0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Опытная самоходная установка с ПТРК «Объект 150» (СССР)

Содержание

Опытная самоходная установка с ПТРК «Объект 150» (СССР)

Паблику на развитие Админам на развитие группы

Другое

  • Статьи 417
  • Подписчики 47 619
  • Фотографии 28 597
  • Ещё.
  • Товары 3
  • Обсуждения 99
  • Аудиозаписи 131
  • Видео 846
  • Файлы 6
  • Ссылки 17
  • Контакты 1
  • Действия

    • Уведомлять о записях
    • Сохранить в закладках
    • Поиск записей
    • Пожаловаться

    22 459 записей

    Турция модернизирует ACV-15

    Турецкие БМП станут более защищёнными и опасными. Как сообщает портал armyrecognition.com, компании Aselsan и FNSS начали программу глубокой модернизации устаревающей БМП ACV-15.

    Вместо одноместной башни с 25-мм пушкой обновлённые БМП получат необитаемую башню NEFER с орудием такого же калибра, но на стабилизированной платформе. Новая башня имеет угол поворота 360° и угол возвышения от −10° до + 60°. NEFER имеет расширенные возможности управления огнём с помощью бортовой компьютеризированной системы управления огнём и двухосной стабилизированной независимой системы прицела. Стандартное оснащение башни также включает систему дневного и ночного видения, лазерный дальномер, автоматическое сопровождение цели и системы автоматического баллистического расчёта.

    Кроме того, глубокой модернизации подвергся корпус ACV-15. Он получил усиленную противоминную защиту. Также на обновлённую БМП устанавливается вспомогательный силовой блок, система кондиционирования и пожаротушения, а также ряд других улучшений.

    Турецкая БМП ACV-15 разработана компанией FNSS и состоит на вооружении армии Турции с 1992 года. Она построена на базе американской бронемашины AIFV (Advanced Infantry Fighting Vehicle), которая, в свою очередь, является «потомком» американского бронетранспортёра M113A1. Всего в Турции построено 2945 единиц ACV-15 в различных модификациях, из которых свыше 500 поставлено на экспорт.

    ОБТ ZTZ-59D на ученях в Синцзян-Уйгурском Автономном Регионе, 2020 год.

    Импровизированный танк «На испуг» периода Великой Отечественной войны, получивший очень широкую известность и ставший наиболее знаменитым из бронетракторов

    Pantserwagen M39 or DAF Pantrado 3 Dutch 6×4 armoured car , Royal Dutch Army.1940

    Как потерять всё и ничего не понять

    Немецкие танки и самоходные артиллерийские установки, особенно позднего периода Второй мировой войны, имеют ореол чуть ли не «вундерваффе». Исходя из того, что обычно о них пишут, создаётся впечатление, что немцы проиграли войну чуть ли не случайно. Особенно это касается так называемого «зверинца» — «Тигров», «Пантер» и прочих. Действительно, в 1943 году немецкая бронетанковая промышленность находилась на пике превосходства — удалось совершить мощный рывок, благодаря чему лучший тяжёлый и средний танки были именно немецкими. Вместе с тем именно во второй половине 1943 года немецкая армия начинает проигрывать на Восточном фронте. Год спустя ситуация уже была совсем не в пользу немецкой танковой промышленности. Более того, проблемы оказались системными: при номинальном втором месте в неформальной гонке танкостроительных держав немцы не имели перспектив ни по танкам, ни по вооружению.

    Инженерная машина оттаскивает сгоревший американский Абрамс. Ирак, 2003 год.

    Весь увешан траками, абсолютно весь.

    MGCS: €200 млн на танк будущего

    Уже в 2021 году начнётся первый этап создания «европейского танка будущего». Как сообщает портал defence-blog.com, Германия и Франция согласовали выплаты в размере €200 млн на работы, которые пройдут в 2021 году.

    Выделенные деньги позволят трём основным подрядчикам (Nexter с французской стороны и KMW и Rheinmetall с немецкой стороны) приступить к началу сборки демонстраторов боевых машин будущего. Первые две компании уже установили тесное сотрудничество, создав консорциум KMW + Nexter Defense Systems (KNDS). Их основная задача в 2021 году — начать строительство 14 демонстраторов основных технических решений.

    ​Этап демонстраторов планируется завершить в 2024 году, а в 2025 году начнётся постройка полноценных прототипов MGCS. В общей сложности на эти работы планируется потратить до €1,5 млрд. Затем последует этап тестирования и подготовки к серийному производству, которое должно начаться не позже 2035 года.

    Контракт на разработку нового основного танка был подписан министерствами обороны Франции и Германии ещё в 2012 году, но информация об этом стала достоянием СМИ лишь в мае 2016 года. Проект получил название Main Ground Combat System (основная наземная боевая система) и сокращённо обозначается как MGCS.

    Зенитная самоходная спаренная установка «Wildcat» Германия.

    Мюнхенская концерн «Краусс-Маффей» выпустила все установки «Гепард» на модернизированном шасси танка «Леопард 1» и поставляла их в Бельгию, ФРГ и Голландию. Показать полностью. Представители компании понимали, что, хотя данная установка и представляла собой высоко эффективную систему для армий европейских государств, она имела слишком большую массу, сложна и дорогостоящая для многих потенциальных заказчиков. Поэтому было решено разработать полное семейство систем зенитных самоходных установок, которые бы могли отвечать требованиям почти каждого заказчика.

    На опыте транспортного средства высокой проходимости «Транспортпанцер 1» с 6 ведущими колесами, которое выпускается для армии ФРГ, компания стала использовать его автомобильные детали для нового корпуса, на который можно было установить башню с 30 мм спаренной пушкой. Были предложены 6 различных функций системы управления огнем, начиная от системы V1 для ясной погоды с оптическим сопровождением цели по средствам радио радара обнаружения цели V3 с автоматическим сопровождением цели и заканчивая всепогодной системой управления огнем V6 с автоматическим сопровождением цели. Было выпущено 2 прототипа с системой V3, один на шасси с 6 ведущими колесами, а другой — на шасси MOWAG «Шарк» с 8 ведущими коле сами.

    Основная компоновка «Wildca» была одинакова для всех модификаций: водитель-механик и радист-заряжающий находились в передней части корпуса, башня -посередине, двигатель и трансмиссия – сзади. Подвеска состояла из осей с пружинными рессорами и гидравлическими амортизаторами и обеспечивала высокую про ходимость по пересеченной местности. Передние 4 колеса с шинами, безопасными после прокола, являлись рулевыми.

    30-мм пушки «Маузер» МК 30-F расположены с внешних сторон башни. Боекомплект каждой пушки составляет 250 расходных снарядов. Темп стрельбы — 800 выстрелов в минуту. Используемые снаряды: бронебойные с отделяющимся поддоном, осколочно-фугасные и учебные. Обычно захват и поражение цели происходит следующим образом радио локаторщик-заряжающий наблюдает за экраном индикатора РЛС, при захвате радаром воздушной цели и ее высвечивании на индикаторе, оператор должен проверить цель по системе свой— чужой. Если цель является летающим объектом противника, перископ переходит на пеленгацию цели и затем определяется высота цели. После этого лазерный даль номер вводит информацию в компьютер, башня и орудия направляются на цель, и когда цель входит в зону поражения, открывается огонь. Дальность действия установки составляет 3000 м. Помимо воздушных, комплекс способен поражать наземные цели.

    В ходе дальнейшей модернизации комплекса произошла замена 30-мм пушки ракетами ближнего действия, такими, как «Американ Дженерал Динамике Стингер» или «Бритиш Шортс Блупайп / Джевелин».
    Как оказалось, «Wildca» не поступила в серийное производство.

    Экипаж: 3 человека;

    Габаритные размеры: длина 6,88 м; ширина 2,98 м; высота (с опущенным радаром) 2,74 м;

    Максимальная скорость: 80 км/ч;

    Силовая установка: 8-цилиндровыи дизельный двигатель Mercedes-Benz с турбонадувом и водяным охлаждением, мощностью 320 л.с.;

    Нереализованные проекты: разработка ракетных танков в СССР

    В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. Советский Союз, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

    В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. На боевые машины устанавливали тяжелые мортиры, миномёты, гаубицы и миномёты. Осталось попытаться установить на них ракетное вооружение. Советский Союз, будучи одной из могущественных держав, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

    В процессе создания первых серийных советских танков инженеры искали возможности увеличения огневой мощи как будущих, так и уже существующих, принятых на вооружение РККА образцов., помимо штатного, различного дополнительного вооружения, например ракет.

    Первым проектом, направленным на реализацию этой идеи был проект РБТ-5. Началом работ над проектом можно считать задание на создание установки для размещения двух 250-кг ракет или, как их тогда называли, танковых торпед на легкий танк БТ-5. В конце 1933 года на заводе №37 были изготовлены первые опытные образцы пусковых установок для танковых торпед. Одна из них была рассчитана для запуска только одной торпеды, вторая, оказавшаяся более удачной, была спаренной; в течение короткого времени, но уже на Харьковском паровозостроительном заводе, ее установили на обычный серийный танк БТ-5.

    Пусковая установка была размещена на танковой башне, имела наибольший вертикальный угол наведения до +48 градусов и включала в себя по одной оперенной торпеде, установленной на направляющей, с каждой стороны. Длина ракеты составляла 1805 мм, наибольший (головной части) диаметр равнялся 420 мм. Масса взрывчатого вещества (ВВ), расположенного в передней части торпеды, составила 130 кг, в хвостовой части находилось топливо — 13,7 кг. Штатное вооружение БТ-5 осталось прежним: 45-мм пушка 20 К и 7.62-мм пулемёт ДТ-29. Для осуществления стрельбы сначала выполнялись пристрелочные выстрелы из штатного башенного орудия, затем, используя сложную систему расчетов и поправок, производилась наводка торпед. Для воспламенения ракетного топлива использовались электрические запалы.

    Первые успешные стрельбы ТТ (такое наименование в то время было присвоено ракетам) навесным огнем на короткие дистанции (300 — 1800 м) были произведены в 1931 — 1932 гг. на НИАПе АНИИ в Ленинграде и на полигоне ВОХИМУ (Кузьминки), после чего командованием УММ было принято решение об их установке на танки. Всего на основании ТТТ в научно-исследовательском отделе (НИО) ВАММ военным инженером 2 ранга Михаилом Николаевичем Тверским было разработано два проекта ракетного вооружения танка: установка 250-кг ТТ и спаренная установка 250-кг ТТ на танке БТ-5. Более удачным был признан второй вариант проекта легкого колесно-гусеничного ракетного танка, получившего наименование РБТ-5. Этим проектом, разработанным М.Тверским в конце 1933 года, в качестве дополнительного вооружения танка предусматривалась установка двух 250-кг ТТ.

    Опытный образец установки был изготовлен на московском заводе № 37, а ее монтаж на опытный танк БТ-5 был осуществлен уже на ХПЗ. Танк РБТ-5 отличался от серийного танка БТ-5 размещением снаружи башни двух установок для пуска 250-кг ТТ (ракет) с сохранением основного оружия — 45-мм танковой пушки. Каждая ракета хвостовой частью устанавливалась в направляющую втулку и автоматически стопорилась. Перед пуском ракеты на поражение производилась предварительная пристрелка цели из 45-мм штатной пушкой и с помощью переходных таблиц вводился поправочный коэффициент в вертикальные углы наведения установки.

    В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб. Малая дальность стрельбы, низкая вероятность поражения цели и высокая уязвимость от пуль и осколков послужили причиной прекращения дальнейших работ над совершенствованием танка РБТ-5. Результаты работ по танку РБТ-5 легли в основу новых ТТТ, утвержденных начальником НТУ АБТУ РККА Лебедевым 29 января 1935 года.

    Наработки, полученные при создании РБТ-5, в дальнейшем пытались применить в следующем проекте по установке на тот же БТ-5 фугасного 132-мм реактивного снаряда (РС). Работы в этом направлении велись с начала 1935 года, первые образцы были спроектированы в Ракетном научно-исследовательском институте инженером В.И. Александровым и изготовлены в апреле того же года. Установка представляла собой две направляющие планки, на которых крепился РС, и устанавливалась с левой стороны башни танка. Углы вертикальной наводки были фиксированными, 0 и 20 градусов. Подготовка к стрельбе РСами проводилась также предварительной пристрелкой из танковой пушки. Первые испытания были проведены 28 апреля 1935 года, было произведено три выстрела реактивными снарядами, дальность полета составила более 2000 метров.

    Однако, из-за повышенной пожарной опасности и риска возгорания машины, испытания были приостановлены. По результатам последних испытаний комиссия пришла к выводу, что установка на танк ракетного вооружения является перспективным направлением в плане повышения огневой мощи, и постановила продолжить работы, которые велись вплоть до конца 1936 года. Вернулись к ним лишь в середине 50-х годов 20-го столетия, причем судьба большинства проектов по оснащению танка ракетным оружием закончилась только опытными образцами.

    Тактико-технические характеристики ракетного танка РБТ-5

    Год выпуска – 1933Вооружение:
    Экипаж, чел – 345 мм пушка 20К образца 1932 года
    Масса, т – 127,62 мм пулемет ДТ
    Броневая защита, мм:2 х 250 ракеты
    лоб, борт, корма – 13Двигатель – «М – 5», 400 л.с-авиационный
    крыша – 10Максимальная скорость, км/час:
    днище – 6на гусеницах -52
    на колесах — 72

    Как же дальше развивалось направление ракетных танков ?

    Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» проектировался в КБ УВЗ с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Разработка ракетного вооружения была поручена ОКБ-16, руководимому А.Э.Нудельманом. Консультантом по системе управления пригласили А.А.Расплетина, руководителя КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод №183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62.

    Машина имела сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Броневая защита танка ИТ-1 « объект 150» — противоснарядная. Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 40, 80 и 100-мм, установленных с рациональными углами наклона, и незначительно отличался от корпуса танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет 3М7 «Дракон». Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. Боевая масса машины составляла 34,5 т.

    Компоновка машины – классическая. Для вождения танка ночью мог устанавливаться ночной подсветочный прибор наблюдения ТВН-2. За сиденьем механика-водителя на днище корпуса размещался ящик с инструментом и находился люк запасного выхода.

    Боевое отделение танка ИТ-1 «объект 150» находится в средней части корпуса и башне танка. Его компоновка и оборудование принципиально отличались от боевого отделения танка Т-62. Внутри башни располагалась система заряжания и пуска (СЗП), состоящая из механизма заряжания (механизированный стеллаж с ТУРС) и ПУ с электрооборудованием и цепями пуска. Слева от командира располагалась радиостанция Р-123 и над ней – аппарат №1 танкового переговорного устройства (ТПУ).

    Справа от оператора на башне крепился пульт оператора. Слева в крыше башни находилась командирская башенка с люком с системой командирского целеуказания, четырьмя призменными приборами наблюдения Л-36.65сб-2Б и комбинированным для дневного и ночного наблюдения прибором ТКН-3, над которым устанавливался осветитель ОУ-3КГ. Слева, на передней части башни установлены осветитель Л-2Г ночного прицела и фара Ф-125. На днище корпуса истребителя танков, по оси вращения башни, монтировались вращающееся контактное устройство ВКУ-330 и погонное устройство механизма заряжания.

    У левого борта корпуса размещался подогреватель. МТО располагалось в кормовой части корпуса и было отделено от боевого отделения герметичной перегородкой. В нем размещались: двигатель, с обслуживающими системами, агрегаты трансмиссии с приводами управления, вентилятор системы охлаждения, противопожарное оборудование (ППО).

    Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 «объект 150» устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле.

    Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электросистему обогрева.

    Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Первые 0,5 с ракета летела неуправляемой. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

    Ракетный танк ИТ-1 « объект 150» был принят на вооружение постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом Министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ — истребитель танков). Изготавливался он серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял недолго. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и тд. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

    Тактико-технические характеристики ИТ-1 «объект 150»

    Бронирование

    Преодолеваемый ров, м 2,85
    Преодолеваемый брод, м 1,4 (5 с ОПВТ)

    Первый атомный гигант

    Стратегические бомбардировщики 1950−1960-х годов мало подходили для нанесения ядерных ударов по передовым позициям войск. С уменьшением весогабаритных характеристик ядерных боеприпасов (ЯБП) эффективными носителями ядерного оружия могли бы стать истребители-бомбардировщики. Но они имели ряд существенных недостатков. Их применение зависело от погоды, времени суток и насыщенности ПВО противника, и у них было весьма велико время реакции (от подачи заявки до нанесения удара). Наиболее оптимальным вариантом было предоставление корпусам и дивизиям собственных средств доставки ядерных боеприпасов. В 1950—1960-е годы такими средствами могли быть классические или безоткатные артиллерийские орудия, а также неуправляемые тактические ракеты. США приступили к работам по всем трем направлениям. Аналогично, хотя и с некоторым запозданием, поступили и в СССР. Тактическое ядерное оружие могло потребоваться Советскому Союзу только в одном случае — если он собирался вести ограниченную ядерную войну.

    Уже в конце 1940-х годов в США началась разработка огромных атомных пушек. В результате в 1952-м была принята на вооружение 280-мм пушка Т-131, представлявшая собой полустационарную установку. Вес установки в боевом положении составлял 42,6 тонн, в походном — 75,5 тонн. Перевозить суперпушку можно было двумя тягачами и только по шоссе. На инженерную подготовку позиции к стрельбе требовалось несколько часов. Стреляло орудие ядерными снарядами мощностью 15 кт (¾ от мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму). Пушка была доставлена в Европу для усиления корпусов армии США и оставалась на вооружении до 1963 года.

    Опытная самоходная установка с ПТРК «Объект 150» (СССР)

    Паблику на развитие Админам на развитие группы

    Другое

    • Статьи 417
    • Подписчики 47 619
    • Фотографии 28 597
    • Ещё.
    • Товары 3
    • Обсуждения 99
    • Аудиозаписи 131
    • Видео 846
    • Файлы 6
    • Ссылки 17
    • Контакты 1
    • Действия

      • Уведомлять о записях
      • Сохранить в закладках
      • Поиск записей
      • Пожаловаться

      22 459 записей

      Турция модернизирует ACV-15

      Турецкие БМП станут более защищёнными и опасными. Как сообщает портал armyrecognition.com, компании Aselsan и FNSS начали программу глубокой модернизации устаревающей БМП ACV-15.

      Вместо одноместной башни с 25-мм пушкой обновлённые БМП получат необитаемую башню NEFER с орудием такого же калибра, но на стабилизированной платформе. Новая башня имеет угол поворота 360° и угол возвышения от −10° до + 60°. NEFER имеет расширенные возможности управления огнём с помощью бортовой компьютеризированной системы управления огнём и двухосной стабилизированной независимой системы прицела. Стандартное оснащение башни также включает систему дневного и ночного видения, лазерный дальномер, автоматическое сопровождение цели и системы автоматического баллистического расчёта.

      Кроме того, глубокой модернизации подвергся корпус ACV-15. Он получил усиленную противоминную защиту. Также на обновлённую БМП устанавливается вспомогательный силовой блок, система кондиционирования и пожаротушения, а также ряд других улучшений.

      Турецкая БМП ACV-15 разработана компанией FNSS и состоит на вооружении армии Турции с 1992 года. Она построена на базе американской бронемашины AIFV (Advanced Infantry Fighting Vehicle), которая, в свою очередь, является «потомком» американского бронетранспортёра M113A1. Всего в Турции построено 2945 единиц ACV-15 в различных модификациях, из которых свыше 500 поставлено на экспорт.

      ОБТ ZTZ-59D на ученях в Синцзян-Уйгурском Автономном Регионе, 2020 год.

      Импровизированный танк «На испуг» периода Великой Отечественной войны, получивший очень широкую известность и ставший наиболее знаменитым из бронетракторов

      Pantserwagen M39 or DAF Pantrado 3 Dutch 6×4 armoured car , Royal Dutch Army.1940

      Как потерять всё и ничего не понять

      Немецкие танки и самоходные артиллерийские установки, особенно позднего периода Второй мировой войны, имеют ореол чуть ли не «вундерваффе». Исходя из того, что обычно о них пишут, создаётся впечатление, что немцы проиграли войну чуть ли не случайно. Особенно это касается так называемого «зверинца» — «Тигров», «Пантер» и прочих. Действительно, в 1943 году немецкая бронетанковая промышленность находилась на пике превосходства — удалось совершить мощный рывок, благодаря чему лучший тяжёлый и средний танки были именно немецкими. Вместе с тем именно во второй половине 1943 года немецкая армия начинает проигрывать на Восточном фронте. Год спустя ситуация уже была совсем не в пользу немецкой танковой промышленности. Более того, проблемы оказались системными: при номинальном втором месте в неформальной гонке танкостроительных держав немцы не имели перспектив ни по танкам, ни по вооружению.

      Инженерная машина оттаскивает сгоревший американский Абрамс. Ирак, 2003 год.

      Весь увешан траками, абсолютно весь.

      MGCS: €200 млн на танк будущего

      Уже в 2021 году начнётся первый этап создания «европейского танка будущего». Как сообщает портал defence-blog.com, Германия и Франция согласовали выплаты в размере €200 млн на работы, которые пройдут в 2021 году.

      Выделенные деньги позволят трём основным подрядчикам (Nexter с французской стороны и KMW и Rheinmetall с немецкой стороны) приступить к началу сборки демонстраторов боевых машин будущего. Первые две компании уже установили тесное сотрудничество, создав консорциум KMW + Nexter Defense Systems (KNDS). Их основная задача в 2021 году — начать строительство 14 демонстраторов основных технических решений.

      ​Этап демонстраторов планируется завершить в 2024 году, а в 2025 году начнётся постройка полноценных прототипов MGCS. В общей сложности на эти работы планируется потратить до €1,5 млрд. Затем последует этап тестирования и подготовки к серийному производству, которое должно начаться не позже 2035 года.

      Контракт на разработку нового основного танка был подписан министерствами обороны Франции и Германии ещё в 2012 году, но информация об этом стала достоянием СМИ лишь в мае 2016 года. Проект получил название Main Ground Combat System (основная наземная боевая система) и сокращённо обозначается как MGCS.

      Зенитная самоходная спаренная установка «Wildcat» Германия.

      Мюнхенская концерн «Краусс-Маффей» выпустила все установки «Гепард» на модернизированном шасси танка «Леопард 1» и поставляла их в Бельгию, ФРГ и Голландию. Показать полностью. Представители компании понимали, что, хотя данная установка и представляла собой высоко эффективную систему для армий европейских государств, она имела слишком большую массу, сложна и дорогостоящая для многих потенциальных заказчиков. Поэтому было решено разработать полное семейство систем зенитных самоходных установок, которые бы могли отвечать требованиям почти каждого заказчика.

      На опыте транспортного средства высокой проходимости «Транспортпанцер 1» с 6 ведущими колесами, которое выпускается для армии ФРГ, компания стала использовать его автомобильные детали для нового корпуса, на который можно было установить башню с 30 мм спаренной пушкой. Были предложены 6 различных функций системы управления огнем, начиная от системы V1 для ясной погоды с оптическим сопровождением цели по средствам радио радара обнаружения цели V3 с автоматическим сопровождением цели и заканчивая всепогодной системой управления огнем V6 с автоматическим сопровождением цели. Было выпущено 2 прототипа с системой V3, один на шасси с 6 ведущими колесами, а другой — на шасси MOWAG «Шарк» с 8 ведущими коле сами.

      Основная компоновка «Wildca» была одинакова для всех модификаций: водитель-механик и радист-заряжающий находились в передней части корпуса, башня -посередине, двигатель и трансмиссия – сзади. Подвеска состояла из осей с пружинными рессорами и гидравлическими амортизаторами и обеспечивала высокую про ходимость по пересеченной местности. Передние 4 колеса с шинами, безопасными после прокола, являлись рулевыми.

      30-мм пушки «Маузер» МК 30-F расположены с внешних сторон башни. Боекомплект каждой пушки составляет 250 расходных снарядов. Темп стрельбы — 800 выстрелов в минуту. Используемые снаряды: бронебойные с отделяющимся поддоном, осколочно-фугасные и учебные. Обычно захват и поражение цели происходит следующим образом радио локаторщик-заряжающий наблюдает за экраном индикатора РЛС, при захвате радаром воздушной цели и ее высвечивании на индикаторе, оператор должен проверить цель по системе свой— чужой. Если цель является летающим объектом противника, перископ переходит на пеленгацию цели и затем определяется высота цели. После этого лазерный даль номер вводит информацию в компьютер, башня и орудия направляются на цель, и когда цель входит в зону поражения, открывается огонь. Дальность действия установки составляет 3000 м. Помимо воздушных, комплекс способен поражать наземные цели.

      В ходе дальнейшей модернизации комплекса произошла замена 30-мм пушки ракетами ближнего действия, такими, как «Американ Дженерал Динамике Стингер» или «Бритиш Шортс Блупайп / Джевелин».
      Как оказалось, «Wildca» не поступила в серийное производство.

      Экипаж: 3 человека;

      Габаритные размеры: длина 6,88 м; ширина 2,98 м; высота (с опущенным радаром) 2,74 м;

      Максимальная скорость: 80 км/ч;

      Силовая установка: 8-цилиндровыи дизельный двигатель Mercedes-Benz с турбонадувом и водяным охлаждением, мощностью 320 л.с.;

      Нереализованные проекты: разработка ракетных танков в СССР

      В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. Советский Союз, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

      В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. На боевые машины устанавливали тяжелые мортиры, миномёты, гаубицы и миномёты. Осталось попытаться установить на них ракетное вооружение. Советский Союз, будучи одной из могущественных держав, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

      В процессе создания первых серийных советских танков инженеры искали возможности увеличения огневой мощи как будущих, так и уже существующих, принятых на вооружение РККА образцов., помимо штатного, различного дополнительного вооружения, например ракет.

      Первым проектом, направленным на реализацию этой идеи был проект РБТ-5. Началом работ над проектом можно считать задание на создание установки для размещения двух 250-кг ракет или, как их тогда называли, танковых торпед на легкий танк БТ-5. В конце 1933 года на заводе №37 были изготовлены первые опытные образцы пусковых установок для танковых торпед. Одна из них была рассчитана для запуска только одной торпеды, вторая, оказавшаяся более удачной, была спаренной; в течение короткого времени, но уже на Харьковском паровозостроительном заводе, ее установили на обычный серийный танк БТ-5.

      Пусковая установка была размещена на танковой башне, имела наибольший вертикальный угол наведения до +48 градусов и включала в себя по одной оперенной торпеде, установленной на направляющей, с каждой стороны. Длина ракеты составляла 1805 мм, наибольший (головной части) диаметр равнялся 420 мм. Масса взрывчатого вещества (ВВ), расположенного в передней части торпеды, составила 130 кг, в хвостовой части находилось топливо — 13,7 кг. Штатное вооружение БТ-5 осталось прежним: 45-мм пушка 20 К и 7.62-мм пулемёт ДТ-29. Для осуществления стрельбы сначала выполнялись пристрелочные выстрелы из штатного башенного орудия, затем, используя сложную систему расчетов и поправок, производилась наводка торпед. Для воспламенения ракетного топлива использовались электрические запалы.

      Первые успешные стрельбы ТТ (такое наименование в то время было присвоено ракетам) навесным огнем на короткие дистанции (300 — 1800 м) были произведены в 1931 — 1932 гг. на НИАПе АНИИ в Ленинграде и на полигоне ВОХИМУ (Кузьминки), после чего командованием УММ было принято решение об их установке на танки. Всего на основании ТТТ в научно-исследовательском отделе (НИО) ВАММ военным инженером 2 ранга Михаилом Николаевичем Тверским было разработано два проекта ракетного вооружения танка: установка 250-кг ТТ и спаренная установка 250-кг ТТ на танке БТ-5. Более удачным был признан второй вариант проекта легкого колесно-гусеничного ракетного танка, получившего наименование РБТ-5. Этим проектом, разработанным М.Тверским в конце 1933 года, в качестве дополнительного вооружения танка предусматривалась установка двух 250-кг ТТ.

      Опытный образец установки был изготовлен на московском заводе № 37, а ее монтаж на опытный танк БТ-5 был осуществлен уже на ХПЗ. Танк РБТ-5 отличался от серийного танка БТ-5 размещением снаружи башни двух установок для пуска 250-кг ТТ (ракет) с сохранением основного оружия — 45-мм танковой пушки. Каждая ракета хвостовой частью устанавливалась в направляющую втулку и автоматически стопорилась. Перед пуском ракеты на поражение производилась предварительная пристрелка цели из 45-мм штатной пушкой и с помощью переходных таблиц вводился поправочный коэффициент в вертикальные углы наведения установки.

      В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб. Малая дальность стрельбы, низкая вероятность поражения цели и высокая уязвимость от пуль и осколков послужили причиной прекращения дальнейших работ над совершенствованием танка РБТ-5. Результаты работ по танку РБТ-5 легли в основу новых ТТТ, утвержденных начальником НТУ АБТУ РККА Лебедевым 29 января 1935 года.

      Наработки, полученные при создании РБТ-5, в дальнейшем пытались применить в следующем проекте по установке на тот же БТ-5 фугасного 132-мм реактивного снаряда (РС). Работы в этом направлении велись с начала 1935 года, первые образцы были спроектированы в Ракетном научно-исследовательском институте инженером В.И. Александровым и изготовлены в апреле того же года. Установка представляла собой две направляющие планки, на которых крепился РС, и устанавливалась с левой стороны башни танка. Углы вертикальной наводки были фиксированными, 0 и 20 градусов. Подготовка к стрельбе РСами проводилась также предварительной пристрелкой из танковой пушки. Первые испытания были проведены 28 апреля 1935 года, было произведено три выстрела реактивными снарядами, дальность полета составила более 2000 метров.

      Однако, из-за повышенной пожарной опасности и риска возгорания машины, испытания были приостановлены. По результатам последних испытаний комиссия пришла к выводу, что установка на танк ракетного вооружения является перспективным направлением в плане повышения огневой мощи, и постановила продолжить работы, которые велись вплоть до конца 1936 года. Вернулись к ним лишь в середине 50-х годов 20-го столетия, причем судьба большинства проектов по оснащению танка ракетным оружием закончилась только опытными образцами.

      Тактико-технические характеристики ракетного танка РБТ-5

      Год выпуска – 1933Вооружение:
      Экипаж, чел – 345 мм пушка 20К образца 1932 года
      Масса, т – 127,62 мм пулемет ДТ
      Броневая защита, мм:2 х 250 ракеты
      лоб, борт, корма – 13Двигатель – «М – 5», 400 л.с-авиационный
      крыша – 10Максимальная скорость, км/час:
      днище – 6на гусеницах -52
      на колесах — 72

      Как же дальше развивалось направление ракетных танков ?

      Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» проектировался в КБ УВЗ с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Разработка ракетного вооружения была поручена ОКБ-16, руководимому А.Э.Нудельманом. Консультантом по системе управления пригласили А.А.Расплетина, руководителя КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод №183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62.

      Машина имела сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Броневая защита танка ИТ-1 « объект 150» — противоснарядная. Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 40, 80 и 100-мм, установленных с рациональными углами наклона, и незначительно отличался от корпуса танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет 3М7 «Дракон». Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. Боевая масса машины составляла 34,5 т.

      Компоновка машины – классическая. Для вождения танка ночью мог устанавливаться ночной подсветочный прибор наблюдения ТВН-2. За сиденьем механика-водителя на днище корпуса размещался ящик с инструментом и находился люк запасного выхода.

      Боевое отделение танка ИТ-1 «объект 150» находится в средней части корпуса и башне танка. Его компоновка и оборудование принципиально отличались от боевого отделения танка Т-62. Внутри башни располагалась система заряжания и пуска (СЗП), состоящая из механизма заряжания (механизированный стеллаж с ТУРС) и ПУ с электрооборудованием и цепями пуска. Слева от командира располагалась радиостанция Р-123 и над ней – аппарат №1 танкового переговорного устройства (ТПУ).

      Справа от оператора на башне крепился пульт оператора. Слева в крыше башни находилась командирская башенка с люком с системой командирского целеуказания, четырьмя призменными приборами наблюдения Л-36.65сб-2Б и комбинированным для дневного и ночного наблюдения прибором ТКН-3, над которым устанавливался осветитель ОУ-3КГ. Слева, на передней части башни установлены осветитель Л-2Г ночного прицела и фара Ф-125. На днище корпуса истребителя танков, по оси вращения башни, монтировались вращающееся контактное устройство ВКУ-330 и погонное устройство механизма заряжания.

      У левого борта корпуса размещался подогреватель. МТО располагалось в кормовой части корпуса и было отделено от боевого отделения герметичной перегородкой. В нем размещались: двигатель, с обслуживающими системами, агрегаты трансмиссии с приводами управления, вентилятор системы охлаждения, противопожарное оборудование (ППО).

      Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 «объект 150» устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле.

      Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электросистему обогрева.

      Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Первые 0,5 с ракета летела неуправляемой. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

      Ракетный танк ИТ-1 « объект 150» был принят на вооружение постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом Министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ — истребитель танков). Изготавливался он серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял недолго. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и тд. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

      Тактико-технические характеристики ИТ-1 «объект 150»

      Бронирование

      Преодолеваемый ров, м 2,85
      Преодолеваемый брод, м 1,4 (5 с ОПВТ)

      Применение в бою

      ИТ-1 узкоспециализированный ракетный танк. В игре может применятся в различных тактиках, но лучше всего в роли снайпера. Первое преимущество, это крайне низкий силует. За холмами и на проездах, где враг ожидает увидеть целую башню, он может и не заметить, что вместо башни стоит только маленькая зеленая ракета. Ответного удара можно не боятся, ведь танк крепкий как советский молот. Броня башни и ВЛД часто приводят к рикошету большиства кинетических снарядов.

      Перезарядка 10 секунд, на первый взгляд кажется большой. Но пока ПТУР летит, то следующий уже заряжается. И при стрельбе на большие расстояние, для которых и собственно рассчитан ИТ-1, кажется что перезарядки вовсе нет.

      В городе ракетоносец чувствует себя хуже всего. При стрельбе на короткие расстояния ПТУР часто не попадает в цель, он туго управляется, особенно если надо брать боковое упреждение. Так же башня и корпус крутятся довольно медленно, вследствии чего быстрые враги могут просто объехать ИТ и настреллять полную корму снарядов.

      Просто пользуйтесь сильными сторонами и не показывайте слабых.

      Достоинства и недостатки

      Достоинства:

      • Возможность стрельбы из за укрытия
      • Надежная бронезащита
      • Низкий силуэт
      • Пуск ПТУРа без остановки
      • Отличные УВН
      • Долгая перезарядка
      • Боекомплект находится в центре боевого отделения
      • Медленный задний ход

      Безоткатный ответ

      Советским ответом на «Дэви Крокет» стал комплекс двух 230-мм безоткатных орудий «Резеда» на шасси БТР-60ПА. Стрельба велась неуправляемым надкалиберным твердотопливным реактивным снарядом 9М-24. Диаметр боевой части снаряда составлял 360 мм при общей длине снаряда 2,3 метра! Вес всего снаряда 9М-24 — 150 кг, вес боевой части — 90 кг. Максимальная дальность стрельбы — 6 км, минимальная — 2 км. КВО — 200 м. Однако проект по неизвестным причинам был прекращен.

      Вместо него в 1968 году КБП приступило к проектированию тактических ракетных комплексов «Таран» и «Шиповник» со специальными боевыми частями. Комплекс «Таран» предназначался для танковых, а «Шиповник» — для мотострелковых полков. Согласно тактико-техническим требованиям максимальная дальность стрельбы должна была составлять 6−8 км, а минимальная — 1−2 км. КВО по наблюдаемым целям ±100 м, по ненаблюдаемым ±250 м.

      Пусковая установка комплекса «Таран» размещалась в башне танка Т-64А, что позволяло совершать круговой обстрел. Вес ПУ с боекомплектом из трех ракет составлял 37 т. Дополнительное вооружение комплекса состояло из 10−12 ПТУРС «Таран-1», запускаемых из той же трубы, что и ядерные заряды. Дальность стрельбы ракетами «Таран-1» — до 10 км, бронепробиваемость — не менее 300 мм при попадании в броню под углом 30о к нормали. Экипаж ПУ — три человека. Аналогичная «Тарану» пусковая установка комплекса «Шиповник» с боекомплектом в 2−3 ракеты размещалась на БМП-1.

      В начале 1972 года работы по комплексам «Таран» и «Шиповник» были прекращены. Возможно, по тайной договоренности с США, что косвенно подтверждается снятием с вооружения системы «Дэви Крокет» в 1971 году. Полки и батальоны остались без своих переносных «Хиросим».

      Нереализованные проекты: разработка ракетных танков в СССР

      В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. Советский Союз, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

      В 30-х годах ХХ-го века во многих развитых странах проводились эксперименты по установке на танки и бронеавтомобили различного вида вооружения. На боевые машины устанавливали тяжелые мортиры, миномёты, гаубицы и миномёты. Осталось попытаться установить на них ракетное вооружение. Советский Союз, будучи одной из могущественных держав, правительство которого понимало неизбежность скорой войны, не остался в стороне от разработок в этом казавшемся тогда очень перспективном направлении.

      В процессе создания первых серийных советских танков инженеры искали возможности увеличения огневой мощи как будущих, так и уже существующих, принятых на вооружение РККА образцов., помимо штатного, различного дополнительного вооружения, например ракет.

      Первым проектом, направленным на реализацию этой идеи был проект РБТ-5. Началом работ над проектом можно считать задание на создание установки для размещения двух 250-кг ракет или, как их тогда называли, танковых торпед на легкий танк БТ-5. В конце 1933 года на заводе №37 были изготовлены первые опытные образцы пусковых установок для танковых торпед. Одна из них была рассчитана для запуска только одной торпеды, вторая, оказавшаяся более удачной, была спаренной; в течение короткого времени, но уже на Харьковском паровозостроительном заводе, ее установили на обычный серийный танк БТ-5.

      Пусковая установка была размещена на танковой башне, имела наибольший вертикальный угол наведения до +48 градусов и включала в себя по одной оперенной торпеде, установленной на направляющей, с каждой стороны. Длина ракеты составляла 1805 мм, наибольший (головной части) диаметр равнялся 420 мм. Масса взрывчатого вещества (ВВ), расположенного в передней части торпеды, составила 130 кг, в хвостовой части находилось топливо — 13,7 кг. Штатное вооружение БТ-5 осталось прежним: 45-мм пушка 20 К и 7.62-мм пулемёт ДТ-29. Для осуществления стрельбы сначала выполнялись пристрелочные выстрелы из штатного башенного орудия, затем, используя сложную систему расчетов и поправок, производилась наводка торпед. Для воспламенения ракетного топлива использовались электрические запалы.

      Первые успешные стрельбы ТТ (такое наименование в то время было присвоено ракетам) навесным огнем на короткие дистанции (300 — 1800 м) были произведены в 1931 — 1932 гг. на НИАПе АНИИ в Ленинграде и на полигоне ВОХИМУ (Кузьминки), после чего командованием УММ было принято решение об их установке на танки. Всего на основании ТТТ в научно-исследовательском отделе (НИО) ВАММ военным инженером 2 ранга Михаилом Николаевичем Тверским было разработано два проекта ракетного вооружения танка: установка 250-кг ТТ и спаренная установка 250-кг ТТ на танке БТ-5. Более удачным был признан второй вариант проекта легкого колесно-гусеничного ракетного танка, получившего наименование РБТ-5. Этим проектом, разработанным М.Тверским в конце 1933 года, в качестве дополнительного вооружения танка предусматривалась установка двух 250-кг ТТ.

      Опытный образец установки был изготовлен на московском заводе № 37, а ее монтаж на опытный танк БТ-5 был осуществлен уже на ХПЗ. Танк РБТ-5 отличался от серийного танка БТ-5 размещением снаружи башни двух установок для пуска 250-кг ТТ (ракет) с сохранением основного оружия — 45-мм танковой пушки. Каждая ракета хвостовой частью устанавливалась в направляющую втулку и автоматически стопорилась. Перед пуском ракеты на поражение производилась предварительная пристрелка цели из 45-мм штатной пушкой и с помощью переходных таблиц вводился поправочный коэффициент в вертикальные углы наведения установки.

      В качестве взрывателя ВВ на танковых торпедах применялся обычный взрыватель от авиационных бомб. Малая дальность стрельбы, низкая вероятность поражения цели и высокая уязвимость от пуль и осколков послужили причиной прекращения дальнейших работ над совершенствованием танка РБТ-5. Результаты работ по танку РБТ-5 легли в основу новых ТТТ, утвержденных начальником НТУ АБТУ РККА Лебедевым 29 января 1935 года.

      Наработки, полученные при создании РБТ-5, в дальнейшем пытались применить в следующем проекте по установке на тот же БТ-5 фугасного 132-мм реактивного снаряда (РС). Работы в этом направлении велись с начала 1935 года, первые образцы были спроектированы в Ракетном научно-исследовательском институте инженером В.И. Александровым и изготовлены в апреле того же года. Установка представляла собой две направляющие планки, на которых крепился РС, и устанавливалась с левой стороны башни танка. Углы вертикальной наводки были фиксированными, 0 и 20 градусов. Подготовка к стрельбе РСами проводилась также предварительной пристрелкой из танковой пушки. Первые испытания были проведены 28 апреля 1935 года, было произведено три выстрела реактивными снарядами, дальность полета составила более 2000 метров.

      Однако, из-за повышенной пожарной опасности и риска возгорания машины, испытания были приостановлены. По результатам последних испытаний комиссия пришла к выводу, что установка на танк ракетного вооружения является перспективным направлением в плане повышения огневой мощи, и постановила продолжить работы, которые велись вплоть до конца 1936 года. Вернулись к ним лишь в середине 50-х годов 20-го столетия, причем судьба большинства проектов по оснащению танка ракетным оружием закончилась только опытными образцами.

      Тактико-технические характеристики ракетного танка РБТ-5

      Год выпуска – 1933Вооружение:
      Экипаж, чел – 345 мм пушка 20К образца 1932 года
      Масса, т – 127,62 мм пулемет ДТ
      Броневая защита, мм:2 х 250 ракеты
      лоб, борт, корма – 13Двигатель – «М – 5», 400 л.с-авиационный
      крыша – 10Максимальная скорость, км/час:
      днище – 6на гусеницах -52
      на колесах — 72

      Как же дальше развивалось направление ракетных танков ?

      Ракетный танк ИТ-1 «объект 150» проектировался в КБ УВЗ с 1957 по 1965 год на базе узлов и агрегатов танка Т-62. Разработка ракетного вооружения была поручена ОКБ-16, руководимому А.Э.Нудельманом. Консультантом по системе управления пригласили А.А.Расплетина, руководителя КБ-1 Госкомитета радиоэлектронной промышленности. В дальнейшем этому коллективу совместно с ЦКБ-14 поручили работу по созданию всего комплекса. Эскизный проект ракетного танка подготовил завод №183 в 1958 году первоначально на базе танка Т-54, но затем проект скорректировали, приняв в качестве базы танк Т-62.

      Машина имела сварной корпус, заимствованный у серийного танка Т-62. Броневая защита танка ИТ-1 « объект 150» — противоснарядная. Корпус машины сваривался из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 40, 80 и 100-мм, установленных с рациональными углами наклона, и незначительно отличался от корпуса танка Т-62. Башня — литая, полусферической приплюснутой формы, с выдвижной установкой комплекса ракетного управляемого вооружения 2К4 «Дракон» и механизмом заряжания, в котором помещалось 12 управляемых ракет 3М7 «Дракон». Еще три ракеты располагались в немеханизированной боеукладке. Боевая масса машины составляла 34,5 т.

      Компоновка машины – классическая. Для вождения танка ночью мог устанавливаться ночной подсветочный прибор наблюдения ТВН-2. За сиденьем механика-водителя на днище корпуса размещался ящик с инструментом и находился люк запасного выхода.

      Боевое отделение танка ИТ-1 «объект 150» находится в средней части корпуса и башне танка. Его компоновка и оборудование принципиально отличались от боевого отделения танка Т-62. Внутри башни располагалась система заряжания и пуска (СЗП), состоящая из механизма заряжания (механизированный стеллаж с ТУРС) и ПУ с электрооборудованием и цепями пуска. Слева от командира располагалась радиостанция Р-123 и над ней – аппарат №1 танкового переговорного устройства (ТПУ).

      Справа от оператора на башне крепился пульт оператора. Слева в крыше башни находилась командирская башенка с люком с системой командирского целеуказания, четырьмя призменными приборами наблюдения Л-36.65сб-2Б и комбинированным для дневного и ночного наблюдения прибором ТКН-3, над которым устанавливался осветитель ОУ-3КГ. Слева, на передней части башни установлены осветитель Л-2Г ночного прицела и фара Ф-125. На днище корпуса истребителя танков, по оси вращения башни, монтировались вращающееся контактное устройство ВКУ-330 и погонное устройство механизма заряжания.

      У левого борта корпуса размещался подогреватель. МТО располагалось в кормовой части корпуса и было отделено от боевого отделения герметичной перегородкой. В нем размещались: двигатель, с обслуживающими системами, агрегаты трансмиссии с приводами управления, вентилятор системы охлаждения, противопожарное оборудование (ППО).

      Вооружение танка состояло из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон» (основное оружие), в качестве вспомогательного вооружения на ИТ-1 «объект 150» устанавливался 7,62-мм пулемёт ПКТ с боекомплектом 2000 патронов. Эффективность поражения цели: с первого-второго выстрела. Заряжание пусковой установки автоматическое. Автоматика приводилась в действие нажатием кнопки на дневном прицеле.

      Наведение на цель, производство выстрела осуществлялись с помощью пульта управления дневного прицела 1-ОП2. Защитные стекла прицелов имели электросистему обогрева.

      Перед пуском ракеты определялась дальность до цели и эта характеристика вводилась в прицел. Оператор, удерживая перекрестие на цели, нажимал кнопку пуска. Первые 0,5 с ракета летела неуправляемой. С этого момента координаты летящей ракеты определялись автоматически, вырабатывались зашифрованные радиокоманды и излучались в направлении ракеты, на которой они принимались, расшифровывались и подавались на рули поворота. Дальность стрельбы днем колебалась в пределах от 300 до 3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

      Ракетный танк ИТ-1 « объект 150» был принят на вооружение постановлением Совета Министров СССР № 703-261 от 3 сентября и приказом Министра обороны №0269 от 6 ноября 1968 года под обозначением ИТ-1 (ИТ — истребитель танков). Изготавливался он серийно на Уралвагонзаводе с 1968 по 1970 год. На вооружении Советской Армии ИТ-1 состоял недолго. Однако его конструктивные недостатки: большие габариты и масса, устаревшая элементная база, большая мертвая зона, отсутствие пушки на танке и тд. послужили причиной снятия ИТ-1 с вооружения. В боевых действиях эти машины не участвовали и на экспорт не поставлялись.

      Тактико-технические характеристики ИТ-1 «объект 150»

      Бронирование

      Преодолеваемый ров, м 2,85
      Преодолеваемый брод, м 1,4 (5 с ОПВТ)

      Опытная самоходная установка с ПТРК «Объект 150» (СССР)

      Паблику на развитие Админам на развитие группы

      Другое

      • Статьи 417
      • Подписчики 47 619
      • Фотографии 28 597
      • Ещё.
      • Товары 3
      • Обсуждения 99
      • Аудиозаписи 131
      • Видео 846
      • Файлы 6
      • Ссылки 17
      • Контакты 1
      • Действия

        • Уведомлять о записях
        • Сохранить в закладках
        • Поиск записей
        • Пожаловаться

        22 459 записей

        Турция модернизирует ACV-15

        Турецкие БМП станут более защищёнными и опасными. Как сообщает портал armyrecognition.com, компании Aselsan и FNSS начали программу глубокой модернизации устаревающей БМП ACV-15.

        Вместо одноместной башни с 25-мм пушкой обновлённые БМП получат необитаемую башню NEFER с орудием такого же калибра, но на стабилизированной платформе. Новая башня имеет угол поворота 360° и угол возвышения от −10° до + 60°. NEFER имеет расширенные возможности управления огнём с помощью бортовой компьютеризированной системы управления огнём и двухосной стабилизированной независимой системы прицела. Стандартное оснащение башни также включает систему дневного и ночного видения, лазерный дальномер, автоматическое сопровождение цели и системы автоматического баллистического расчёта.

        Кроме того, глубокой модернизации подвергся корпус ACV-15. Он получил усиленную противоминную защиту. Также на обновлённую БМП устанавливается вспомогательный силовой блок, система кондиционирования и пожаротушения, а также ряд других улучшений.

        Турецкая БМП ACV-15 разработана компанией FNSS и состоит на вооружении армии Турции с 1992 года. Она построена на базе американской бронемашины AIFV (Advanced Infantry Fighting Vehicle), которая, в свою очередь, является «потомком» американского бронетранспортёра M113A1. Всего в Турции построено 2945 единиц ACV-15 в различных модификациях, из которых свыше 500 поставлено на экспорт.

        ОБТ ZTZ-59D на ученях в Синцзян-Уйгурском Автономном Регионе, 2020 год.

        Импровизированный танк «На испуг» периода Великой Отечественной войны, получивший очень широкую известность и ставший наиболее знаменитым из бронетракторов

        Pantserwagen M39 or DAF Pantrado 3 Dutch 6×4 armoured car , Royal Dutch Army.1940

        Как потерять всё и ничего не понять

        Немецкие танки и самоходные артиллерийские установки, особенно позднего периода Второй мировой войны, имеют ореол чуть ли не «вундерваффе». Исходя из того, что обычно о них пишут, создаётся впечатление, что немцы проиграли войну чуть ли не случайно. Особенно это касается так называемого «зверинца» — «Тигров», «Пантер» и прочих. Действительно, в 1943 году немецкая бронетанковая промышленность находилась на пике превосходства — удалось совершить мощный рывок, благодаря чему лучший тяжёлый и средний танки были именно немецкими. Вместе с тем именно во второй половине 1943 года немецкая армия начинает проигрывать на Восточном фронте. Год спустя ситуация уже была совсем не в пользу немецкой танковой промышленности. Более того, проблемы оказались системными: при номинальном втором месте в неформальной гонке танкостроительных держав немцы не имели перспектив ни по танкам, ни по вооружению.

        Инженерная машина оттаскивает сгоревший американский Абрамс. Ирак, 2003 год.

        Весь увешан траками, абсолютно весь.

        MGCS: €200 млн на танк будущего

        Уже в 2021 году начнётся первый этап создания «европейского танка будущего». Как сообщает портал defence-blog.com, Германия и Франция согласовали выплаты в размере €200 млн на работы, которые пройдут в 2021 году.

        Выделенные деньги позволят трём основным подрядчикам (Nexter с французской стороны и KMW и Rheinmetall с немецкой стороны) приступить к началу сборки демонстраторов боевых машин будущего. Первые две компании уже установили тесное сотрудничество, создав консорциум KMW + Nexter Defense Systems (KNDS). Их основная задача в 2021 году — начать строительство 14 демонстраторов основных технических решений.

        ​Этап демонстраторов планируется завершить в 2024 году, а в 2025 году начнётся постройка полноценных прототипов MGCS. В общей сложности на эти работы планируется потратить до €1,5 млрд. Затем последует этап тестирования и подготовки к серийному производству, которое должно начаться не позже 2035 года.

        Контракт на разработку нового основного танка был подписан министерствами обороны Франции и Германии ещё в 2012 году, но информация об этом стала достоянием СМИ лишь в мае 2016 года. Проект получил название Main Ground Combat System (основная наземная боевая система) и сокращённо обозначается как MGCS.

        Зенитная самоходная спаренная установка «Wildcat» Германия.

        Мюнхенская концерн «Краусс-Маффей» выпустила все установки «Гепард» на модернизированном шасси танка «Леопард 1» и поставляла их в Бельгию, ФРГ и Голландию. Показать полностью. Представители компании понимали, что, хотя данная установка и представляла собой высоко эффективную систему для армий европейских государств, она имела слишком большую массу, сложна и дорогостоящая для многих потенциальных заказчиков. Поэтому было решено разработать полное семейство систем зенитных самоходных установок, которые бы могли отвечать требованиям почти каждого заказчика.

        На опыте транспортного средства высокой проходимости «Транспортпанцер 1» с 6 ведущими колесами, которое выпускается для армии ФРГ, компания стала использовать его автомобильные детали для нового корпуса, на который можно было установить башню с 30 мм спаренной пушкой. Были предложены 6 различных функций системы управления огнем, начиная от системы V1 для ясной погоды с оптическим сопровождением цели по средствам радио радара обнаружения цели V3 с автоматическим сопровождением цели и заканчивая всепогодной системой управления огнем V6 с автоматическим сопровождением цели. Было выпущено 2 прототипа с системой V3, один на шасси с 6 ведущими колесами, а другой — на шасси MOWAG «Шарк» с 8 ведущими коле сами.

        Основная компоновка «Wildca» была одинакова для всех модификаций: водитель-механик и радист-заряжающий находились в передней части корпуса, башня -посередине, двигатель и трансмиссия – сзади. Подвеска состояла из осей с пружинными рессорами и гидравлическими амортизаторами и обеспечивала высокую про ходимость по пересеченной местности. Передние 4 колеса с шинами, безопасными после прокола, являлись рулевыми.

        30-мм пушки «Маузер» МК 30-F расположены с внешних сторон башни. Боекомплект каждой пушки составляет 250 расходных снарядов. Темп стрельбы — 800 выстрелов в минуту. Используемые снаряды: бронебойные с отделяющимся поддоном, осколочно-фугасные и учебные. Обычно захват и поражение цели происходит следующим образом радио локаторщик-заряжающий наблюдает за экраном индикатора РЛС, при захвате радаром воздушной цели и ее высвечивании на индикаторе, оператор должен проверить цель по системе свой— чужой. Если цель является летающим объектом противника, перископ переходит на пеленгацию цели и затем определяется высота цели. После этого лазерный даль номер вводит информацию в компьютер, башня и орудия направляются на цель, и когда цель входит в зону поражения, открывается огонь. Дальность действия установки составляет 3000 м. Помимо воздушных, комплекс способен поражать наземные цели.

        В ходе дальнейшей модернизации комплекса произошла замена 30-мм пушки ракетами ближнего действия, такими, как «Американ Дженерал Динамике Стингер» или «Бритиш Шортс Блупайп / Джевелин».
        Как оказалось, «Wildca» не поступила в серийное производство.

        Экипаж: 3 человека;

        Габаритные размеры: длина 6,88 м; ширина 2,98 м; высота (с опущенным радаром) 2,74 м;

        Максимальная скорость: 80 км/ч;

        Силовая установка: 8-цилиндровыи дизельный двигатель Mercedes-Benz с турбонадувом и водяным охлаждением, мощностью 320 л.с.;

        Читать еще:  Автоматно-гранатомётный комплекс ТКБ-0239 "Гроза-1" (Россия)
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector