0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Швеция под ударом «оружия возмездия»

Швеция под ударом «оружия возмездия»

В полном соответствии с известной поговоркой, когда великие державы начинают выяснять отношения, лбы трещат и у других стран. Нейтральная Швеция всю Вторую мировую войну с ловкостью канатоходца балансировала между враждующими военными блоками, но и на её территории взрывались германские ракеты. Впрочем, предприимчивые шведы смогли извлечь выгоду даже из этих досадных происшествий.

Не в ту степь

Немецкие ракеты V1 и V2 («Фау-1» и «Фау-2») сегодня широко известны. Союзники по Антигитлеровской коалиции в конце Второй мировой войны получили в качестве трофеев многочисленные образцы этих крылатых и баллистических ракет. Более того, даже немецкие учёные, участвовавшие в их создании, стали своеобразными «трофеями». Самым известным из них является Вернер фон Браун, конструктор ракеты А-4 (V2), член НСДАП и штурмбаннфюрер СС – и впоследствии один из «отцов» американской космической программы. Общепризнано, что достижения немецких учёных имели огромное значение для ракетостроения Великобритании, СССР, США и Франции.

Гораздо менее известен тот факт, что немецкие ракеты внесли неоценимый вклад в развитие ракетной техники в нейтральной Швеции. И причиной этому во многом стало, как это ни странно, определённое несовершенство немецкой ракетной техники.

Дело в том, что система управления немецкой крылатой ракетой V1 представляла собой довольно примитивный по теперешним меркам автопилот, включавший в себя три гироскопа (один трёхстепенный и два двухстепенных), барометрический датчик высоты и магнитный компас. По последнему перед стартом производилось наведение ракеты на цель, а гироскопы и барометрический датчик обеспечивали стабилизацию ракеты по курсу и тангажу. Интересно, что у V1 вообще отсутствовало управление по крену – считалось, что аэродинамика крылатой ракеты обеспечивает достаточную устойчивость относительно продольной оси. Эту особенность в борьбе с V1 использовали лётчики британских ВВС, когда кончиком крыла самолёта переворачивали V1 в воздухе – после этого она сразу падала.

Автопилот управлял рулями высоты и курса посредством пневматической системы, работавшей на сжатом воздухе. Однако, при всей хитроумности системы управления, точность V1 оставляла желать лучшего и не превышала пятнадцати километров. Передовое, но ещё весьма несовершенное оружие доставляло немало неприятностей и самим немцам: около 20% ракет отказывало или взрывалось при запуске. Значительное число (по различным оценкам, ещё около 20%) из примерно 10 000 запущенных немцами ракет падало в различных районах Северного и Балтийского морей. А 17 июня 1944 года одна из отклонившихся от курса V1 даже упала на бункер Гитлера в Марживале.

15 ноября 1943 года остатки крылатой ракеты V1 были найдены в шведском лене (лен — административно-территориальная единица, округ) Блекинге, в 20 километрах к юго-востоку от центра лена города Карлскруна. Вскоре после этого, 30 ноября, ещё одна ракета была найдена в лене Сконе, в 7 километрах к востоку от Юстада. Что характерно, находить немецкие «подарки» шведы начали ещё до начала их боевого применения по территории Англии, – в Скандинавию залетали экспериментальные образцы, запускавшиеся немцами из исследовательского центра на острове Узедом в устье Одера.

Затем последовала почти полугодовая пауза, в течение которой немецкое «оружие возмездия» прекратило попадать по территории гостеприимного нейтрального государства (или падало туда, где его так и не нашли). 11 мая 1944 года хорошо сохранившуюся ракету V1 шведы нашли у Брёсарпа в Сконе. 13 июня того же года в Смоланде, в 30 километрах к северо-западу от Кальмара, на шведскую землю «приземлилась» баллистическая ракета V2. 17 июня немцы с помощью V1 начали массированные ракетные обстрелы Лондона, и до 1 ноября 1944 года шведы обнаружили на территории своего государства ещё три немецких ракеты V1. Таким образом, всего на юге Швеции были обнаружены остатки семи немецких ракет – шести крылатых V1 и одной баллистической V2.

Места падения немецких ракет в южной Швеции в 1943–1944 годах

  1. 15 ноября 1943 г. Ракета V1, Ютланган (20 км к юго-востоку от Карлскруны), Блекинге.
  2. 30 ноября 1943 г. Ракета V1, Нюбро (7 км к востоку от Юстада), Сконе.
  3. 11 мая 1944 г. Ракета V1, Бертилсторп, (15 км к северо-западу от Кивика), Сконе.
  4. 13 июня 1944 г. Ракета V2 номер 4089 (30 км к северо-западу от Кальмара), Смоланд.
  5. 27 июля 1944 г. Ракета V1 (3,5 км к северо-западу от Карлскруны), Блекинге.
  6. 7 сентября 1944 г. Ракета V1, Труннеруп, Сконе.
  7. 1 ноября 1944 г. Ракета V1, Баскемолла, Сконе.

Противокорабельные шведские ракеты на основе V1

Немецкие крылатые ракеты V1 были с огромным интересом изучены шведскими Институтом авиационных исследований (FFA, Flygtekniska försöksanstalten) и военно-морской верфью в Шеппсхольмене. В книге «Robot 50 år», опубликованной в 1997 году компанией SAAB, говорится:

«Немецкие ракеты показали новые пути для развития всех трёх видов вооружённых сил. Военно-морские силы рассматривали воздушные торпеды как один из вариантов замены подводных торпед; сухопутные войска рассматривали их как альтернативу для ствольной артиллерии, а военно-воздушные силы рассматривали их в качестве беспилотных летательных аппаратов различного назначения».

Шведские ВМС первыми заказали компании SAAB строительство «воздушных торпед» на основе V1. По сути это были те же крылатые ракеты с усовершенствованным шведскими конструкторами пульсирующим воздушно-реактивным двигателем. В 1945 году, уже после окончания боевых действий в Европе, шведская делегация посетила Англию, где смогла получить дополнительную информацию по V1. Строительство первой ракеты Saab RB 310 началось в том же, 1945 году, а первые её испытания были проведены в июне 1946 года. Внешне шведская ракета сильно отличалась от V1 тем, что её двигатель располагался внутри фюзеляжа, и воздух попадал в него через боковые воздухозаборники. Был усовершенствован и автопилот. Ракета длиной в 4,73 метра и массой в 265 кг разгонялась до скорости в 620 км/ч. Всего было построено 5 таких устройств.

Читать еще:  Авиационная управляемая ракета Х-55 (СССР)

Развитием RB 310 стала более крупная ракета RB 311, имевшая длину в 6,7 метра и массу около 900 килограмм. Эта «воздушная торпеда» разгонялась уже до скорости в 792 км/ч. Их в 1948–49 годах было построено 10 штук.

Следующей в семействе шведских ракет, создаваемых по заказу ВМС, была противокорабельная Saab RB 315. Первые несколько ракет из серии в 193 штуки построила Saab, а основную часть – компания CVA. Масса ракеты длиной в 4,7 метра и диаметром 80 см составляла 880 кг; она развивала скорость до 756 км/ч. RB-315 испытывалась в 1953–59 годах, в том числе и путём пусков с эсминцев шведского флота. Несмотря на многочисленные усовершенствования, управление сервоприводами органов управления в ней осуществлялся так же, как и в V1, при помощи сжатого воздуха. Принципиальным отличием от V1 и предыдущих шведских ракет было наличие четырёх пусковых ракетных двигателей, которые позволяли RB 315 разгоняться до скорости, достаточной для работы пульсирующего воздушно-реактивного двигателя, без помощи пусковой катапульты.

Параллельно с ВМС свою программу по разработке крылатых ракет осуществляли и военно-воздушные силы Швеции. Серия создаваемых в её рамках экспериментальных ракет RB 301, RB 302, и RB 303 увенчалась ракетой RB 304, принятой на вооружение как противокорабельная самонаводящаяся ракета воздушного базирования RВ 04 (Robot 04). При её создании использовались наработки, полученные при проектировании предыдущих образцов, и RВ 04, различные модификации которой простояли на вооружении в Швеции до 2000-х годов, тоже можно назвать прямым потомком V1.

Приключения «беглой» V2

Как уже упоминалось выше, одной из разбившихся в Швеции немецких ракет была баллистическая ракета дальнего действия V2. 13 мая 1944 года при испытании ракеты под серийным номером 4089 с установленным блоком радиоуправления (аналогичным тому, которым оснащались немецкие зенитные управляемые ракеты Wasserfall) произошла накладка. Оператор, присутствующий при запуске впервые, был настолько изумлён зрелищем запуска, что на какое-то время потерял контроль над ракетой. Этого мгновения хватило, чтобы V2 скрылась в кучевых облаках и исчезла из поля зрения расчёта. Планировалось, что она упадёт в море в районе оккупированного Германией датского острова Борнхольм, но всё обернулось иначе.

Норовистая ракета, пролетев 350 километров, пересекла Балтийское море и разорвалась примерно в полутора километрах над шведской провинцией Смоланд на глазах у семьи фермеров Эрландссонов. Позже Георг Эрландссон и его сын Ивар вспоминали, как грохот от взрыва заложил им уши, лошади упали на колени, а с неба «пролился» дождь металлических обломков.

Шведские военные не сразу сообразили, что произошло, и к тому моменту, когда газетам запретили писать об этом инциденте, немцы уже знали, куда делась их «беглая» ракета. Вальтер Дорнбергер, руководитель ракетного исследовательского центра в Пенемюнде, откуда осуществлялся запуск злополучной V2, перед тем, как доложить Гитлеру о происшествии, испытывал определённое волнение – всё-таки его детище упало на территорию нейтральной страны.

Однако фюрер успокоил Дорнбергера, заявив, что инцидент был полезным для шведов, так как дал им понять, что немцы способны обстреливать их страну прямо с территории Германии. Чтобы, в свою очередь, успокоить Гитлера, Дорнбергер заверил его, что секретное радиооборудование V2 должно было гарантированно разрушиться при взрыве. И вот тут он сильно ошибся. В ракете, вероятнее всего, взорвался в результате неисправности топливный бак, а не боезаряд. В результате боевая часть, ракетный двигатель и радиооборудование упали на землю относительно слабо повреждёнными.

Найденные на месте и реквизированные у местных жителей (разобравших детали ракеты на сувениры) фрагменты были доставлены шведскими военными сначала в 12 авиаполк в Кальмаре, а затем в Институт авиационных исследований. Прежде чем рассказывать об их дальнейшей судьбе, следует сделать небольшое отступление, посвящённое особенностям шведской внешней политики в тот период.

В начале Второй мировой войны шведское правительство с известной долей симпатии относилось к Германии. Третий рейх был стабильным (и благодаря потребностям военной промышленности чуть ли не бездонным) рынком сбыта для шведской железной руды. На практике «прогерманскость» шведского правительства выражалась, например, в том, что оно разрешало транзит немецких войск через свою территорию в оккупированную Германией Норвегию и в союзную ей Финляндию (всего с 1940 по 1943 год через Швецию было перевезено более 2 миллионов немецких солдат). Тиражи газет, публиковавших антинацистские статьи, часто конфисковывались и уничтожались, а 22 июня 1941 года самая популярная газета страны Аftonbladet вышла со статьёй под названием «Европейская освободительная война».

С ходом времени, однако, стало ясно, что шансы Германии на победу в войне уменьшаются. После Сталинградской битвы в Швеции прекратилась конфискация тиражей газет с антигерманскими статьями, а после высадки союзников в Нормандии Швеция окончательно повернула вектор внешней политики в сторону Антигитлеровской коалиции. Благодаря этому двенадцать ящиков с обломками V2 были отправлены в Великобританию в обмен на поставку партии истребителей Supermarine Spitfire.

Британцы надеялись, что, получив подробную информацию об устройстве немецкой баллистической ракеты, смогут придумать способ противодействия ей. И здесь шведская «находка» ввела англичан в заблуждение. На шведском острове Эланд в небольшом домике была размещена команда из одного британского офицера и четырёх солдат с оборудованием для радиоперехвата, которое должно было помочь фиксировать запуски V-2 из Пенемюнде (что было вопиющим нарушением шведского нейтралитета и ярко иллюстрировало дрейф шведской внешней политики в направлении Антигитлеровской коалиции). К сожалению, на самом деле система дистанционного радиоуправления, которая была обнаружена среди обломков V-2, ставилась не более чем на 20% запускаемых германских баллистических ракет.

Впрочем, даже если бы англичане смогли надёжно фиксировать пуски всех германских баллистических ракет, практическую пользу из этой информации извлечь было бы тяжело. Создание надёжно действующей системы противоракетной обороны, способной уничтожать баллистические ракеты противника, и на начало XXI века остаётся весьма сложной технической задачей, до полного решения которой, похоже, ещё очень далеко.

Конструкция

Robot 08 являлась управляемой крылатой ракетой нормальной аэродинамической схемы, с V-образным хвостовым оперением. Воздухозаборник двигателя располагался в передней части корпуса, под фюзеляжем, сразу за обтекателем головки самонаведения. Ракета оснащалась скошенным крылом, складываемым при хранении в ангаре. Общая компоновка ракеты была полностью заимствована у французского прототипа.

Читать еще:  Ручная граната РГ-42 с запалом УЗРГ (СССР)

В движение Robot 08 приводил турбореактивный двигатель Turbomeca Marboré, развивавший реактивную тягу до 3,91 килоньютонов. Крейсерская скорость полёта Rb 08 составляла порядка 900 километров в час, при дальности полёта до 80 километров.

Система наведения ракеты была активной радиолокационной. Головка самонаведения, разработанная для авиационной ракеты Robot 04 имела радиус обнаружения корабля, в габаритах эсминца, до 15 километров.

Запускалась шведская ракета с рельсовых направляющих с помощью двух твердотопливных ускорителей, сбрасываемых через 2 секунды после запуска. Ускорители разгоняли ракету до скорости около 500 км/ч, после чего запускался турбореактивный двигатель и ракета летела в сторону цели.

Швеция под ударом «оружия возмездия»

В полном соответствии с известной поговоркой, когда великие державы начинают выяснять отношения, лбы трещат и у других стран. Нейтральная Швеция всю Вторую мировую войну с ловкостью канатоходца балансировала между враждующими военными блоками, но и на её территории взрывались германские ракеты. Впрочем, предприимчивые шведы смогли извлечь выгоду даже из этих досадных происшествий.

Не в ту степь

Немецкие ракеты V1 и V2 («Фау-1» и «Фау-2») сегодня широко известны. Союзники по Антигитлеровской коалиции в конце Второй мировой войны получили в качестве трофеев многочисленные образцы этих крылатых и баллистических ракет. Более того, даже немецкие учёные, участвовавшие в их создании, стали своеобразными «трофеями». Самым известным из них является Вернер фон Браун, конструктор ракеты А-4 (V2), член НСДАП и штурмбаннфюрер СС – и впоследствии один из «отцов» американской космической программы. Общепризнано, что достижения немецких учёных имели огромное значение для ракетостроения Великобритании, СССР, США и Франции.

Гораздо менее известен тот факт, что немецкие ракеты внесли неоценимый вклад в развитие ракетной техники в нейтральной Швеции. И причиной этому во многом стало, как это ни странно, определённое несовершенство немецкой ракетной техники.

Дело в том, что система управления немецкой крылатой ракетой V1 представляла собой довольно примитивный по теперешним меркам автопилот, включавший в себя три гироскопа (один трёхстепенный и два двухстепенных), барометрический датчик высоты и магнитный компас. По последнему перед стартом производилось наведение ракеты на цель, а гироскопы и барометрический датчик обеспечивали стабилизацию ракеты по курсу и тангажу. Интересно, что у V1 вообще отсутствовало управление по крену – считалось, что аэродинамика крылатой ракеты обеспечивает достаточную устойчивость относительно продольной оси. Эту особенность в борьбе с V1 использовали лётчики британских ВВС, когда кончиком крыла самолёта переворачивали V1 в воздухе – после этого она сразу падала.

Автопилот управлял рулями высоты и курса посредством пневматической системы, работавшей на сжатом воздухе. Однако, при всей хитроумности системы управления, точность V1 оставляла желать лучшего и не превышала пятнадцати километров. Передовое, но ещё весьма несовершенное оружие доставляло немало неприятностей и самим немцам: около 20% ракет отказывало или взрывалось при запуске. Значительное число (по различным оценкам, ещё около 20%) из примерно 10 000 запущенных немцами ракет падало в различных районах Северного и Балтийского морей. А 17 июня 1944 года одна из отклонившихся от курса V1 даже упала на бункер Гитлера в Марживале.

15 ноября 1943 года остатки крылатой ракеты V1 были найдены в шведском лене (лен — административно-территориальная единица, округ) Блекинге, в 20 километрах к юго-востоку от центра лена города Карлскруна. Вскоре после этого, 30 ноября, ещё одна ракета была найдена в лене Сконе, в 7 километрах к востоку от Юстада. Что характерно, находить немецкие «подарки» шведы начали ещё до начала их боевого применения по территории Англии, – в Скандинавию залетали экспериментальные образцы, запускавшиеся немцами из исследовательского центра на острове Узедом в устье Одера.

Затем последовала почти полугодовая пауза, в течение которой немецкое «оружие возмездия» прекратило попадать по территории гостеприимного нейтрального государства (или падало туда, где его так и не нашли). 11 мая 1944 года хорошо сохранившуюся ракету V1 шведы нашли у Брёсарпа в Сконе. 13 июня того же года в Смоланде, в 30 километрах к северо-западу от Кальмара, на шведскую землю «приземлилась» баллистическая ракета V2. 17 июня немцы с помощью V1 начали массированные ракетные обстрелы Лондона, и до 1 ноября 1944 года шведы обнаружили на территории своего государства ещё три немецких ракеты V1. Таким образом, всего на юге Швеции были обнаружены остатки семи немецких ракет – шести крылатых V1 и одной баллистической V2.

Места падения немецких ракет в южной Швеции в 1943–1944 годах

  1. 15 ноября 1943 г. Ракета V1, Ютланган (20 км к юго-востоку от Карлскруны), Блекинге.
  2. 30 ноября 1943 г. Ракета V1, Нюбро (7 км к востоку от Юстада), Сконе.
  3. 11 мая 1944 г. Ракета V1, Бертилсторп, (15 км к северо-западу от Кивика), Сконе.
  4. 13 июня 1944 г. Ракета V2 номер 4089 (30 км к северо-западу от Кальмара), Смоланд.
  5. 27 июля 1944 г. Ракета V1 (3,5 км к северо-западу от Карлскруны), Блекинге.
  6. 7 сентября 1944 г. Ракета V1, Труннеруп, Сконе.
  7. 1 ноября 1944 г. Ракета V1, Баскемолла, Сконе.

Противокорабельные шведские ракеты на основе V1

Немецкие крылатые ракеты V1 были с огромным интересом изучены шведскими Институтом авиационных исследований (FFA, Flygtekniska försöksanstalten) и военно-морской верфью в Шеппсхольмене. В книге «Robot 50 år», опубликованной в 1997 году компанией SAAB, говорится:

«Немецкие ракеты показали новые пути для развития всех трёх видов вооружённых сил. Военно-морские силы рассматривали воздушные торпеды как один из вариантов замены подводных торпед; сухопутные войска рассматривали их как альтернативу для ствольной артиллерии, а военно-воздушные силы рассматривали их в качестве беспилотных летательных аппаратов различного назначения».

Шведские ВМС первыми заказали компании SAAB строительство «воздушных торпед» на основе V1. По сути это были те же крылатые ракеты с усовершенствованным шведскими конструкторами пульсирующим воздушно-реактивным двигателем. В 1945 году, уже после окончания боевых действий в Европе, шведская делегация посетила Англию, где смогла получить дополнительную информацию по V1. Строительство первой ракеты Saab RB 310 началось в том же, 1945 году, а первые её испытания были проведены в июне 1946 года. Внешне шведская ракета сильно отличалась от V1 тем, что её двигатель располагался внутри фюзеляжа, и воздух попадал в него через боковые воздухозаборники. Был усовершенствован и автопилот. Ракета длиной в 4,73 метра и массой в 265 кг разгонялась до скорости в 620 км/ч. Всего было построено 5 таких устройств.

Читать еще:  Ядерная торпеда Т-5 «53-58» (СССР)

Развитием RB 310 стала более крупная ракета RB 311, имевшая длину в 6,7 метра и массу около 900 килограмм. Эта «воздушная торпеда» разгонялась уже до скорости в 792 км/ч. Их в 1948–49 годах было построено 10 штук.

Следующей в семействе шведских ракет, создаваемых по заказу ВМС, была противокорабельная Saab RB 315. Первые несколько ракет из серии в 193 штуки построила Saab, а основную часть – компания CVA. Масса ракеты длиной в 4,7 метра и диаметром 80 см составляла 880 кг; она развивала скорость до 756 км/ч. RB-315 испытывалась в 1953–59 годах, в том числе и путём пусков с эсминцев шведского флота. Несмотря на многочисленные усовершенствования, управление сервоприводами органов управления в ней осуществлялся так же, как и в V1, при помощи сжатого воздуха. Принципиальным отличием от V1 и предыдущих шведских ракет было наличие четырёх пусковых ракетных двигателей, которые позволяли RB 315 разгоняться до скорости, достаточной для работы пульсирующего воздушно-реактивного двигателя, без помощи пусковой катапульты.

Параллельно с ВМС свою программу по разработке крылатых ракет осуществляли и военно-воздушные силы Швеции. Серия создаваемых в её рамках экспериментальных ракет RB 301, RB 302, и RB 303 увенчалась ракетой RB 304, принятой на вооружение как противокорабельная самонаводящаяся ракета воздушного базирования RВ 04 (Robot 04). При её создании использовались наработки, полученные при проектировании предыдущих образцов, и RВ 04, различные модификации которой простояли на вооружении в Швеции до 2000-х годов, тоже можно назвать прямым потомком V1.

Приключения «беглой» V2

Как уже упоминалось выше, одной из разбившихся в Швеции немецких ракет была баллистическая ракета дальнего действия V2. 13 мая 1944 года при испытании ракеты под серийным номером 4089 с установленным блоком радиоуправления (аналогичным тому, которым оснащались немецкие зенитные управляемые ракеты Wasserfall) произошла накладка. Оператор, присутствующий при запуске впервые, был настолько изумлён зрелищем запуска, что на какое-то время потерял контроль над ракетой. Этого мгновения хватило, чтобы V2 скрылась в кучевых облаках и исчезла из поля зрения расчёта. Планировалось, что она упадёт в море в районе оккупированного Германией датского острова Борнхольм, но всё обернулось иначе.

Норовистая ракета, пролетев 350 километров, пересекла Балтийское море и разорвалась примерно в полутора километрах над шведской провинцией Смоланд на глазах у семьи фермеров Эрландссонов. Позже Георг Эрландссон и его сын Ивар вспоминали, как грохот от взрыва заложил им уши, лошади упали на колени, а с неба «пролился» дождь металлических обломков.

Шведские военные не сразу сообразили, что произошло, и к тому моменту, когда газетам запретили писать об этом инциденте, немцы уже знали, куда делась их «беглая» ракета. Вальтер Дорнбергер, руководитель ракетного исследовательского центра в Пенемюнде, откуда осуществлялся запуск злополучной V2, перед тем, как доложить Гитлеру о происшествии, испытывал определённое волнение – всё-таки его детище упало на территорию нейтральной страны.

Однако фюрер успокоил Дорнбергера, заявив, что инцидент был полезным для шведов, так как дал им понять, что немцы способны обстреливать их страну прямо с территории Германии. Чтобы, в свою очередь, успокоить Гитлера, Дорнбергер заверил его, что секретное радиооборудование V2 должно было гарантированно разрушиться при взрыве. И вот тут он сильно ошибся. В ракете, вероятнее всего, взорвался в результате неисправности топливный бак, а не боезаряд. В результате боевая часть, ракетный двигатель и радиооборудование упали на землю относительно слабо повреждёнными.

Найденные на месте и реквизированные у местных жителей (разобравших детали ракеты на сувениры) фрагменты были доставлены шведскими военными сначала в 12 авиаполк в Кальмаре, а затем в Институт авиационных исследований. Прежде чем рассказывать об их дальнейшей судьбе, следует сделать небольшое отступление, посвящённое особенностям шведской внешней политики в тот период.

В начале Второй мировой войны шведское правительство с известной долей симпатии относилось к Германии. Третий рейх был стабильным (и благодаря потребностям военной промышленности чуть ли не бездонным) рынком сбыта для шведской железной руды. На практике «прогерманскость» шведского правительства выражалась, например, в том, что оно разрешало транзит немецких войск через свою территорию в оккупированную Германией Норвегию и в союзную ей Финляндию (всего с 1940 по 1943 год через Швецию было перевезено более 2 миллионов немецких солдат). Тиражи газет, публиковавших антинацистские статьи, часто конфисковывались и уничтожались, а 22 июня 1941 года самая популярная газета страны Аftonbladet вышла со статьёй под названием «Европейская освободительная война».

С ходом времени, однако, стало ясно, что шансы Германии на победу в войне уменьшаются. После Сталинградской битвы в Швеции прекратилась конфискация тиражей газет с антигерманскими статьями, а после высадки союзников в Нормандии Швеция окончательно повернула вектор внешней политики в сторону Антигитлеровской коалиции. Благодаря этому двенадцать ящиков с обломками V2 были отправлены в Великобританию в обмен на поставку партии истребителей Supermarine Spitfire.

Британцы надеялись, что, получив подробную информацию об устройстве немецкой баллистической ракеты, смогут придумать способ противодействия ей. И здесь шведская «находка» ввела англичан в заблуждение. На шведском острове Эланд в небольшом домике была размещена команда из одного британского офицера и четырёх солдат с оборудованием для радиоперехвата, которое должно было помочь фиксировать запуски V-2 из Пенемюнде (что было вопиющим нарушением шведского нейтралитета и ярко иллюстрировало дрейф шведской внешней политики в направлении Антигитлеровской коалиции). К сожалению, на самом деле система дистанционного радиоуправления, которая была обнаружена среди обломков V-2, ставилась не более чем на 20% запускаемых германских баллистических ракет.

Впрочем, даже если бы англичане смогли надёжно фиксировать пуски всех германских баллистических ракет, практическую пользу из этой информации извлечь было бы тяжело. Создание надёжно действующей системы противоракетной обороны, способной уничтожать баллистические ракеты противника, и на начало XXI века остаётся весьма сложной технической задачей, до полного решения которой, похоже, ещё очень далеко.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector