0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как СССР в Великую Отечественную создавал экспериментальные танки

Как СССР в Великую Отечественную создавал экспериментальные танки

Правда, проектирование новой бронетехники велось уже не в Ленинграде, а в Челябинске, куда была эвакуирована большая часть Кировского завода, включая его танковое КБ.

Вот что говорится об этом в книге «Оружие Победы» (издательство «Машиностроение», 1987 год): «В конструкторском бюро ЧТЗ под руководством главного конструктора Ж.Я. Котина зимой 1941 — 1942 годов были развернуты работы по проектированию перспективных модификаций тяжелого танка: КВ-7, КВ-8 и КВ-9». А был еще КВ-13.

Это кажется невероятным, но в самый тяжелый — начальный период войны руководство страны не возражало против экспериментов с танками и даже выделило под эти работы немалые материально-финансовые средства.

Летом 1945 года в Ленинграде началось проектирование объекта 260, получившего индекс ИС-7. Для его детальной проработки было создано несколько узкоспециализированных групп, руководителями которых назначили опытных инженеров, имевших большой опыт в создании тяжелых танков.

Рабочие чертежи новой машины были выполнены в крайне сжатые сроки, уже 9 сентября 1945 года их подписал главный конструктор Ж.Я.Котин. ИС-7 значительно отличался от других машин, разработанных кировцами в годы войны.

В процессе конструирования нового танка было выполнено около 1500 рабочих чертежей, внедрено в проект более 25 решений, ранее не встречавшихся в танкостроении, к разработкам и консультациям привлекались более 20 институтов и научных учреждений.

Не имея необходимого двигателя, но стремясь выполнить в срок правительственное задание, Кировский завод совместно с заводом № 500 Минавиапрома приступил к созданию танкового дизеля ТД-30 на базе авиационного АЧ-300. В результате на двух первых образцах ИС-7 установили двигатели ТД-30, которые показали в процессе испытаний свою пригодность для работы в танке, но из-за плохой сборки требовали доводки.

Первый, изготовленный и испытанный ИС-7, имел шестиступенчатую КП с кареточным переключением и синхронизаторами. Механизм поворота — планетарный, двухступенчатый. Управление имело гидравлические сервоприводы. При испытаниях трансмиссия показала хорошие тяговые качества, обеспечив высокие средние скорости танка.

Второй вариант механической трансмиссии был разработан совместно с МВТУ имени Н.Э.Баумана. Трансмиссия — планетарная, 8-ступенчатая, с механизмом поворота типа ЗК. Управление танком облегчалось гидравлическими сервоприводами с перспективным выбором передач.

При разработке ходовой части конструкторским отделом был спроектирован ряд вариантов подвесок, изготовленных и подвергнутых лабораторно-ходовым испытаниям на серийных танках и на первом опытном танке ИС-7. На их основании были разработаны окончательные рабочие чертежи всей ходовой части.

Кроме двух опытных танков, собранных на Кировском заводе и проходивших ходовые испытания в конце 1946-начале 1947 годов, на Ижорском заводе изготовили еще два броневых корпуса и две башни. Эти корпуса и башни испытывались обстрелом из орудий калибра 88, 122 и 128 мм на НИБТПолигоне ГАБТУ в Кубинке. Результаты испытаний легли в основу окончательного варианта бронирования нового танка.

В течение 1947 года в КБ Кировского завода шла интенсивная работа по созданию проекта улучшенного варианта танка ИС-7. Проект многое сохранил от своего предшественника, но вместе с тем в него было внесено немало существенных изменений. Корпус стал немного шире, а башня — более приплюснутой. ИС-7 получил гнутые борта корпуса, предложенные конструктором Г.Н.Москвиным. Было усилено вооружение — машина получила новую 130-мм пушку С-70 с длиной ствола 54 калибра. Ее снаряд массой 33,4 кг покидал ствол с начальной скоростью 900 м/с. Новинкой для своего времени стала система управления огнем.

Проекции танки ИС-7.

Прибор управления огнем обеспечивал наведение стабилизированной призмы на цель независимо от пушки, автоматическое приведение пушки к стабилизированной линии прицеливания при выстреле и автоматическое производство выстрела.

В качестве силовой установки на новом варианте ИС-7 использовался серийный морской 12-цилиндровый дизель М-50Т.

Автоматическая система пожаротушения конструкции М.Г.Шелемина состояла из датчиков и огнетушителей, установленных в моторно-трансмиссионном отделении, и была рассчитана на трехразовое включение в случае загорания. Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре ИС-7, которые после проведения заводских испытаний передали на государственные. Председателем Государственной комиссии назначили генерал-майора A.M.Сыча. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии: при массе 68 т машина без труда развивала скорость 60 км/ч, обладала отличной проходимостью. Его броневая защита в то время была практически неуязвима. Достаточно сказать, что ИС-7 выдерживал обстрел не только 128-мм немецкой пушки, но и собственного 130-мм орудия. Во время испытаний был проведен любопытный эксперимент по выяснению воздействия на экипаж прямых попаданий в танк артиллерийских снарядов. На места экипажа посадили собак, после чего подвергли ИС-7 обстрелу. Однако на состоянии животных результаты обстрела никак не сказались.

Небезынтересно привести воспоминания об ИС-7 Главного испытателя Министерства транспортного машиностроения СССР Е.А. Кульчицкого: «Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю«.

Тем не менее испытания танка не обошлись без ЧП. Так, во время одного из обстрелов на полигоне снаряд, скользнув по гнутому борту, ударил в блок подвески, и тот, видимо, слабо приваренный, отскочил от днища вместе с катком. Во время пробега другой машины двигатель, выработавший уже гарантийный срок на испытаниях, загорелся. Система пожаротушения дала две вспышки для локализации пожара, но погасить возгорание не смогла. Экипаж покинул машину, и она полностью сгорела.

Но, несмотря на ряд критических замечаний, в 1949 году военные выдали Кировскому заводу заказ на изготовление партии из 50 танков. Заказ этот по неясным причинам не был выполнен. Главное бронетанковое управление обвиняло завод, который, по его мнению, всячески задерживал изготовление оснастки и приспособлений, необходимых для серийного производства. Заводчане ссылались на военных, которые «зарубили» машину, требуя снизить массу до 50 т. Достоверно известно только одно — ни один из 50 заказанных танков не покинул цехов завода.

КВ-8 стал огнеметным

Параллельно с работами над КВ-7 шла доводка огнеметного танка КВ-8, работы над которым начались еще до начала войны — с весны 1941 года. В качестве огнемета планировалось установить систему «АТО-41». Дальность огнеметания стандартной смесью из мазута и керосина составляла 60-70 метров, а вязкой смесью — до 110 метров. Оружие могло стрелять как одиночными выстрелами, так и очередями по 4-5 залпов каждые 3 секунды, разовый расход смеси составлял примерно 10 литров.

Однако система «АТО-41» не влезала в башню КВ-1 — мешали габариты 76-мм пушки Ф-32. Решено было заменить ее на более компактную 45-мм пушку. Чтобы скрыть от противника слабость нового орудия на пушку надевался декоративный кожух-труба, что создавало видимость пушки калибра 76-мм.

В результате на КВ-8 удалось разместить огнемет «АТО-41», в боекомплект которого входили 107 запальных патронов и 5 резервуаров с горючей смесью — 2 в башне, 1 в боевом отделении и 2 в отсеке трансмиссии. Общий объем баков составлял 960 литров. Обслуживать машину должен был экипаж из четырех человек.

В 1942 году появилась значительно усовершенствованная модель огнемета — «АТО-42». Ее стали устанавливать также на более совершенную и более скоростную модификацию — КВ-1С. Огнеметные танки поступили на вооружение.

Всего за годы войны было выпущено 102 танка КВ-8 и 25 танков КВ-8С. Эти машины неплохо показали себя в различных боях. В том числе, в битве за Сталинград. Огнеметные танки не стали массовыми, но свой вклад в общую Победу внесли. К тому же, подобных боевых машин, созданных на базе тяжелых танков, на тот момент не имела ни одна армия.

Читать еще:  Опытный ракетный перехватчик Т-4П (СССР)

Летом 1945 года в Ленинграде началось проектирование объекта 260, получившего индекс ИС-7. Для его детальной проработки было создано несколько узкоспециализированных групп, руководителями которых назначили опытных инженеров, имевших большой опыт в создании тяжелых танков.

Рабочие чертежи новой машины были выполнены в крайне сжатые сроки, уже 9 сентября 1945 года их подписал главный конструктор Ж.Я.Котин. ИС-7 значительно отличался от других машин, разработанных кировцами в годы войны.

В процессе конструирования нового танка было выполнено около 1500 рабочих чертежей, внедрено в проект более 25 решений, ранее не встречавшихся в танкостроении, к разработкам и консультациям привлекались более 20 институтов и научных учреждений.

Не имея необходимого двигателя, но стремясь выполнить в срок правительственное задание, Кировский завод совместно с заводом № 500 Минавиапрома приступил к созданию танкового дизеля ТД-30 на базе авиационного АЧ-300. В результате на двух первых образцах ИС-7 установили двигатели ТД-30, которые показали в процессе испытаний свою пригодность для работы в танке, но из-за плохой сборки требовали доводки.

Первый, изготовленный и испытанный ИС-7, имел шестиступенчатую КП с кареточным переключением и синхронизаторами. Механизм поворота — планетарный, двухступенчатый. Управление имело гидравлические сервоприводы. При испытаниях трансмиссия показала хорошие тяговые качества, обеспечив высокие средние скорости танка.

Второй вариант механической трансмиссии был разработан совместно с МВТУ имени Н.Э.Баумана. Трансмиссия — планетарная, 8-ступенчатая, с механизмом поворота типа ЗК. Управление танком облегчалось гидравлическими сервоприводами с перспективным выбором передач.

При разработке ходовой части конструкторским отделом был спроектирован ряд вариантов подвесок, изготовленных и подвергнутых лабораторно-ходовым испытаниям на серийных танках и на первом опытном танке ИС-7. На их основании были разработаны окончательные рабочие чертежи всей ходовой части.

Кроме двух опытных танков, собранных на Кировском заводе и проходивших ходовые испытания в конце 1946-начале 1947 годов, на Ижорском заводе изготовили еще два броневых корпуса и две башни. Эти корпуса и башни испытывались обстрелом из орудий калибра 88, 122 и 128 мм на НИБТПолигоне ГАБТУ в Кубинке. Результаты испытаний легли в основу окончательного варианта бронирования нового танка.

В течение 1947 года в КБ Кировского завода шла интенсивная работа по созданию проекта улучшенного варианта танка ИС-7. Проект многое сохранил от своего предшественника, но вместе с тем в него было внесено немало существенных изменений. Корпус стал немного шире, а башня — более приплюснутой. ИС-7 получил гнутые борта корпуса, предложенные конструктором Г.Н.Москвиным. Было усилено вооружение — машина получила новую 130-мм пушку С-70 с длиной ствола 54 калибра. Ее снаряд массой 33,4 кг покидал ствол с начальной скоростью 900 м/с. Новинкой для своего времени стала система управления огнем.

Проекции танки ИС-7.

Прибор управления огнем обеспечивал наведение стабилизированной призмы на цель независимо от пушки, автоматическое приведение пушки к стабилизированной линии прицеливания при выстреле и автоматическое производство выстрела.

В качестве силовой установки на новом варианте ИС-7 использовался серийный морской 12-цилиндровый дизель М-50Т.

Автоматическая система пожаротушения конструкции М.Г.Шелемина состояла из датчиков и огнетушителей, установленных в моторно-трансмиссионном отделении, и была рассчитана на трехразовое включение в случае загорания. Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре ИС-7, которые после проведения заводских испытаний передали на государственные. Председателем Государственной комиссии назначили генерал-майора A.M.Сыча. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии: при массе 68 т машина без труда развивала скорость 60 км/ч, обладала отличной проходимостью. Его броневая защита в то время была практически неуязвима. Достаточно сказать, что ИС-7 выдерживал обстрел не только 128-мм немецкой пушки, но и собственного 130-мм орудия. Во время испытаний был проведен любопытный эксперимент по выяснению воздействия на экипаж прямых попаданий в танк артиллерийских снарядов. На места экипажа посадили собак, после чего подвергли ИС-7 обстрелу. Однако на состоянии животных результаты обстрела никак не сказались.

Небезынтересно привести воспоминания об ИС-7 Главного испытателя Министерства транспортного машиностроения СССР Е.А. Кульчицкого: «Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю«.

Тем не менее испытания танка не обошлись без ЧП. Так, во время одного из обстрелов на полигоне снаряд, скользнув по гнутому борту, ударил в блок подвески, и тот, видимо, слабо приваренный, отскочил от днища вместе с катком. Во время пробега другой машины двигатель, выработавший уже гарантийный срок на испытаниях, загорелся. Система пожаротушения дала две вспышки для локализации пожара, но погасить возгорание не смогла. Экипаж покинул машину, и она полностью сгорела.

Но, несмотря на ряд критических замечаний, в 1949 году военные выдали Кировскому заводу заказ на изготовление партии из 50 танков. Заказ этот по неясным причинам не был выполнен. Главное бронетанковое управление обвиняло завод, который, по его мнению, всячески задерживал изготовление оснастки и приспособлений, необходимых для серийного производства. Заводчане ссылались на военных, которые «зарубили» машину, требуя снизить массу до 50 т. Достоверно известно только одно — ни один из 50 заказанных танков не покинул цехов завода.

Биография

Н.Ф. Шашмурин родился 26 июня 1910 года в Санкт-Петербурге, в семье Фёдора Ивановича Шашмурина. Воспитывался в интернате; учился в 41-ой советской трудовой школе (б. Петришуле) c 1924 по 1928 год. Еще в школе проявились его способности к конструированию и изобретательству. Уже в пятнадцать лет Николай Шашмурин вместе со своими школьными друзьями сумел изготовить настоящие, действующие аэросани. В 1930 году Н.Ф. Шашмурин поступил в Ленинградский индустриальный институт, готовивший инженерные кадры для промышленности и специалистов по механизации сельского хозяйства. По завершении учебы молодой инженер-механик был направлен по распределению в один из районов Сибири.

Отработав по распределению, Н.Ф. Шашмурин в 1937 году поступил в аспирантуру Ленинградского политехнического института, на кафедру «Автомобили и тракторы». Работая над диссертацией, он вместе с конструкторами Кировского завода участвовал в создании пропашного гусеничного трактора.

В это время на Кировском заводе, кроме тракторов, осуществлялось и производство танков. Назрела необходимость в разработке конструкции и освоении выпуска более совершенных и мощных боевых машин — тяжелых танков.

Первым заметным результатом работы Н.Ф. Шашмурина в этой области, своего рода революцией в конструкции танков, было предложенное им применение торсионной подвески. До этого в качестве упругого элемента подвески танка использовались либо цилиндрические спиральные пружины, либо пластинчатые рессоры. И те и другие размещались снаружи основной брони корпуса танка, что вызывало необходимость их защиты от поражения с помощью дополнительных броневых конструкций, существенно утяжелявших танк. Применение упругих элементов в виде торсионных валов, размещенных внутри бронекорпуса танка и работающих на скручивание, устраняло этот недостаток. Впервые торсионную подвеску опробовали на опытном образце среднего танка Т-28. Ее также использовали в тяжелом двухбашенном танке СМК («Сергей Миронович Киров»), находившемся в то время в разработке.

Одним из первых Н.Ф. Шашмурин решился на отказ от дорогих легированных сплавов для деталей трансмиссии, заменив их обычной углеродистой сталью, обработанной токами высокой частоты. С такой же решительностью он применял тонкостенное чугунное литье для картеров силовых агрегатов вместо дефицитного цветного литья.

В августе 1939 года образцы танков СМК и KB («Клим Ворошилов») были изготовлены в металле и после показа командованию в сентябре на Кубинке были направлены в 20-ю танковую бригаду, участвовавшую в боях на Карельском перешейке. Уже 17 декабря опытные танки приняли участие в бою при попытке прорыва Хоттиненского укрепрайона «линии Маннергейма».

Читать еще:  Опытный поисково-спасательный самолет-амфибия Бе-14 (изделие «2Е») (СССР)

Работа в годы Великой Отечественной войны

Особенно ярко проявился конструкторский талант Н.Ф. Шашмурина в трудные годы Великой Отечественной войны. С 28 июля по 26 августа 1942 года два опытных образца танка KB-1С прошли государственные испытания, и новый тяжелый танк был принят на вооружение. Уже в ноябре 1942 года в контрнаступлении под Сталинградом танки KB-1С сыграли заметную роль. За создание танка KB-1С и освоение его серийного производства Н.Ф. Шашмурин в числе других участников этих работ был в 1943 году удостоен Сталинской премии.

Выявились, однако и недостатки. Заново были спроектированы башни с двумя вариантами вооружения: с 76-мм пушкой ЗИС-5 и 122-мм гаубицей У-11 в башне, заимствованной у опытного тяжелого танка КВ-9. Удачно были использованы двухступенчатые планетарные механизмы поворота (ПМП), разработанные А.И. Благонравовым. Подверглась дополнительному усовершенствованию система охлаждения двигателя. Заимствованный от KB-1С гусеничный движитель был облегчен за счет применения в гусеницах нечетных безгребневых траков. В течение второго полугодия 1942 года Н.Ф. Шашмурин буквально «проталкивал» на Опытном танковом заводе в Челябинске изготовление измененных узлов и агрегатов.

В конструкции нового танка ИС(«Иосиф Сталин»)-122 Н.Ф. Шашмурин аккумулировал все то лучшее, что к этому времени создали наши разработчики — утолщенные литые башню, лобовую деталь и подбашенную часть корпуса, малогабаритные ПМП конструкции А.И. Благонравова, разумеется, торсионную подвеску и другие технические достижения, упоминавшиеся ранее. Будучи на 11 т легче немецкого «Королевского тигра», новый танк в 1,5 раза превосходил его по эффективности бронезащиты.

С начала 1944 года развернулось серийное производство танков ИС-122 под маркой ИС-2. Однако работа Н.Ф. Шашмурина над этим танком продолжалась. В течение 1944 года была проведена его модернизация. С целью дополнительного повышения защитных свойств бронекорпуса его лобовая часть стала наклонной, без излома, а смотровой люк механика-водителя заменили смотровой щелью, закрытой стеклоблоком.

Танки ИС-2 в войсках с самого начала их эксплуатации заняли особое место. Об этом свидетельствует тот факт, что отдельным тяжелым танковым полкам, на вооружение которых они поступали, уже при формировании присваивалось наименование «гвардейских». Впервые танки ИС-2 получили боевое крещение в январе-феврале 1944 года в Корсунь-Шевченковской операции. В последующем танки ИС-2 участвовали во всех операциях завершающего периода Великой Отечественной войны. Символично, что именно этот танк установили на постамент в Карлсхорсте под Берлином, где 9 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

В феврале 1946 года за выдающиеся достижения в деле создания новых образцов бронетанковой техники Николая Федоровича Шашмурина вторично удостоили Сталинской премии.

Послевоенное время

В 1945 году Н.Ф. Шашмурин уже по собственной инициативе приступил к проектированию совершенно нового тяжелого танка — будущего ИС(«Иосиф Сталин»)-7. Этот проект можно без преувеличения назвать вершиной его творчества, блестящим воплощением разработанной им концепции конструирования «по предельным параметрам». В 1949 году Кировский завод получил заказ на первую партию в 50 танков ИС-7. Но вскоре правительство приняло постановление о полном прекращении работ над всеми танками тяжелее 50 тонн.

В жизни Н.Ф. Шашмурина начался новый интересный этап. На этот раз он увлекся проблемой создания образцов легкой плавающей бронетанковой техники. Н.Ф. Шашмурина назначили ведущим конструктором проекта. В результате появились на свет всемирно известные плавающие танки ПТ-76, бронетранспортеры БТР-50П, их последующие модификации и другие военные машины на их базе. Более того, водоходные характеристики этих машин (скорость движения, остойчивость и поворотливость на плаву) являлись своего рода эталоном, не превзойденным ни одним из представителей плавающей бронетанковой техники мира.

К началу 1952 года были завершены отработки нового детища Н.Ф. Шашмурина и его коллег; началось освоение серийного производства танков ПТ-76 и бронетранспортера БТР-50П на Сталинградском танковом заводе.

    Танки войны. С 1942 по 1945 год

Биография

Н.Ф. Шашмурин родился 26 июня 1910 года в Санкт-Петербурге, в семье Фёдора Ивановича Шашмурина. Воспитывался в интернате; учился в 41-ой советской трудовой школе (б. Петришуле) c 1924 по 1928 год. Еще в школе проявились его способности к конструированию и изобретательству. Уже в пятнадцать лет Николай Шашмурин вместе со своими школьными друзьями сумел изготовить настоящие, действующие аэросани. В 1930 году Н.Ф. Шашмурин поступил в Ленинградский индустриальный институт, готовивший инженерные кадры для промышленности и специалистов по механизации сельского хозяйства. По завершении учебы молодой инженер-механик был направлен по распределению в один из районов Сибири.

Отработав по распределению, Н.Ф. Шашмурин в 1937 году поступил в аспирантуру Ленинградского политехнического института, на кафедру «Автомобили и тракторы». Работая над диссертацией, он вместе с конструкторами Кировского завода участвовал в создании пропашного гусеничного трактора.

В это время на Кировском заводе, кроме тракторов, осуществлялось и производство танков. Назрела необходимость в разработке конструкции и освоении выпуска более совершенных и мощных боевых машин — тяжелых танков.

Первым заметным результатом работы Н.Ф. Шашмурина в этой области, своего рода революцией в конструкции танков, было предложенное им применение торсионной подвески. До этого в качестве упругого элемента подвески танка использовались либо цилиндрические спиральные пружины, либо пластинчатые рессоры. И те и другие размещались снаружи основной брони корпуса танка, что вызывало необходимость их защиты от поражения с помощью дополнительных броневых конструкций, существенно утяжелявших танк. Применение упругих элементов в виде торсионных валов, размещенных внутри бронекорпуса танка и работающих на скручивание, устраняло этот недостаток. Впервые торсионную подвеску опробовали на опытном образце среднего танка Т-28. Ее также использовали в тяжелом двухбашенном танке СМК («Сергей Миронович Киров»), находившемся в то время в разработке.

Одним из первых Н.Ф. Шашмурин решился на отказ от дорогих легированных сплавов для деталей трансмиссии, заменив их обычной углеродистой сталью, обработанной токами высокой частоты. С такой же решительностью он применял тонкостенное чугунное литье для картеров силовых агрегатов вместо дефицитного цветного литья.

В августе 1939 года образцы танков СМК и KB («Клим Ворошилов») были изготовлены в металле и после показа командованию в сентябре на Кубинке были направлены в 20-ю танковую бригаду, участвовавшую в боях на Карельском перешейке. Уже 17 декабря опытные танки приняли участие в бою при попытке прорыва Хоттиненского укрепрайона «линии Маннергейма».

Работа в годы Великой Отечественной войны

Особенно ярко проявился конструкторский талант Н.Ф. Шашмурина в трудные годы Великой Отечественной войны. С 28 июля по 26 августа 1942 года два опытных образца танка KB-1С прошли государственные испытания, и новый тяжелый танк был принят на вооружение. Уже в ноябре 1942 года в контрнаступлении под Сталинградом танки KB-1С сыграли заметную роль. За создание танка KB-1С и освоение его серийного производства Н.Ф. Шашмурин в числе других участников этих работ был в 1943 году удостоен Сталинской премии.

Выявились, однако и недостатки. Заново были спроектированы башни с двумя вариантами вооружения: с 76-мм пушкой ЗИС-5 и 122-мм гаубицей У-11 в башне, заимствованной у опытного тяжелого танка КВ-9. Удачно были использованы двухступенчатые планетарные механизмы поворота (ПМП), разработанные А.И. Благонравовым. Подверглась дополнительному усовершенствованию система охлаждения двигателя. Заимствованный от KB-1С гусеничный движитель был облегчен за счет применения в гусеницах нечетных безгребневых траков. В течение второго полугодия 1942 года Н.Ф. Шашмурин буквально «проталкивал» на Опытном танковом заводе в Челябинске изготовление измененных узлов и агрегатов.

В конструкции нового танка ИС(«Иосиф Сталин»)-122 Н.Ф. Шашмурин аккумулировал все то лучшее, что к этому времени создали наши разработчики — утолщенные литые башню, лобовую деталь и подбашенную часть корпуса, малогабаритные ПМП конструкции А.И. Благонравова, разумеется, торсионную подвеску и другие технические достижения, упоминавшиеся ранее. Будучи на 11 т легче немецкого «Королевского тигра», новый танк в 1,5 раза превосходил его по эффективности бронезащиты.

Читать еще:  Опытный 420-мм самоходный миномет 2Б1 «Ока» (СССР)

С начала 1944 года развернулось серийное производство танков ИС-122 под маркой ИС-2. Однако работа Н.Ф. Шашмурина над этим танком продолжалась. В течение 1944 года была проведена его модернизация. С целью дополнительного повышения защитных свойств бронекорпуса его лобовая часть стала наклонной, без излома, а смотровой люк механика-водителя заменили смотровой щелью, закрытой стеклоблоком.

Танки ИС-2 в войсках с самого начала их эксплуатации заняли особое место. Об этом свидетельствует тот факт, что отдельным тяжелым танковым полкам, на вооружение которых они поступали, уже при формировании присваивалось наименование «гвардейских». Впервые танки ИС-2 получили боевое крещение в январе-феврале 1944 года в Корсунь-Шевченковской операции. В последующем танки ИС-2 участвовали во всех операциях завершающего периода Великой Отечественной войны. Символично, что именно этот танк установили на постамент в Карлсхорсте под Берлином, где 9 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

В феврале 1946 года за выдающиеся достижения в деле создания новых образцов бронетанковой техники Николая Федоровича Шашмурина вторично удостоили Сталинской премии.

Послевоенное время

В 1945 году Н.Ф. Шашмурин уже по собственной инициативе приступил к проектированию совершенно нового тяжелого танка — будущего ИС(«Иосиф Сталин»)-7. Этот проект можно без преувеличения назвать вершиной его творчества, блестящим воплощением разработанной им концепции конструирования «по предельным параметрам». В 1949 году Кировский завод получил заказ на первую партию в 50 танков ИС-7. Но вскоре правительство приняло постановление о полном прекращении работ над всеми танками тяжелее 50 тонн.

В жизни Н.Ф. Шашмурина начался новый интересный этап. На этот раз он увлекся проблемой создания образцов легкой плавающей бронетанковой техники. Н.Ф. Шашмурина назначили ведущим конструктором проекта. В результате появились на свет всемирно известные плавающие танки ПТ-76, бронетранспортеры БТР-50П, их последующие модификации и другие военные машины на их базе. Более того, водоходные характеристики этих машин (скорость движения, остойчивость и поворотливость на плаву) являлись своего рода эталоном, не превзойденным ни одним из представителей плавающей бронетанковой техники мира.

К началу 1952 года были завершены отработки нового детища Н.Ф. Шашмурина и его коллег; началось освоение серийного производства танков ПТ-76 и бронетранспортера БТР-50П на Сталинградском танковом заводе.

    Танки войны. С 1942 по 1945 год

КВ-9 — танк не состоявшегося прорыва

Уже в конце 1941 года военные потребовали от конструкторов создать тяжелый танк с мощной пушкой. В Челябинске начались работы над «Объектом 229», который так и не стал серийным КВ-9.

Основным вооружением была выбрана созданная в декабре 1941 года инженерами В.Сидоренко и Н.Усенко 122-мм танковая гаубица У-11 раздельно-гильзового заряжания.

За основу нового танка были приняты оригинальные конструкции КВ-1 и КВ-2. От второго варианта «КВ» взяли ходовую часть с 600-сильным дизельным двигателем, торсионной подвеской и достаточными для тяжелого танка характеристиками хода. На нее была установлена немного доработанная башня танка КВ-1. Изменения прежде всего касались габаритов окна для установки пушки. Усилилась бронезащита. Толщину лобовой плиты корпуса увеличили до огромных по тем временам 135 миллиметров. Еще большую толщину приобрел лоб башни — 210 миллиметрам. Такой брони тогда не имел ни один танк в мире.

В мае 1941 года «Объект 229» с установленной в его башне 122-мм гаубицей приступил к полигонным заводским испытаниям.

Испытания сразу подтвердили, что мощное вооружение позволяло новому танку эффективно бороться со всеми имевшимися у немцев видами бронетехники, кроме того гаубица У-11 была очень эффективна при уничтожении долговременных огневых точек, блиндажей и других укреплений.

Результаты испытаний «Объекта 229» были признаны успешными, машину рекомендовали к серийному выпуску и принятию на вооружение под названием «тяжелый танк КВ-9». К сожалению, удалось собрать лишь один предсерийный танк. В силу ряда объективно-субъективных причин КВ-9 в войсках не появился, в боях не участвовал.

Описание конструкции

Хотя ИС-7 являлся во многом развитием тяжёлого танка ИС-3, на нём было применено множество новейших решений, значительно опередивших своё время. Компоновка танка классическая, отделение управления объединено с боевым. В вытянутой носовой части корпуса, где размещался механик-водитель, удалось рационально и удобно скомпоновать отделение управления. Наведение пушки с пулемётами в маске облегчили силовые электроприводы, управляемые с пульта наводчика. Из-за солидного веса снарядов экипаж танка пополнился вторым заряжающим и состоял из пяти человек: механик-водитель, командир, наводчик и двое заряжающих. Чтобы облегчить и ускорить работу, боекомплект из 25 выстрелов, уложенный в корме башни, подавался по транспортёру.

Корпус и бронирование

Броневой корпус ИС-7 сваривался из катаных гомогенных броневых плит различной толщины. Лобовая часть выполнялась из трёх листов с большими углами наклона по схеме «щучий нос» из 150-мм плит, борта для большей жёсткости сложной формы с обратным уклоном вверху изготавливались (не сваривались, а гнулись под прессом) из двух частей — верхних наклонных толщиной 150 мм и вогнутых внутрь нижних толщиной 100 мм. Кормовая часть состояла из нижней детали 100-мм толщины и сильно наклоненной 60-мм верхней детали. Штампованные крыша и днище имели толщину 30 и 20 мм, соответственно.

Тип бронистальная литая и катаная
Лоб корпуса (верх)150 мм / 65°
Лоб корпус (низ)150 мм / 50°
Борт корпуса (верх)150 мм / 45°
Борт корпуса (низ)100 мм / 40-65°
Корма корпуса (верх)60 мм / 55°
Корма корпуса (низ)100 мм / 15°
Днище20 мм
Крыша20 мм
Лоб башни210 мм / 51-60°
Маска орудия350 мм
Борт башни150 мм / 30-65°
Корма башни94 мм
Крыша башни50 мм

Башня танка — литая, четырёхместная, очень больших размеров, но невысокая и с большими углами наклона брони. Броня башни переменной толщины, от 94 мм в кормовой части башни до 210 при суммарном наклоне 51-60 градусов в лобовой, толщина маски орудия достигала 355 мм.

Вооружение

Основным вооружением танка являлась мощная 130-мм танковая нарезная пушка С-70 с длиной ствола 57,2 калибра и начальной скоростью 33,4-килограммового бронебойного снаряда 900 м/с разработанная на базе 130-мм морской корабельной пушки. Пушка имела вертикальный клиновой полуавтоматический затвор, оборудовалась однокамерным сетчатым дульным тормозом, системой управления огня и механизмом заряжания с электроприводом, по типу морских артиллерийских установок. Система управления огнём при ведении стрельбы автоматически наводила пушку в соответствии с положением прицела и производила выстрел. Боекомплект орудия составлял 30 выстрелов раздельно-гильзового заряжания с подкалиберными бронебойными и осколочно-фугасными снарядами, размещавшихся на полу боевого отделения и в надгусеничных нишах. Помимо пушки, вооружение ИС-7 составляли 8 пулемётов, из них 2 — 14,5-мм КПВТ и 6 — 7,62-мм СГМТ. Один из КПВТ и два СГМТ были установлены в маске пушки, второй КПВТ устанавливался на турели на крыше башни, из оставшихся четырёх СГМТ, два крепились по бортам кормовой части башни для стрельбы назад и два — по бортам корпуса на надгусеничных полках для стрельбы вперёд. Все пулемёты, кроме спаренных с пушкой, оборудовались дистанционным электроприводом и наводились изнутри танка. Боекомплект пулемётов состоял из 400 14,5-мм патронов и 2500 7,62-мм.

Двигатель и трансмиссия

ИС-7 оборудовались V-образным 12-цилиндровым четырёхтактным дизельным двигателем эжекционного охлаждения М-50Т (Т-танковый) мощностью 1 050 л.с, являвшимся танковым вариантом морского дизельного двигателя.

Трансмиссия на первых прототипах состояла из шестиступенчатой коробки передач и двухступенчатого механизма поворота планетарного типа, но на второй серии прототипов и предсерийных машинах устанавливалась восьмиступенчатая планетарная коробка передач и иные механизмы поворота.

Ходовая часть

Подвеска катков независимая, торсионная. Ходовая часть каждого борта состояла из 7 сдвоенных опорных катков с металлическими ободами и размещёнными в балансирах гидравлическими амортизаторами. Ведущие колёса задние, зацепление гусениц цевочное. Впервые в советском танкостроении на ИС-7 была применена гусеница с резинометаллическим шарниром.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector