6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спасательная боеголовка

Спасательная боеголовка

Американские военные продолжают протаскивать идею создания «маломощных» ядерных боеголовок для морских ракет Trident II. В этот раз они встретились с определенным скепсисом в конгрессе. Почему создание этих боеголовок оправдывается задачей сдерживания России и чем не устраивают Пентагон имеющиеся у него крылатые ракеты и ядерные авиабомбы — в материале iz.ru.

Дестабилизатор малой мощности

Боеголовки малой мощности должны применяться для балансирования той ядерной стратегии, которую американцы приписывают Москве: так называемой escalate to de-escalate. Она сводится к раннему и ограниченному применению в военном конфликте оперативно-тактических ядерных вооружений невысокой мощности с целью заставить противника отступить.

«Маломощные» блоки для морских ракет Trident II сделают на базе имеющегося термоядерного блока малого класса мощности W76. По мнению бывшего советника Барака Обамы Джона Вольфстала, а также ряда других американских экспертов-ядерщиков, понижения мощности добьются за счет снятия второй ступени с W76 и превращения ее, по сути, в обычный боеприпас деления (предполагаемое наименование W76-2). Это даст выход мощности в пределах 5–10 кт. В обычном исполнении W76 тянет на 100 кт.

По ряду сведений, полученных американскими исследователями методом «обратного инжиниринга» открытых статей военного бюджета, программа получит $48,5 млн до 2023 года, причем основные средства (свыше 40 млн) будут выделены в 2019–2020 годах.

Запуск ракеты Trident II с борта атомной подводной лодки USS West Virginia

В чем проблема такого «сдерживания»? Нетрудно видеть, что стратегическая система применяется в ситуации ограниченной ядерной войны. Пока оставим в стороне сам концепт «ограниченной ядерной войны». Американцы утверждают, что у России есть такая доктрина; это спорный момент, но допустим, что так и есть.

Запуск «Трайдентов» — это тревога высокого уровня. Такое событие фиксируется системой предупреждения о ракетном нападении и запускает в работу систему боевого управления стратегическими ядерными силами. Невозможно различить «Трайдент» в полноценном ядерном оснащении от «Трайдента» в маломощном, и их обоих — от неядерной высокоточной версии. То есть налицо создание ситуации, в которой теоретически возможна эскалация к тотальной ядерной войне. Таким образом, система не решает задачи ядерного сдерживания на региональном уровне, более того — по праву может считаться дестабилизирующей.

Американская подводная лодка класса «Огайо»

Такие вопросы задают не только здесь, но и в американском конгрессе — в частности, на слушаниях в сенатском комитете по делам вооруженных сил на прошлой неделе. На это военные отвечают, что запуск одного-двух «Трайдентов» не может считать основанием для эскалации в полномасштабный обмен ударами. Кто будет давать соответствующие гарантии в нервной обстановке серьезного военно-политического кризиса, в Пентагоне не уточнили.

Альтернатива есть, но…

Когда в предложениях к новой ядерной стратегии США еще только появились упоминания о «блоке с пониженным выходом», сразу возник вопрос об оперативном назначении этого оружия.

Американские военные говорят о том, что им нужно «больше возможностей» для сдерживания России, потому что они не хотят отвечать на применение Москвой тактического ядерного оружия ударом стратегических систем с мощностью на порядок выше. Позвольте, но разве штатные блоки «Трайдентов» (уже упомянутый W76 на 100 кт и W88 на 475 кт) и «Минитменов» (W87 на 300 кт) — это самое маломощное ядерное оружие, которым располагает США?

Нет, это не так. Как минимум, есть две системы с меньшим выходом. Это крылатая ракета воздушного базирования AGM-86 (ALCM) с боеголовкой селективной мощности (5–150 кт). И это тактические ядерные бомбы B61. Их несколько модификаций, но в ближайшее время будет поступит модернизированная B61-12 (тоже селективная, 0,3–50 кт) с высокоточным наведением, которая заменит почти всю разносортицу. До 2013 года была еще и крылатая ракета морского базирования Tomahawk TLAM-N, но ее сняли с вооружения, хотя физические пакеты боезарядов, естественно, сохранены и могут использоваться для оснащения других вооружений. То же самое касается и еще одной крылатой ракеты воздушного базирования — AGM-129 (ACM), получившей отставку в 2012-м.

Крылатая ракета воздушного базирования AGM-86 (ALCM)

Теперь вопрос: что мешает назначить эти вооружения на роль сдерживающего фактора в ограниченной ядерной войне? Какими дополнительными функциями обладает боевой блок «Трайдента», которые недоступны этим системам? Ответ был достаточно очевиден, и мы уже писали о нем, но теперь американские военные заговорили об этом прямо: проблема в российской ПВО. Применение ALCM и B61 не гарантирует доставку боезаряда с требуемой вероятностью из-за многослойной системы ПВО, которая отличает российские Вооруженные силы.

В то же время боевой блок межконтинентальной ракеты не перехватывается наиболее современными системами С-300В4 и С-400. Они, по заявлению разработчиков, способны противостоять только боеголовкам ракет средней дальности (примерно до 3–3,5 тыс. км).

Нашли причину

Выбор, к которому подталкивает Пентагон парламент, небольшой: или откровенно дестабилизирующая система, или создание нового класса оперативно-тактических ядерных вооружений. Кстати, Россия уже продемонстрировала один такой класс в виде аэробаллистической ракеты «Кинжал», представляющей собой паллиативную замену ракетам средней дальности, запрещенным по договору РСМД.

Намеки на это уже видны. «Россия обладает как минимум 11 системами доставки маломощного ядерного оружия, в то время как у нас, по сути, только одна — самолеты», — заявил на прошлой неделе глава Стратегического командования США генерал Джон Хайтен.

Если собрать сюжет воедино, получается совершенно прекрасная картина. США намерены развернуть стратегически дестабилизирующую систему только потому, что их тактическое ядерное оружие недостаточно функционально для применения в новых условиях.

История создания

В 80-е годы прошлого века основным оружием российских стратегических бомбардировщиков стали крылатые ракеты Х-55, способные поражать цели на дистанции в 2500 километров. Их могли применять как новейшие в то время Ту-160, так и хорошо освоенные летчиками Ту-95МС. Следует отметить, что первоначальная модификация Х-55 не отличалась большой точностью – круговое вероятное отклонение достигало 100 метров. При использовании ядерной боеголовки это было допустимо, однако для обычной боевой части – чрезмерно много.

Между тем, уже было известно, что в США разрабатывается новая крылатая ракета для бомбардировщика B-52, получившая обозначение AGM-129ACM. Она обещала стать не только более точной, чем Х-55, но и более дальнобойной – максимальная дистанция полета составляла до 3700 километров.

Предотвратить отставание от потенциального противника можно было двумя основными способами – улучшить характеристики Х-55 или же приступить к созданию какой-то иной, принципиально новой ракеты.

Конструкторы Дубненского МКБ «Радуга» решили пойти по двум этим путям одновременно. Х-55 прошла целый ряд модернизаций, после которых её возможности резко возросли. Одновременно начались работы по двум новым проектам, которые какое-то время конкурировали между собой.

Наиболее многообещающим поначалу выглядел проект ракеты нового поколения Х-90. В этом случае радикального увеличения дальности полета не планировалось – этот параметр должен был составить «всего лишь» 3000 километров. Упор делался на другую характеристику – скорость. Х-90 могла стать первым образцом гиперзвукового оружия.

Прототип ракеты, летательный аппарат ГЭЛА, удалось построить и испытать, однако почти сразу конструкторы столкнулись с огромным количеством самых разных проблем, решить которые не удалось. Разработку Х-90 пришлось остановить. Одной из причин этой неудачи, безусловно, стало резкое сокращение финансирования после распада СССР. Время для гиперзвукового оружия в 90-е годы еще не пришло.

Основные усилия перенесли на создание приблизительного аналога AGM-129, которым и стала крылатая ракета Х-101. Разумеется, о копировании в данном случае не может быть и речи – российская конструкция вполне оригинальна, просто она сделана во многом с оглядкой на основные характеристики американского образца. В частности, значительное внимание было уделено снижению радиолокационной заметности и повышению точности попадания.

AGM-129 поступила в ВВС США в 1990 году, а в 2007 её уже сняли с вооружения. Как нетрудно догадаться, судьба Х-101 оказалась намного более сложной. Первые испытательные запуски удалось осуществить лишь в 1998-м году.

В качестве самолета-носителя поначалу использовался Ту-95МС. На протяжении последующих трёх лет испытания продолжались, а в 2002-м году в Смоленске должно было начаться серийное производство нового оружия.

Дальше, по всей видимости, произошла какая-то заминка. Во всяком случае, по современной информации, серийный выпуск новых ракет начался не ранее 2011 года. Можно предположить, что на протяжении «нулевых» годов Х-101 и её «сестру» Х-102 дорабатывали.

Кроме того, необходимо учитывать и то, что строевые самолеты Ту-95МС и Ту-160 или вообще не могли применять новые ракеты, или не способны были полностью реализовать их потенциал. Бомбардировщики пришлось модернизировать, что отняло немало времени и потребовало дополнительных затрат.

К сожалению, установить точную дату принятия на вооружение Х-101 и Х-102 не представляется возможным. Первые сообщения об этом были опубликованы в 2012-м году, но не получили официального подтверждения. Видимо, окончательное решение Министерство обороны России приняло около года спустя. В 2015-м году это оружие было использовано против террористических группировок, находившихся на территории Сирии.

Классификация

Крылатые ракеты делятся

  • по типу заряда:
    • с ядерным снаряжением
    • с обычным снаряжением
  • по решаемым задачам (назначению):
    • стратегические
    • тактические
    • оперативно-тактические
  • по типу базирования:
    • наземного
    • воздушного
    • морского
    • подводного

В настоящее время крылатыми ракетами морского базирования оснащаются корабли, ракетные катера и подводные лодки (см. противокорабельная ракета).

Идея создания беспилотной, автоматически управляемой «летающей бомбы» появилась в первое же десятилетие существования авиации, ещё до Первой мировой войны, её в 1910 году предложил французский инженер Рене Лоран [fr] , более известный, как обладатель патента 1913 года на прямоточный воздушно-реактивный двигатель. Необходимые условия для реализации этой идеи технологии были вскоре созданы:

  • В 1913 году школьный учитель физики немец Вирт (Wirth) разработал комплекс радиоуправления беспилотным летательным аппаратом и продемонстрировал его на арене цирка, управляя небольшой моделью аэроплана.
  • Во Франции летом 1914 года на самолёте американской компании Curtiss был впервые опробован гироскопическийавтопилот американца Элмера Сперри, позволявший удерживать самолёт на заданном курсе, без вмешательства пилота.
Читать еще:  Патрон 7,62x39 спортивно-охотничий «ПСО» (Россия)

Практические разработки велись сразу в нескольких странах. Первые практические шаги были сделаны американским изобретателем Питером Хьюиттом [en] , привлёкшим в апреле 1915 года к проекту создания «летающей бомбы» Элмера Сперри и его компанию Sperry Gyroscope Company. Первые успешные лётные испытания автоматической системы управления на специально оборудованном самолёте были проведены 12 сентября 1916 года. В автоматическом режиме самолёт набрал заданную высоту и пролетел некоторое расстояние, удовлетворительно выдержав курс по компасу, начал снижение к цели, после чего находившийся на борту сын Сперри — Лоуренс взял управление на себя [4] .

Параллельно в Британии по заказу военных Арчибальд Лоу вёл работы над радиоуправляемой «летающей бомбой» для поражения дирижаблей и наземных целей. Первая попытка полёта была осуществлёна 21 марта 1917 года и закончилась аварией. Подобный же проект разрабатывался Генри Фолландом [en] . Летательный аппарат длиной около 6-7 метров, массой около 230 кг и двигателем мощностью 35 л. с. изготавливался «Royal Aircraft Factory (недоступная ссылка) ». В результате трёх неудачных попыток полёта в июле 1917 года проект был закрыт [5] .

В 1920 году в Англии стандартный самолёт-истребитель «Бристоль» F.2B был оснащён радиоуправлением и успешно летал. Для страховки в кабине самолёта находился лётчик. Однако, уже через год был испытан управляемый по радио самолёт без пилота.

В 1924 году в журнале «Техника и жизнь» была опубликована работа Ф. А. Цандера «Перелеты на другие планеты», в которой было предложено применять крылья на ракетных летательных аппаратах [6] .

В 1927 году создана авиационная торпеда (по терминологии того времени) «Laryng» — небольшой летательный аппарат с поршневым звездообразным мотором и системой гироскопического управления, оснащённый боеголовкой массой 113 кг. После длительных испытаний конструкции с кораблей и в пустынях Ирака производство признано нецелесообразным.

В 1931 году англичане создали радиоуправляемую воздушную мишень «Queen». Всего было построено три опытных образца, на основании успешных испытаний которых в 1935 году была запушена серия радиоуправляемых мишеней под обозначением DH.82B «Queen Bee» (пчела-королева, пчелиная матка) в количестве 420 экземпляров (как считают, именно с того времени к беспилотникам прилипло жаргонное название Drone (трутень)). Беспилотники «Queen Bee» применялись на начальном этапе второй мировой войны в качестве разведчиков. Характеристики: максимальная скорость — 175 км/час, практический потолок — 4267 м, продолжительность полёта — до трёх часов.

В СССР работы над телемеханическими самолётами проводились начиная с 20-х годов и до 1942 года. В качестве самолёта-снаряда был выбран бомбардировщик ТБ-1, для которого была разработана телемеханическая система «Дедал». В дальнейшем эти работы подстегнули разработку различных отечественных автопилотов. По программе рассматривались различные варианты самолётов-снарядов: СБ, И-16, УТ-2. В 1940 году велась разработка радиоуправляемого самолёта ТБ-3РН в двух вариантах: в первом бомбардировщик начинялся взрывчаткой и управлялся оператором с самолёта сопровождения, во втором варианте велись разработки дистанционно управляемого бомбардировщика, который после выполнения задания по бомбометанию должен был вернуться на базу и произвести посадку. Единственное боевое применение самолёта-снаряда ТБ-3 было в 1942 году, когда начинённый четырьмя тоннами тротила самолёт должен был поразить железнодорожный узел в Вязьме. Однако при подлёте к цели из-за возникших неполадок передатчика на самолёте сопровождения ДБ-3Ф самолёт-снаряд упал, промахнувшись мимо цели.

Также в СССР в конце 30-х годов разрабатывался составной самолёт-снаряд. В качестве носителя заряда использовался радиоуправляемый ТБ-3 с 3,5 тоннами взрывчатки, на спине которого крепился самолёт управления КР-6. Радиус действия сцепки доходил до 1200 км.

В СССР в 1932 году в Группе изучения реактивного движения была организована бригада крылатых ракет с жидкостным ракетным двигателем. 29 января 1939 года состоялся первый испытательный полет советской крылатой ракеты «212», разработанной под руководством Сергея Павловича Королёва.

В 1941 году в США на фирме «Дженерал Моторс» разрабатывался самолёт-снаряд под шифром А-1, представляющий собой радиоуправляемый моноплан, стартующий с тележки. Боевой нагрузкой ЛА были бомбы весом до 225 кг. Было построено большое количество опытных экземпляров, но программу отменили в 1943 году. В 1942 году начались исследования по проекту «Option», результатом которого стала постройка серии аппаратов TDN-1, которые использовались для обучения и оценочных испытаний. Затем была построена партия самолётов-снарядов TDR-1 в количестве 189 штук. Боевое применение американским флотом против японцев атакующих дронов TDR-1 состоялось в районе Соломоновых островов в 1944 году. Из суммарно запущенных 46 29 достигли цели, что расценилось командующим флотом адмиралом Честером Нимитцем отрицательно.

В Германии программа разработки самолётов-снарядов различного назначения началась в 1941 году и достигла пика развития к концу войны. В 1942 году начато практическое изучение аэродинамики связки планера DFS-230 и самолётов управления типа Kl-35, Fw-56 и Bf-109. В результате было решено использовать связку из самолёта-снаряда J-88A и Bf-109F (программа «Бетховен»). В 1943 году было выдано задание на постройку опытной партии из 15 экземпляров системы, условно названной «Мистель-1» (упряжка с навозом). Весной 1944 года в составе 4-й группы бомбардировочной эскадры KG101 сформирована учебная группа. Ночью 24 июня 1944 года эскадрилья впервые атаковала группу кораблей союзников в устье реки Сена. По результатом удара началась разработка систем «Мистель-2» и «Мистель-3». В октябре этого года группа, на вооружении которой состояло 60 «Мистелей», была передана в состав экспериментальной KG200. Весной 1945 года на «Мистели» частично перевооружили KG30, о результативности их работы достоверных данных нет. Также строились серийно «Мистель-4», представляющие собой связку из J-88G-7 и истребителя Ta-152H. До конца войны было изготовлено 250 экземпляров, до 50 было захвачено союзниками. Проект «Мистель-5» представлял собой связку из нижнего самолёта-снаряда Ta-154А и верхнего самолёта управления Fw190A-8. В ходе работ дошли до переоборудования первой партии в четыре связки, затем переоборудование было отменено. Также немцы разрабатывали другие проекты составных самолётов, в том числе и с реактивными двигателями. В частности, 5 эскадрилья эскадры KG200 занималась вопросами применения буксируемого самолёта-снаряда на базе реактивного Ме-328В

В ночь с 4 на 5 июня 1944 года беспилотный радиоуправляемый самолёт-снаряд S.M.79 ВВС Итальянской Социальной Республики произвёл первый и единственный боевой вылет в направлении Гибралтара, с целью атаковать стоявшие там английские корабли. После того, как пилот выбросился с парашютом, управление велось с самолёта сопровождения Cant Z.1007-II. Из-за дефекта управления самолёт-снаряд не долетел до цели и упал.

В июле 1944 года Воздушные силы США приняли программу «Афродита». Смыслом программы было переоборудование отработавших ресурс бомбардировщиков В-17 в самолёты-снаряды, управляемые по радио с самолёта сопровождения. Точно также, как и на советских ТБ-3РН, самолёт поднимал в воздух экипаж из пилота и бортинженера, вёл его к цели вручную, затем активировал телеуправление, боевую часть (9070 кг ВВ «Торпекс») и выбрасывался с парашютами (верх кабины самолёта был срезан). Самолёт-снаряд продолжал полёт к цели, управляемый по радио, а экипаж подбирала команда эвакуации. Переделанные В-17, получившие индекс BQ-7, и самолёты сопровождения В-17 под индексом CQ-4 поступили в 562-ю бомбардировочную эскадрилью. Самолёты-снаряды несколько раз были задействованы в боевых операциях (в августе и октябре 1944 года), против немецких позиций ракет Фау-1. Операции с применением самолётов-снарядов против сильно защищённых целей были признаны малорезультативными, поэтому было решено их использовать по крупным промышленным целям. BQ-7 ещё несколько раз использовались при налётах без особого успеха. Программа была признана неудачной, а самолёты-снаряды BQ-7 более опасными для своих экипажей, чем для противника. Тем не менее, дальнейшем развитием программы стала переделка бомбардировщиков В-24 в самолёты снаряды BQ-8. Принцип применения остался прежнем. ВМС США начали собственную программу по переделке RB4Y-1 (патрульной версии В-24). Однако из-за низкой точности, надёжности и высокой сложности применения программа была закрыта.

Первой в мире классической крылатой ракетой, производившейся серийно и применявшейся в реальных боевых действиях, стала «Фау-1» (Fi-103), разработанная Германией. Она впервые была испытана 21 декабря 1942 года. Впервые в боевых условиях она была применена в конце Второй мировой войны против Великобритании [1] . Однако из-за низкой точности системы наведения ракеты в составе экспериментальной эскадры KG200 была сформирована 5 эскадрилья, в которой вполне серьезно, в том числе, отрабатывалась возможность управления ракетой Fi-103 пилотом, который на конечном участке траектории должен был, теоретически, выбросится с парашютом.

В сентябре 1944 года в московское КБ были доставлены обломки V-1, а позже образцы ракет и чертежи, захваченные в Пенемюнде. Советскими властями было принято решение создать свои «самолёты-снаряды». Разработка проекта была доверена Владимиру Челомею. Через 9 лет параллельно с Челомеем разработку начал А. И. Микоян.

В 1947 году в СССР начались работы над крылатой ракетой «Комета». Ракета проектировалась в специальном КБ-1, планер ракеты создавался в ОКБ-155 на базе истребителя МиГ-15. Ракета поставлялась в войска на протяжении многих лет и производилась в вариантах воздушного старта (КС-1), наземного старта (С-2 «Сопка», «Стрела», ФКР-1). Для отработки систем ракеты и обучения личного состава на базе самолёта МиГ-17 был сконструирован пилотируемый «самолёт-дублёр «Кометы»» (СДК), выпускаемый серийно.

В 1950-х годах предполагалось развитие крылатых ракет в качестве стратегических межконтинентальных средств доставки ядерных зарядов. В КБ Лавочкина шла разработка двухступенчатой крылатой ракеты «Буря», работы были остановлены по экономическим соображениям и в связи с успехами в разработке баллистических ракет. Единственным состоявшим на вооружении комплексом крылатых ракет межконтинентального класса был разработанный в США SM-62 Snark, очень недолгое время (в 1961) находившийся на боевом дежурстве.

В конце 50-х годов прошлого века начали разрабатываться крылатые ракеты с мощными жидкостными ракетными двигателями, позволяющими добиться значительного прироста характеристик ракеты.

Читать еще:  Авиационная управляемая ракета Х-58 (СССР)

Ракета совершает полёт на дозвуковых скоростях на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности. Предназначена для применения против стратегически важных стационарных наземных целей с заранее известными координатами. Носителями Х-55 являются стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95 и Ту-160.

История создания

В 1971 году с инициативой о создании новой малогабаритной маловысотной дозвуковой крылатой с ядерной боевой частью ракеты дальнего радиуса действия выступило руководство МКБ «Радуга». Несмотря на первоначальное неприятие, в 1976 году правительство СССР приняло постановление о срочном создании такого ракетного комплекса. МКБ «Радуга» была поручена разработка таких ракет для авиации. Новая ракета получила обозначение Х-55. Сборка первых экспериментальных образцов «изделия 120» начались в Дубне уже в начале 1978 года. Однако, из-за высокой загрузки дубненского производства выпуском Х-22 было принято решение о развёртывании производства Х-55 на Харьковском авиапромышленном объединении (ХАПО). На первых порах там выпускались лишь отдельные части ракеты, с передачей их на досборку в Дубну, но впоследствии был налажен выпуск изделия полностью.

В марте 1978 года Министерством авиационной промышленности во исполнение постановления правительства было принято решение о разворачивании серийного производства КР на ХАПО, то есть ещё до завершения испытаний. Первая серийная Х-55 из установочной партии, полностью собранная на ХАПО, была передана заказчику 14 декабря 1980 года. Носителем новых ракет было принято решение сделать только самолёты Ту-160 и модернизированные Ту-95. Как известно, первый пуск серийной Х-55 был произведён 23 февраля 1981 года. Из первых 12 пусков только 1 закончился неудачей, из-за отказа электрогенератора ракеты. Испытания проводились не только на полигоне 929-го ГЛИЦ, но и на базе НИИАС в Фаустово. Освоение нового комплекса было начато в 1223 ТБАП в Семипалатинске и уже в феврале 1983 года полк начал отработку запуска ракет.

31 декабря 1983 г. комплекс воздушного базирования в составе Х-55 и самолёта-носителя Ту-95МС был официально принят на вооружение. В 1984 году на испытаниях была достигнута дальность 2500 километров, а также была подтверждена высокая точность этих ракет. В декабре 1986 производство Х-55 на ХАПО было свёрнуто и перенесено на завод им. ХХ партсъезда, г. Киров (ныне ОАО «ВМП «АВИТЕК»). Некоторые агрегаты стали выпускаться и на Смоленском авиазаводе.

Особенности конструкции

Ракета построена по нормальной аэродинамической схеме, имеет тонкостенный сварной корпус из алюминиево-магниевого сплава АМГ-6, большая часть внутреннего объёма которого представляет собой топливный бак. Крыло, оперение и носовой обтекатель выполнены из композиционных материалов. Стабилизатор и крыло до пуска ракеты находятся в сложенном состоянии и раскрываются при помощи пиропатронов уже после срабатывания катапультного пускового устройства.

Двигатель
ТТХ Р95-300
Тяга300—350 кг
Длина850 мм
Диаметр315 мм
Вес95 кг

Изначально планировалась установка только двухконтурного турбореактивного двигателя ТРДД-50 (изделие 36). Однако, после ряда испытаний в серию пошёл двигатель Р95-300 (изделие 95) разработки «Союз» и изготовления Запорожского моторостроительного завода.

Двигатель размещён в хвостовой части ракеты на специальном пилоне. Перед пуском двигатель выдвигается из корпуса, а его запуск осуществляется пиростартером.

В качестве топлива на КР используется децилин (Т-10) — токсичное синтетическое горючее, созданное специально для этого двигателя. На обычных авиационных видах топлива типа Т-1 или ТС двигатель Р95-300 максимальной мощности не развивает. Поскольку Т-10 чрезвычайно текучая жидкость, при проектировании ракеты было уделено особое внимание герметичности топливной системы. Эта технология была разработана и серийно применялась в Харькове, на ХАПО, потому что Кировское предприятие долго не могло освоить эту технологию.

Стоит отметить, что при своих небольших размерах Р95-300 обеспечивает весовую отдачу 3,68 кгс/кг, что соответствует весовой отдаче ТРД боевых самолётов. Чтобы обеспечить изменение режимов и регулировку тяги в процессе полёта ракеты, двигатель имеет автоматическую электронно-гидравлическую систему управления.

Система наведения

Ракета Х-55 оснащена автономной автокорреляционной инерциальной системой наведения комплексированной с системой коррекции траектории по рельефу местности. Закладываемая в ракету перед пуском программа полёта содержит эталонную цифровую карту рельефа местности по маршруту полёта. В процессе полёта бортовая система управления БСУ-55 обеспечивает сравнение этой карты с реальными показаниями высотомера и выдачу при необходимости соответствующих команд на корректировку курса. Помимо функций автопилота и коррелятора в БСУ-55 также заложена возможность выполнения ракетой манёвров для противодействия перехвату.

Так как полёт на максимальную дальность продолжается несколько часов, для питания аппаратуры ракеты не подходят одноразовые аккумуляторные батареи. На двигателе ракеты установили электрогенератор РДК-300 мощностью 4 кВт.

Специально для ракеты разработана малогабаритная боевая часть с термоядерным зарядом мощностью 200—500 Кт, что, при заданном круговом вероятном отклонении не более 100 метров, несомненно гарантировало бы поражение цели.

В связи со слабостью корпуса ракеты её подвеска на МКУ осуществляется на 4 узла подвески.

Технические характеристики

ПараметрХ-55Х-55СМХ-555
Длина, м5,886,04
Диаметр корпуса, м0,5140,77
Размах крыльев, м3,1
Стартовый вес, кг11951455*1280 (1500**)
Масса боевой части, кг410
Мощность боевой части, Кт∼ 200—500
Дальность полёта, км250035002000***
ДвигательТРДД-50 / ТРДД Р95-300
Скорость полёта, км/ч720-830
Высота пуска, м200—12000600—12000200—12000
Высота полёта на маршевом участке, м40—110
Точность ( КВО ), мдо 100до 20

* В т.ч. 260 кг топлива в конформных топливных баках.
** В т.ч. 220 кг топлива в конформных топливных баках.
*** Без конформных топливных баков.

Модификации

Ракета Х-55 авиационного базирования существует в нескольких модификациях.

Х-55 — базовый вариант.

Х-55ОК («изделие 121») — модификация, оснащённая корреляционно-экстремальной оптико-электронной системой коррекции, обеспечивающей корректировку траектории ракеты на основе сравнения полученного от оптической системы изображения местности с эталонным, хранящимся в БЦВМ (аналог американской системы DSMAC).

Х-55СМ («изделие 125», РКВ-500Б) — вариант с увеличенной за счёт установки накладных конформных баков до 3500 км дальностью полёта. Принята на вооружение с 1987 года.

Х-65 — тактическая модификация Х-55 с неядерной боевой частью, может применяться с борта тяжёлых истребителей против кораблей.

Х-65СЭ — противокорабельная модификация Х-65.

Х-555 — безусловно, наиболее глубокая модификация ракеты Х-55. В ней улучшенная система управления использует не только инерциально-доплеровскую систему, обеспечивающую коррекцию инерциальной навигационной системы по данным сравнения измеренной радиовысотомером высоты рельефа местности с цифровым эталоном, но и оптико-электронную систему коррекции и спутниковую навигацию. В результате эти меры позволили добиться КВО порядка 20 м. Оснащается боевой частью кассетной либо многофакторной (осколочно-фугасно-зажигательной), массой 410 кг. Однако, увеличение массы БЧ привело к снижению запасов топлива и, как следствие, к уменьшению до 2000 км дальности полёта ракеты. Дальность пуска увеличивается до 2500 км лишь с конформными топливными баками.

Современное состояние

В 1999 году Украина передала России в качестве оплаты за поставку природного газа 575 ракет Х-55 и Х-55СМ.

Начиная с 2000 года, НПО «Сатурн» совместно с Омским Моторостроительным Конструкторским Бюро вело работы по восстановлению производства (для замены двигателей Р95-300) и ремонту «изделия 36». В частности, в крупносерийное производство запущены модификации базовой модели ТРДД-50 — двигатели ТРДД-50А и ТРДД-50АТ. А также, в Омском Моторостроительном Конструкторском Бюро разработали и наладили выпуск ещё одной модификации — двигателя ТРДД-50Б («Изделие 37»).

На обоих предприятиях в настоящее время идёт активный выпуск различных модификаций двигателя ТРДД-50. А также, продолжается активный процесс модернизации старых и разработки новых перспективных крылатых ракет, где используется ТРДД-50.

Боевое применение

С 17 ноября 2015 года в рамках военной операции России в Сирии стратегические ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160 стали наносить массированные удары крылатыми ракетами Х-555 и Х-101 по объектам Исламского государства.

ДатаРакетаКоличествоНоситель
17.11.2015Х-5558Ту-95МС
18.11.2015Х-5558Ту-160
19.11.2015Х-5555Ту-95МС
20.11.2015Х-5556+8Ту-95МС, Ту-160

Аналоги: Х-101 , BGM-109 «Томагавк», AGM-86 ALCM, AGM-129 ACM, AGM-158 JASSM, Циркон (3M22) .

AGM-129 ACM — высокоточная стратегическая крылатая ракета класса «воздух — поверхность»

AGM-129 ACM (англ. AGM-129 Advanced Cruise Missile) — высокоточная стратегическая крылатая ракета класса «воздух — поверхность», разработана фирмой General Dynamics в США. Работы по программе ACM (Advanced Cruise Missile) были начаты в 1983 году. Целью программы было создание стратегической высокоточной крылатой ракеты малой заметности, позволяющей уничтожать цели без захода самолёта-носителя в зону ПВО противника.

Снижение заметности AGM-129A в радиолокационном (и ИК) диапазонах обеспечивается конфигурацией ракеты: формой и обводами головной части, геометрией рулевых поверхностей, утопленными воздухозаборниками и плоскими выходными соплами, а также применением в конструкции радиопоглощающих материалов.

В 1993 году ракета поступила на вооружение американских стратегических бомбардировщиков B-52H (12 КР).

Задействованные структуры

Разработкой и производством ракет занимались следующие частные подрядчики:

  • Генеральный подрядчик — General Dynamics, Convair Division, Сан-Диего, Калифорния;
  • Ассоциированный подрядчик — McDonnell Douglas, Тайтусвилл, Флорида.

Закупки

С 2007 года ракеты сняты с вооружения и более 200 уже отправили на хранение.

24 апреля 2012 на авиабазе Tinker завершено уничтожение последней AGM-129A.

Инцидент с ядерными боезарядами

30 августа 2007 года с авиабазы ВВС США Майнот (Северная Дакота) на авиабазу Барксдейл (Луизиана) должны были быть перевезены на хранение 12 крылатых ракет AGM-129 ACM с учебными боеголовками. На стратегический бомбардировщик B-52H 2-го бомбардировочного крыла, специально для этого прибывший из Барксдейла, планировалось установить по 6 ракет на каждый из пилонов под левым и правым крыльями.

Между 8:00 и 9:00 утра стандартного восточного времени (16:00—17:00 МСК) 29 августа в одном из хранилищ на базе Майнот группа военнослужащих ВВС США начала подготовку указанных двенадцати ракет к установке на бомбардировщик. На шести ракетах ядерные боезаряды были заменены на учебные боевые части, на остальных были по ошибке установлены боевые части W80-1 с термоядерным зарядом изменяемой мощности 5-150 кт. Личный состав, занимавшийся инспекцией ракет перед их отправкой, пренебрёг рядом проверок, в результате чего осталась незамеченной предварительная замена мест хранения шести ракет с учебными БЧ, на месте которых были размещены ракеты с термоядерными БЧ, предназначавшиеся для утилизации.

Читать еще:  Противопехотная мина TS50 (Италия)

Около 9 часов утра в хранилище прибыл расчёт тягача, который без предварительной инспекции и без уточнения факта инспектирования ракет начал их буксировку к самолёту. Управление военного имущества авиабазы также не выявило факт того, что ракеты не были проверены должным образом, и в 9:25 подписало ракеты к погрузке. Установка ракет на самолёт продолжалась около восьми часов. После её завершения самолёт без специальной охраны простоял весь вечер 29 августа и ночь с 29 на 30 августа на перроне авиабазы Майнот.

Утром 30 августа один из членов экипажа B-52H — оператор бортовой РЛС — произвёл тщательный визуальный осмотр ракет, установленных на пилон под правым крылом, на которых находились ракеты с учебными БЧ. После этого экипажем был подписан грузовой манифест, в котором значились 12 неснаряжённых ракет AGM-129 ACM. Осмотр ракет на пилоне левого крыла экипажем не проводился. Командир экипажа визуальный осмотр самолёта не проводил. В 8:40 утра самолёт взлетел с авиабазы Майнот и взял курс на юг, совершив посадку на авиабазе Барксдейл в 11:23. Экипаж припарковал B-52 на перроне, и вновь в течение девяти часов самолёт оставался без специальной охраны.

В 20:30 к месту стоянки самолёта для демонтажа ракет прибыла группа солдат и офицеров. Через какое-то время один из них заметил внешние отличия между ракетами на пилонах правого и левого крыльев. В 22:00 после дополнительного осмотра стало ясно, что на ракетах, подвешенных на левом крыле установлены не учебные БЧ. Лишь тогда вокруг самолёта было выставлено специальное охранение, а о «находке» было доложено на центральный командный пункт Министерства обороны США, а далее — начальнику штаба ВВС, министру обороны и президенту США.

Изначально руководство Военно-воздушных сил и Министерства обороны США были намерены не предавать инцидент огласке, отчасти в контексте традиционной политики неразглашения информации о хранении и перемещении ядерных вооружений, если обратного не требуют международные договорные обязательства, с другой стороны — представлялось маловероятным, что инцидент вызовет обеспокоенность общественности. В докладе министерства содержалась фраза: «Интерес средств массовой информации маловероятен». Однако уже через несколько дней неизвестные источники в Пентагоне передали информацию о происшествии газете Military Times, на страницах которой 5 сентября была размещена соответствующая короткая заметка.

В тот же день в Министерстве обороны была созвана пресс-конференция, в ходе которой пресс-секретарь Пентагона заявил, что население США ни на секунду не подвергалось опасности, а оружие находилось под постоянным контролем военных. Спустя некоторое время был отстранён от службы командир подразделения, занимавшегося погрузкой ракет, 25 военнослужащих были подвергнуты дисциплинарному взысканию. По приказу командующего Боевым авиационным командованием генерала Рональда Киза расследование инцидента возглавил генерал-майор Даг Раберг. С целью подтвердить надёжную охрану и безопасность ядерного оружия, все спецхранилища ВВС были подвергнуты тщательной проверке. 28 сентября Рональд Киз подал рапорт об увольнении с военной службы, 2 октября его место занял генерал Джон Корли.

19 октября в Пентагоне о предварительных результатах расследования средствам массовой информации докладывали Государственный секретарь военно-воздушных сил США Майкл Винн и заместитель начальника штаба ВВС генерал-майор Ричард Ньютон. В частности, они заявили, что «как на авиабазе Майнот, так и в Барксдейле имели место отклонения от правил обслуживания систем вооружения» и что «ряд военнослужащих на обеих базах действовал с нарушениями инструкций». По распоряжению группы генеральных инспекторов ВВС США под надзором Агентства по сокращению военной угрозы были проведены инспекции на всех объектах ВВС, где имелось на хранении ядерное оружие.

Были отстранены от должностей командующий 5-го бомбардировочного крыла полковник Эмиг, командир 5-й группы материально-технического обеспечения полковник Синтия Ланделл, командующий 2-й боевой группой полковник Тодд Вестхаузер, а также четверо военнослужащих сержантского состава. Весь личный состав 5-го крыла, который имел специальные разрешения работать с ядерным оружием, был таковых лишён. 65 военнослужащих лишились сертификатов так называемой программы проверки благонадёжности личного состава. Ни одно должностное лицо, тем не менее, не было предано суду военного трибунала.

Дизайн, тестирование и начальное производство

В 1983 году General Dynamics Convair Division (GD / C) был заключен контракт на разработку AGM-129A (проигравшая дизайн был Lockheed Corporation «s старший Пром ). AGM-129A включал в себя форму корпуса и крылья с передней стреловидностью для уменьшения радиолокационного сечения ракеты . Воздухозаборник двигателя был установлен заподлицо на днище ракеты для дальнейшего улучшения радиолокационного сечения. Выхлоп реактивного двигателя был защищен хвостовой частью и охлажден диффузором, чтобы уменьшить инфракрасную сигнатуру ракеты. Чтобы уменьшить электронные выбросы от ракеты, радар, используемый в AGM-86B, был заменен комбинацией инерциальной навигации и согласования контуров местности ( TERCOM ), усиленной высокоточным обновлением скорости, обеспечиваемым лидарным доплеровским измерителем скорости .

Эти изменения сделали AGM-129A более трудным для обнаружения и позволили ракете летать на большей высоте. Более новый турбовентиляторный двигатель Williams International F112-WR-100 увеличил дальность полета примерно на 50%. Новая система наведения повысила точность до заявленного значения от 30 м (100 футов) до 90 м (300 футов).

AGM-129A , как AGM-86B вооружен W80 -1 переменная выход ядерных боеголовок.

Первая испытательная ракета поднялась в воздух в июле 1985 года, а первые серийные ракеты были доставлены в ВВС США в 1987 году. Программа разработки столкнулась с некоторыми проблемами «контроля качества» оборудования и неудачными испытаниями. Программа летных испытаний проводилась в период высокого напряжения между профсоюзом машинистов и руководством GDC, когда в 1987 г. произошла забастовка продолжительностью 3 1/2 недели. Конгрессмен США Лес Аспин назвал ACM катастрофой с закупками, имеющей наихудшие из всех проблем. восемь программ стратегических вооружений, рассмотренных его комитетом. Конгресс США обнулены финансирование программы ACM в 1989. Производство привело «качество» проблемы ВВС США прекратить поставки ракет в 1989 и 1991 годах McDonnell Douglas было предложено квалифицировать в качестве второго источника для производства ракет. В начале 1989 года США запросили и получили разрешение на испытания AGM-129A в Канаде.

Планы предусматривали производство достаточного количества ракет для замены примерно 1461 AGM-86B со скоростью 200 ракет в год после выхода на полную мощность в 1993 году. В январе 1992 года окончание холодной войны заставило президента США Джорджа Буша объявить значительное сокращение общего объема закупок ACM. Президент определил, что нужно всего 640 ракет. Позднее программа ACM была сокращена до 460 ракет. В августе 1992 года General Dynamics продала свой ракетный бизнес Hughes Aircraft Corporation. Пять лет спустя, в 1997 году, Hughes Aircraft Corporation продала свой аэрокосмический и оборонный бизнес подрядчику Raytheon .

ВВС США настаивали на производстве варианта AGM-129B для целей, для которых AGM-129A считался неэффективным. ВВС США представили это требование в 1985 году и предложили модифицировать 120 ракет в вариант AGM-129B. В 1991 году Конгресс США отклонил эту просьбу, и ВВС США были вынуждены прекратить программу. В 1992 году ВВС США был направлен в Департамент обороны США перезапустить программу, усилие , которое противостоит общей бухгалтерской отчетности в Конгрессе США . Существует путаница относительно того, чем именно это оружие отличается от оригинала. В документе Министерства обороны DoD 4120.15-L «Обозначение модели военных аэрокосмических аппаратов» говорится, что AGM-129B был AGM-129A, «модифицированным с изменениями конструкции и программного обеспечения, а также альтернативной ядерной боеголовкой для выполнения секретных задач крылатых ракет». Однако, по словам Одзу, AGM-129B должен был стать неядерной версией ACM, так же как ядерный AGM-86B привел к созданию обычного AGM-86C .

В 1924 году в журнале «Техника и жизнь» была опубликована работа Ф. А. Цандера «Перелеты на другие планеты», в которой было предложено применять крылья на ракетных летательных аппаратах.

В 1932 году в Группе изучения реактивного движения была организована бригада крылатых ракет с жидкостным ракетным двигателем.

Первые крылатые ракеты были разработаны и применены Германией в конце Второй мировой войны. Эти ракеты были известны под названием V1 («Фау-1») и использовались в боевых действиях против Великобритании.

История крылатых ракет в России началась в сентябре 1944 года. Именно тогда в московское КБ были доставлены обломки V-1. Советскими властями было принято решение создать свои «самолёты-снаряды». Разработка проекта была доверена Владимиру Челомею. Через 9 лет параллельно с Челомеем разработку начал А. И. Микоян.

В 1950-х годах предполагалось развитие крылатых ракет в качестве стратегических межконтинентальных средств доставки ядерных зарядов. В КБ Лавочкина шла разработка двухступенчатой крылатой ракеты «Буря», работы были остановлены по экономическим соображениям и в связи с успехами в разработке баллистических ракет. Единственным состоявшим на вооружении комплексом крылатых ракет межконтинентального класса был разработанный в США SM-62 Snark, очень недолгое время (в 1961) находившийся на боевом дежурстве.

Боевое применение

Первые реальные цели были поражены при помощи Х-101 17 ноября 2015 года. В этот день 16 крылатых ракет воздушного базирования, выпущенных с бомбардировщиков Ту-160, поразили ряд ключевых объектов, принадлежавших различным террористическим группировкам, действовавшим на территории Сирии.

19 и 20 ноября 2015 года «Белые лебеди» нанесли еще два удара по боевикам. Ровно год спустя состоялись первые боевые запуски Х-101 с самолетов Ту-95МСМ. В 2017-м году эти же бомбардировщики вновь применяли против террористов новые ракеты – 5-го июля и 26-го сентября.

Всего в ходе Сирийской кампании было использовано более пятидесяти четырех ракет Х-101. По официальной информации Министерства обороны России, все они успешно попали по назначенным целям, в том числе и по подвижным. Террористы попытались (видимо, с подачи своих тайных иностранных спонсоров) принизить боевые качества российского оружия, но представленные ими «доказательства» мало кого убедили.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector