8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Содержание

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Это, мягко говоря, несколько неправильно. И совсем не только потому, что «Посейдона» как серийной системы оружия ещё нет.

Hammerhead против «Посейдонов».

Поражение высокоскоростного глубоководного объекта («Статус-6/Посейдон») возможно только ядерным боеприпасом или малогабаритной скоростной торпедой (антиторпедой) с мощной глубоководной энергоустановкой (например, Mk50 или ATT).

Успешное наведение на цели со скоростными характеристиками «Статуса-6/Посейдона» торпед с существенно более слабой энергетикой (поршневыми машинами на унитарном топливе) типа Mk46 и Mk54 возможно только при стартовой позиции этой торпеды практически на курсе «Статуса-6/Посейдона». Однако открытый цикл (с выхлопом в воду) этих энергоустановок исключает сохранение высоких ТТХ на километровой глубине, соответственно вероятность поражения цели типа «Статуса-6/Посейдона» для торпеды-боевой части минного комплекса близка к нулевой (или вообще невозможна).

Примечание: Теоретически, создание неконтактной аппаратуры обнаружения, позволяющей выдать необходимое целеуказание торпеде мины возможно, однако стоимость такой мины превысит все разумные пределы.

По этой причине наиболее эффективным способом уничтожения «Статуса-6/Посейдона» является применение скоростных глубоководных торпед (антиторпед) по высокоточному целеуказанию, выработанному авиационной поисково-прицельной системой противолодочного самолета. При этом, первоначальное обнаружение обеспечивалось стационарной (и мобильной при необходимости) системой освещения подводной обстановки. И это прекрасно сознавалось в США и СССР еще в 80-х годах (то есть на момент развертывания работы по теме «Статуса-6»).
Вместе с тем, минное оружие крайне опасно для самих подводных лодок, в том числе потенциальных носителей «Статуса-6/Посейдона».

Противолодочная мина-торпеда CAPTOR

Работы по минам-торпедам в ВМС США были начаты еще в 1960 году. На начальном этапе разработки существовали надежды на то, что широкополосная мина позволит уменьшить обычные расходы на минные постановки на два (!) порядка… В реальности оказалось все совсем не так. Например, радиус опасной зоны широкополосной мины превосходит радиус опасной зоны донной мины примерно в 30 раз, при этом стоимость первой (CAPTOR) в 1986 финансовом году составила 377 000 долл. (в 1978 финансовом году — 113 000 долл.), а второй – менее 20 тыс. долл. в ценах начала 2000-х годов.

Испытания прототипов CAPTOR начались в 1974 году, однако высокая сложность задачи привела к тому, что первоначальная оперативная готовность была достигнута CAPTOR только в сентябре 1979 года. Полномасштабное производство (15 в месяц) было утверждено в марте 1979 года. В то время первоначальные планы ВМС США предусматривали закупку 5785 мин CAPTOR. Однако проблемы с надежностью привели к приостановке производства в 1980 году (возобновлены в 1982 году). В 1982 финансовом году — 400 мин Mk60 CAPTOR.

Последующие закупки: 1983 год — 300 Mk60; 1984 год — 300 Mk60; 1985 год – 300 или 475 (по разным данным) Mk60. Поставка 600 Mk60 в 1986 году вызывает сомнения (по другим данным порядка 300 мин). Последний год производства – 1987 (493 Mk60).
Постановка мины обеспечивалась всеми носителями (авиация, надводные корабли и подлодки).

При этом основными считались авиация (в том числе стратегические бомбардировщики ВВС США) и подлодки (для постановки активных минных заграждений вблизи баз ВМФ СССР).

Мина CAPTOR имеет общую массу 1040 кг, длину 3683 мм (лодочный вариант имеет массу 933 кг и длину 3353 мм), калибр 533 мм.

Данные по максимальной глубине установки расходятся: от 3000 футов (915 м) до 2000 футов.
Примерная дальность обнаружения целей – около 1500 метров, однако справедливо это только для атомных ПЛ ВМФ постройки середины 70-х годов, и уже на подлодках 3 поколения (на малошумных ходах) эта цифра была много ниже.

Говоря о неконтактной аппаратуре мины CAPTOR, необходимо отметить крайнюю лаконичность описания ее в западной литературе, и более того наличие в ней прямой дезинформации (учитывая специфику вопроса, совсем не удивительно).
В качестве боевой части применялась специальная модификация малогабаритной торпеды Mk 46 (Mod 4). Мероприятия по стыковке мины с новой (на конец 80-х годов) модификацией Mk 46 Mod 5 были завершены к 1989 году, но последствий не имели в виду прекращения серийного выпуска CAPTOR .

Мины CAPTOR активно применялись ВМС и ВВС США в ходе боевой подготовки в 80-х годов (для чего существовал ее практический вариант Mk66), однако значительное сокращение бюджетных расходов в 1990-х — 2000-х годах резко уменьшило интенсивность применения CAPTOR, с полным выводом из боекомплекта (на склад) к началу 2010 года.

Российские мины-торпеды

В ВМФ СССР впервые создали мину с движущейся ракетной боевой частью (не лишним здесь будет заметить, – что только благодаря инициативному офицеру Б.К. Лямину и его обращению в сентябре 1951 года с письмом к И.В. Сталину после того, как промышленность попыталась «похоронить» перспективную тему). Ссылка сайта allmines.netна страницу первой в мире мины с движущейся боевой частью КРМ.

Начав работы по минам-торпедам уже после американцев, мы первыми умудрились успешно завершить разработку с принятием на вооружение мины-торпеды (и развертыванием ее серийного производства).

На создание последующих мин-торпед ВМФ определяющее влияние оказало появление «Кэптора» и стремление получить радиус опасной зоны мины (обнаружения цели) «не меньше американцев». Начало этой истории было скандально-поучительным.
Из книги экс-заместителя начальника Управления противолодочной борьбы (УПВ) ВМФ Р.А. Гусева «Основания минерского ремесла» СПб, 2006 год:

Время от времени руководство ВМФ и Минсудпрома требовало от военных институтов непосредственно себе, минуя заказывающие управления, анализ сведений, поступающих от ГРУ, по состоянию оружия и вооружения вероятных противников…

Ссора произошла как раз на почве косвенных данных о мине «Кэптор», включенных НИМТИ (Научно-исследовательский минно-торпедный институт) в доклад в высшие инстанции… Нашли сколько мин американцы предполагают разместить на Фареро-Исландском противолодочном рубеже, измерили длину этого рубежа, после чего разделили втрое на первое. Радиус реагирования существенно превышал тот, который был у нашей ПМТ-1 … Цифирь «забили» в доклад и смело расписались: И. Белявский (начальник минного отдела НИМТИ).

Первым прореагировал заместитель Главкома ВМФ Смирнов Н.И., внимательно читавший все подобные доклады. Он срочно вызвал к себе Костюченко (начальника минного отдела УПВ) и спросил:

— Как Вы могли допустить принятие на вооружение мины ПМТ-1, заведомо уступающие мине «Кэптор»?
Костюченко, не зная из-за чего весь сыр-бор, начал словесное маневрирование, уточнить с какого бока дует ветер:
— Нет такой информацнии … А откуда у Вас сведения, товарищ адмирал флота? Когда мы принимали на вооружение ПМТ-1 у американцев ничего не было, Вы же помните …
— Какую Вы задавали дальность обнаружения в ТТЗ?
Костюченко ответил.
— Ну, вот. В каком веке Вы живете в УПВ?! Нужно заказать 3-5 км. Не меньше.
— Заказывать можно и 10. Только сделать это сейчас невозможно. Откуда у Вас эти сведения?
— Данные надо анализировать по всем источникам. Надо иметь голову на плечах. Знать хотя бы дроби …
— Дайте мне неделю срока. Разберусь. Доложу. …
Через пару дней Костюченко уже был в ЦК, на Старой площади у Коксакова И.В.:
— У нас имеется информация, тов. Костюченко, что американцы серьезно обошли нас в минном оружии.
… Коксаков сделал взмах рукой и пара листочков стартовала со стола на пол, где сидел Костюченко… Цепкий взгляд вырвал из текста «по мнению НИМТИ».
Утром Костюченко был в НИМТИ, в кабинете Белявского:
— Игорь, доложи-ка мне откуда у тебя сведения о «Кэпторе»? Те, что в ГШ, ЦК, ВПК.
— Как получили? Очень просто. Взяли информацию из разных источников… В одном сообщалось о количестве мин на рубеже. Ну и мы измерили по карте длину этой «изгороди», — и самая секретная информация в кармане.
— Ну делить, положим, вы умеете. А ты учитывал, что эффективность такого заграждения в том же источнике они оценивали в 0,3? Мы же в рассчетах исходим из вероятности встречи с миной 0,7.
Белявский растерялся:
— Этого мы не учитывали.
Костюченко продолжил:
— Вот откуда у вас получились у «Кэптора» более высокие ТТХ. Итак, Игорь, сегодня подготовь дополнение к своему докладу и завтра отправь в ГШ и ЦК.
— Не буду…
— Ну тогда мне придется уволить тебя в две недели.
— Не горячись, я и сам собираюсь на пенсию. Только … не две недели, а — квартал. Да и потом, нет причины.
— Причину я тебе сказал: ввел в заблуждение высшее руководство страны … Приказ министра обороны беру на себя. Будь здоров, Игорь.
…Приказ об увольнении Белявского пришел через 12 дней.

Из книги «Основания минерского ремесла» образцы широкополосных мин ВМФ СССР, годы принятия и основные разработчики:


Экспортный вариант мины-торпеды получил обозначение ПМК-2:

Здесь необходимо отметить две ключевых проблемы широкополосных мин: возможность их массированной постановки для достижения необходимой эффективности минных заграждений (что требовало компактности, умеренной массы и стоимости мин) и еще более острой проблемы -дальности обнаружения цели (реагирования) широкополосной мины. Острота последнего вопроса наглядно показана в конфликте начальников минных отделов НИМТИ и УПВ.

С компактностью у нас получилось «не очень». Несмотря на то, что по ТТХ МТПК формально «превзошли» «Кэптор», в реальности, увы, это было «умелое манипулирование цифрами». Например, превосходство МТПК по глубине постановки было «вынужденным», — хоть как-то использовать большие габариты наших мин для пользы. Для 8 0% реальных задач противолодочных мин-торпед глубины установки «Кэпторов» было вполне достаточно. Главное же, габаритные размеры и масса наших МТПК резко ограничивала возможности носителей и флотов по установке эффективных минных заграждений, в то время как «Кэптор» имел размерность близкую к нашей РМ-2Г, обеспечивавшей удвоенный боекомплект мин на подлодках (по отношению к торпедам).

Аналогичное решение было применено ВМС США и к «Кэптору».

Однако еще более критической проблемой и для США (с учетом значительного снижения шумности отечественных подлодок), и особенно для СССР и РФ оказалась дальность обнаружения (реагирования) мин.
Из статьи (2006 года) Генерального директора КМПО «Гидроприбор» С.Г. Прошкина:

Мы последнее у себя «доблестно провалили», последний начальник который пытался что-то серьезное предпринимать в этом направлении, как раз и был С.Г. Прошкин, но его «ушли» с должности в конце 2006 года (и он сам безвременно ушел из жизни в 2010 году).
А вот у США – получилось…

Hammerhead как CAPTOR на новом технологическом и концептуальном уровне

С учетом резкого уменьшения шумности подлодок ВМФ СССР эффективность «Кэптора» значительно упала, в связи с чем с конца 80-х годов начались исследования перспективных вариантов широкополосных минных комплексов, как ВМС США, так и фирмами США инициативно. Пример последнего — проект мины ISBHM.

Однако в условиях значительного сокращения оборонных расходов в 90-х годов, все эти перспективные проработки и исследования так и не стали реальными разработками.

И вот теперь новости о реальной (и более того – форсированной) разработке американской мины Hammerhead.
27 февраля 2020 года командование морских систем ВМС США (NAVSEA) объявило тендер на проектирование, разработку и производство новой морской мины под условным названием Hammerhead, причем особо подчеркивалась возможность обеспечения развертывания нескольких мин Hammerhead с борта необитаемых подводных аппаратов. Окончательный запрос предложений должен быть опубликован к осени, с присуждением контракта на полномасштабную разработку и испытания до 30 прототипов в 2021 финансовом году.

Собственно, все это было известно уже давно, и публично озвучивалось еще с 2000-х годах.

Однако до последнего времени это были лишь предварительные проработки и презентации. Реальная работа по разработке новых мин-торпед в США началась с 2018 году. Публично это было озвучено в докладе капитана Даниэля Джорджа, руководителя программы службы по противоминной войне ВМС США на ежегодной конференции Национальной Ассоциации оборонной промышленности (NDIA) по экспедиционной войне 16 октября 2018 года.

Примечание: исходя из опубликованной схемы используется (с ремонтом и модернизацией) старая торпеда Mk46, что вполне логично и естественно, и это должно быть очень серьёзным уроком для ВМФ РФ

Американцы именно так и поступили, опять же в отличие от нас.

Выводы:

1. Мина Hammerhead является фактически глубокой модернизацией (причем из имеющегося задела и боекомплекта) ранее выпущенных мин CAPTOR.

2. За счет применения новых технологий планируется обеспечить не просто сохранение опасной зоны CAPTOR по современным малошумным целям, но и вероятно ее значительное увеличение.

3. Основными постановщиками мин Hammerhead будут авиация и ПЛА ВМС США, причем для последних, как правило, с использование боевых тяжелых НПА.

Полный анализ боевой эффективности мины Hammerhead, особенностей применения и места в системе вооружений США невозможен без экскурса в истории минного оружия ВМС США, эволюции его облика, взглядов на его применение и места в стратегии США (именно так!), оперативном искусстве ВМС и ВВС (!) США.
Рассмотрение этих вопросов (с уроками и выводами для ВМФ РФ) – в следующей статье.

После «Посейдона» языками не машут

2018 год прошел под знаком российского оружия. Именно его больше всего обсуждали как российские, так и зарубежные политики и СМИ. Новые образцы вооружения, которые 1 марта 2018 года представил Федеральному собранию президент России Владимир Путин, того действительно стоят.

Прошел почти год, и на Западе тихая паника, от того, что ни у кого в мире нет вооружений, способных остановить «агрессию русских», начала замещаться пропагандой. Невозможно ведь жить в состоянии постоянного ужаса. Поэтому в зарубежных средствах массовой информации стали все чаще появляться статьи всевозможных экспертов и аналитиков, которые дружно дудят в одну дуду.

Долго думали. Наконец, придумали

Главный посыл многомудрых публикаций: «страна-бензоколонка» не может иметь таких передовых технологий. Все эти русские гиперзвуковые комплексы «Кинжал» и «Авангард», беспилотники «Буревестник» и «Посейдон», лазерные комплексы «Пересвет» и межконтинентальные баллистические ракеты «Сармат» — просто-напросто плод «кремлевской пропаганды». Увы, тональность международного «мейнстрима» сегодня подхватили и некоторые российские СМИ либерального толка.

Выражать в родных пенатах явный скепсис по поводу слов президента страны о новых образцах оружия, видимо, не комильфо или попросту боязно. Поэтому внимание читателя и зрителя большей частью акцентируется на сомнениях в необходимости создания таких вооружений. Также производится пересчет вероятно затраченных (как считали, непонятно) на создание оружия средств на количество не построенных детских садов, школ и больниц.

При этом утверждается, что у американцев-де есть ответ, от которого мало нам не покажется (в подтексте читается: «так нам и надо!»), стоит только дождаться, когда об этом США сообщат всему миру.

Действительно, спустя 10 месяцев после выступления Путина перед Федеральным собранием, в США решили дать ответ «наглым русским». 17 января этого года на сайте американского медиагиганта CNN была опубликована статья Trump will visit Pentagon to talk missile defense, в которой даны выдержки из доклада, излагавшего тот самый ответ российскому гиперзвуковому оружию. Сообщается, что над этим важным документом специалисты из Пентагона работали в течение двух лет — с января 2017 года. Поэтому для его заслушивания в военное ведомство специально приехали Дональд Трамп и Майк Пенс.

Читать еще:  Патрон 7,62x39 спортивно-охотничий «ПСО» (Россия)

Согласно просочившимся в СМИ сведениям, в качестве основного ответа управляемому гиперзвуку русских, американцы сделают ставку на космические системы раннего обнаружения и поражения боевых элементов гиперзвуковых комплексов, а также на увеличение позиционных районов ПРО на континентальной части США и в Европе. Причем, Европу будут защищать не только от России, но и от страны-изгоя — Ирана.

«Шумим, братцы, шумим. »

Если в голове американских специалистов еще хоть как-то в единое целое складываются мысли по противодействию российским гиперзвуковым комплексам, то в отношении «Посейдона» мнения у них расходятся. Причина объективна: у них до сих пор нет достоверных сведений о боевых возможностях глубоководного беспилотника неограниченной дальности действия с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) на борту.

Первым тревогу забило американское издание Newsweek, эксперты которого заподозрили в «Посейдоне» возобновление проекта академика Андрея Сахарова — сверхбольшой ядерной торпеды, способной нести ядерный заряд в 100 мегатонн (Мт). Автор статьи Том О’Коннор пишет, что еще в 2015 году ему было известно от неназванных источников в Пентагоне об этой русской разработке. Якобы военные США уже назвали торпеду «разрушителем городов» (city busters), присвоив ей кодовое название Kanyon.

В октябре 2018 года другое американское издание The National Interest посвятило «Посейдону» статью, в которой эксперты пытались найти ответ на вопрос: можно ли остановить торпеду с ядерным двигателем, способную уничтожать чужие города с помощью цунами? Аналитик по вопросам ВМС Х.И. Саттон на основании своего опыта предположил, что «Посейдон» будет шумным аппаратом, который легко засекут сенсоры донных датчиков американской системы SOSUS/IUSS. Поэтому для его уничтожения надо все дно у побережья США «засеять» сенсорными минами, а корабли и самолеты вооружить сверхзвуковыми противолодочными ракетами-антиторпедами.

Американского аналитика поддержали российские «эксперты» из «диванных войск» либеральных СМИ. Они даже «порекомендовали» американцам применить против «Посейдона» антиторпеды MU-90 и CAT (Countermeasure anti-torpedo). А заодно сделали и малоутешительные выводы для нас.

В качестве «доказательств» бесполезности «Посейдона» были приведены такие аргументы:

  • когда применят «Посейдон», мы все уже умрем;
  • «Посейдон» ничего не добавляет к потенциалу сдерживания;
  • «Посейдон» обязательно перехватят;
  • «Посейдон» дорог, поэтому лучше построить много-много тихих атомных подводных лодок с МБР на борту.

Приводить цитаты с обоснованиями этих, мягко говоря, дилетантских умозаключений, бесполезный труд. С другой стороны, чтобы расставить все точки над «i» требуется прояснить ответ на вопрос: чем же на самом деле является «Посейдон» — «оружием пропаганды» или «оружием возмездия»

Тотальное поражение

Да, в отличие от гиперзвуковых «Кинжала» и «Авангарда» автономный морской беспилотный комплекс «Посейдон» не обладает сверхскоростными параметрами. Его скорость, судя по открытым источникам информации, от 100 до 200 узлов, т.е. от 185 до 370 км/час. Сразу возникает вопрос: что сможет его догнать на глубине свыше 1.000 метров? MU-90, развивающая максимальную скорость в 50 узлов (93 км/ч), не сможет. Ни на встречном курсе, ни при выполнении перехвата вдогон. Также не способна это сделать и антиторпеда CAT, показавшая на тестах скорость в 52 узла.

Авиационные донные мины семейства Quickstrike (Мк.62, Мк.63, Мк.64 и Мк.65), как правило, устанавливаются с самолетов на глубины до 100 метров с минным интервалом 100 метров. Более мощные мины-торпеды Мк.60 Captor устанавливаются на глубины до 1.000 метров с минным интервалом в 2.000 метров. Но расположение мины находится на половине глубины места постановки.

При этом установка вдоль всего побережья США сплошного минного поля парализует всю морскую логистику ВМС США. Возможна аппликация из минных полей с охраняемыми проходами, но все это отнюдь не критично для «Посейдона», даже если его заметят системы дальнего гидроакустического наблюдения.

Можно предположить, что к берегам противника, затеявшего с Россией ядерную войну, «Посейдоны» пойдут группами. Первый комплекс станет «взломщиком» минных полей. Взрыв его двухсотмегатонного заряда вызовет детонацию мин, расчистив путь остальным «Посейдонам». Взрыв зарядов этой группы у береговой линии приведет не только к разрушению прибрежной военной и гражданской инфраструктуры, но и создаст гигантскую волну радиоактивного цунами. Разрушения будут и на большой территории материковой части.

Конечно, все это — теоретические выкладки. В реальном глобальном конфликте с применением ядерного оружия (сохрани нас от него, Господи!) системы дальнего гидроакустического наблюдения после первых же ударов гиперзвуковых ядерных боеголовок МБР (они полетят первыми) выйдут из строя. Мощное ЭМИ напрочь выжжет всю электронику аппаратуры. Поэтому отследить пуск «Посейдонов» будет попросту нечем. Таким образом, не встречая противодействия, подводные ядерные беспилотники сделают свою работу – неизбежное тотальное возмездие.

Постапокалипсис: живых не будет

В Америке любят все считать. Там кто-то еще уверен, что российских 1.550 ядерных зарядов (согласно ограничениям по Договору СНВ-3) хватит лишь на гарантированное уничтожение от 32 до 35 миллионов граждан США. Поэтому-то «ястребы» в Пентагоне, Белом доме и Конгрессе рассчитывают на победу в войне с Россией.

Предлагаю тоже посчитать. Известно, что в японских Хиросиме и Нагасаки погибло примерно по 100.000 человек в каждом (через 5 лет это цифра удвоилась). В 1945-м мощность ядерных бомб составила в среднем 20 килотонн, т.е. 1 килотонна мгновенно унесла жизни 5000 человек. Одна наша новая МБР РС-28 «Сармат» способна доставить от 6,75 до 7,5 ядерных мегатонн. Это может унести жизни от 33,75 до 37,5 млн. человек в густонаселенных районах США. Десять «Сарматов» уничтожат все американское население.

При глобальном конфликте с применением ядерного оружия обмен ударами с использованием МБР рано или поздно заканчивается. При этом у противника останутся боеспособными те подразделения вооруженных сил, которые находились в стороне от эпицентров ядерных взрывов. Они будут способны продолжать боевые действия в постапокалиптических условиях. Сохранят работоспособность наиболее защищенные промышленные центры, частично сохранится сеть транспортных коммуникаций, уцелеют малые и средние города. Вот именно тогда «Посейдоны» и могут сказать последнее слово в глобальной войне.

Например, известно, что 80 процентов населения Соединенных Штатов Америки живет в основном на Западном и Восточном побережье. Теоретически возможно запрограммировать подрыв двухсотмегатонных зарядов так, что эффективность и последствия от их применения станут тотально катастрофическими. Разгром после мощных ядерных взрывов довершат гигантские цунами и сильнейшие сейсмические толчки. В итоге на континентальной части США практически не останется мест, не пострадавших от последствий применения ядерного оружия. Разрушено и заражено будет все: и сотни тысяч квадратных километров материковой территории, и прибрежная акватория. Никто не выживет.

Получается, что при любом сценарии нападения на Россию отважившийся затеять войну агрессор будет уничтожен полностью. Как крайне жестко, но метко сказал Владимир Путин: «… они все сдохнут».

Но чаще президент России говорит о мире и предлагает западным лидерам прекратить конфронтацию, способную привести к войне, которая может стать финальной в истории человеческой цивилизации. Но наши недоброжелатели пока предпочитают обманывать свое население, выдумывая сказки о несовершенстве нового русского оружия.

Господа, не обманывайтесь сами. Давайте жить мирно.

ТОП-5 самых вооруженных подлодок

Вооружение для подводной лодки является ключевой составляющей. От него зависит то, насколько подводное судно эффективно в бою. Степень вооружения определяется количеством и качеством имеющегося арсенала. Мы подготовили Вам подборку из пяти самых вооруженных субмарин в мире.

5. Seawolf

Многоцелевые атомные подлодки типа « Seawolf » были сконструированы в качестве ответа на появление в ВМФ СССР подводных лодок нового поколения проекта « Щука-Б ».

По задумке разработчиков, которыми является «General Dynamics Electric Boat Corporation», АПЛ должна была проникать в советские бастионы, а не выполнять функции сдерживания противника на рубежах противолодочной обороны. «Сивулф» имеет 8 торпедных аппаратов, а полная численность боезапаса составляет 50 единиц. В боезапас субмарины включены ракеты «Томагавк» и «Гарпун». «Томагавки» в противокорабельном варианте имеют дальность поражения до 450 километров. В варианте против берега – до 2,5 тыс. км. Они летят к цели с дозвуковой скоростью на высоте 20-100 метров от воды. Кроме того ракеты можно снарядить ядерными боеголовками. Противокорабельные ракеты «Гарпун» наделены скоростью близкой к звуковой и могут достигать цели на расстоянии до 130 километров. Торпеды «Gould MK48», которые также имеются в арсенале «Сивулф» могут использоваться как против надводных целей, так и против быстроходных подводных лодок. Они несут боеголовку 267 кг. Их дальность составляет 50 км в активном режиме, а в пассивном – 38 км.

4. «Вирджиния»

Подлодка класса « Вирджиния » представляет собой американскую модернизированную многоцелевую атомную субмарину. Она предназначена для глубоководных действий против подводных лодок и операций на мелководье. АПЛ отличается малошумностью.

Уровень ее шума сравним с АПЛ « Сивулф » и превосходит по этому показателю российские атомарины третьего поколения 971 «Щука-Б». Для того чтобы достичь такого результата, в конструкции «Вирджинии» применяются новые глушащие покрытия. Также имеется система изолированных палуб и новая конструкция энергоустановки. АПЛ оснастили двенадцатью вертикальными пусковыми установками для ракет и четырьмя 530-миллиметровыми торпедными аппаратами. Система вертикального пуска может запустить 16 крылатых ракет «Томагавк» с подводных лодок за один залп. Из торпедных аппаратов может быть запущено до 26 торпед «MK48», а также противокорабельных ракет типа «Гарпун». Кроме того могут быть установлены глубоководные мины «Mk60 capture».

3. 885 «Ясень»

Подлодка «Ясень» российского производства, построенная по проекту 885, представляет собой атомную многоцелевую субмарину четвертого поколения. На сегодняшний день на воду спущена только одно такое подводное судно. « 885 «Ясень »» вооружен крылатыми ракетами и торпедами.

Конструкторы их оснастили восемью вертикальными пусковыми установками «СМ-346». В них можно разместить 24 противокорабельные ракеты П-800 «Оникс». Кроме того можно использовать ПКР «Бирюза» и «Калибр». Система управления стрельбой дает возможность осуществлять запуск через 4 минуты после поступления соответствующей команды. Помимо ракетных пусковых установок АПЛ «Ясень» имеют десять 533-миллиметровых торпедных аппаратов. Боезапас составляет 30 торпед. Субмарины могут применять торпеды «Усэт-80» и телеуправляемые торпеды.

2. «Огайо»

Субмарины «Огайо» на сегодняшний день являются единственным типом стратегических ракетоносцев в составе ВМФ США. За все время появилось на свет 18 таких подводных лодок. Кроме огромных размеров и бесшумности, подлодку уникальной делает ее мощное вооружение, в том числе ядерное оружие.

На борту « Огайо » размещены 24 баллистические ракеты. Пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Trident» может осуществляться с 15-20 секундным интервалом с глубины погружения до 30 метров. Все 24 ракеты могут быть выпущены за один залп. Максимальная дальность полета ракеты 7360 километров. Для самообороны каждая лодка данного проекта была оснащена четырьмя торпедными 533-миллиетровыми торпедными аппаратами. В боекомплект включены 10 торпед «Mk48». Они могут использоваться и против надводных кораблей и против подводных лодок.

1. 955 «Борей»

Проект 955 « Борей » это серия российских атомных подводных лодок класса ракетный подводный крейсер стратегического назначения 4 поколения.

Разработчики планировали вооружить АПЛ твердотопливными баллистическими ракетами. Для достижения такой цели, изначально разрабатывалась ракета «Барк», однако она так и не пошла в серию. В результате подлодки проекта получили другие мощные ракеты. Речь идет о Р-30 « Булава ».

Р-30 представляет собой межконтинентальную твердотопливную трехступенчатую баллистическую ракету с разделяющимися ядерными блоками. «Булава» способна нести 10 подобных блоков, каждый из которых наводится индивидуально и способен менять свою траекторию и маневрировать, таким образом, нивелируя противоракетную защиту противника. АПЛ имеет шестнадцать пусковых установок для ракет «Булава». Помимо баллистических ракет АПЛ проекта 955 «Борей» наделены и торпедным вооружением. Это 8 торпедных аппаратов: 4 650-миллиметровых и 4 533-миллиметровых. На вооружении субмарины имеется несколько типов торпед и ракет противолодочного ракетного комплекса «Водопад». Общее количество торпед составляет 40 единиц.

Понравилась статья? Тогда не забудьте поставить «лайк» и подписаться на канал!

ВМС США разрабатывают самонаводящуюся мину Hammerhead

Проект «Рыба-молот»

Согласно планам 2018 г., в следующем 2019-м должен был выйти «запрос возможностей», приглашающий различные организации к разработке проекта. Фактически этот документ выпустили только в начале 2020 г. В течение нескольких недель после этого ВМС планировали принимать заявки от потенциальных разработчиков. В апреле состоялась онлайн-конференция с участием представителей флота и компаний-конкурсантов.

Процесс конкурсной разработки проекта пока не завершен, и его победитель еще не выбран. Лучший предварительный проект выберут в течение нескольких месяцев, после чего появится полноценный контракт на разработку минно-торпедного комплекса с последующим производством опытной партии для испытаний.

Нынешние планы ВМС предусматривают закупку 30 опытных изделий Hammerhead до конца 2021 г. С их помощью проведут испытания, на которые уйдет не более нескольких лет. В 2023 г. планируется запустить полномасштабное серийное производство и поставки оружия в арсеналы флота.

Требования к конструкции

«Рыба-молот» должна иметь модульную архитектуру, что в будущем должно упростить модернизацию. При необходимости можно будет менять отдельные модули, совершенствуя комплекс в целом или повышая характеристики отдельных систем. Также модульность позволит внедрять новые функции.

В состав Hammerhead войдут якорный модуль, пусковое устройство, блок связи, блок обработки данных и управления, а также модуль гидроакустических средств. Важнейшей частью комплекса будет самонаводящаяся торпеда – в ее роли используют серийную Mk54. Все эти изделия соберут в компактное устройство, пригодное для перевозки на носителе и быстрой установки на позиции.

К средствам управления комплекса предъявляются достаточно высокие требования. Мина должна оставаться на позиции и нести дежурство в течение нескольких месяцев. При помощи собственной ГАС она должна отслеживать обстановку и выявлять шумы подводных лодок. В блоке обработки данных будут храниться акустические сигнатуры всех современных субмарин, что позволит различать обнаруженные объекты и определять дальность до них.

При приближении цели на заданную дальность автоматика должна выполнять пуск торпеды. Выйдя из пускового контейнера, торпеда самостоятельно будет искать цель и поражать ее. Затем комплекс должен передавать информацию о проведенной атаке и отключаться. Повторное применение не предусматривается.

Торпеда Mk 54 выбрана ввиду ограниченных габаритов и массы. Благодаря этому пусковой контейнер и весь комплекс Hammerhead можно будет сделать максимально компактным и пригодным для применения на разных носителях. В дальнейшем в состав комплекса могут ввести торпеды других типов, чему поспособствует модульная архитектура.

Специфика применения

Основным носителем новой мины Hammerhead может стать безэкипажный подводный аппарат XLUUV (Extra-Large Unmanned Underwater Vehicle). Такие изделия смогут нести несколько мин и доставлять их в заданный район. Силами нескольких подводных беспилотников можно будет устанавливать крупные минные заграждения и в минимальные сроки перекрывать опасные направления. Вероятно, сохранится совместимость с торпедными аппаратами флота и самолетами-носителями.

Будущее мины

Однако подобный оптимизм может быть излишним – проект уже сейчас, на самых ранних стадиях, сталкивается с некоторыми проблемами. Так, по ряду причин задерживается выбор разработчика и производителя, что может негативно сказаться на последующих стадиях проекта. Кроме того, нельзя исключать затруднения на стадии создания и отработки новых средств управления и другой аппаратуры – такие неприятности нивелируют экономию времени и средств от применения готовой торпеды.

Будущее нового проекта прямо зависит от смежных разработок. Считается, что наилучшие результаты Hammerhead покажет в связке с тяжелыми безэкипажными подводными аппаратами. Такая техника пока не готова к эксплуатации, а без нее не удастся реализовать весь потенциал минно-торпедного комплекса. Впрочем, у создателей XLUUV и других подобных проектов есть запас времени до завершения работ по новому оружию.

Таким образом, ВМС США намерены заполнить пока пустующую нишу в сфере минно-торпедных вооружений за счет нового комплекса уже известного класса. Морская мина Hammerhead будет иметь высокий потенциал и потому представляет большой интерес для флота. Однако разработка такого изделия не будет быстрой и простой, что может привести к задержкам на всех этапах, а также к проблемам на стадии внедрения и развертывания. В ближайшие годы станет ясно, удастся ли справиться с этими трудностями и вернуть флоту самонаводящиеся мины.

Конструкция

Внешне «Кэптор» представляет собой цилиндр длиной около 3,6 м с почти плоской головной частью (в ней имеется крышка для выпуска торпеды) и небольшим четырёхлопастным стабилизатором в хвостовой части. Корпус мины — это контейнер, внутри которого размещена торпеда и акустическая и вычислительная аппаратура. Якорь и свёрнутый минреп находятся в хвостовой части. После того, как мина оказывается в воде, якорь отделяется и ложится на дно, а мина, обладающая положительной плавучестью, устанавливается на заданной глубине в вертикальном положении. При глубине моря до 230 м мина устанавливается в придонном положении в 7,5 м от грунта. При глубине постановки 230—400 м углубление мины равно половине глубины места, а на глубинах от 460 м оно составляет 305 м, что близко к предельному. При срабатывании мины торпеда выстреливается вертикально вверх [4] .

Читать еще:  Пистолетный патрон с пулей с пластмассовым сердечником «СП-7» (СССР)

Мина способна определять шумы подводных лодок (ПЛ) противника на дистанции до 1 000 м; при этом она не реагирует на шумы надводных кораблей; на ПЛ в надводном положении она также не реагирует. «Кэптор» не реагирует на шумы своих ПЛ [2] . Пассивный гидроакустический канал обнаружения шумов ПЛ работает в дежурном режиме, включаясь на 30—50 секунд через каждые 5 минут. Торпеда Мk.46 выпускается, когда аппаратура мины классифицирует цель как ПЛ, находящуюся в подводном положении. Система самонаведения торпеды — активно-пассивная, с дальностью обнаружения до 1 500 м [4] . Сообщалось о существовании ядерной головной части к этой торпеде [1] .

Срок службы мины без подъёма и ремонта, по заявлениям американцев — от нескольких недель до нескольких месяцев [3] , хотя в 1980-е годы советские источники указывали, что «Кэптор» может находиться в боевом состоянии 2—5 лет [1] . Совершенствование мины включает, помимо применения новой бортовой аппаратуры, её оснащение более современными моделями торпед, такими, как Мk.46 mod. 5 или Mk.50 [3] [1] .

После «Посейдона» языками не машут

2018 год прошел под знаком российского оружия. Именно его больше всего обсуждали как российские, так и зарубежные политики и СМИ. Новые образцы вооружения, которые 1 марта 2018 года представил Федеральному собранию президент России Владимир Путин, того действительно стоят.

Прошел почти год, и на Западе тихая паника, от того, что ни у кого в мире нет вооружений, способных остановить «агрессию русских», начала замещаться пропагандой. Невозможно ведь жить в состоянии постоянного ужаса. Поэтому в зарубежных средствах массовой информации стали все чаще появляться статьи всевозможных экспертов и аналитиков, которые дружно дудят в одну дуду.

Долго думали. Наконец, придумали

Главный посыл многомудрых публикаций: «страна-бензоколонка» не может иметь таких передовых технологий. Все эти русские гиперзвуковые комплексы «Кинжал» и «Авангард», беспилотники «Буревестник» и «Посейдон», лазерные комплексы «Пересвет» и межконтинентальные баллистические ракеты «Сармат» — просто-напросто плод «кремлевской пропаганды». Увы, тональность международного «мейнстрима» сегодня подхватили и некоторые российские СМИ либерального толка.

Выражать в родных пенатах явный скепсис по поводу слов президента страны о новых образцах оружия, видимо, не комильфо или попросту боязно. Поэтому внимание читателя и зрителя большей частью акцентируется на сомнениях в необходимости создания таких вооружений. Также производится пересчет вероятно затраченных (как считали, непонятно) на создание оружия средств на количество не построенных детских садов, школ и больниц.

При этом утверждается, что у американцев-де есть ответ, от которого мало нам не покажется (в подтексте читается: «так нам и надо!»), стоит только дождаться, когда об этом США сообщат всему миру.

Действительно, спустя 10 месяцев после выступления Путина перед Федеральным собранием, в США решили дать ответ «наглым русским». 17 января этого года на сайте американского медиагиганта CNN была опубликована статья Trump will visit Pentagon to talk missile defense, в которой даны выдержки из доклада, излагавшего тот самый ответ российскому гиперзвуковому оружию. Сообщается, что над этим важным документом специалисты из Пентагона работали в течение двух лет — с января 2017 года. Поэтому для его заслушивания в военное ведомство специально приехали Дональд Трамп и Майк Пенс.

Согласно просочившимся в СМИ сведениям, в качестве основного ответа управляемому гиперзвуку русских, американцы сделают ставку на космические системы раннего обнаружения и поражения боевых элементов гиперзвуковых комплексов, а также на увеличение позиционных районов ПРО на континентальной части США и в Европе. Причем, Европу будут защищать не только от России, но и от страны-изгоя — Ирана.

«Шумим, братцы, шумим. »

Если в голове американских специалистов еще хоть как-то в единое целое складываются мысли по противодействию российским гиперзвуковым комплексам, то в отношении «Посейдона» мнения у них расходятся. Причина объективна: у них до сих пор нет достоверных сведений о боевых возможностях глубоководного беспилотника неограниченной дальности действия с ядерной энергетической установкой (ЯЭУ) на борту.

Первым тревогу забило американское издание Newsweek, эксперты которого заподозрили в «Посейдоне» возобновление проекта академика Андрея Сахарова — сверхбольшой ядерной торпеды, способной нести ядерный заряд в 100 мегатонн (Мт). Автор статьи Том О’Коннор пишет, что еще в 2015 году ему было известно от неназванных источников в Пентагоне об этой русской разработке. Якобы военные США уже назвали торпеду «разрушителем городов» (city busters), присвоив ей кодовое название Kanyon.

В октябре 2018 года другое американское издание The National Interest посвятило «Посейдону» статью, в которой эксперты пытались найти ответ на вопрос: можно ли остановить торпеду с ядерным двигателем, способную уничтожать чужие города с помощью цунами? Аналитик по вопросам ВМС Х.И. Саттон на основании своего опыта предположил, что «Посейдон» будет шумным аппаратом, который легко засекут сенсоры донных датчиков американской системы SOSUS/IUSS. Поэтому для его уничтожения надо все дно у побережья США «засеять» сенсорными минами, а корабли и самолеты вооружить сверхзвуковыми противолодочными ракетами-антиторпедами.

Американского аналитика поддержали российские «эксперты» из «диванных войск» либеральных СМИ. Они даже «порекомендовали» американцам применить против «Посейдона» антиторпеды MU-90 и CAT (Countermeasure anti-torpedo). А заодно сделали и малоутешительные выводы для нас.

В качестве «доказательств» бесполезности «Посейдона» были приведены такие аргументы:

  • когда применят «Посейдон», мы все уже умрем;
  • «Посейдон» ничего не добавляет к потенциалу сдерживания;
  • «Посейдон» обязательно перехватят;
  • «Посейдон» дорог, поэтому лучше построить много-много тихих атомных подводных лодок с МБР на борту.

Приводить цитаты с обоснованиями этих, мягко говоря, дилетантских умозаключений, бесполезный труд. С другой стороны, чтобы расставить все точки над «i» требуется прояснить ответ на вопрос: чем же на самом деле является «Посейдон» — «оружием пропаганды» или «оружием возмездия»

Тотальное поражение

Да, в отличие от гиперзвуковых «Кинжала» и «Авангарда» автономный морской беспилотный комплекс «Посейдон» не обладает сверхскоростными параметрами. Его скорость, судя по открытым источникам информации, от 100 до 200 узлов, т.е. от 185 до 370 км/час. Сразу возникает вопрос: что сможет его догнать на глубине свыше 1.000 метров? MU-90, развивающая максимальную скорость в 50 узлов (93 км/ч), не сможет. Ни на встречном курсе, ни при выполнении перехвата вдогон. Также не способна это сделать и антиторпеда CAT, показавшая на тестах скорость в 52 узла.

Авиационные донные мины семейства Quickstrike (Мк.62, Мк.63, Мк.64 и Мк.65), как правило, устанавливаются с самолетов на глубины до 100 метров с минным интервалом 100 метров. Более мощные мины-торпеды Мк.60 Captor устанавливаются на глубины до 1.000 метров с минным интервалом в 2.000 метров. Но расположение мины находится на половине глубины места постановки.

При этом установка вдоль всего побережья США сплошного минного поля парализует всю морскую логистику ВМС США. Возможна аппликация из минных полей с охраняемыми проходами, но все это отнюдь не критично для «Посейдона», даже если его заметят системы дальнего гидроакустического наблюдения.

Можно предположить, что к берегам противника, затеявшего с Россией ядерную войну, «Посейдоны» пойдут группами. Первый комплекс станет «взломщиком» минных полей. Взрыв его двухсотмегатонного заряда вызовет детонацию мин, расчистив путь остальным «Посейдонам». Взрыв зарядов этой группы у береговой линии приведет не только к разрушению прибрежной военной и гражданской инфраструктуры, но и создаст гигантскую волну радиоактивного цунами. Разрушения будут и на большой территории материковой части.

Конечно, все это — теоретические выкладки. В реальном глобальном конфликте с применением ядерного оружия (сохрани нас от него, Господи!) системы дальнего гидроакустического наблюдения после первых же ударов гиперзвуковых ядерных боеголовок МБР (они полетят первыми) выйдут из строя. Мощное ЭМИ напрочь выжжет всю электронику аппаратуры. Поэтому отследить пуск «Посейдонов» будет попросту нечем. Таким образом, не встречая противодействия, подводные ядерные беспилотники сделают свою работу – неизбежное тотальное возмездие.

Постапокалипсис: живых не будет

В Америке любят все считать. Там кто-то еще уверен, что российских 1.550 ядерных зарядов (согласно ограничениям по Договору СНВ-3) хватит лишь на гарантированное уничтожение от 32 до 35 миллионов граждан США. Поэтому-то «ястребы» в Пентагоне, Белом доме и Конгрессе рассчитывают на победу в войне с Россией.

Предлагаю тоже посчитать. Известно, что в японских Хиросиме и Нагасаки погибло примерно по 100.000 человек в каждом (через 5 лет это цифра удвоилась). В 1945-м мощность ядерных бомб составила в среднем 20 килотонн, т.е. 1 килотонна мгновенно унесла жизни 5000 человек. Одна наша новая МБР РС-28 «Сармат» способна доставить от 6,75 до 7,5 ядерных мегатонн. Это может унести жизни от 33,75 до 37,5 млн. человек в густонаселенных районах США. Десять «Сарматов» уничтожат все американское население.

При глобальном конфликте с применением ядерного оружия обмен ударами с использованием МБР рано или поздно заканчивается. При этом у противника останутся боеспособными те подразделения вооруженных сил, которые находились в стороне от эпицентров ядерных взрывов. Они будут способны продолжать боевые действия в постапокалиптических условиях. Сохранят работоспособность наиболее защищенные промышленные центры, частично сохранится сеть транспортных коммуникаций, уцелеют малые и средние города. Вот именно тогда «Посейдоны» и могут сказать последнее слово в глобальной войне.

Например, известно, что 80 процентов населения Соединенных Штатов Америки живет в основном на Западном и Восточном побережье. Теоретически возможно запрограммировать подрыв двухсотмегатонных зарядов так, что эффективность и последствия от их применения станут тотально катастрофическими. Разгром после мощных ядерных взрывов довершат гигантские цунами и сильнейшие сейсмические толчки. В итоге на континентальной части США практически не останется мест, не пострадавших от последствий применения ядерного оружия. Разрушено и заражено будет все: и сотни тысяч квадратных километров материковой территории, и прибрежная акватория. Никто не выживет.

Получается, что при любом сценарии нападения на Россию отважившийся затеять войну агрессор будет уничтожен полностью. Как крайне жестко, но метко сказал Владимир Путин: «… они все сдохнут».

Но чаще президент России говорит о мире и предлагает западным лидерам прекратить конфронтацию, способную привести к войне, которая может стать финальной в истории человеческой цивилизации. Но наши недоброжелатели пока предпочитают обманывать свое население, выдумывая сказки о несовершенстве нового русского оружия.

Господа, не обманывайтесь сами. Давайте жить мирно.

Hammerhead не убийца «Посейдонов», он убийца их носителей

Это, мягко говоря, несколько неправильно. И совсем не только потому, что «Посейдона» как серийной системы оружия ещё нет.

Hammerhead против «Посейдонов».

Поражение высокоскоростного глубоководного объекта («Статус-6/Посейдон») возможно только ядерным боеприпасом или малогабаритной скоростной торпедой (антиторпедой) с мощной глубоководной энергоустановкой (например, Mk50 или ATT).

Успешное наведение на цели со скоростными характеристиками «Статуса-6/Посейдона» торпед с существенно более слабой энергетикой (поршневыми машинами на унитарном топливе) типа Mk46 и Mk54 возможно только при стартовой позиции этой торпеды практически на курсе «Статуса-6/Посейдона». Однако открытый цикл (с выхлопом в воду) этих энергоустановок исключает сохранение высоких ТТХ на километровой глубине, соответственно вероятность поражения цели типа «Статуса-6/Посейдона» для торпеды-боевой части минного комплекса близка к нулевой (или вообще невозможна).

Примечание: Теоретически, создание неконтактной аппаратуры обнаружения, позволяющей выдать необходимое целеуказание торпеде мины возможно, однако стоимость такой мины превысит все разумные пределы.

По этой причине наиболее эффективным способом уничтожения «Статуса-6/Посейдона» является применение скоростных глубоководных торпед (антиторпед) по высокоточному целеуказанию, выработанному авиационной поисково-прицельной системой противолодочного самолета. При этом, первоначальное обнаружение обеспечивалось стационарной (и мобильной при необходимости) системой освещения подводной обстановки. И это прекрасно сознавалось в США и СССР еще в 80-х годах (то есть на момент развертывания работы по теме «Статуса-6»).
Вместе с тем, минное оружие крайне опасно для самих подводных лодок, в том числе потенциальных носителей «Статуса-6/Посейдона».

Противолодочная мина-торпеда CAPTOR

Работы по минам-торпедам в ВМС США были начаты еще в 1960 году. На начальном этапе разработки существовали надежды на то, что широкополосная мина позволит уменьшить обычные расходы на минные постановки на два (!) порядка… В реальности оказалось все совсем не так. Например, радиус опасной зоны широкополосной мины превосходит радиус опасной зоны донной мины примерно в 30 раз, при этом стоимость первой (CAPTOR) в 1986 финансовом году составила 377 000 долл. (в 1978 финансовом году — 113 000 долл.), а второй – менее 20 тыс. долл. в ценах начала 2000-х годов.

Испытания прототипов CAPTOR начались в 1974 году, однако высокая сложность задачи привела к тому, что первоначальная оперативная готовность была достигнута CAPTOR только в сентябре 1979 года. Полномасштабное производство (15 в месяц) было утверждено в марте 1979 года. В то время первоначальные планы ВМС США предусматривали закупку 5785 мин CAPTOR. Однако проблемы с надежностью привели к приостановке производства в 1980 году (возобновлены в 1982 году). В 1982 финансовом году — 400 мин Mk60 CAPTOR.

Последующие закупки: 1983 год — 300 Mk60; 1984 год — 300 Mk60; 1985 год – 300 или 475 (по разным данным) Mk60. Поставка 600 Mk60 в 1986 году вызывает сомнения (по другим данным порядка 300 мин). Последний год производства – 1987 (493 Mk60).
Постановка мины обеспечивалась всеми носителями (авиация, надводные корабли и подлодки).

При этом основными считались авиация (в том числе стратегические бомбардировщики ВВС США) и подлодки (для постановки активных минных заграждений вблизи баз ВМФ СССР).

Мина CAPTOR имеет общую массу 1040 кг, длину 3683 мм (лодочный вариант имеет массу 933 кг и длину 3353 мм), калибр 533 мм.

Данные по максимальной глубине установки расходятся: от 3000 футов (915 м) до 2000 футов.
Примерная дальность обнаружения целей – около 1500 метров, однако справедливо это только для атомных ПЛ ВМФ постройки середины 70-х годов, и уже на подлодках 3 поколения (на малошумных ходах) эта цифра была много ниже.

Говоря о неконтактной аппаратуре мины CAPTOR, необходимо отметить крайнюю лаконичность описания ее в западной литературе, и более того наличие в ней прямой дезинформации (учитывая специфику вопроса, совсем не удивительно).
В качестве боевой части применялась специальная модификация малогабаритной торпеды Mk 46 (Mod 4). Мероприятия по стыковке мины с новой (на конец 80-х годов) модификацией Mk 46 Mod 5 были завершены к 1989 году, но последствий не имели в виду прекращения серийного выпуска CAPTOR .

Мины CAPTOR активно применялись ВМС и ВВС США в ходе боевой подготовки в 80-х годов (для чего существовал ее практический вариант Mk66), однако значительное сокращение бюджетных расходов в 1990-х — 2000-х годах резко уменьшило интенсивность применения CAPTOR, с полным выводом из боекомплекта (на склад) к началу 2010 года.

Российские мины-торпеды

В ВМФ СССР впервые создали мину с движущейся ракетной боевой частью (не лишним здесь будет заметить, – что только благодаря инициативному офицеру Б.К. Лямину и его обращению в сентябре 1951 года с письмом к И.В. Сталину после того, как промышленность попыталась «похоронить» перспективную тему). Ссылка сайта allmines.netна страницу первой в мире мины с движущейся боевой частью КРМ.

Начав работы по минам-торпедам уже после американцев, мы первыми умудрились успешно завершить разработку с принятием на вооружение мины-торпеды (и развертыванием ее серийного производства).

На создание последующих мин-торпед ВМФ определяющее влияние оказало появление «Кэптора» и стремление получить радиус опасной зоны мины (обнаружения цели) «не меньше американцев». Начало этой истории было скандально-поучительным.
Из книги экс-заместителя начальника Управления противолодочной борьбы (УПВ) ВМФ Р.А. Гусева «Основания минерского ремесла» СПб, 2006 год:

Время от времени руководство ВМФ и Минсудпрома требовало от военных институтов непосредственно себе, минуя заказывающие управления, анализ сведений, поступающих от ГРУ, по состоянию оружия и вооружения вероятных противников…

Ссора произошла как раз на почве косвенных данных о мине «Кэптор», включенных НИМТИ (Научно-исследовательский минно-торпедный институт) в доклад в высшие инстанции… Нашли сколько мин американцы предполагают разместить на Фареро-Исландском противолодочном рубеже, измерили длину этого рубежа, после чего разделили втрое на первое. Радиус реагирования существенно превышал тот, который был у нашей ПМТ-1 … Цифирь «забили» в доклад и смело расписались: И. Белявский (начальник минного отдела НИМТИ).

Читать еще:  Сигнальная мина МСК-40 (Россия)

Первым прореагировал заместитель Главкома ВМФ Смирнов Н.И., внимательно читавший все подобные доклады. Он срочно вызвал к себе Костюченко (начальника минного отдела УПВ) и спросил:

— Как Вы могли допустить принятие на вооружение мины ПМТ-1, заведомо уступающие мине «Кэптор»?
Костюченко, не зная из-за чего весь сыр-бор, начал словесное маневрирование, уточнить с какого бока дует ветер:
— Нет такой информацнии … А откуда у Вас сведения, товарищ адмирал флота? Когда мы принимали на вооружение ПМТ-1 у американцев ничего не было, Вы же помните …
— Какую Вы задавали дальность обнаружения в ТТЗ?
Костюченко ответил.
— Ну, вот. В каком веке Вы живете в УПВ?! Нужно заказать 3-5 км. Не меньше.
— Заказывать можно и 10. Только сделать это сейчас невозможно. Откуда у Вас эти сведения?
— Данные надо анализировать по всем источникам. Надо иметь голову на плечах. Знать хотя бы дроби …
— Дайте мне неделю срока. Разберусь. Доложу. …
Через пару дней Костюченко уже был в ЦК, на Старой площади у Коксакова И.В.:
— У нас имеется информация, тов. Костюченко, что американцы серьезно обошли нас в минном оружии.
… Коксаков сделал взмах рукой и пара листочков стартовала со стола на пол, где сидел Костюченко… Цепкий взгляд вырвал из текста «по мнению НИМТИ».
Утром Костюченко был в НИМТИ, в кабинете Белявского:
— Игорь, доложи-ка мне откуда у тебя сведения о «Кэпторе»? Те, что в ГШ, ЦК, ВПК.
— Как получили? Очень просто. Взяли информацию из разных источников… В одном сообщалось о количестве мин на рубеже. Ну и мы измерили по карте длину этой «изгороди», — и самая секретная информация в кармане.
— Ну делить, положим, вы умеете. А ты учитывал, что эффективность такого заграждения в том же источнике они оценивали в 0,3? Мы же в рассчетах исходим из вероятности встречи с миной 0,7.
Белявский растерялся:
— Этого мы не учитывали.
Костюченко продолжил:
— Вот откуда у вас получились у «Кэптора» более высокие ТТХ. Итак, Игорь, сегодня подготовь дополнение к своему докладу и завтра отправь в ГШ и ЦК.
— Не буду…
— Ну тогда мне придется уволить тебя в две недели.
— Не горячись, я и сам собираюсь на пенсию. Только … не две недели, а — квартал. Да и потом, нет причины.
— Причину я тебе сказал: ввел в заблуждение высшее руководство страны … Приказ министра обороны беру на себя. Будь здоров, Игорь.
…Приказ об увольнении Белявского пришел через 12 дней.

Из книги «Основания минерского ремесла» образцы широкополосных мин ВМФ СССР, годы принятия и основные разработчики:


Экспортный вариант мины-торпеды получил обозначение ПМК-2:

Здесь необходимо отметить две ключевых проблемы широкополосных мин: возможность их массированной постановки для достижения необходимой эффективности минных заграждений (что требовало компактности, умеренной массы и стоимости мин) и еще более острой проблемы -дальности обнаружения цели (реагирования) широкополосной мины. Острота последнего вопроса наглядно показана в конфликте начальников минных отделов НИМТИ и УПВ.

С компактностью у нас получилось «не очень». Несмотря на то, что по ТТХ МТПК формально «превзошли» «Кэптор», в реальности, увы, это было «умелое манипулирование цифрами». Например, превосходство МТПК по глубине постановки было «вынужденным», — хоть как-то использовать большие габариты наших мин для пользы. Для 8 0% реальных задач противолодочных мин-торпед глубины установки «Кэпторов» было вполне достаточно. Главное же, габаритные размеры и масса наших МТПК резко ограничивала возможности носителей и флотов по установке эффективных минных заграждений, в то время как «Кэптор» имел размерность близкую к нашей РМ-2Г, обеспечивавшей удвоенный боекомплект мин на подлодках (по отношению к торпедам).

Аналогичное решение было применено ВМС США и к «Кэптору».

Однако еще более критической проблемой и для США (с учетом значительного снижения шумности отечественных подлодок), и особенно для СССР и РФ оказалась дальность обнаружения (реагирования) мин.
Из статьи (2006 года) Генерального директора КМПО «Гидроприбор» С.Г. Прошкина:

Мы последнее у себя «доблестно провалили», последний начальник который пытался что-то серьезное предпринимать в этом направлении, как раз и был С.Г. Прошкин, но его «ушли» с должности в конце 2006 года (и он сам безвременно ушел из жизни в 2010 году).
А вот у США – получилось…

Hammerhead как CAPTOR на новом технологическом и концептуальном уровне

С учетом резкого уменьшения шумности подлодок ВМФ СССР эффективность «Кэптора» значительно упала, в связи с чем с конца 80-х годов начались исследования перспективных вариантов широкополосных минных комплексов, как ВМС США, так и фирмами США инициативно. Пример последнего — проект мины ISBHM.

Однако в условиях значительного сокращения оборонных расходов в 90-х годов, все эти перспективные проработки и исследования так и не стали реальными разработками.

И вот теперь новости о реальной (и более того – форсированной) разработке американской мины Hammerhead.
27 февраля 2020 года командование морских систем ВМС США (NAVSEA) объявило тендер на проектирование, разработку и производство новой морской мины под условным названием Hammerhead, причем особо подчеркивалась возможность обеспечения развертывания нескольких мин Hammerhead с борта необитаемых подводных аппаратов. Окончательный запрос предложений должен быть опубликован к осени, с присуждением контракта на полномасштабную разработку и испытания до 30 прототипов в 2021 финансовом году.

Собственно, все это было известно уже давно, и публично озвучивалось еще с 2000-х годах.

Однако до последнего времени это были лишь предварительные проработки и презентации. Реальная работа по разработке новых мин-торпед в США началась с 2018 году. Публично это было озвучено в докладе капитана Даниэля Джорджа, руководителя программы службы по противоминной войне ВМС США на ежегодной конференции Национальной Ассоциации оборонной промышленности (NDIA) по экспедиционной войне 16 октября 2018 года.

Примечание: исходя из опубликованной схемы используется (с ремонтом и модернизацией) старая торпеда Mk46, что вполне логично и естественно, и это должно быть очень серьёзным уроком для ВМФ РФ

Американцы именно так и поступили, опять же в отличие от нас.

Выводы:

1. Мина Hammerhead является фактически глубокой модернизацией (причем из имеющегося задела и боекомплекта) ранее выпущенных мин CAPTOR.

2. За счет применения новых технологий планируется обеспечить не просто сохранение опасной зоны CAPTOR по современным малошумным целям, но и вероятно ее значительное увеличение.

3. Основными постановщиками мин Hammerhead будут авиация и ПЛА ВМС США, причем для последних, как правило, с использование боевых тяжелых НПА.

Полный анализ боевой эффективности мины Hammerhead, особенностей применения и места в системе вооружений США невозможен без экскурса в истории минного оружия ВМС США, эволюции его облика, взглядов на его применение и места в стратегии США (именно так!), оперативном искусстве ВМС и ВВС (!) США.
Рассмотрение этих вопросов (с уроками и выводами для ВМФ РФ) – в следующей статье.

ТОП-5 самых вооруженных подлодок

Вооружение для подводной лодки является ключевой составляющей. От него зависит то, насколько подводное судно эффективно в бою. Степень вооружения определяется количеством и качеством имеющегося арсенала. Мы подготовили Вам подборку из пяти самых вооруженных субмарин в мире.

5. Seawolf

Многоцелевые атомные подлодки типа « Seawolf » были сконструированы в качестве ответа на появление в ВМФ СССР подводных лодок нового поколения проекта « Щука-Б ».

По задумке разработчиков, которыми является «General Dynamics Electric Boat Corporation», АПЛ должна была проникать в советские бастионы, а не выполнять функции сдерживания противника на рубежах противолодочной обороны. «Сивулф» имеет 8 торпедных аппаратов, а полная численность боезапаса составляет 50 единиц. В боезапас субмарины включены ракеты «Томагавк» и «Гарпун». «Томагавки» в противокорабельном варианте имеют дальность поражения до 450 километров. В варианте против берега – до 2,5 тыс. км. Они летят к цели с дозвуковой скоростью на высоте 20-100 метров от воды. Кроме того ракеты можно снарядить ядерными боеголовками. Противокорабельные ракеты «Гарпун» наделены скоростью близкой к звуковой и могут достигать цели на расстоянии до 130 километров. Торпеды «Gould MK48», которые также имеются в арсенале «Сивулф» могут использоваться как против надводных целей, так и против быстроходных подводных лодок. Они несут боеголовку 267 кг. Их дальность составляет 50 км в активном режиме, а в пассивном – 38 км.

4. «Вирджиния»

Подлодка класса « Вирджиния » представляет собой американскую модернизированную многоцелевую атомную субмарину. Она предназначена для глубоководных действий против подводных лодок и операций на мелководье. АПЛ отличается малошумностью.

Уровень ее шума сравним с АПЛ « Сивулф » и превосходит по этому показателю российские атомарины третьего поколения 971 «Щука-Б». Для того чтобы достичь такого результата, в конструкции «Вирджинии» применяются новые глушащие покрытия. Также имеется система изолированных палуб и новая конструкция энергоустановки. АПЛ оснастили двенадцатью вертикальными пусковыми установками для ракет и четырьмя 530-миллиметровыми торпедными аппаратами. Система вертикального пуска может запустить 16 крылатых ракет «Томагавк» с подводных лодок за один залп. Из торпедных аппаратов может быть запущено до 26 торпед «MK48», а также противокорабельных ракет типа «Гарпун». Кроме того могут быть установлены глубоководные мины «Mk60 capture».

3. 885 «Ясень»

Подлодка «Ясень» российского производства, построенная по проекту 885, представляет собой атомную многоцелевую субмарину четвертого поколения. На сегодняшний день на воду спущена только одно такое подводное судно. « 885 «Ясень »» вооружен крылатыми ракетами и торпедами.

Конструкторы их оснастили восемью вертикальными пусковыми установками «СМ-346». В них можно разместить 24 противокорабельные ракеты П-800 «Оникс». Кроме того можно использовать ПКР «Бирюза» и «Калибр». Система управления стрельбой дает возможность осуществлять запуск через 4 минуты после поступления соответствующей команды. Помимо ракетных пусковых установок АПЛ «Ясень» имеют десять 533-миллиметровых торпедных аппаратов. Боезапас составляет 30 торпед. Субмарины могут применять торпеды «Усэт-80» и телеуправляемые торпеды.

2. «Огайо»

Субмарины «Огайо» на сегодняшний день являются единственным типом стратегических ракетоносцев в составе ВМФ США. За все время появилось на свет 18 таких подводных лодок. Кроме огромных размеров и бесшумности, подлодку уникальной делает ее мощное вооружение, в том числе ядерное оружие.

На борту « Огайо » размещены 24 баллистические ракеты. Пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Trident» может осуществляться с 15-20 секундным интервалом с глубины погружения до 30 метров. Все 24 ракеты могут быть выпущены за один залп. Максимальная дальность полета ракеты 7360 километров. Для самообороны каждая лодка данного проекта была оснащена четырьмя торпедными 533-миллиетровыми торпедными аппаратами. В боекомплект включены 10 торпед «Mk48». Они могут использоваться и против надводных кораблей и против подводных лодок.

1. 955 «Борей»

Проект 955 « Борей » это серия российских атомных подводных лодок класса ракетный подводный крейсер стратегического назначения 4 поколения.

Разработчики планировали вооружить АПЛ твердотопливными баллистическими ракетами. Для достижения такой цели, изначально разрабатывалась ракета «Барк», однако она так и не пошла в серию. В результате подлодки проекта получили другие мощные ракеты. Речь идет о Р-30 « Булава ».

Р-30 представляет собой межконтинентальную твердотопливную трехступенчатую баллистическую ракету с разделяющимися ядерными блоками. «Булава» способна нести 10 подобных блоков, каждый из которых наводится индивидуально и способен менять свою траекторию и маневрировать, таким образом, нивелируя противоракетную защиту противника. АПЛ имеет шестнадцать пусковых установок для ракет «Булава». Помимо баллистических ракет АПЛ проекта 955 «Борей» наделены и торпедным вооружением. Это 8 торпедных аппаратов: 4 650-миллиметровых и 4 533-миллиметровых. На вооружении субмарины имеется несколько типов торпед и ракет противолодочного ракетного комплекса «Водопад». Общее количество торпед составляет 40 единиц.

Понравилась статья? Тогда не забудьте поставить «лайк» и подписаться на канал!

ВМС США разрабатывают самонаводящуюся мину Hammerhead

Проект «Рыба-молот»

Согласно планам 2018 г., в следующем 2019-м должен был выйти «запрос возможностей», приглашающий различные организации к разработке проекта. Фактически этот документ выпустили только в начале 2020 г. В течение нескольких недель после этого ВМС планировали принимать заявки от потенциальных разработчиков. В апреле состоялась онлайн-конференция с участием представителей флота и компаний-конкурсантов.

Процесс конкурсной разработки проекта пока не завершен, и его победитель еще не выбран. Лучший предварительный проект выберут в течение нескольких месяцев, после чего появится полноценный контракт на разработку минно-торпедного комплекса с последующим производством опытной партии для испытаний.

Нынешние планы ВМС предусматривают закупку 30 опытных изделий Hammerhead до конца 2021 г. С их помощью проведут испытания, на которые уйдет не более нескольких лет. В 2023 г. планируется запустить полномасштабное серийное производство и поставки оружия в арсеналы флота.

Требования к конструкции

«Рыба-молот» должна иметь модульную архитектуру, что в будущем должно упростить модернизацию. При необходимости можно будет менять отдельные модули, совершенствуя комплекс в целом или повышая характеристики отдельных систем. Также модульность позволит внедрять новые функции.

В состав Hammerhead войдут якорный модуль, пусковое устройство, блок связи, блок обработки данных и управления, а также модуль гидроакустических средств. Важнейшей частью комплекса будет самонаводящаяся торпеда – в ее роли используют серийную Mk54. Все эти изделия соберут в компактное устройство, пригодное для перевозки на носителе и быстрой установки на позиции.

К средствам управления комплекса предъявляются достаточно высокие требования. Мина должна оставаться на позиции и нести дежурство в течение нескольких месяцев. При помощи собственной ГАС она должна отслеживать обстановку и выявлять шумы подводных лодок. В блоке обработки данных будут храниться акустические сигнатуры всех современных субмарин, что позволит различать обнаруженные объекты и определять дальность до них.

При приближении цели на заданную дальность автоматика должна выполнять пуск торпеды. Выйдя из пускового контейнера, торпеда самостоятельно будет искать цель и поражать ее. Затем комплекс должен передавать информацию о проведенной атаке и отключаться. Повторное применение не предусматривается.

Торпеда Mk 54 выбрана ввиду ограниченных габаритов и массы. Благодаря этому пусковой контейнер и весь комплекс Hammerhead можно будет сделать максимально компактным и пригодным для применения на разных носителях. В дальнейшем в состав комплекса могут ввести торпеды других типов, чему поспособствует модульная архитектура.

Специфика применения

Основным носителем новой мины Hammerhead может стать безэкипажный подводный аппарат XLUUV (Extra-Large Unmanned Underwater Vehicle). Такие изделия смогут нести несколько мин и доставлять их в заданный район. Силами нескольких подводных беспилотников можно будет устанавливать крупные минные заграждения и в минимальные сроки перекрывать опасные направления. Вероятно, сохранится совместимость с торпедными аппаратами флота и самолетами-носителями.

Будущее мины

Однако подобный оптимизм может быть излишним – проект уже сейчас, на самых ранних стадиях, сталкивается с некоторыми проблемами. Так, по ряду причин задерживается выбор разработчика и производителя, что может негативно сказаться на последующих стадиях проекта. Кроме того, нельзя исключать затруднения на стадии создания и отработки новых средств управления и другой аппаратуры – такие неприятности нивелируют экономию времени и средств от применения готовой торпеды.

Будущее нового проекта прямо зависит от смежных разработок. Считается, что наилучшие результаты Hammerhead покажет в связке с тяжелыми безэкипажными подводными аппаратами. Такая техника пока не готова к эксплуатации, а без нее не удастся реализовать весь потенциал минно-торпедного комплекса. Впрочем, у создателей XLUUV и других подобных проектов есть запас времени до завершения работ по новому оружию.

Таким образом, ВМС США намерены заполнить пока пустующую нишу в сфере минно-торпедных вооружений за счет нового комплекса уже известного класса. Морская мина Hammerhead будет иметь высокий потенциал и потому представляет большой интерес для флота. Однако разработка такого изделия не будет быстрой и простой, что может привести к задержкам на всех этапах, а также к проблемам на стадии внедрения и развертывания. В ближайшие годы станет ясно, удастся ли справиться с этими трудностями и вернуть флоту самонаводящиеся мины.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector