0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытная МБР УР-200 (СССР)

В опубликованной сто лет назад в Калуге брошюрке под названием «Горе и гений» К. Э. Циолковский назвал наделённых Даром Божьим научно-технических революционеров «двигателями прогресса». Двигатели технического прогресса в Советском Союзе, а также военные стратеги и технократы США в шестидесятые годы прошлого века рвались к осуществлению мечты человечества — чтобы «нога землянина» ступила на поверхность Луны.

В СССР впервые об этом было заявлено в конце января 1956 года в преддверии «эпохального» ХХ съезда КПСС. В Постановлении по развитию советской космонавтики, подписанном премьером Булганиным был пункт, посвящённый разработке и реализации Лунной программы СССР.

В начале 60-х годов XX столетия руководство СССР было заинтересовано в создании ракет, способных выносить на околоземные орбиты большую полезную нагрузку военного и научно-космического назначения. Проекты на разработку таких носителей представили ведущие конструкторские бюро Советского государства.

ОКБ-1 С. П. Королёва, которое в то время уже работало над межконтинентальной баллистической ракетой Р-9, представило проект тяжёлой «лунной» ракеты Н-1.

Проектировщики из КБ М. К. Янгеля предложили проекты унифицированных носителей Р-46 и тяжёлой ракеты Р-56 со стартовой массой свыше тысячи тонн.

Опытное конструкторское бюро № 52 под руководством хрущёвского любимца В. Н. Челомея предлагало создать семейство ракет для широкого диапазона забрасываемого груза: МБР лёгкого класса УР-100 («Универсальная Ракета»), МБР среднего класса УР-200, МБР тяжёлого класса УР-500 и сверхмощный носитель УР-700.

Первый пуск новой двухступенчатой ракеты-носителя УР-500 с космическим аппаратом «Протон-1» состоялся 16 июля 1965 года. Этот спутник весом более 12 тонн, с семитонным ионизационным калориметром, также содержал часть агрегатов второй, разгонной ступени.

Носитель УР-500, также называемый «Протон», изготовлялся на Машиностроительном заводе им. М. В. Хруничева и транспортировался в разобранном виде по железной дороге на космодром «Байконур». Диаметр центральных блоков «Протона» превышал четыре метра. Жидкостные двигатели первой ступени УР-500 были разработаны в КБ Энергетического машиностроения (генеральный конструктор В. П. Глушко). Этот двигатель — РД-253 — был отвергнут академиком С. П. Королёвым для использования в ракете Н-1 из-за токсичности компонентов его топлива и недостаточного удельного импульса.

С июля 1965 года началась разработка трёхступенчатого варианта челомеевского носителя УР-500К под названием «Протон-К», который должен был использоваться для вывода на отлётную траекторию космических кораблей для облёта Луны.

Первый пуск трёхступенчатой ракеты «Протон-К» был произведён 10 марта 1967 года с разгонным блоком «Д», прототипом облётного лунного корабля. Эта дата считается днём рождения РН «Протон-К».

Из одиннадцати «облётных» запусков только полёт с КА «Зонд-7», моделью облётного лунного корабля, был признан полностью успешным.

В остальных десяти пусках в пяти случаях миссии не были завершены по вине «Протона-К» и ещё пять миссий — по вине лунной «семёрки» — облётного корабля 7К-Л1.

Из-за большого количества неудач с королёвским «супер-тяжеловесом» носителем Н-1, с челомеевским универсальным носителем «Протоном» и облётным «лунником» 7К-Л1, а также того всемирно-исторического факта, что американский посланец «Аполлон-11» успешно «прилунил» модуль «Орел» с астронавтами Армстронгом и Олдрином 20 июля 1969 года, было решено свернуть запущенную в 1956 году советскую лунную программу.

. Космическая система «Протон-К» с разгонным блоком «Д» в последующие десятилетия регулярно использовалась для запуска различных научных, военных и гражданских космических аппаратов. Трёхступенчатый «Протон-К» применяли для выведения полезной нагрузки на низкие орбиты; четырёхступенчатый — для выведения космических аппаратов на высокоэнергетические орбиты. В зависимости от модификации эта ракета-носитель была способна вывести более двадцати тонн полезной нагрузки на орбиту высотой 200 км и около 3 тонн на геостационарную орбиту спутников связи.

В настоящее время производство «Протона-К» прекращено. Последняя РН этой серии была выпущена в конце 2000-х годов и хранилась в арсенале. А в конце марта 2012 года этот носитель «Протон-К» стартовал с «Байконура», чтобы вывести на геостационарную орбиту российский спутник связи серии УС-КМО. В общей сложности с 1967 по 2012 год РН «Протон-К» стартовала 310 раз.

Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева был образован в 1993 году на базе двух ведущих предприятий ракетно-космической промышленности России — машиностроительного завода имени Хруничева и Конструкторского бюро «Салют». В третьем тысячелетии в ГКНПЦ им. М. В. Хруничева выпускают «реформированный» вариант советского носителя — ракету «Протон-М». Этот «формат» РН «Протон» отличается повышенной экологичностью, цифровой системой управления и новым разгонным блоком «Бриз-М», что позволило заметно увеличить полезную нагрузку при выведении на геопереходную и геостационарную орбиты.

. Второго июля 2013 года ракета «Протон-М» с тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М» упала на космодроме Байконур на первой минуте старта. Причиной аварии стала неправильная установка датчиков угловых скоростей на ракете. Запуск «Протона-М», выводившего на орбиту спутники связи «Экспресс-МД2» и «Телком-3», 7 августа 2012 года закончился нештатно из-за сбоя в работе разгонного блока «Бриз-М».

. По сообщению ИА Новости-Казахстан в ночь на пятницу 16 мая при запуске ракеты-носителя «Протон» с самым мощным российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р» возникла нештатная ситуация во время работы третьей ступени. По данным Роскосмоса, ЧП произошло на 540-й секунде полета. Источник РИА Новости заявлял, что «Протон» с российским спутником упал за пределами Казахстана.

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, обсудивший в субботу 17 мая с руководством всех предприятий Центра имени Хруничева аварии с российскими ракетами, случившиеся в последнее время, заявил, что на предприятии «налицо системный кризис», который, по его словам, привёл к «деградации качества» работы. «Налицо системный кризис на предприятии, приведший к деградации качества. Будем помогать коллективу выйти из чёрной полосы», — написал вице-премьер РФ Рогозин на своей странице в Facebook.

. Собкор газеты «Правда» из Самары (бывшего славного города на Волге Куйбышева) Андрей Пустобаев опубликовал в одном из последних номеров центральной газеты коммунистов России интервью с очень серьёзным и ответственным экспертом из поколения «детей Победы» , ветераном отечественной космонавтики Михаилом Маслянцевым. Полковник в отставке Маслянцев — лауреат Государственной премии СССР, более 30 лет проработал военным испытателем космических систем в Самаре. По поводу системного кризиса в космической отрасли эксперт Маслянцев сказал вот что:
— Стоило нынешним «космическим» начальникам уничтожить инструмент последней ступени контроля, то есть упразднить научно-исследовательские и испытательные управления Минобороны, как началась цепь неудач и провалов. А «лекарство», придуманное «рыночниками» в виде создания объединённого ОАО в структуре космической отрасли, по моему убеждению, является плодом безумия. Ибо цель любого акционерного общества, как показывает практика, заключается в получении прибыли (чаще — сверхприбыли), что неизбежно ведёт к бандитской коррупции с «откатами», взятками и тому подобной грязью. Конечным итогом очередной перестройки космической отрасли, скорее всего, явится приватизация и «рассовывание» космических денег по воровским карманам. Вот и по поводу нынешней истерики вокруг поиска причин аварийного запуска «Протона» я бы заметил следующее. По опыту советской космонавтики этим должны заниматься крупные и действующие учёные калибра Челомея, Глушко, Королева и им подобных, «остепенённых» прежде всего огромным опытом руководства в космической сфере.

. Правительственная «Российская газета» написала 27 мая 2014 года, что причиной падения «Протона» назван отказ воронежского двигателя. Межведомственная комиссия по анализу причин неудачного запуска ракеты-носителя «Протон-М» 16 мая исключила ошибку в расчетах и сбой в системе управления. В качестве основной предварительной причины аварии ракеты рассматривается сбой в работе рулевого двигателя третьей ступени, изготовленного на Воронежском механическом заводе. Первый заместитель генерального директора ФГУП «ЦНИИмаш» Александр Данилюк сообщил, что по данным телеметрии во время происшествия давление в двигателе упало в 15 раз.

От УР к «Протону»

На самом деле воспринимаемый сейчас как самостоятельная разработка «Протон» был частью большого проекта Опытного конструкторского бюро №52 (ОКБ-52) под руководством Владимира Челомея. В начале шестидесятых годов прошлого века, на самой заре мировой космонавтики, Советскому Союзу требовались ракеты, способные выводить на орбиту большую нагрузку. Военные одновременно с этим требовали баллистическую ракету с возможностью доставки боеголовки мощностью более сотни мегатонн. Над проектами таких ракет, способных удовлетворить как военных, так и гражданскую космонавтику, работали сразу несколько конструкторских бюро, включая КБ Михаила Янгеля и Сергея Королева.

Для решения поставленной задачи ОКБ-52 предложило проект, состоящий из четырех ракет различной грузоподъемности: УР-100 и УР-200 (УР — универсальная ракета) для использования в качестве баллистических ракет, УР-500 для вывода на орбиту космических аппаратов большой массы и УР-700 как возможный вариант носителя для советской лунной миссии. Ракеты были во многом унифицированы между собой, в черновом варианте УР-500 вообще состояла из четырех ракет УР-200, соединенных между собой и третьей ступени, созданной опять-таки из ракеты УР-200. Подобная взаимозаменяемость и унификация должна была облегчить производство и ускорить технологический процесс: создавать одинаковые ступени всегда проще.

Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100

КБ Сергея Королева оказалось быстрее, предложив свою разработку Р-9 в качестве баллистической ракеты и Н-1 в качестве перспективного лунного носителя. По Н-1 почти сразу начались работы — строилась стартовая площадка и сборочные цеха. «Лунная гонка» между СССР и США требовала максимально быстрых решений. Авторитет главного конструктора Сергея Королева был непререкаемым, поэтому подвинуть Н-1 у челомеевской УР-700 не было никаких шансов. Но вскоре Королев умер, и, как мы знаем, Н-1 в итоге так и не полетела — все четыре запуска закончились аварией. Схема советской сверхтяжелой ракеты Н-1 оказалась слишком сложной для того времени, а экономия на создании испытательного стенда не позволила своевременно выявить и решить технические проблемы. История не терпит сослагательного наклонения, но если бы главной лунной ракетой была выбрана УР-700, история советской космонавтики могла бы пойти по-другому.

В итоге Челомею удалось отстоять лишь проект УР-500, кардинально изменившийся к тому времени. Ступени было решено располагать последовательно, друг над другом. В качестве второй ступени использовались модифицированные УР-200. Топливной парой для УР-500 была выбрана комбинация несимметричного диметилгидразина и азотного тетроксида — оба элемента были чрезвычайно токсичными, но обладали нужными характеристиками и высокой по тем временам энергетической эффективностью. Об экологии в тот момент не думали, гораздо важнее было создать ракету вовремя.

Ракета-носитель УР-500 «Протон» с космическим аппаратом «Фобос-2» в монтажно-испытательном корпусе космодрома Байконур. 7 июля 1988 года

Проектирование и создание УР-500 велось в практически недостижимые по сегодняшним меркам сроки. Ракета была полностью разработана менее чем за три года силами сразу нескольких НИИ. Химкинское КБ энергетического машиностроения под руководством Глушко предоставило двигатели первой ступени РД-253, воронежское КБ химавтоматики разработало двигатели второй и третьей ступени. Всего же над созданием ракеты работали более десяти ведущих организаций, разбросанных по всему Союзу, а общее число смежников исчислялось сотнями.

В 1964 году началось создание наземной инфраструктуры на Байконуре, а уже 16 июля 1965 года состоялся первый запуск УР-500 со спутником «Протон-1». У ракеты еще не было устоявшегося имени, а в теле- и радиопередачах ее называли по названию выводимой полезной нагрузки. Так за УР-500 закрепилось название «Протон». Тогда же и началась многолетняя история самой популярной советской тяжелой ракеты «Протон», хотя изначально создатели думали о том, чтобы назвать ее «Атлантом» или «Геркулесом».

В опубликованной сто лет назад в Калуге брошюрке под названием «Горе и гений» К. Э. Циолковский назвал наделённых Даром Божьим научно-технических революционеров «двигателями прогресса». Двигатели технического прогресса в Советском Союзе, а также военные стратеги и технократы США в шестидесятые годы прошлого века рвались к осуществлению мечты человечества — чтобы «нога землянина» ступила на поверхность Луны.

В СССР впервые об этом было заявлено в конце января 1956 года в преддверии «эпохального» ХХ съезда КПСС. В Постановлении по развитию советской космонавтики, подписанном премьером Булганиным был пункт, посвящённый разработке и реализации Лунной программы СССР.

В начале 60-х годов XX столетия руководство СССР было заинтересовано в создании ракет, способных выносить на околоземные орбиты большую полезную нагрузку военного и научно-космического назначения. Проекты на разработку таких носителей представили ведущие конструкторские бюро Советского государства.

ОКБ-1 С. П. Королёва, которое в то время уже работало над межконтинентальной баллистической ракетой Р-9, представило проект тяжёлой «лунной» ракеты Н-1.

Проектировщики из КБ М. К. Янгеля предложили проекты унифицированных носителей Р-46 и тяжёлой ракеты Р-56 со стартовой массой свыше тысячи тонн.

Опытное конструкторское бюро № 52 под руководством хрущёвского любимца В. Н. Челомея предлагало создать семейство ракет для широкого диапазона забрасываемого груза: МБР лёгкого класса УР-100 («Универсальная Ракета»), МБР среднего класса УР-200, МБР тяжёлого класса УР-500 и сверхмощный носитель УР-700.

Читать еще:  Многоцелевой истребитель SE.5000 Baroudeur (Франция)

Первый пуск новой двухступенчатой ракеты-носителя УР-500 с космическим аппаратом «Протон-1» состоялся 16 июля 1965 года. Этот спутник весом более 12 тонн, с семитонным ионизационным калориметром, также содержал часть агрегатов второй, разгонной ступени.

Носитель УР-500, также называемый «Протон», изготовлялся на Машиностроительном заводе им. М. В. Хруничева и транспортировался в разобранном виде по железной дороге на космодром «Байконур». Диаметр центральных блоков «Протона» превышал четыре метра. Жидкостные двигатели первой ступени УР-500 были разработаны в КБ Энергетического машиностроения (генеральный конструктор В. П. Глушко). Этот двигатель — РД-253 — был отвергнут академиком С. П. Королёвым для использования в ракете Н-1 из-за токсичности компонентов его топлива и недостаточного удельного импульса.

С июля 1965 года началась разработка трёхступенчатого варианта челомеевского носителя УР-500К под названием «Протон-К», который должен был использоваться для вывода на отлётную траекторию космических кораблей для облёта Луны.

Первый пуск трёхступенчатой ракеты «Протон-К» был произведён 10 марта 1967 года с разгонным блоком «Д», прототипом облётного лунного корабля. Эта дата считается днём рождения РН «Протон-К».

Из одиннадцати «облётных» запусков только полёт с КА «Зонд-7», моделью облётного лунного корабля, был признан полностью успешным.

В остальных десяти пусках в пяти случаях миссии не были завершены по вине «Протона-К» и ещё пять миссий — по вине лунной «семёрки» — облётного корабля 7К-Л1.

Из-за большого количества неудач с королёвским «супер-тяжеловесом» носителем Н-1, с челомеевским универсальным носителем «Протоном» и облётным «лунником» 7К-Л1, а также того всемирно-исторического факта, что американский посланец «Аполлон-11» успешно «прилунил» модуль «Орел» с астронавтами Армстронгом и Олдрином 20 июля 1969 года, было решено свернуть запущенную в 1956 году советскую лунную программу.

. Космическая система «Протон-К» с разгонным блоком «Д» в последующие десятилетия регулярно использовалась для запуска различных научных, военных и гражданских космических аппаратов. Трёхступенчатый «Протон-К» применяли для выведения полезной нагрузки на низкие орбиты; четырёхступенчатый — для выведения космических аппаратов на высокоэнергетические орбиты. В зависимости от модификации эта ракета-носитель была способна вывести более двадцати тонн полезной нагрузки на орбиту высотой 200 км и около 3 тонн на геостационарную орбиту спутников связи.

В настоящее время производство «Протона-К» прекращено. Последняя РН этой серии была выпущена в конце 2000-х годов и хранилась в арсенале. А в конце марта 2012 года этот носитель «Протон-К» стартовал с «Байконура», чтобы вывести на геостационарную орбиту российский спутник связи серии УС-КМО. В общей сложности с 1967 по 2012 год РН «Протон-К» стартовала 310 раз.

Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева был образован в 1993 году на базе двух ведущих предприятий ракетно-космической промышленности России — машиностроительного завода имени Хруничева и Конструкторского бюро «Салют». В третьем тысячелетии в ГКНПЦ им. М. В. Хруничева выпускают «реформированный» вариант советского носителя — ракету «Протон-М». Этот «формат» РН «Протон» отличается повышенной экологичностью, цифровой системой управления и новым разгонным блоком «Бриз-М», что позволило заметно увеличить полезную нагрузку при выведении на геопереходную и геостационарную орбиты.

. Второго июля 2013 года ракета «Протон-М» с тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М» упала на космодроме Байконур на первой минуте старта. Причиной аварии стала неправильная установка датчиков угловых скоростей на ракете. Запуск «Протона-М», выводившего на орбиту спутники связи «Экспресс-МД2» и «Телком-3», 7 августа 2012 года закончился нештатно из-за сбоя в работе разгонного блока «Бриз-М».

. По сообщению ИА Новости-Казахстан в ночь на пятницу 16 мая при запуске ракеты-носителя «Протон» с самым мощным российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р» возникла нештатная ситуация во время работы третьей ступени. По данным Роскосмоса, ЧП произошло на 540-й секунде полета. Источник РИА Новости заявлял, что «Протон» с российским спутником упал за пределами Казахстана.

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, обсудивший в субботу 17 мая с руководством всех предприятий Центра имени Хруничева аварии с российскими ракетами, случившиеся в последнее время, заявил, что на предприятии «налицо системный кризис», который, по его словам, привёл к «деградации качества» работы. «Налицо системный кризис на предприятии, приведший к деградации качества. Будем помогать коллективу выйти из чёрной полосы», — написал вице-премьер РФ Рогозин на своей странице в Facebook.

. Собкор газеты «Правда» из Самары (бывшего славного города на Волге Куйбышева) Андрей Пустобаев опубликовал в одном из последних номеров центральной газеты коммунистов России интервью с очень серьёзным и ответственным экспертом из поколения «детей Победы» , ветераном отечественной космонавтики Михаилом Маслянцевым. Полковник в отставке Маслянцев — лауреат Государственной премии СССР, более 30 лет проработал военным испытателем космических систем в Самаре. По поводу системного кризиса в космической отрасли эксперт Маслянцев сказал вот что:
— Стоило нынешним «космическим» начальникам уничтожить инструмент последней ступени контроля, то есть упразднить научно-исследовательские и испытательные управления Минобороны, как началась цепь неудач и провалов. А «лекарство», придуманное «рыночниками» в виде создания объединённого ОАО в структуре космической отрасли, по моему убеждению, является плодом безумия. Ибо цель любого акционерного общества, как показывает практика, заключается в получении прибыли (чаще — сверхприбыли), что неизбежно ведёт к бандитской коррупции с «откатами», взятками и тому подобной грязью. Конечным итогом очередной перестройки космической отрасли, скорее всего, явится приватизация и «рассовывание» космических денег по воровским карманам. Вот и по поводу нынешней истерики вокруг поиска причин аварийного запуска «Протона» я бы заметил следующее. По опыту советской космонавтики этим должны заниматься крупные и действующие учёные калибра Челомея, Глушко, Королева и им подобных, «остепенённых» прежде всего огромным опытом руководства в космической сфере.

. Правительственная «Российская газета» написала 27 мая 2014 года, что причиной падения «Протона» назван отказ воронежского двигателя. Межведомственная комиссия по анализу причин неудачного запуска ракеты-носителя «Протон-М» 16 мая исключила ошибку в расчетах и сбой в системе управления. В качестве основной предварительной причины аварии ракеты рассматривается сбой в работе рулевого двигателя третьей ступени, изготовленного на Воронежском механическом заводе. Первый заместитель генерального директора ФГУП «ЦНИИмаш» Александр Данилюк сообщил, что по данным телеметрии во время происшествия давление в двигателе упало в 15 раз.

Проблемы с экологией

Но если «Протон» так полезен и нужен, почему началась его замена на «Ангару»? Основных причин тут две — безопасность российской космонавтики и низкая экологичность ракеты. Все площадки для запуска «Протона» находятся на космодроме Байконур в Казахстане, а его диметилгидразиновое топливо стало главным казахским козырем в переговорах с Россией насчет космодрома. В прессе часто появляются ужасные «подробности» о том, как токсичное топливо чуть ли не льется на головы жителям во время очередного старта ракеты.

К реальности это имеет не очень много отношения. Отработавшие корректно ступени падают в степи практически пустыми, после чего их убирает специальная служба. Да, аварии случаются, и тогда действительно происходит заражение местности, но каждый такой случай разбирается отдельно, проводится деактивация, выплачиваются компенсации Казахстану. Тем не менее идея замены «Протона» на «Ангару» и получение независимости в запусках тяжелой ракеты-носителя витает в российской космонавтике уже более четверти века. Процесс перехода оказался значительно более трудным и долгим, чем это представлялось изначально.

Установка ракеты-носителя «Протон-М». Ракета-носитель «Протон-М» упала 2 июля 2013 года на первой минуте старта

Помимо прочего, возросшая аварийность «Протона» в 2010–2015 годах и последующий выход на рынок новых частных конкурентов серьезно пошатнул позиции России на коммерческом рынке запусков. За десять с лишним лет «Протон» практически потерял наработанные годами результаты. Не помогла даже выпущенная в двухтысячных годах новая версия ракеты-носителя «Протон-М». Слишком много разных факторов собралось в одном месте, и под их давлением «Протон» потерял заметную долю коммерческого рынка.

Если же брать в целом за всё время, то статистику запусков «Протона» нельзя назвать совсем плохой. Ракета-носитель имеет более 90% удачных запусков. При этом по части технических параметров «Протон» более удобен и эффективен, чем идущая ему на смену «Ангара», по крайней мере в своей нынешней немодифицированной версии. Однако отсутствие зависимости важнее.

В опубликованной сто лет назад в Калуге брошюрке под названием «Горе и гений» К. Э. Циолковский назвал наделённых Даром Божьим научно-технических революционеров «двигателями прогресса». Двигатели технического прогресса в Советском Союзе, а также военные стратеги и технократы США в шестидесятые годы прошлого века рвались к осуществлению мечты человечества — чтобы «нога землянина» ступила на поверхность Луны.

В СССР впервые об этом было заявлено в конце января 1956 года в преддверии «эпохального» ХХ съезда КПСС. В Постановлении по развитию советской космонавтики, подписанном премьером Булганиным был пункт, посвящённый разработке и реализации Лунной программы СССР.

В начале 60-х годов XX столетия руководство СССР было заинтересовано в создании ракет, способных выносить на околоземные орбиты большую полезную нагрузку военного и научно-космического назначения. Проекты на разработку таких носителей представили ведущие конструкторские бюро Советского государства.

ОКБ-1 С. П. Королёва, которое в то время уже работало над межконтинентальной баллистической ракетой Р-9, представило проект тяжёлой «лунной» ракеты Н-1.

Проектировщики из КБ М. К. Янгеля предложили проекты унифицированных носителей Р-46 и тяжёлой ракеты Р-56 со стартовой массой свыше тысячи тонн.

Опытное конструкторское бюро № 52 под руководством хрущёвского любимца В. Н. Челомея предлагало создать семейство ракет для широкого диапазона забрасываемого груза: МБР лёгкого класса УР-100 («Универсальная Ракета»), МБР среднего класса УР-200, МБР тяжёлого класса УР-500 и сверхмощный носитель УР-700.

Первый пуск новой двухступенчатой ракеты-носителя УР-500 с космическим аппаратом «Протон-1» состоялся 16 июля 1965 года. Этот спутник весом более 12 тонн, с семитонным ионизационным калориметром, также содержал часть агрегатов второй, разгонной ступени.

Носитель УР-500, также называемый «Протон», изготовлялся на Машиностроительном заводе им. М. В. Хруничева и транспортировался в разобранном виде по железной дороге на космодром «Байконур». Диаметр центральных блоков «Протона» превышал четыре метра. Жидкостные двигатели первой ступени УР-500 были разработаны в КБ Энергетического машиностроения (генеральный конструктор В. П. Глушко). Этот двигатель — РД-253 — был отвергнут академиком С. П. Королёвым для использования в ракете Н-1 из-за токсичности компонентов его топлива и недостаточного удельного импульса.

С июля 1965 года началась разработка трёхступенчатого варианта челомеевского носителя УР-500К под названием «Протон-К», который должен был использоваться для вывода на отлётную траекторию космических кораблей для облёта Луны.

Первый пуск трёхступенчатой ракеты «Протон-К» был произведён 10 марта 1967 года с разгонным блоком «Д», прототипом облётного лунного корабля. Эта дата считается днём рождения РН «Протон-К».

Из одиннадцати «облётных» запусков только полёт с КА «Зонд-7», моделью облётного лунного корабля, был признан полностью успешным.

В остальных десяти пусках в пяти случаях миссии не были завершены по вине «Протона-К» и ещё пять миссий — по вине лунной «семёрки» — облётного корабля 7К-Л1.

Из-за большого количества неудач с королёвским «супер-тяжеловесом» носителем Н-1, с челомеевским универсальным носителем «Протоном» и облётным «лунником» 7К-Л1, а также того всемирно-исторического факта, что американский посланец «Аполлон-11» успешно «прилунил» модуль «Орел» с астронавтами Армстронгом и Олдрином 20 июля 1969 года, было решено свернуть запущенную в 1956 году советскую лунную программу.

. Космическая система «Протон-К» с разгонным блоком «Д» в последующие десятилетия регулярно использовалась для запуска различных научных, военных и гражданских космических аппаратов. Трёхступенчатый «Протон-К» применяли для выведения полезной нагрузки на низкие орбиты; четырёхступенчатый — для выведения космических аппаратов на высокоэнергетические орбиты. В зависимости от модификации эта ракета-носитель была способна вывести более двадцати тонн полезной нагрузки на орбиту высотой 200 км и около 3 тонн на геостационарную орбиту спутников связи.

В настоящее время производство «Протона-К» прекращено. Последняя РН этой серии была выпущена в конце 2000-х годов и хранилась в арсенале. А в конце марта 2012 года этот носитель «Протон-К» стартовал с «Байконура», чтобы вывести на геостационарную орбиту российский спутник связи серии УС-КМО. В общей сложности с 1967 по 2012 год РН «Протон-К» стартовала 310 раз.

Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева был образован в 1993 году на базе двух ведущих предприятий ракетно-космической промышленности России — машиностроительного завода имени Хруничева и Конструкторского бюро «Салют». В третьем тысячелетии в ГКНПЦ им. М. В. Хруничева выпускают «реформированный» вариант советского носителя — ракету «Протон-М». Этот «формат» РН «Протон» отличается повышенной экологичностью, цифровой системой управления и новым разгонным блоком «Бриз-М», что позволило заметно увеличить полезную нагрузку при выведении на геопереходную и геостационарную орбиты.

. Второго июля 2013 года ракета «Протон-М» с тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М» упала на космодроме Байконур на первой минуте старта. Причиной аварии стала неправильная установка датчиков угловых скоростей на ракете. Запуск «Протона-М», выводившего на орбиту спутники связи «Экспресс-МД2» и «Телком-3», 7 августа 2012 года закончился нештатно из-за сбоя в работе разгонного блока «Бриз-М».

Читать еще:  Снайперская винтовка Walther WA2000 (Германия)

. По сообщению ИА Новости-Казахстан в ночь на пятницу 16 мая при запуске ракеты-носителя «Протон» с самым мощным российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р» возникла нештатная ситуация во время работы третьей ступени. По данным Роскосмоса, ЧП произошло на 540-й секунде полета. Источник РИА Новости заявлял, что «Протон» с российским спутником упал за пределами Казахстана.

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, обсудивший в субботу 17 мая с руководством всех предприятий Центра имени Хруничева аварии с российскими ракетами, случившиеся в последнее время, заявил, что на предприятии «налицо системный кризис», который, по его словам, привёл к «деградации качества» работы. «Налицо системный кризис на предприятии, приведший к деградации качества. Будем помогать коллективу выйти из чёрной полосы», — написал вице-премьер РФ Рогозин на своей странице в Facebook.

. Собкор газеты «Правда» из Самары (бывшего славного города на Волге Куйбышева) Андрей Пустобаев опубликовал в одном из последних номеров центральной газеты коммунистов России интервью с очень серьёзным и ответственным экспертом из поколения «детей Победы» , ветераном отечественной космонавтики Михаилом Маслянцевым. Полковник в отставке Маслянцев — лауреат Государственной премии СССР, более 30 лет проработал военным испытателем космических систем в Самаре. По поводу системного кризиса в космической отрасли эксперт Маслянцев сказал вот что:
— Стоило нынешним «космическим» начальникам уничтожить инструмент последней ступени контроля, то есть упразднить научно-исследовательские и испытательные управления Минобороны, как началась цепь неудач и провалов. А «лекарство», придуманное «рыночниками» в виде создания объединённого ОАО в структуре космической отрасли, по моему убеждению, является плодом безумия. Ибо цель любого акционерного общества, как показывает практика, заключается в получении прибыли (чаще — сверхприбыли), что неизбежно ведёт к бандитской коррупции с «откатами», взятками и тому подобной грязью. Конечным итогом очередной перестройки космической отрасли, скорее всего, явится приватизация и «рассовывание» космических денег по воровским карманам. Вот и по поводу нынешней истерики вокруг поиска причин аварийного запуска «Протона» я бы заметил следующее. По опыту советской космонавтики этим должны заниматься крупные и действующие учёные калибра Челомея, Глушко, Королева и им подобных, «остепенённых» прежде всего огромным опытом руководства в космической сфере.

. Правительственная «Российская газета» написала 27 мая 2014 года, что причиной падения «Протона» назван отказ воронежского двигателя. Межведомственная комиссия по анализу причин неудачного запуска ракеты-носителя «Протон-М» 16 мая исключила ошибку в расчетах и сбой в системе управления. В качестве основной предварительной причины аварии ракеты рассматривается сбой в работе рулевого двигателя третьей ступени, изготовленного на Воронежском механическом заводе. Первый заместитель генерального директора ФГУП «ЦНИИмаш» Александр Данилюк сообщил, что по данным телеметрии во время происшествия давление в двигателе упало в 15 раз.

От УР к «Протону»

На самом деле воспринимаемый сейчас как самостоятельная разработка «Протон» был частью большого проекта Опытного конструкторского бюро №52 (ОКБ-52) под руководством Владимира Челомея. В начале шестидесятых годов прошлого века, на самой заре мировой космонавтики, Советскому Союзу требовались ракеты, способные выводить на орбиту большую нагрузку. Военные одновременно с этим требовали баллистическую ракету с возможностью доставки боеголовки мощностью более сотни мегатонн. Над проектами таких ракет, способных удовлетворить как военных, так и гражданскую космонавтику, работали сразу несколько конструкторских бюро, включая КБ Михаила Янгеля и Сергея Королева.

Для решения поставленной задачи ОКБ-52 предложило проект, состоящий из четырех ракет различной грузоподъемности: УР-100 и УР-200 (УР — универсальная ракета) для использования в качестве баллистических ракет, УР-500 для вывода на орбиту космических аппаратов большой массы и УР-700 как возможный вариант носителя для советской лунной миссии. Ракеты были во многом унифицированы между собой, в черновом варианте УР-500 вообще состояла из четырех ракет УР-200, соединенных между собой и третьей ступени, созданной опять-таки из ракеты УР-200. Подобная взаимозаменяемость и унификация должна была облегчить производство и ускорить технологический процесс: создавать одинаковые ступени всегда проще.

Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100

КБ Сергея Королева оказалось быстрее, предложив свою разработку Р-9 в качестве баллистической ракеты и Н-1 в качестве перспективного лунного носителя. По Н-1 почти сразу начались работы — строилась стартовая площадка и сборочные цеха. «Лунная гонка» между СССР и США требовала максимально быстрых решений. Авторитет главного конструктора Сергея Королева был непререкаемым, поэтому подвинуть Н-1 у челомеевской УР-700 не было никаких шансов. Но вскоре Королев умер, и, как мы знаем, Н-1 в итоге так и не полетела — все четыре запуска закончились аварией. Схема советской сверхтяжелой ракеты Н-1 оказалась слишком сложной для того времени, а экономия на создании испытательного стенда не позволила своевременно выявить и решить технические проблемы. История не терпит сослагательного наклонения, но если бы главной лунной ракетой была выбрана УР-700, история советской космонавтики могла бы пойти по-другому.

В итоге Челомею удалось отстоять лишь проект УР-500, кардинально изменившийся к тому времени. Ступени было решено располагать последовательно, друг над другом. В качестве второй ступени использовались модифицированные УР-200. Топливной парой для УР-500 была выбрана комбинация несимметричного диметилгидразина и азотного тетроксида — оба элемента были чрезвычайно токсичными, но обладали нужными характеристиками и высокой по тем временам энергетической эффективностью. Об экологии в тот момент не думали, гораздо важнее было создать ракету вовремя.

Ракета-носитель УР-500 «Протон» с космическим аппаратом «Фобос-2» в монтажно-испытательном корпусе космодрома Байконур. 7 июля 1988 года

Проектирование и создание УР-500 велось в практически недостижимые по сегодняшним меркам сроки. Ракета была полностью разработана менее чем за три года силами сразу нескольких НИИ. Химкинское КБ энергетического машиностроения под руководством Глушко предоставило двигатели первой ступени РД-253, воронежское КБ химавтоматики разработало двигатели второй и третьей ступени. Всего же над созданием ракеты работали более десяти ведущих организаций, разбросанных по всему Союзу, а общее число смежников исчислялось сотнями.

В 1964 году началось создание наземной инфраструктуры на Байконуре, а уже 16 июля 1965 года состоялся первый запуск УР-500 со спутником «Протон-1». У ракеты еще не было устоявшегося имени, а в теле- и радиопередачах ее называли по названию выводимой полезной нагрузки. Так за УР-500 закрепилось название «Протон». Тогда же и началась многолетняя история самой популярной советской тяжелой ракеты «Протон», хотя изначально создатели думали о том, чтобы назвать ее «Атлантом» или «Геркулесом».

В опубликованной сто лет назад в Калуге брошюрке под названием «Горе и гений» К. Э. Циолковский назвал наделённых Даром Божьим научно-технических революционеров «двигателями прогресса». Двигатели технического прогресса в Советском Союзе, а также военные стратеги и технократы США в шестидесятые годы прошлого века рвались к осуществлению мечты человечества — чтобы «нога землянина» ступила на поверхность Луны.

В СССР впервые об этом было заявлено в конце января 1956 года в преддверии «эпохального» ХХ съезда КПСС. В Постановлении по развитию советской космонавтики, подписанном премьером Булганиным был пункт, посвящённый разработке и реализации Лунной программы СССР.

В начале 60-х годов XX столетия руководство СССР было заинтересовано в создании ракет, способных выносить на околоземные орбиты большую полезную нагрузку военного и научно-космического назначения. Проекты на разработку таких носителей представили ведущие конструкторские бюро Советского государства.

ОКБ-1 С. П. Королёва, которое в то время уже работало над межконтинентальной баллистической ракетой Р-9, представило проект тяжёлой «лунной» ракеты Н-1.

Проектировщики из КБ М. К. Янгеля предложили проекты унифицированных носителей Р-46 и тяжёлой ракеты Р-56 со стартовой массой свыше тысячи тонн.

Опытное конструкторское бюро № 52 под руководством хрущёвского любимца В. Н. Челомея предлагало создать семейство ракет для широкого диапазона забрасываемого груза: МБР лёгкого класса УР-100 («Универсальная Ракета»), МБР среднего класса УР-200, МБР тяжёлого класса УР-500 и сверхмощный носитель УР-700.

Первый пуск новой двухступенчатой ракеты-носителя УР-500 с космическим аппаратом «Протон-1» состоялся 16 июля 1965 года. Этот спутник весом более 12 тонн, с семитонным ионизационным калориметром, также содержал часть агрегатов второй, разгонной ступени.

Носитель УР-500, также называемый «Протон», изготовлялся на Машиностроительном заводе им. М. В. Хруничева и транспортировался в разобранном виде по железной дороге на космодром «Байконур». Диаметр центральных блоков «Протона» превышал четыре метра. Жидкостные двигатели первой ступени УР-500 были разработаны в КБ Энергетического машиностроения (генеральный конструктор В. П. Глушко). Этот двигатель — РД-253 — был отвергнут академиком С. П. Королёвым для использования в ракете Н-1 из-за токсичности компонентов его топлива и недостаточного удельного импульса.

С июля 1965 года началась разработка трёхступенчатого варианта челомеевского носителя УР-500К под названием «Протон-К», который должен был использоваться для вывода на отлётную траекторию космических кораблей для облёта Луны.

Первый пуск трёхступенчатой ракеты «Протон-К» был произведён 10 марта 1967 года с разгонным блоком «Д», прототипом облётного лунного корабля. Эта дата считается днём рождения РН «Протон-К».

Из одиннадцати «облётных» запусков только полёт с КА «Зонд-7», моделью облётного лунного корабля, был признан полностью успешным.

В остальных десяти пусках в пяти случаях миссии не были завершены по вине «Протона-К» и ещё пять миссий — по вине лунной «семёрки» — облётного корабля 7К-Л1.

Из-за большого количества неудач с королёвским «супер-тяжеловесом» носителем Н-1, с челомеевским универсальным носителем «Протоном» и облётным «лунником» 7К-Л1, а также того всемирно-исторического факта, что американский посланец «Аполлон-11» успешно «прилунил» модуль «Орел» с астронавтами Армстронгом и Олдрином 20 июля 1969 года, было решено свернуть запущенную в 1956 году советскую лунную программу.

. Космическая система «Протон-К» с разгонным блоком «Д» в последующие десятилетия регулярно использовалась для запуска различных научных, военных и гражданских космических аппаратов. Трёхступенчатый «Протон-К» применяли для выведения полезной нагрузки на низкие орбиты; четырёхступенчатый — для выведения космических аппаратов на высокоэнергетические орбиты. В зависимости от модификации эта ракета-носитель была способна вывести более двадцати тонн полезной нагрузки на орбиту высотой 200 км и около 3 тонн на геостационарную орбиту спутников связи.

В настоящее время производство «Протона-К» прекращено. Последняя РН этой серии была выпущена в конце 2000-х годов и хранилась в арсенале. А в конце марта 2012 года этот носитель «Протон-К» стартовал с «Байконура», чтобы вывести на геостационарную орбиту российский спутник связи серии УС-КМО. В общей сложности с 1967 по 2012 год РН «Протон-К» стартовала 310 раз.

Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева был образован в 1993 году на базе двух ведущих предприятий ракетно-космической промышленности России — машиностроительного завода имени Хруничева и Конструкторского бюро «Салют». В третьем тысячелетии в ГКНПЦ им. М. В. Хруничева выпускают «реформированный» вариант советского носителя — ракету «Протон-М». Этот «формат» РН «Протон» отличается повышенной экологичностью, цифровой системой управления и новым разгонным блоком «Бриз-М», что позволило заметно увеличить полезную нагрузку при выведении на геопереходную и геостационарную орбиты.

. Второго июля 2013 года ракета «Протон-М» с тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М» упала на космодроме Байконур на первой минуте старта. Причиной аварии стала неправильная установка датчиков угловых скоростей на ракете. Запуск «Протона-М», выводившего на орбиту спутники связи «Экспресс-МД2» и «Телком-3», 7 августа 2012 года закончился нештатно из-за сбоя в работе разгонного блока «Бриз-М».

. По сообщению ИА Новости-Казахстан в ночь на пятницу 16 мая при запуске ракеты-носителя «Протон» с самым мощным российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р» возникла нештатная ситуация во время работы третьей ступени. По данным Роскосмоса, ЧП произошло на 540-й секунде полета. Источник РИА Новости заявлял, что «Протон» с российским спутником упал за пределами Казахстана.

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, обсудивший в субботу 17 мая с руководством всех предприятий Центра имени Хруничева аварии с российскими ракетами, случившиеся в последнее время, заявил, что на предприятии «налицо системный кризис», который, по его словам, привёл к «деградации качества» работы. «Налицо системный кризис на предприятии, приведший к деградации качества. Будем помогать коллективу выйти из чёрной полосы», — написал вице-премьер РФ Рогозин на своей странице в Facebook.

. Собкор газеты «Правда» из Самары (бывшего славного города на Волге Куйбышева) Андрей Пустобаев опубликовал в одном из последних номеров центральной газеты коммунистов России интервью с очень серьёзным и ответственным экспертом из поколения «детей Победы» , ветераном отечественной космонавтики Михаилом Маслянцевым. Полковник в отставке Маслянцев — лауреат Государственной премии СССР, более 30 лет проработал военным испытателем космических систем в Самаре. По поводу системного кризиса в космической отрасли эксперт Маслянцев сказал вот что:
— Стоило нынешним «космическим» начальникам уничтожить инструмент последней ступени контроля, то есть упразднить научно-исследовательские и испытательные управления Минобороны, как началась цепь неудач и провалов. А «лекарство», придуманное «рыночниками» в виде создания объединённого ОАО в структуре космической отрасли, по моему убеждению, является плодом безумия. Ибо цель любого акционерного общества, как показывает практика, заключается в получении прибыли (чаще — сверхприбыли), что неизбежно ведёт к бандитской коррупции с «откатами», взятками и тому подобной грязью. Конечным итогом очередной перестройки космической отрасли, скорее всего, явится приватизация и «рассовывание» космических денег по воровским карманам. Вот и по поводу нынешней истерики вокруг поиска причин аварийного запуска «Протона» я бы заметил следующее. По опыту советской космонавтики этим должны заниматься крупные и действующие учёные калибра Челомея, Глушко, Королева и им подобных, «остепенённых» прежде всего огромным опытом руководства в космической сфере.

Читать еще:  Проект штурмовика COIN фирмы Beech Aircraft PD-183 (США)

. Правительственная «Российская газета» написала 27 мая 2014 года, что причиной падения «Протона» назван отказ воронежского двигателя. Межведомственная комиссия по анализу причин неудачного запуска ракеты-носителя «Протон-М» 16 мая исключила ошибку в расчетах и сбой в системе управления. В качестве основной предварительной причины аварии ракеты рассматривается сбой в работе рулевого двигателя третьей ступени, изготовленного на Воронежском механическом заводе. Первый заместитель генерального директора ФГУП «ЦНИИмаш» Александр Данилюк сообщил, что по данным телеметрии во время происшествия давление в двигателе упало в 15 раз.

От УР к «Протону»

На самом деле воспринимаемый сейчас как самостоятельная разработка «Протон» был частью большого проекта Опытного конструкторского бюро №52 (ОКБ-52) под руководством Владимира Челомея. В начале шестидесятых годов прошлого века, на самой заре мировой космонавтики, Советскому Союзу требовались ракеты, способные выводить на орбиту большую нагрузку. Военные одновременно с этим требовали баллистическую ракету с возможностью доставки боеголовки мощностью более сотни мегатонн. Над проектами таких ракет, способных удовлетворить как военных, так и гражданскую космонавтику, работали сразу несколько конструкторских бюро, включая КБ Михаила Янгеля и Сергея Королева.

Для решения поставленной задачи ОКБ-52 предложило проект, состоящий из четырех ракет различной грузоподъемности: УР-100 и УР-200 (УР — универсальная ракета) для использования в качестве баллистических ракет, УР-500 для вывода на орбиту космических аппаратов большой массы и УР-700 как возможный вариант носителя для советской лунной миссии. Ракеты были во многом унифицированы между собой, в черновом варианте УР-500 вообще состояла из четырех ракет УР-200, соединенных между собой и третьей ступени, созданной опять-таки из ракеты УР-200. Подобная взаимозаменяемость и унификация должна была облегчить производство и ускорить технологический процесс: создавать одинаковые ступени всегда проще.

Межконтинентальная баллистическая ракета УР-100

КБ Сергея Королева оказалось быстрее, предложив свою разработку Р-9 в качестве баллистической ракеты и Н-1 в качестве перспективного лунного носителя. По Н-1 почти сразу начались работы — строилась стартовая площадка и сборочные цеха. «Лунная гонка» между СССР и США требовала максимально быстрых решений. Авторитет главного конструктора Сергея Королева был непререкаемым, поэтому подвинуть Н-1 у челомеевской УР-700 не было никаких шансов. Но вскоре Королев умер, и, как мы знаем, Н-1 в итоге так и не полетела — все четыре запуска закончились аварией. Схема советской сверхтяжелой ракеты Н-1 оказалась слишком сложной для того времени, а экономия на создании испытательного стенда не позволила своевременно выявить и решить технические проблемы. История не терпит сослагательного наклонения, но если бы главной лунной ракетой была выбрана УР-700, история советской космонавтики могла бы пойти по-другому.

В итоге Челомею удалось отстоять лишь проект УР-500, кардинально изменившийся к тому времени. Ступени было решено располагать последовательно, друг над другом. В качестве второй ступени использовались модифицированные УР-200. Топливной парой для УР-500 была выбрана комбинация несимметричного диметилгидразина и азотного тетроксида — оба элемента были чрезвычайно токсичными, но обладали нужными характеристиками и высокой по тем временам энергетической эффективностью. Об экологии в тот момент не думали, гораздо важнее было создать ракету вовремя.

Ракета-носитель УР-500 «Протон» с космическим аппаратом «Фобос-2» в монтажно-испытательном корпусе космодрома Байконур. 7 июля 1988 года

Проектирование и создание УР-500 велось в практически недостижимые по сегодняшним меркам сроки. Ракета была полностью разработана менее чем за три года силами сразу нескольких НИИ. Химкинское КБ энергетического машиностроения под руководством Глушко предоставило двигатели первой ступени РД-253, воронежское КБ химавтоматики разработало двигатели второй и третьей ступени. Всего же над созданием ракеты работали более десяти ведущих организаций, разбросанных по всему Союзу, а общее число смежников исчислялось сотнями.

В 1964 году началось создание наземной инфраструктуры на Байконуре, а уже 16 июля 1965 года состоялся первый запуск УР-500 со спутником «Протон-1». У ракеты еще не было устоявшегося имени, а в теле- и радиопередачах ее называли по названию выводимой полезной нагрузки. Так за УР-500 закрепилось название «Протон». Тогда же и началась многолетняя история самой популярной советской тяжелой ракеты «Протон», хотя изначально создатели думали о том, чтобы назвать ее «Атлантом» или «Геркулесом».

В опубликованной сто лет назад в Калуге брошюрке под названием «Горе и гений» К. Э. Циолковский назвал наделённых Даром Божьим научно-технических революционеров «двигателями прогресса». Двигатели технического прогресса в Советском Союзе, а также военные стратеги и технократы США в шестидесятые годы прошлого века рвались к осуществлению мечты человечества — чтобы «нога землянина» ступила на поверхность Луны.

В СССР впервые об этом было заявлено в конце января 1956 года в преддверии «эпохального» ХХ съезда КПСС. В Постановлении по развитию советской космонавтики, подписанном премьером Булганиным был пункт, посвящённый разработке и реализации Лунной программы СССР.

В начале 60-х годов XX столетия руководство СССР было заинтересовано в создании ракет, способных выносить на околоземные орбиты большую полезную нагрузку военного и научно-космического назначения. Проекты на разработку таких носителей представили ведущие конструкторские бюро Советского государства.

ОКБ-1 С. П. Королёва, которое в то время уже работало над межконтинентальной баллистической ракетой Р-9, представило проект тяжёлой «лунной» ракеты Н-1.

Проектировщики из КБ М. К. Янгеля предложили проекты унифицированных носителей Р-46 и тяжёлой ракеты Р-56 со стартовой массой свыше тысячи тонн.

Опытное конструкторское бюро № 52 под руководством хрущёвского любимца В. Н. Челомея предлагало создать семейство ракет для широкого диапазона забрасываемого груза: МБР лёгкого класса УР-100 («Универсальная Ракета»), МБР среднего класса УР-200, МБР тяжёлого класса УР-500 и сверхмощный носитель УР-700.

Первый пуск новой двухступенчатой ракеты-носителя УР-500 с космическим аппаратом «Протон-1» состоялся 16 июля 1965 года. Этот спутник весом более 12 тонн, с семитонным ионизационным калориметром, также содержал часть агрегатов второй, разгонной ступени.

Носитель УР-500, также называемый «Протон», изготовлялся на Машиностроительном заводе им. М. В. Хруничева и транспортировался в разобранном виде по железной дороге на космодром «Байконур». Диаметр центральных блоков «Протона» превышал четыре метра. Жидкостные двигатели первой ступени УР-500 были разработаны в КБ Энергетического машиностроения (генеральный конструктор В. П. Глушко). Этот двигатель — РД-253 — был отвергнут академиком С. П. Королёвым для использования в ракете Н-1 из-за токсичности компонентов его топлива и недостаточного удельного импульса.

С июля 1965 года началась разработка трёхступенчатого варианта челомеевского носителя УР-500К под названием «Протон-К», который должен был использоваться для вывода на отлётную траекторию космических кораблей для облёта Луны.

Первый пуск трёхступенчатой ракеты «Протон-К» был произведён 10 марта 1967 года с разгонным блоком «Д», прототипом облётного лунного корабля. Эта дата считается днём рождения РН «Протон-К».

Из одиннадцати «облётных» запусков только полёт с КА «Зонд-7», моделью облётного лунного корабля, был признан полностью успешным.

В остальных десяти пусках в пяти случаях миссии не были завершены по вине «Протона-К» и ещё пять миссий — по вине лунной «семёрки» — облётного корабля 7К-Л1.

Из-за большого количества неудач с королёвским «супер-тяжеловесом» носителем Н-1, с челомеевским универсальным носителем «Протоном» и облётным «лунником» 7К-Л1, а также того всемирно-исторического факта, что американский посланец «Аполлон-11» успешно «прилунил» модуль «Орел» с астронавтами Армстронгом и Олдрином 20 июля 1969 года, было решено свернуть запущенную в 1956 году советскую лунную программу.

. Космическая система «Протон-К» с разгонным блоком «Д» в последующие десятилетия регулярно использовалась для запуска различных научных, военных и гражданских космических аппаратов. Трёхступенчатый «Протон-К» применяли для выведения полезной нагрузки на низкие орбиты; четырёхступенчатый — для выведения космических аппаратов на высокоэнергетические орбиты. В зависимости от модификации эта ракета-носитель была способна вывести более двадцати тонн полезной нагрузки на орбиту высотой 200 км и около 3 тонн на геостационарную орбиту спутников связи.

В настоящее время производство «Протона-К» прекращено. Последняя РН этой серии была выпущена в конце 2000-х годов и хранилась в арсенале. А в конце марта 2012 года этот носитель «Протон-К» стартовал с «Байконура», чтобы вывести на геостационарную орбиту российский спутник связи серии УС-КМО. В общей сложности с 1967 по 2012 год РН «Протон-К» стартовала 310 раз.

Государственный космический научно-производственный центр имени Хруничева был образован в 1993 году на базе двух ведущих предприятий ракетно-космической промышленности России — машиностроительного завода имени Хруничева и Конструкторского бюро «Салют». В третьем тысячелетии в ГКНПЦ им. М. В. Хруничева выпускают «реформированный» вариант советского носителя — ракету «Протон-М». Этот «формат» РН «Протон» отличается повышенной экологичностью, цифровой системой управления и новым разгонным блоком «Бриз-М», что позволило заметно увеличить полезную нагрузку при выведении на геопереходную и геостационарную орбиты.

. Второго июля 2013 года ракета «Протон-М» с тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М» упала на космодроме Байконур на первой минуте старта. Причиной аварии стала неправильная установка датчиков угловых скоростей на ракете. Запуск «Протона-М», выводившего на орбиту спутники связи «Экспресс-МД2» и «Телком-3», 7 августа 2012 года закончился нештатно из-за сбоя в работе разгонного блока «Бриз-М».

. По сообщению ИА Новости-Казахстан в ночь на пятницу 16 мая при запуске ракеты-носителя «Протон» с самым мощным российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р» возникла нештатная ситуация во время работы третьей ступени. По данным Роскосмоса, ЧП произошло на 540-й секунде полета. Источник РИА Новости заявлял, что «Протон» с российским спутником упал за пределами Казахстана.

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, обсудивший в субботу 17 мая с руководством всех предприятий Центра имени Хруничева аварии с российскими ракетами, случившиеся в последнее время, заявил, что на предприятии «налицо системный кризис», который, по его словам, привёл к «деградации качества» работы. «Налицо системный кризис на предприятии, приведший к деградации качества. Будем помогать коллективу выйти из чёрной полосы», — написал вице-премьер РФ Рогозин на своей странице в Facebook.

. Собкор газеты «Правда» из Самары (бывшего славного города на Волге Куйбышева) Андрей Пустобаев опубликовал в одном из последних номеров центральной газеты коммунистов России интервью с очень серьёзным и ответственным экспертом из поколения «детей Победы» , ветераном отечественной космонавтики Михаилом Маслянцевым. Полковник в отставке Маслянцев — лауреат Государственной премии СССР, более 30 лет проработал военным испытателем космических систем в Самаре. По поводу системного кризиса в космической отрасли эксперт Маслянцев сказал вот что:
— Стоило нынешним «космическим» начальникам уничтожить инструмент последней ступени контроля, то есть упразднить научно-исследовательские и испытательные управления Минобороны, как началась цепь неудач и провалов. А «лекарство», придуманное «рыночниками» в виде создания объединённого ОАО в структуре космической отрасли, по моему убеждению, является плодом безумия. Ибо цель любого акционерного общества, как показывает практика, заключается в получении прибыли (чаще — сверхприбыли), что неизбежно ведёт к бандитской коррупции с «откатами», взятками и тому подобной грязью. Конечным итогом очередной перестройки космической отрасли, скорее всего, явится приватизация и «рассовывание» космических денег по воровским карманам. Вот и по поводу нынешней истерики вокруг поиска причин аварийного запуска «Протона» я бы заметил следующее. По опыту советской космонавтики этим должны заниматься крупные и действующие учёные калибра Челомея, Глушко, Королева и им подобных, «остепенённых» прежде всего огромным опытом руководства в космической сфере.

. Правительственная «Российская газета» написала 27 мая 2014 года, что причиной падения «Протона» назван отказ воронежского двигателя. Межведомственная комиссия по анализу причин неудачного запуска ракеты-носителя «Протон-М» 16 мая исключила ошибку в расчетах и сбой в системе управления. В качестве основной предварительной причины аварии ракеты рассматривается сбой в работе рулевого двигателя третьей ступени, изготовленного на Воронежском механическом заводе. Первый заместитель генерального директора ФГУП «ЦНИИмаш» Александр Данилюк сообщил, что по данным телеметрии во время происшествия давление в двигателе упало в 15 раз.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector