1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

AIR-2 Genie

AIR-2 Genie

AIR-2 «Джинни» (англ. MIM-14 Genie , буквально «Джинн», до этого имела различные словесные названия — Ding Dong, Bird Dog, High Card, Ting-a-ling, заводской индекс производителя — MB-1) [1] — американская неуправляемая ракета класса «воздух-воздух» с ядерной боевой частью мощностью 1,25 кт и дальностью пуска до 10 км. Разработана для ВВС США в конце 1950-х как средство поражения скоростных бомбардировщиков. Находилась на вооружении ВВС в период Холодной войны. Дальность пуска 9,5 км накладывала ограничения на тактику применения Genie в ядерном снаряжении. Сразу после пуска был необходим быстрый манёвр разворота истребителя для ухода из зоны возможного поражения ядерного взрыва.

Несмотря на ограниченную дальность стрельбы и отсутствие системы управления, ракета отличалась повышенными надёжностью и простотой в эксплуатации и оставалась на вооружении ВВС США до 1982 года, пока не были выведены из боевого состава самолеты, способные её применять [2] .

Семейство ракет «Corporal»

Серия ракет «Капрал» разрабатывалась в США с 1944 года, как продолжение линии развития американских исследовательских ракет «Private». Первой ракетой в семействе стала впервые запущенная в сентябре 1945 года WAC Corporal, исследовательская жидкостная ракета, достигшая апогея траектории в 80 километров.

На основе этой небольшой ракеты, была разработана двухступенчатая ракета RTV-G-4 Bumper. Конструктивно, она представляла собой трофейную германскую Фау-2, на которую, вместо боевой части, сверху устанавливалась WAC Corporal. В ходе испытательных пусков, проводившихся в 1948—1950 годах, эта «связка» была запущена восемь раз, достигнув в одном из полётов максимальной высоты в 393 км [1] .

Следующим «Корпоралом» стал RTV-G-2 Corporal E, использовавшийся для исследования принципов управления баллистической ракетой и разработки систем управления. Он впервые был запущен в 1947 году. Это был прямой предшественник будущей MGM-5.

SSM-G-17 «Corporal»

Разработка тактической ракеты на базе исследовательских ракет «Корпорал» была инициирована Армией в 1950 году. Изначально, предполагалось что первой армейской ядерной баллистической ракетой должна стать Hermes A-3, создававшаяся на базе германских трофейных разработок. Но работы над Hermes A-3 затягивались и Армия предложила использовать «чисто американскую» исследовательскую ракету как основу для боевой баллистической ракеты.

Основным разработчиком SSM-G-17 «Corporal» была Лаборатория реактивного движения (JPL, англ. Jet Propulsion Laboratory ), субподрядчиком, отвечавшим за изготовление корпуса — McDonnell Douglas. Первый экспериментальный полёт ракеты состоялся в 1952 году, но из-за сложностей в разработке, только в 1954 году ракета была принята на вооружение.

Ракета «Хопи» была одним из элементов программы комплексного перевооружения ВМС США, которая включала в себя как неуправляемые авиационные ракеты, так и управляемые авиационные ракеты различного класса, противолодочные ракеты, исследовательские ракеты и образцы конвенционального ракетно-артиллерийского вооружения флота [4] [5] .

«Хопи» представляла собой дальнейшее развитие НАР «BOAR», также разработанной в Чайна-Лейк. Основными конструктивными отличиями от исходника были увеличившаяся масса и дальность действия, изменившиеся аэродинамические характеристики [6] . Для снаряжения ракеты была предназначена термоядерная боевая часть W50, идентичная используемой на зенитных управляемых ракетах армейского комплекса противоракетной обороны Nike Zeus [3] .

Испытания ракеты велись в 1958 году. Уже в июне 1958 года авторитетное издание в сфере ракетостроения журнал Missiles and Rockets опубликовал материал, в котором со ссылкой на информированные источники в ВМС США сообщалось, что ракета уже вышла за пределы стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ [4] . Дальнейшие работы над проектом были прекращены в декабре того же года и более не возобновлялись [6] .

Пожар, вызванный самозапуском ракеты, произошедший 29 июля 1967 года около 10:50 по местному времени в Тонкинском заливе на борту авианосца «Форрестол».

По официальному заключению, пожар начался после самопроизвольного пуска неуправляемой ракеты «Зуни» под действием случайного броска напряжения в цепях одного из стоявших на палубе самолётов F-4 «Фантом». Самолёт готовился к нанесению удара по территории Вьетнама в ходе участия США в войне во Вьетнаме (1965—1973 годы).

Читать еще:  Оперативно-тактический ракетный комплекс 9К76 «Темп-С» (СССР)

В результате инцидента погибло 134 и ранен 161 человек. Материальный ущерб составил 75 млн долл. (509 млн долл. в современных ценах), не считая стоимости сгоревших самолётов [2] [3] .

Внешние изображения
Образцы НАР в аэробаллистической лаборатории ИСВ (1957)
  • Калибр снаряда: 127 мм
  • Длина снаряда: 2790 мм
  • Масса снаряда: 48,5 кг
  • Масса боевой части: 21,0 кг
  • Тип боевой части: осколочно-фугасная, фугасная, бронебойная
  • Наибольшая скорость снаряда: 1000 м/с
  • Дальность стрельбы: 9000 м
  • Число направляющих пусковой установки: 1—4
  • Andreas Parsch. [www.designation-systems.net/dusrm/m-5.html JPL/Firestone SSM-A-17/M2/MGM-5 Corporal] (англ.) . Сайт Designation-Systems.net (2004). Проверено 30 августа 2012.[www.webcitation.org/6BmUsSL1M Архивировано из первоисточника 29 октября 2012].
  • [www.redstone.army.mil/history/pdf/corporal/corp1.pdf Development of the Corporal: the embryo of the army missile program, vol. 1]. Army Ballistic Missile Agency. [web.archive.org/web/20090326223529/www.redstone.army.mil/history/pdf/corporal/corp1.pdf Архивировано из первоисточника 26 марта 2009].
  • [www.redstone.army.mil/history/pdf/corporal/corp2.pdf Development of the Corporal: the embryo of the army missile program, vol. 2]. Army Ballistic Missile Agency. [web.archive.org/web/20090327161808/www.redstone.army.mil/history/pdf/corporal/corp2.pdf Архивировано из первоисточника 27 марта 2009].

: неверное или отсутствующее изображение

  • Викифицировать статью.
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Операция Plumbbob John

В ходе серии ядерных испытаний США, известной под названием Операция Plumbbob, 19 июля 1957 года было произведено ядерное испытание — единственное испытание AIR-2 Genie со штатной боевой частью. Опыт был проведен по настоянию ВВС США, желавших продемонстрировать безопасность подрыва ядерной боеголовки над населенными районами США. В ходе испытаний истребитель-перехватчик F-89J, пилотируемый капитаном Эриком В. Хатчинсоном и капитаном Альфредом С. Барби, осуществил пуск ракеты над атомным полигоном в Неваде. Ракета взорвалась на высоте 4,6 км над расчётной точкой. Группа из пяти добровольцев офицеров ВВС США стояла прямо под эпицентром взрыва с непокрытыми головами, чтобы продемонстрировать низкую опасность воздушных ядерных взрывов.

Пожар, вызванный самозапуском ракеты, произошедший 29 июля 1967 года около 10:50 по местному времени в Тонкинском заливе на борту авианосца «Форрестол».

По официальному заключению, пожар начался после самопроизвольного пуска неуправляемой ракеты «Зуни» под действием случайного броска напряжения в цепях одного из стоявших на палубе самолётов F-4 «Фантом». Самолёт готовился к нанесению удара по территории Вьетнама в ходе участия США в войне во Вьетнаме (1965—1973 годы).

В результате инцидента погибло 134 и ранен 161 человек. Материальный ущерб составил 75 млн долл. (509 млн долл. в современных ценах), не считая стоимости сгоревших самолётов [2] [3] .

Внешние изображения
Образцы НАР в аэробаллистической лаборатории ИСВ (1957)
  • Калибр снаряда: 127 мм
  • Длина снаряда: 2790 мм
  • Масса снаряда: 48,5 кг
  • Масса боевой части: 21,0 кг
  • Тип боевой части: осколочно-фугасная, фугасная, бронебойная
  • Наибольшая скорость снаряда: 1000 м/с
  • Дальность стрельбы: 9000 м
  • Число направляющих пусковой установки: 1—4

В начале 1950-х появление новых стратегических бомбардировщиков с высокой скоростью и большой высотой полета сделало автоматические пушки и неуправляемые реактивные снаряды истребителей недостаточно эффективным оружием в борьбе с ними. Управляемые ракеты «воздух-воздух» были ещё слишком несовершенны, чтобы служить надежным средством борьбы со скоростными самолетами и крылатыми ракетами.

В 1954 году фирма Douglas начала работу над проектом небольшой ракеты с ядерной боевой частью, предназначенной для запуска с борта перехватчиков по бомбардировщикам противника. Чтобы сделать систему возможно более простой и надежной, было решено сделать ракету неуправляемой [3] . Предполагалось, что разрушительная сила и радиус поражения ядерной боевой части компенсируют нехватку точности ракеты.

В 1955 году первый образец ракеты был представлен на динамические испытания. За время разработки ракета сменила несколько наименований — «Bird Dog», «Ding Dong» и «High Card», но в итоге ей было присвоено обозначение MB-1 и наименование Genie. В 1956 году впервые был осуществлён пуск ракеты с борта перехватчика Northrop F-89 Scorpion, а в начале 1957 года ракета была принята на вооружение.

Отрывок, характеризующий MGM-5 Corporal

Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l’Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.

Читать еще:  Артиллерийская установка Mark 45 (Mk.45) (США)

Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.
Ком снега невозможно растопить мгновенно. Существует известный предел времени, ранее которого никакие усилия тепла не могут растопить снега. Напротив, чем больше тепла, тем более крепнет остающийся снег.
Из русских военачальников никто, кроме Кутузова, не понимал этого. Когда определилось направление бегства французской армии по Смоленской дороге, тогда то, что предвидел Коновницын в ночь 11 го октября, начало сбываться. Все высшие чины армии хотели отличиться, отрезать, перехватить, полонить, опрокинуть французов, и все требовали наступления.
Кутузов один все силы свои (силы эти очень невелики у каждого главнокомандующего) употреблял на то, чтобы противодействовать наступлению.
Он не мог им сказать то, что мы говорим теперь: зачем сраженье, и загораживанье дороги, и потеря своих людей, и бесчеловечное добиванье несчастных? Зачем все это, когда от Москвы до Вязьмы без сражения растаяла одна треть этого войска? Но он говорил им, выводя из своей старческой мудрости то, что они могли бы понять, – он говорил им про золотой мост, и они смеялись над ним, клеветали его, и рвали, и метали, и куражились над убитым зверем.
Под Вязьмой Ермолов, Милорадович, Платов и другие, находясь в близости от французов, не могли воздержаться от желания отрезать и опрокинуть два французские корпуса. Кутузову, извещая его о своем намерении, они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги.
И сколько ни старался Кутузов удержать войска, войска наши атаковали, стараясь загородить дорогу. Пехотные полки, как рассказывают, с музыкой и барабанным боем ходили в атаку и побили и потеряли тысячи людей.
Но отрезать – никого не отрезали и не опрокинули. И французское войско, стянувшись крепче от опасности, продолжало, равномерно тая, все тот же свой гибельный путь к Смоленску.

Читать еще:  Зенитно-ракетный комплекс «Sea Wolf» (Великобритания)

Бородинское сражение с последовавшими за ним занятием Москвы и бегством французов, без новых сражений, – есть одно из самых поучительных явлений истории.
Все историки согласны в том, что внешняя деятельность государств и народов, в их столкновениях между собой, выражается войнами; что непосредственно, вследствие больших или меньших успехов военных, увеличивается или уменьшается политическая сила государств и народов.
Как ни странны исторические описания того, как какой нибудь король или император, поссорившись с другим императором или королем, собрал войско, сразился с войском врага, одержал победу, убил три, пять, десять тысяч человек и вследствие того покорил государство и целый народ в несколько миллионов; как ни непонятно, почему поражение одной армии, одной сотой всех сил народа, заставило покориться народ, – все факты истории (насколько она нам известна) подтверждают справедливость того, что большие или меньшие успехи войска одного народа против войска другого народа суть причины или, по крайней мере, существенные признаки увеличения или уменьшения силы народов. Войско одержало победу, и тотчас же увеличились права победившего народа в ущерб побежденному. Войско понесло поражение, и тотчас же по степени поражения народ лишается прав, а при совершенном поражении своего войска совершенно покоряется.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector