выпускает ее почти вертикально вверх. Дальше друг за другом отрабатывают и отделяются ступени, а через три минуты в околоземном пространстве, на вершине баллистической траектории оказывается головная часть. Она представляет собой покрытый сверхпрочной керамикой конус метрового диаметра, в котором помимо заряда плутония, способного разрушить средний город, находится автоматика наведения и запас ложных целей.

После того как конус совершает разворот острием к земле, двигатель делает серию коротких импульсов – таким образом происходит наведение боеголовки на цель, после чего начинается падение со все возрастающей скоростью. Гиперзвуковой скорости боевой блок разгоняется уже в стратосфере.

РИА Новости Ракетный комплекс «Тополь»

Зачем же нужны ложные цели? Дело в том, что траектория пикирующей из запредельной высоты боеголовки неизменна и ее можно вычислить – именно на этом построена противоракетная оборона. Однако «Тополь» для того, чтобы достичь цели, выпускает большое количество ложных целей из фольги, устраивающие «метель» на экранах радаров, что глушит головки наведения противоракет противника электронными помехами.

Готовность к пуску

Для того, чтобы в случае ядерного нападения была возможность нанести ответный удар, необходимо не просто спрятать ракету в огромный грузовик, но и обеспечить ее постоянную готовность к пуску.Ракет хватит на всех. Какой зенитный комплекс будет прикрывать российские города

«Системы наведения на МБР инерциальная: датчики в полете отслеживают все перемещения ракеты, а бортовой компьютер, зная исходную точку, вычисляет текущие координаты и курсовые поправки. Перед постановкой «Тополя» на боевое дежурство специальные подразделения РВСН прошли по всем маршрутам патрулирования, оборудовав тысячи незаметных стартовых позиций: с известными координатами и твердым покрытием, чтобы пусковая установка могла встать на опоры строго горизонтально», – рассказывает автор статьи.

«Тополь» способен стартовать из парков, где стоят ракетные тягачи, – именно поэтому крыши ангаров сделали раздвижными, а места их расположения «пристреляны» вместе с полевыми позициями.

«Кстати. Вскоре после того, как «Тополя» вышли на боевое дежурство, отношения между СССР и США резко улучшились. Страны договорились о сокращении ядерных арсеналов и стали проводить телемосты», – заключает Антон Валагин.

Подписывайтесь на Baltnews в Яндекс.Дзен и присоединяйтесь к нам в Facebook

Независимое военное обозрение

5:00 / 21.06.16
РВСН: боевой железнодорожный ракетный комплекс 15П961 «Молодец» с МБР 15Ж61 (РТ-23 УТТХ)

РТ-23 УТТХ «Молодец» (Индекс ГРАУ — 15П961 и 15П060, код СНВ — РС-22Б и РС-22В, по классификации МО США и НАТО — SS-24 Mod 3 и Mod 2 Scalpel, англ. Скальпель (PL-4 — в период испытаний на полигоне)) — стратегические ракетные комплексы с твёрдотопливными трёхступенчатыми межконтинентальными баллистическими ракетами 15Ж61 и 15Ж60, подвижного железнодорожного и стационарного шахтного базирования соответственно. Явился дальнейшим развитием комплекса РТ-23.

Головной разработчик — Конструкторское бюро «Южное». Приняты на вооружение в 1987 году.

Ракетные комплексы

Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 768—247 (от 9.08.1983) предусматривало создание единой ракеты для трёх вариантов базирования: стационарного (в шахте) и мобильных (железнодорожного и грунтового). В апреле 1984 года разработчикам комплексов на базе ракет РТ-23УТТХ были выданы уточнённые ТТТ, определившие, что разработка единой ракеты должна учитывать особенности эксплуатации и боевого применения в составе подвижных и стационарного комплексов. Также была определена очерёдность разработки — сначала мобильные комплексы, затем — стационарный.

  • Разработку грунтового подвижного комплекса с ракетой 15Ж62 (тема «Целина-2») осуществлял МИТ. Для транспортировки ракеты был разработан проект и изготовлены опытные образцы тягача МАЗ-7907. Однако дальнейшие работы по комплексу были прекращены, когда стало очевидным, что он не сможет обеспечить необходимых характеристик боевой эффективности.
  • Разработка Боевого железнодорожного ракетного комплекса под руководством братьев Владимира и Алексея Уткиных стала дальнейшим развитием комплекса 15П952 на основе ракеты РТ-23 (15Ж52). Для нового комплекса была разработана модификация ракеты Р-23 УТТХ 15Ж61 (обозн. НАТО: SS-24 «Sсаlреl» Моd 3 (РL-4), СНВ-1: РС-22В), а сам комплекс получил индекс 15П961. На вооружение комплекс был принят 28 ноября 1987 года. На протяжении 2003—2007 годов все комплексы были сняты с вооружения и утилизированы.
  • Стационарный шахтный комплекс также разрабатывался на основе РТ-23 (комплекса 15П044 с ракетой 15Ж44). Комплекс получил обозначение 15П060 (БРК 15П161, обозн. НАТО: SS-24 «Sсаlреl» Моd 2, СНВ-1: РС-22Б). Пусковые установки 15П760 создавались как модернизация установок ракет УР-100Н УТТХ. На вооружение комплекс был принят 28 ноября 1989 года. Всего было развёрнуто 56 ракет этого типа в позиционных районах на территории УССР и РСФСР. Однако в связи с изменением оборонной доктрины СССР и политико-экономическими трудностями дальнейшее развёртывание ракет было прекращено. После распада СССР ракеты, находившиеся на территории Украины, были сняты с боевого дежурства и утилизированы (в том числе задел из не менее 8 ракет) в период 1993—2002 годов. Пусковые установки были взорваны. В России ракеты были сняты с дежурства и отправлены на утилизацию по истечении гарантийного срока хранения в 2001 году. Пусковые установки были модернизированы для использования ракет РТ-2ПМ2 «Тополь-М».

В 2006 году Минобороны США согласилось выплачивать Украине согласованную стоимость за каждый пустой корпус двигателя. При этом НКАУ возьмёт на себя расходы на извлечение топлива из имеющихся 163 ракетных двигателей. [1]

()

Впервые заговорили о необходимости создания железнодорожного старта еще в начале 60-х годов. В 1966—67гг. в ОКБ-586( КБ «Южное») были проведены проектные изыскания по разработке на основе Р-12 боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК). Проект предусматривал создание специального состава из 20 вагонов,шесть из которых являлись одновременно транспортным средством и ПУ для ракет.

Предполагалось, что БРЖК обеспечит возможность скрытого маневрирования ракетного соединения, находящегося на боевом дежурстве. Но работы тогда не вышли из проектной стадии. По мере развития ракетостроения рассматривалась возможность создания БЖРК применительно к ракетам РТ-40, РТ-2, РТ-20. Проект ракетного комплекса с твердотопливной трехступенчатой МБР шахтного и железнодорожного базирования РТ—21 (15Ж41) разрабатывался в первой половине 60-х годов в КБ «Южное». Проект как и предыдущие не был реализован. Во второй половине 60-х годов на его основе разрабатывался проект БРЖК РТ—22, который также не был завершен.[2]

Необходимо отметить, комплекс «Молодец» был первым в мире серийным представителем своего класса. Сама идея перевозки и запуска ракет со специально оборудованных поездов появилась еще в конце пятидесятых годов. Более того, идея БЖРК была не только сформирована, но и отрабатывалась в рамках экспериментов. Первым в мире БЖРК могла стать американская система с ракетой Minuteman I.

Первый испытательный запуск межконтинентальной ракеты LGM-30A Minuteman I состоялся 1 февраля 1961 года. Примерно за два года до этого события специалисты Стратегического командования ВВС США, компании Boeing и ряда других смежных организаций начали исследования по теме живучести стратегических ракет. Уже в середине пятидесятых годов стало ясно, что шахтные пусковые установки в случае начала ядерной войны станут целью для первого удара, в результате чего часть ракет будет выведена из строя. Потерю части «сухопутных» ракет можно было компенсировать при помощи вооружения подлодок. Тем не менее, требовалось обеспечить и гарантированное сохранение максимально возможной части ракет наземного базирования.

В ходе мозгового штурма и проработки нескольких оригинальных идей американские инженеры пришли к выводу о больших перспективах ракетных комплексов на базе железнодорожных составов. В то время в США работали несколько железнодорожных сетей с общей протяженностью путей в десятки тысяч миль. Это позволило бы ракетным комплексам постоянно менять свое положение, уходя из-под возможного удара, а также в определенной мере могло увеличить их радиус действия за счет запуска ракет из различных районов страны.

Выбор ракеты для перспективного комплекса не занял много времени. На тот момент продолжалась разработка ракеты LGM-30A, которая имела приемлемые габариты и вес. Полная длина этого изделия составляла 16,4 м, стартовый вес – 29,7 т. При таких параметрах ракета с пусковым устройством могла перевозиться в специальном железнодорожном вагоне. Несмотря на сравнительно малые габариты, ракета должна была иметь достаточно высокие характеристики дальности. Три ступени с твердотопливными двигателями обещали дальность до 9000-9200 км. Боевое оснащение ракеты предлагалось выполнить в виде термоядерного заряда. Для использования с мобильной железнодорожной платформой ракете требовалась новая система наведения, которую предполагалось разработать в ближайшем будущем.

12 февраля 1959 года состоялся официальный старт проекта, получившего название Mobile Minuteman (мобильный «Минитмен»). Военные, учитывая геополитическую обстановку, требовали провести все работы в кратчайшие сроки. Новый «ракетный поезд» должен был войти в строй не позднее января 1963 года. Таким образом, менее чем за три года требовалось провести весь комплекс исследований, разработать агрегаты пусковой установки и поезда в целом, а затем испытать новую систему вооружения и наладить ее производство.

По имеющимся данным, в состав БЖРК Mobile Minuteman должны были входить 10 вагонов, половина из которых отдавалась под жилые помещения и рабочие места расчета. К примеру, командный пункт комплекса должен был оснащаться двумя рабочими местами офицеров, отвечающих за пуск ракет. Из соображений безопасности места расчета предлагалось разделить бронестеклом. В остальных вагонах должны были размещаться три пусковые установки с ракетами и специальное оборудование.

13 декабря 1960 года компания Boeing завершила сборку полноразмерного макета перспективного «ракетного поезда». Макет предполагалось показать военным и получить одобрение на строительство полноценного прототипа со всеми необходимыми системами. Таким образом, уже в 1961 году проект Mobile Minuteman мог перейти в стадию полноценных ходовых испытаний и тестовых запусков. Технический облик перспективного БЖРК к этому времени претерпел некоторые изменения в сравнении с ранними версиями, однако в его основе лежали прежние идеи, касавшиеся общей архитектуры комплекса, вооружения и методик применения.

Однако уже 14 декабря поступил приказ приостановить все работы. В ходе испытаний стало ясно, что в предлагаемом виде новый ракетный комплекс имеет как плюсы, так и минусы. Кроме того, активное развитие ракетной техники и ядерных сил в целом сказывались на ходе перспективных проектов. Официально причиной остановки проекта была объявлена его высокая стоимость. За почти два года проект Mobile Minuteman «съел» несколько десятков миллионов долларов, а дальнейшие работы должны были привести к дополнительным тратам. В итоге проект сочли слишком дорогим и остановили.

Вторым ударом по разработке американского БЖРК стал приказ президента США Джона Ф. Кеннеди от 28 марта 1961 года. В соответствии с этим документом стратегические ядерные силы требовалось усилить не новым крылом, вооруженным «ракетными поездами», а подразделением с ракетами шахтного базирования.

Последним документом в судьбе проекта «Мобильный Minuteman» стал приказ министра обороны Роберта Макнамары. 7 декабря 1961 года глава военного ведомства распорядился окончательно прекратить все работы по боевому железнодорожному ракетному комплексу со специальной версией ракеты LGM-30A Minuteman I. В дальнейшем это оружие использовалось только с шахтными пусковыми установками.

Читать еще:  Противолодочный ракетный комплекс «Ikara» (Австралия и Великобритания)

Разработка предварительного проекта, испытания и последующие работы позволили установить положительные и отрицательные особенности оригинального предложения. К плюсам комплекса Mobile Minuteman отнесли высочайшую мобильность пусковых установок, способных перемещаться по множеству существующих железных дорог, и высокую вероятность выживания в случае начала ядерного конфликта. Кроме того, плюсом считалось отсутствие необходимости разработки полностью новой ракеты. В составе нового БЖРК предполагалось использовать модификацию изделия LGM-30A с обновленной системой наведения, способной выводить ракету на указанную цель из любой точки территории США.

Тем не менее, хватало и минусов. Главный – высокая стоимость разработки и строительства комплексов. Именно этот недостаток в итоге привел к закрытию проекта. Большие сложности были связаны с подготовкой ракеты к пуску. После выхода на стартовую позицию требовалось начать сложную и длительную процедуру подготовки. В частности, необходимо было с высокой точностью определить координаты поезда и ввести обновленную полетную программу в электронику ракеты, что серьезно затрудняло боевую работу в условиях реального конфликта. [3]

Работы по созданию подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР) начались в середине 1970-х годов. Первоначально комплекс разрабатывался с ракетой РТ-23, оснащаемой моноблочной головной частью. После испытаний БЖРК с МБР РТ-23 был принят в опытную эксплуатацию. [4]

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 9 августа 1983 года была задана разработка ракетного комплекса с ракетой РТ-23УТТХ «Молодец» (15Ж61) в трех вариантах базирования: боевой железнодорожный, подвижный грунтовый «Целина-2» и шахтный. Головной разработчик — КБ «Южное» (генеральный конструктор В.Ф.Уткин).

В ноябре 1982 года был разработан эскизный проект ракеты РТ-23УТТХ и БЖРК с усовершенствованными железнодорожными пусковыми установками (ЖДПУ). В частности, для стрельбы с любой точки маршрута, в том числе с электрифицированных железных дорог, БЖРК был оснащен высокоточной навигационной системой, а ЖДПУ — специальными устройствами закорачивания и отвода контактной сети (ЗОКС).

Комплекс принят на вооружение 28 ноября 1989 года.

В 1987-1991 годах были построены 12 комплексов.

В 1991 году НПО «Южное» предложило использовать ракету типа РТ-23УТТХ для запуска космических аппаратов на орбиту Земли с высоты 10 километров, после сброса ракеты на специальной парашютной системе с тяжелого транспортного самолета АН-124-100. Дальнейшего развития этот проект не получил. В настоящее время комплекс снят с вооружения.

На западе ракета РТ-23УТТХ (15Ж61) получила обозначение SS-24 «Sсаlреl» Моd 3 (РL-4).

Наименование по СНВ-1 — РС-22В, классификация по СНВ-1 — собранная МБР в пусковом контейнере (Класс А).

Соль ракетной гонки

В ответ на происки Соединенных Штатов Советский Союз выпустил в море «Осетра»

16 сентября 1955 года в Белом море с борта советской дизельной ПЛ Б-67 (проект 611В) состоялся первый в мире испытательный пуск баллистической ракеты Р-11ФМ, произведенный под руководством Сергея Павловича Королева. Подлодкой командовал капитан 1-го ранга Ф. И. Козлов. Таким образом, 60 лет назад родился новый вид оружия – баллистические ракеты подводных лодок.

Справедливости ради необходимо отметить, что праотцом этого оружия является Вернер фон Браун, предложивший еще осенью 1944-го разместить свои ракеты V-2 в плавучих контейнерах, буксируемых подводной лодкой, которые должны были послужить и пусковой установкой. Но волей судьбы и героизмом наших солдат реализовывать этот проект пришлось советским и американским инженерам-ракетчикам в условиях жесточайшей конкуренции холодной войны.

Подводный космодром

Вначале успех благоволил американцам. Летом 1956-го флот инициировал и щедро спонсировал исследовательский проект NOBSKA. Целью было создание перспективных образцов ракетного и торпедного вооружения для надводных и подводных кораблей флота. Одна из программ предполагала создание ракетной ПЛ на базе существующих дизельных и атомных. Четыре 80-тонные жидкотопливные (жидкий кислород + керосин) БРСД «Юпитер С» по проекту размещались в транспортно-пусковых контейнерах в горизонтальном положении вне прочного корпуса лодки. Перед стартом ракеты должны были переводиться в вертикальное положение и заправляться. В проекте принимали участие на конкурсной основе оба разработчика ядерного оружия в США – ЛАНЛ (Лос-Аламосская национальная лаборатория) и свежеиспеченная, не имевшая практического опыта ЛЛНЛ (Лоуренс Ливерморская национальная лаборатория), которую возглавил Эдвард Теллер. Хранение жидкого кислорода в отдельных цистернах на ПЛ да еще необходимость его перекачки из бортового запаса в баки ракеты непосредственно перед пуском изначально посчитали тупиковым направлением, и проект еще на стадии эскиза был отвергнут.

«Утверждение, будто система «Тайфун» создавалась как ответ на американскую «Трайдент», неверно»

Осенью 1956 года на совещании в Минобороны с присутствием всех проектантов Фрэнк Э. Босуэлл, руководитель станции испытания морских боеприпасов, поднял вопрос о возможности разработки твердотопливных баллистических ракет в пять – десять раз легче, чем «Юпитер С», с дальностью полета от 1000 до 1500 миль. Тут же он обратился с вопросом к разработчикам ядерных боеприпасов: «Вы сможете создать за пять лет компактное устройство весом 1000 фунтов и мощностью 1 мегатонна?». Представители Лос-Аламоса сразу отказались. Эдвард Теллер в мемуарах пишет: «Я встал и сказал: мы в Ливерморе можем сделать его за пять лет, и оно даст 1 мегатонну». Когда я вернулся в Ливермор и рассказал своим ребятам о работе, которая им предстоит, у них волосы встали дыбом».

За работу над ракетой взялись фирмы «Локхид» (ныне Локхид Мартин) и «Аэроджет». Программа получила название «Поларис», и уже 24 сентября 1958-го состоялся первый (неудачный) тестовый пуск ракеты «Поларис A-1X» с наземной ПУ. Следующие четыре также были аварийными. И только 20 апреля 1959 года очередной старт прошел успешно. В это время флот переделывал один из своих проектов ПЛАТ «Скорпион» SSN-589 в первую в мире ПЛАРБ «Джордж Вашингтон» (SSBN-598) надводным водоизмещением 6019 тонн, подводным – 6880 тонн. Для этого в центральную часть лодки за ограждением выдвижных устройств (рубкой) встроили 40-метровую секцию, в которой разместили 16 вертикальных пусковых шахт. Круговое вероятное отклонение ракеты при стрельбе на максимальную дальность 2200 километров составляло 1800 метров. Ракета оснащалась отделяющейся в полете моноблочной головной частью Mk-1, снаряженной термоядерным зарядным устройством W-47. В конце концов Теллеру и его команде удалось создать революционное для своего времени термоядерное устройство: W47 было очень компактным (460 мм в диаметре и 1200 мм в длину) и весило 330 килограммов (в модели Y1) или 332 килограмма (Y2). Y1 имела энерговыделение 600 килотонн, Y2 была в два раза мощнее. Эти очень высокие даже по современным критериям показатели были достигнуты трехступенной конструкцией (деление-синтез-деление). Но у W47 были серьезные проблемы с надежностью. В 1966 году 75 процентов запасов боеголовок из 300 единиц наиболее мощной модификации Y2 считались неисправными и не могли быть использованы.

Привет из Миасса

По нашу сторону железного занавеса советские конструкторы пошли другим путем. В 1955 году по предложению С. П. Королева главным конструктором СКБ-385 был назначен Виктор Петрович Макеев. С 1977-го он начальник предприятия и генеральный конструктор КБ машиностроения (ныне ГРЦ им. академика В. П. Макеева, Миасс). Под его руководством КБ машиностроения стало ведущей научно-конструкторской организацией страны, решавшей задачи разработки, изготовления и испытания морских ракетных комплексов. За три десятилетия здесь созданы три поколения БРПЛ: Р-21 – первая ракета с подводным стартом, Р-27 – первая малогабаритная ракета с заводской заправкой топливом, Р-29 – первая морская межконтинентальная, Р-29Р – первая морская межконтинентальная с разделяющейся головной частью.

БРПЛ строились на основе ЖРД на высококипящем топливе, что позволяет добиться большего коэффициента энергомассового совершенства по сравнению с твердотопливными двигателями.

В июне 1971 года было принято решение ВПК при Совмине СССР о разработке твердотопливной БРПЛ с межконтинентальной дальностью полета. Вопреки сложившимся и прочно укоренившимся в историографии представлениям утверждение, будто система «Тайфун» в СССР создавалась как ответ на американскую «Трайдент», неверно. Фактическая хронология событий говорит об обратном. Согласно решению ВПК комплекс Д-19 «Тайфун» создавался КБ машиностроения. Проект курировался непосредственно генеральным конструктором КБ машиностроения В. П. Макеевым. Главный конструктор комплекса Д-19 и ракеты Р-39 – А. П. Гребнев (лауреат Ленинской премии СССР), ведущий конструктор – В. Д. Калабухов (лауреат Государственной премии СССР). Предполагалось создание ракеты с тремя вариантами головных частей: моноблочной, с РГЧ ИН с 3–5 блоками средней мощности и с РГЧ ИН с 8–10 блоками малой мощности. Разработка эскизного проекта комплекса была завершена в июле 1972-го. Рассматривалось несколько вариантов ракет с разными габаритами и с отличиями в компоновке.

Постановление Совмина СССР от 16 сентября 1973 года задавало разработку ОКР «Вариант» – комплекс Д-19 с ракетой 3М65/Р-39 «Осетр». Одновременно начата разработка твердотопливных ракет 3М65 для ПЛАРБ проекта 941. Ранее, 22 февраля 1973-го вышло постановление о разработке в КБ «Южное» технического предложения на комплекс МБР РТ-23 с ракетой 15Ж44 с унификацией двигателей первых ступеней ракет 15Ж44 и 3М65. В декабре 1974 года завершена разработка эскизного проекта ракеты массой 75 тонн. В июне 1975-го принято дополнение эскизного проекта, оставляющее только один тип боеголовок – 10 РГЧ ИН мощностью по 100 килотонн. Длина пускового стакана увеличилась с 15 до 16,5 метра, стартовая масса ракеты выросла до 90 тонн. Августовским 1975 года постановлением Совмина СССР фиксировалась окончательная компоновка ракеты и боевого оснащения: 10 РГЧ ИН малой мощности с дальностью 10 тысяч километров. В декабре 1976-го и феврале 1981-го вышли дополнительные постановления, оговаривавшие изменения типа топлив с класса 1.1 на класс 1.3 на второй и третьей ступенях, повлекшие уменьшение дальности действия ракеты до 8300 километров. В баллистических ракетах используются твердые сорта топлива двух классов – 1.1 и 1.3. Энергетическое содержание топлива типа 1.1 выше, чем 1.3. Первое также обладает лучшими технологическими свойствами, повышенной механической прочностью, устойчивостью к растрескиванию и образованию зерен. Таким образом, менее восприимчиво к случайному воспламенению. В то же время оно более подвержено детонации и по чувствительности близко к обычному ВВ. Поскольку требования по безопасности в техническом задании к МБР гораздо жестче, чем к БРПЛ, в первых применяется топливо класса 1.3, во вторых – класса 1.1. Упреки западных и некоторых наших экспертов в технологической отсталости СССР в области технологии РДТТ абсолютно не справедливы. Советская БРПЛ Р-39 в полтора раза тяжелее D-5 именно потому, что выполнялась по технологии МБР с завышенными требованиями по безопасности, совершенно излишними в данном случае.

Скользкий вес

Третье поколение ракетно-ядерного оружия на подводных лодках потребовало создания специальных термоядерных зарядов с улучшенными массогабаритными характеристиками. Наиболее сложным оказалось создание малогабаритной боеголовки. Для конструкторов ВНИИ приборостроения постановка этой проблемы началась с сообщения заместителя министра среднего машиностроения по ядерно-оружейному комплексу А. Д. Захаренкова в апреле 1974-го о характеристиках боеголовки для «Трайдента» – Mk-4RV/W-76. Американская боеголовка представляла собой острый конус высотой 1,3 метра и диаметром основания 40 сантиметров. Вес боеголовки – около 91 килограмма. Необычным было местонахождение спецавтоматики боеголовки: она располагалась и перед зарядом (в носке блока – радиодатчик, ступени предохранения и взведения, инерционник), и за зарядом. Надо было создать в СССР нечто похожее. Вскоре КБ машиностроения выпустило предварительный отчет, подтвердивший информацию об американской боеголовке. В нем указывалось, что для ее корпуса использовался материал на основе углеродных нитей, и приводилась приближенная оценка распределения веса между корпусом, ядерным зарядом и спецавтоматикой. В американской боеголовке, по мнению авторов отчета, на долю корпуса приходилось 0,25–0,3 веса боеголовки. На спецавтоматику – не более 0,09, все остальное составлял ядерный заряд. Иногда ложная информация или намеренная дезинформация со стороны соперника стимулирует инженеров конкурирующих сторон к созданию более совершенных или даже гениальных конструкций. Именно так и обстояло дело в течение почти 20 лет – завышенные технические характеристики послужили примером для подражания для советских разработчиков. В реальности оказалось, что американская боеголовка весит почти вдвое больше.

Во ВНИИ приборостроения с 1969 года велись работы по созданию малогабаритных термоядерных зарядов, но без привязки к конкретному боеприпасу. К маю 1974-го были испытаны несколько зарядов двух типов. Результаты оказались неутешительными: боеголовка получилась на 40 процентов тяжелее зарубежного аналога. Требовалось подобрать материалы для корпуса и отработать новые приборы для спецавтоматики. ВНИИ приборостроения привлек к работе НИИ связи Минсредмаша. В содружестве была создана предельно легкая спецавтоматика, не превышающая 10 процентов веса боеголовки. К 1975 году удалось поднять энерговыделение почти вдвое. В новые ракетные комплексы предполагалось устанавливать разделяющиеся головные части с числом боеголовок от семи до десяти. В 1975-м к этой работе был привлечен ВНИИ экспериментальной физики КБ-11 (Саров).

По результатам проведенных в 70–90-е годы работ, в том числе и по боеприпасам малого и среднего класса мощности, был достигнут беспрецедентный качественный рост основных характеристик, определяющих боевую эффективность. В разы увеличена удельная энергия ядерных боеприпасов. Изделия 2000-х – 100-килограммовый 3Г32 малого класса и 200-килограммовый 3Г37 среднего класса мощности для ракет Р-29Р, Р-29РМУ и Р-30 разработаны с учетом современных требований к повышенной безопасности на всех этапах жизненного цикла, надежности, защищенности. Впервые в системе автоматики применяется инерциальная адаптивная система подрыва. В сочетании с используемыми датчиками и устройствами она обеспечивает повышение безопасности и защищенности в нештатных условиях при эксплуатации и при несанкционированных действиях. Также решается ряд задач по повышению уровня противодействия системе противоракетной обороны. Современные российские боеголовки по удельной мощности, безопасности и другим параметрам значительно превосходят американские образцы.

Сергей Кетонов

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер» выпуске № 23 (638) за 22 июня 2016 года

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector