0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Объект 279

Объект 279

Тяжёлый танк
производство СССР
Боевая масса, т60
Экипаж, чел.4
Количество экземпляров1 (по другим данным 2)
Габаритные размеры, мм
Длина с пушкой вперёд10238
Ширина корпуса3400
Общая высота2475
Защита танка
Тип брониЛитая
Лоб корпуса, мм269
Лоб башни, мм305
Борт корпуса, мм182
Система постановки дымовых завесТДА
Вооружение
Модель пушкиМ-65
Тип пушкиНарезная
Калибр пушки, мм130
Длина ствола пушки, калибров / мм/
Боекомплект пушки24
Пулемёт(ы)14,5-мм КПВТ
Боекомплект пулемёта(ов)300
Двигатель
Тип двигателядизельный двигатель
Модель двигателяДТ-1000 или 2ДГ-8М
Мощность двигателя, л.с. (кВт)950 (ДТ-1000) или 1000 (2ДГ-8М)
Ходовая часть
Тип подвескигидропневматическая
Число опорных катков на борт12 (6 в два ряда)
Число поддерживающих катков на борт6 (3 в два ряда)
Ходовые качества
Скорость по шоссе, км/чдо 55
Запас хода по шоссе, км250
Преодолеваемый брод, м1,2

Объект 279 — опытный тяжёлый танк, производства СССР. Был разработан в Ленинграде конструкторским бюро во главе с Ж.Я. Котиным в 1959 году на оригинальной базе. Ведущим конструктором проекта являлся Л.С. Троянов. На вооружение не принимался, серийно не производился.

Последний советский тяжеловес

Последней боевой машине, названной поначалу именем Сталина, суждено было стать одновременно и последним советским серийным тяжёлым танком. Он появился в тот переломный момент, когда по объективным причинам прервалась тенденция к постоянному увеличению веса новых тяжёлых танков. Лишённые возможности наращивать вооружение и защищённость боевых машин за счёт роста боевой массы, конструкторы применили при создании ИС-8 (он же Т-10) ряд оригинальных решений.

Конец недолгой эпохи гигантов

С конца 1943 года советские танкостроители неуклонно шли по пути увеличения веса боевых машин тяжёлого класса. К этому времени на начальной стадии проектирования боевая масса новых танков перешагнула психологическую планку в 50 тонн. Как исключение, здесь можно вспомнить недотягивавший до 50 тонн танк ИС-3, но эта машина фактически являлась результатом глубокой модернизации более раннего ИС-2. Интересно, что весной 1945 года на самом верху, в Главном бронетанковом управлении (ГБТУ КА), имелись сомнения насчёт целесообразности запуска ИС-3 в серию. Куда более перспективным казался тяжёлый танк Объект 701, который ещё на стадии проектирования имел боевую массу 55 тонн. Будущий ИС-4 шёл к серии тяжело: первые опытные образцы были готовы ещё к лету 1944 года, но машину постоянно переделывали, а в серию танк, разработанный в качестве ответа «Фердинандам», пошёл только в 1947 году. К тому моменту ИС-3 не только запустили в серию, но и успели снять с производства, выпустив 1555 танков.

При этом сам ИС-4 уже в 1945 году считался вчерашним днём. С зимы 1945 года началось проектирование нового тяжёлого танка, который получил индекс ИС-7. Под этим обозначением, а заодно и под индексом «Объект 260», скрывалось сразу 3 танка, которые значительно отличались по конструкции и характеристикам. Созданный в качестве противовеса немецкому сверхтяжёлому танку Pz.Kpfw.Maus, ИС-7 являлся самой совершенной боевой машиной в своём классе. Даже сейчас характеристики машины, облик которой окончательно сформировался в 1948 году, поражают воображение. При боевой массе в 68 тонн его максимальная скорость превышала 60 км/ч, а по вооружённости и бронезащите советская машина ничем не уступала немецкому 189-тонного монстру, кое в чём даже превосходя его.

Между тем, рост боевой массы стал для новых тяжёлых танков ловушкой. ИС-4 на мощностях ЧКЗ выпускался с огромным трудом: в 1947 году выпустили всего 55 машин, ещё 155 танков изготовили в 1948 году. ИС-7 ожидала ещё более серьёзная проблема: ему требовался принципиально новый двигатель, производство которого ещё предстояло освоить. Боевая масса в 68 тонн означала, что потребуются новые средства эвакуации, да и тактическая мобильность оказывалась весьма сомнительной. Такую махину выдержит далеко не каждый мост, в том числе и железнодорожный. Кроме того, возникал вопрос и с железнодорожными платформами необходимой грузоподъёмности. Сложности, обойдённые по ряду причин в 1941 году, «догнали» советские тяжёлые танки в конце 40-х. Возникли ровно те же проблемы, что ожидали бы КВ-3, КВ-4 и КВ-5, пойди они в серию.

Взвесив все «за» и «против», советское руководство приняло единственно правильное решение. 18 февраля 1949 года состоялось заседание Совета Министров СССР, на котором присутствовало командование бронетанковыми и механизированными войсками, а также представители Главного бронетанкового управления Вооружённых сил. Итогом заседания стало постановление Совета Министров СССР № 701–270сс, согласно которому разработка и производство тяжёлых танков массой более 50 тонн прекращались. ИС-7 ушёл в небытие, закончилось производство и ИС-4 (в 1949 году выпустили последние 19 танков).

Согласно тому же постановлению, СКБ-2 ЧКЗ и филиалу опытного завода №100 (г. Челябинск) давалось задание на разработку тяжёлого танка боевой массой не более 50 тонн. В качестве основы для проектирования нового танка указывались узлы и агрегаты ИС-4, что должно было помочь ускорить разработку. В то же время, схема бронирования и общее построение корпуса должны были браться от ИС-3, как наиболее подходящего по боевой массе. Коллективу предъявлялись жёсткие сроки: первые три танка предполагалось изготовить в августе, а ещё десять, для войсковых испытаний, – в сентябре 1949 года. Итого на изготовление первого танка, который предстояло ещё и спроектировать, выделялось всего полгода.

Совместными усилиями

Для решения столь сложной задачи потребовалось объединение усилий двух конкурирующих КБ, параллельно занимавшихся разработкой тяжёлых танков. 19 марта 1949 года филиал опытного завода №100 вошёл в состав создаваемого ВНИИ−100 (г. Ленинград). Первым заданием, которое получил институт, как раз и стала разработка нового тяжёлого танка. Объединённый коллектив возглавил Ж. Я. Котин. В Ленинграде занимались проектированием, в то время как в Челябинске проектные работы воплощали в металле. При этом 41 человек из коллектива ВНИИ−100 был командирован в Челябинск. Так или иначе, но новая машина получила челябинскую «прописку». Боевые машины, которые разрабатывались в Ленинграде, шли с индексами 2##, в то время, как челябинские имели индексы 7##. Например, ИС-4 имел чертежный индекс 701 (объект 701), а ИС-7 – 260 (объект 260). Так вот, проектируемая машина получила чертёжный шифр 730, а в документах она нередко фигурировала как «объект 730».

В некоторых публикациях говорится о том, что эскизный проект 730-го объекта был создан на основе ИС-4. На самом деле это, мягко говоря, очень спорное утверждение. Фактически новый танк, получивший индекс ИС-5, унаследовал от ИС-4 лишь двигатель В-12 и, на первом этапе, систему охлаждения с двумя большими вентиляторами. В остальном эта машина, эскизный проект которой представили в апреле 1949 года, оказалась представителем совсем иной школы. ИС-4, особенно его корпус и башня, проектировался по технологиям конца 1943 года. За это время в Челябинске создали ИС-3, практически не уступающий ИС-4 по бронированию, а в Ленинграде разработали ИС-7 в трёх вариантах, которые по концепции бронирования ушли по сравнению с 701-м объектом далеко вперёд. Остальные узлы и агрегаты за прошедшие 5 лет тоже претерпели многочисленные усовершенствования. В ходе проектирования ИС-7 целый ряд работ был проведён по ходовой части, трансмиссии и другим узлам. Кроме того, как уже писалось выше, проектные работы в основном шли в Ленинграде, так что опыт ленинградских танкостроителей в полной мере отразился на 730-м объекте.

При ближайшем рассмотрении корпус ИС-5 оказывается ничем иным, как творческим переосмыслением наработок по ИС-7 1948 года. Носовая часть с боковыми смотровыми приборами механика-водителя, кормовая часть с характерными скосами, V-образная форма нижней части корпуса с гнутыми бортами – всё это указывает на прямую преемственность 730-го и 260-го объектов. Ничего общего с ИС-4 не имеет и башня, представляющая собой сплав решений по ИС-3 и ИС-7. Ввиду того, что боевая масса ИС-5 не должна была превышать 50 тонн, впервые с 1942 года (то есть с КВ-1с) броневую защиту пришлось не усиливать, а наоборот, снижать. За счёт научно-исследовательских работ по теме повышения стойкости брони без её утолщения удалось воплотить ряд решений, благодаря которым ИС-5 оказался немного более защищённым, чем ИС-3. Тем не менее, по сравнению с ИС-4 и тем более с ИС-7 уровень броневой защиты, особенно в лобовой её части, упал. Таковой была плата за снижение боевой массы до 50 тонн.

Ещё одним проявлением своеобразного регресса стало вооружение. Устанавливавшаяся на ИС-2, ИС-3 и ИС-4 122-мм пушка Д-25Т не устраивала военных уже в начале 1944 года. На ИС-7 спроектировали 130-мм пушку С-70, но в ИС-5 это орудие установить было невозможно. В итоге новый танк получил в качестве вооружения всё ту же Д-25Т. Таким образом, в плане вооружения и бронирования перспективный тяжёлый танк больше соответствовал не концу 40-х годов, а периоду окончания Второй мировой войны.

Компромиссный танк

С очень похожими проблемами столкнулись примерно в то же время и американцы. Начав с 64-тонного T29 Heavy Tank, в течение нескольких лет американские танкостроители пытались довести до ума машины с боевой массой около 65 тонн. В 1948 году от концепции столь тяжёлых боевых машин американцы отказались. Когда советские танкостроители занимались 50-тонным ИС-5, их американские коллеги работали над тяжёлым танком T43, боевую массу которого ограничили 55-тонной планкой. В итоге, хотя серийный M103 Heavy Tank оказался тяжелее пилотных машин и весил 56,7 тонн, это было значительно меньше тех 65 тонн, которые весили американские тяжёлые танки во второй половине 40-х.

Платой за снижение массы стало более слабое бронирование. Особенно «пострадала» башня. Существенным преимуществом американского танка была 120-мм пушка, но при этом машина получилась очень большой. На схожем уровне оказались и характеристики английского FV214 Conqueror, хотя при этом машина оказалась ещё тяжелее, чем M103 – 65 тонн. Таким образом, можно говорить о том, что шаг назад примерно в одно время сделали все ведущие армии, но при этом американцам и британцам удалось усилить вооружение. Платой за это стали увеличившиеся габариты, а вместе с ними и большая боевая масса.

Несмотря на то, что вооружение и бронирование ИС-5 стали шагом назад, говорить об этой машине как о неудаче не стоит. На конец 40-х уровень брони, надёжно защищавшей от немецкой 88-мм пушки, вполне соответствовал мировому. Современной выглядела на тот момент и пушка Д-25Т, ведь противостояла новому танку не немецкая техника, а боевые машины бывших союзников.

Даже появившиеся в конце 40-х — начале 50-х годов средние танки M46 Patton и M47 Patton II не были полноценными противниками для ИС-3, не говоря уже о новой машине. Вплоть до появления на зарубежных танках 105-мм пушки L7 лобовая броня советских послевоенных тяжёлых танков надёжно защищала их от вражеского огня. Кстати говоря, обстрел корпуса ИС-5, проведённый в мае-июне 1950 года, показал, что лобовая броня выдерживает попадания 122-мм снарядов с дистанции 100 метров. Одним словом, в лице ИС-5 Советская армия получала вполне современный тяжёлый танк.

Читать еще:  Экспериментальный ВКС Boeing X-37B (США)

Как уже говорилось выше, довольно много технических решений перекочевало в новый танк с ИС-7. В их числе была прогрессивная подвеска, где в качестве упругих элементов использовались пучковые торсионы. Благодаря этой системе длину торсионных валов удалось существенно сократить. Остальные элементы ходовой части (катки, балансиры, траки и т.д.) представляли собой развитие конструкции ходовой части ИС-3. Ходовая часть выглядела похоже, но конструкцию довольно серьезно переработали, значительно повысив надёжность. Её выполнили таким образом, чтобы она без серьёзной переделки могла устанавливаться на другие боевые машины семейства ИС.

В середине 50-х новую ходовую часть получили ИС-2, ИС-3 и ИСУ, проходившие программу модернизации. Таким образом, новый танк и старые машины по ходовой части унифицировали. Использование 750-сильного двигателя В-12 позволило поднять (по сравнению с ИС-3) динамические характеристики. Максимальная скорость выросла до 42 км/ч. Специально для Объекта 730 разработали несколько вариантов планетарной трансмиссии. Следует отметить, что отдельные элементы нового танка испытывались на ИС-4 и ИС-7, облегчённых до массы в 50 тонн.

Эскизный проект ИС-5 был представлен комиссии в апреле 1949 года. К июню были подготовлены и рабочие чертежи машины. По ряду причин произошла задержка: первый корпус поступил на ЧКЗ только 30 июля, а второй – 9 августа 1949 года. Сборку первого опытного образца ИС-5 завод завершил 14 сентября. На танке стояла 6-ступенчатая планетарная трансмиссия от ИС-4. Испытания показали, что трансмиссия и вентиляторная система охлаждения не выдерживают заданный гарантийный километраж в 2000 километров. В результате на танк поставили 8-ступенчатую планетарную трансмиссию разработки ВНИИ-100. Кстати, она также имела отношение к ИС-7. Вместо вентиляторной системы охлаждения установили эжекционную, применявшуюся на ИС-7. В декабре 1949 года было изготовлено ещё два танка, которые приняли участие в зимнем этапе испытаний.

Переименования

Указанные в постановлении № 701–270сс танки для государственных испытаний начали изготовлять с полугодовой задержкой – в феврале 1950 года. Три танка закончили к 5 апреля и отправили в район города Ломоносова под Ленинградом, где они в течение апреля 1950 года проходили испытания. По их итогам были выявлены дефекты, исправленные на ЧКЗ, после чего в октябре-ноябре 1950 года танки проходили испытания на Полигоне (НИИБТ) в Кубинке. Ещё раньше, в июне-июле 1950 года, танки прошли испытания в Средней Азии. Всего за 1949–1950 годы было изготовлено 13 танков ИС-5, ещё 2 построили в 1951 году.

В ходе испытаний в конструкцию ИС-5 постоянно вносились изменения, которые повышали надёжность машины. На танке отрабатывали работу различных систем, включая механизм заряжания. По итогам число изменений достигло такого объёма, что модернизированные ИС-5 решили переименовать. В начале 1953 года танк получил индекс ИС-8. С ним танк и пошёл бы в войска, но 5 марта 1953 года умер Сталин. Уже в мае 1953 года в переписке новый тяжёлый танк именуется исключительно как Объект 730. Вполне возможно, в военном руководстве решили перестраховаться, поскольку как раз весной и летом 1953 года шла борьба за власть в Политбюро. 26 июня 1953 года арестовали Л. П. Берию, а к власти пришел Н. С. Хрущёв.

Новый тяжёлый танк приняли на вооружение Постановлением Совета Министров СССР от 28 ноября 1953 года. Этим же постановлением тяжёлому танку присвоили индекс Т-10. Первые 30 Т-10 выпустили в 1954 году, всего на ЧКЗ изготовили 190 танков первой серии. Символично, что машина, созданием которой руководил Котин, стала последней, носившей имя крупного советского деятеля. За 15 лет до этого тот же Котин руководил созданием тяжёлого танка СМК-1 (Сергей Миронович Киров), с которого началось обозначение советских боевых машин тяжёлого класса именами вместо буквенно-цифровых индексов.

Т-10 рассматривался скорее как временная мера. Уже в 1952 году была запущена программа по созданию тяжёлого танка нового поколения, финалом которой стал проект Объект 777. Но Т-10 суждено было пережить своего возможного преемника, разработка которого так и не продвинулась дальше стадии макета в масштабе 1:10. Пережил Т-10 и следующую волну разработки тяжёлых танков, итогом которой стали танки Объект 277, Объект 279 и Объект 770. С 1958 года к производству Т-10 подключился ЛКЗ, но лишь единожды годовой объём выпуска танков этого типа превысил 200 экземпляров. В 1965 году ЧКЗ изготовил последние 60 Т-10, и на этом история советских тяжёлых танков завершилась. На горизонте появился новый класс, впитавший в себя лучшие стороны средних и тяжёлых машин – основной боевой танк.

2. Корпус.

Как и полагается всякому тяжелому танку, Объект 279 (р) имеет мощную верхнюю лобовую деталь, которая не пропустит урон.

Нижняя лобовая деталь отсутствует вовсе.

Наиболее вероятно нанести урон этому монстру можно только с боку.

3 . Гусеницы.

У Объекта 279 (р) четыре гусеницы, две из которых заменяют этому танку ВЛД. Кроме как сбить с ними ничего не случится.

Лучше сразу воспользоваться обездвиженностью противника и прорваться в борт танка.

Следует не забывать, что любое промедление сулит получить в ответ урон на 440 единиц.

Технические показатели на Объект 279 ранний

Большое значение имеют главные тактико-технические показатели: огневая мощь, живучесть, мобильность, невидимость и способность наблюдения. В данном танке, благодаря великолепному тандему этих показателей, игра получается красочной, динамичной и победной.

  • скорость выстрела – 5,71 выстрела/мин;
  • средний урон в минуту – 2512 ед/мин;
  • время сведения – 2,3 сек;
  • разброс на 100 м – 0,36 м;
  • скорость горизонтальной наводки – 28 град/сек;
  • скорость вертикальной наводки – 26 град/сек;
  • углы ВН – (-5) … (+15) град.
  • прочность – 2400 ед;
  • мощность двигателя – 850 лошадиных сил;
  • удельная мощность – 14,17 л.с. на тонну движка;
  • скорость (максимальная) вперед/назад – 40/13 км/ч;
  • скорость поворота гусениц – 30 град/сек;
  • незаметность стоя – 6,73 %;
  • обзор – 400 метров.

Бронирование Объект 279 (р)

Сразу отметим, что новый советский тяж отлично защищён, поэтому представляется довольно грозным противником. Здесь установлена литая рикошетная башня, с толщиной лобового бронирования в 350 мм. Заметьте, что похвастаться такими показателями могут далеко не все «десятки» в игре. Орудийная маска здесь небольшая, однако, заметно выступающих элементов на башне нет.

Верхняя лобовая деталь имеет вполне грамотный угол наклона, что заметно увеличивает толщину заявленных 200 миллиметров брони в приведённом значении. Бортовое бронирование корпуса и башни — 150 мм. Отметим, что за счёт нетипичной компоновки, корпус приподнят над ходовой, следовательно, не защищён гусеницами и экранами. На предварительных характеристиках у танка заметна низкая прочность боеукладки, что с учётом незащищённого боевого отделения может стать фатальным.

Награды покорителям космоса

Объект 279 (СССР) — акционный, 6 ранг. Собирается из 3 деталей.

Опытный советский тяжёлый танк оригинальной конструкции. Толстая броня под очень большими углами наклона, четыре гусеницы для превосходной подвижности, а также пушка калибра 130 мм со стабилизатором!

AU-1 Corsair (США) — премиумный, 4 ранг. В обмен на целый Объект 279.

Штурмовой вариант «Корсара», созданный для нужд Корпуса морской пехоты США. Высокая скорость и автоматические пушки дополнены широчайшим выбором ракетно-бомбового вооружения.

Sd.Kfz.234/1 (Германия) — премиумный, 1 ранг. За башню Объекта 279

Первая версия германского тяжёлого бронеавтомобиля «Пума» с 20-мм автоматической пушкой. Столь же быстрый и с отличной скорострельностью — превосходный вариант для боёв на начальных рангах!

SGB (S309) (Британия) — премиумный, 2 ранг. За башню Объекта 279

Британская канонерская лодка S309 «Серый гусь», разработанная для противодействия немецким «шнелльботам». Хорошая скорость и отличное вооружение — резвые 40-мм пушки «Пом-пом», 76-мм орудие и даже торпеды!

Описание конструкции

Новизна технического проекта заключалась в применении конструкции четырехгусеничного движителя, литых криволинейных элементов корпуса, тонколистовых противокумулятивных экранов, 16-цилиндрового дизеля 2ДГ-8М мощностью 1000 л.с., однопоточной гидромеханической трансмиссии, нерегулируемой гидравлической подвески и системы обогрева боевого отделения.

Танк был спроектирован по классической схеме общей компоновки. Оригинальные конструктивные решения позволили получить наименьший забронированный объем 11,47 куб.м. среди всех тяжелых танков.

Вооружение

Танк был вооружен 130-мм нарезной пушкой М-65 и спаренным 14,5-мм пулеметом КПВТ. Пушка имела систему продувки канала ствола сжатым воздухом. В боевом отделении были размещены двухплоскостной стабилизатор «Гроза», оптический прицел-дальномер ТПД-2С, ночной прицел ТПН и механизированная укладка снарядов и зарядов с электромеханическим досылателем. Боекомплект пушки состоял из 24 выстрелов раздельно-гильзового заряжания.

Броневой корпус и башня

Корпус танка был сварен из четырех крупных литых броневых элементов криволинейной формы. Защищающая толщина брони его лобовой части более, чем в два раза превышала аналогичный показатель корпуса танка Т-10М. Верхняя лобовая деталь с максимальной толщиной 192 мм была наклонена под углом 60° от вертикали, а бортовые детали толщиной 182 мм — под углом 45°. Такая форма корпуса должна была предотвратить переворачивание танка взрывной волной при ядерном взрыве. Максимальная толщина литой башни по всему ее периметру составляла 305 мм при угле наклона 30°.

Снаружи корпус танка и борта башни имели несъемные тонколистовые противокумулятивные экраны. Принятая схема бронирования обеспечивала надежную защиту лобовой части танка и его бортов от 122-мм бронебойного и 90-мм кумулятивного снарядов на всех дальностях стрельбы.

Двигатель

В танке устанавливался 16-цилиндровый Н-образный четырехтактный дизельный двигатель 2ДГ-8М с горизонтальным расположением цилиндров и эжекционной системой охлаждения.

Трансмиссия

Однопоточная гидромеханическая трансмиссия включала двухреакторную комплексную гидропередачу, планетарную коробку передач с тремя степенями свободы и двухступенчатые ПМП. Для изменения скорости движения танка использовались три передачи переднего хода, при этом переключение двух высших передач было автоматизировано.

Ходовая часть

В ходовой части применялась гидравлическая подвеска и ленточный четырехгусеничный движитель. В состав движителя входили 4 гусеничные ленты с закрытым металлическим шарниром, 4 ведущих колеса, 4 направляющих колеса, 24 опорных катка малого диаметра и 12 поддерживающих катков.

Ходовая часть была смонтирована на двух продольных пустотелых балках, которые выполняли роль топливных баков. Конструкция гусеничного движителя обеспечивала высокую проходимость по глубокому снегу и заболоченной местности. Она исключала посадку танка на днище при преодолении вертикальных препятствий. Удельное давление на грунт составляло всего 0,6 кгс/кв. см, то есть приближалось к аналогичному параметру легкого танка. Это был уникальный образец тяжелого танка повышенной проходимости.

Благодаря оригинальным техническим решениям ходовая часть этого 60-тонного танка была даже на 0,5 т легче, чем у танка Т-10М. Однако конструкция ходовой части была сложной в эксплуатации и ремонте в полевых условиях, ограничивала возможность уменьшения высоты танка при дальнейшей модернизации и имела большие потери мощности в гусеничном движителе, особенно при движении в распутицу.

Танк оснащался системами ПАЗ, ППО, термодымовой аппаратурой, ОПВТ и системой обогрева боевого отделения.

Последний советский тяжеловес

Последней боевой машине, названной поначалу именем Сталина, суждено было стать одновременно и последним советским серийным тяжёлым танком. Он появился в тот переломный момент, когда по объективным причинам прервалась тенденция к постоянному увеличению веса новых тяжёлых танков. Лишённые возможности наращивать вооружение и защищённость боевых машин за счёт роста боевой массы, конструкторы применили при создании ИС-8 (он же Т-10) ряд оригинальных решений.

Конец недолгой эпохи гигантов

С конца 1943 года советские танкостроители неуклонно шли по пути увеличения веса боевых машин тяжёлого класса. К этому времени на начальной стадии проектирования боевая масса новых танков перешагнула психологическую планку в 50 тонн. Как исключение, здесь можно вспомнить недотягивавший до 50 тонн танк ИС-3, но эта машина фактически являлась результатом глубокой модернизации более раннего ИС-2. Интересно, что весной 1945 года на самом верху, в Главном бронетанковом управлении (ГБТУ КА), имелись сомнения насчёт целесообразности запуска ИС-3 в серию. Куда более перспективным казался тяжёлый танк Объект 701, который ещё на стадии проектирования имел боевую массу 55 тонн. Будущий ИС-4 шёл к серии тяжело: первые опытные образцы были готовы ещё к лету 1944 года, но машину постоянно переделывали, а в серию танк, разработанный в качестве ответа «Фердинандам», пошёл только в 1947 году. К тому моменту ИС-3 не только запустили в серию, но и успели снять с производства, выпустив 1555 танков.

Читать еще:  Опытный истребитель-перехватчик ПТ-7 / ПТ-8 (СССР)

При этом сам ИС-4 уже в 1945 году считался вчерашним днём. С зимы 1945 года началось проектирование нового тяжёлого танка, который получил индекс ИС-7. Под этим обозначением, а заодно и под индексом «Объект 260», скрывалось сразу 3 танка, которые значительно отличались по конструкции и характеристикам. Созданный в качестве противовеса немецкому сверхтяжёлому танку Pz.Kpfw.Maus, ИС-7 являлся самой совершенной боевой машиной в своём классе. Даже сейчас характеристики машины, облик которой окончательно сформировался в 1948 году, поражают воображение. При боевой массе в 68 тонн его максимальная скорость превышала 60 км/ч, а по вооружённости и бронезащите советская машина ничем не уступала немецкому 189-тонного монстру, кое в чём даже превосходя его.

Между тем, рост боевой массы стал для новых тяжёлых танков ловушкой. ИС-4 на мощностях ЧКЗ выпускался с огромным трудом: в 1947 году выпустили всего 55 машин, ещё 155 танков изготовили в 1948 году. ИС-7 ожидала ещё более серьёзная проблема: ему требовался принципиально новый двигатель, производство которого ещё предстояло освоить. Боевая масса в 68 тонн означала, что потребуются новые средства эвакуации, да и тактическая мобильность оказывалась весьма сомнительной. Такую махину выдержит далеко не каждый мост, в том числе и железнодорожный. Кроме того, возникал вопрос и с железнодорожными платформами необходимой грузоподъёмности. Сложности, обойдённые по ряду причин в 1941 году, «догнали» советские тяжёлые танки в конце 40-х. Возникли ровно те же проблемы, что ожидали бы КВ-3, КВ-4 и КВ-5, пойди они в серию.

Взвесив все «за» и «против», советское руководство приняло единственно правильное решение. 18 февраля 1949 года состоялось заседание Совета Министров СССР, на котором присутствовало командование бронетанковыми и механизированными войсками, а также представители Главного бронетанкового управления Вооружённых сил. Итогом заседания стало постановление Совета Министров СССР № 701–270сс, согласно которому разработка и производство тяжёлых танков массой более 50 тонн прекращались. ИС-7 ушёл в небытие, закончилось производство и ИС-4 (в 1949 году выпустили последние 19 танков).

Согласно тому же постановлению, СКБ-2 ЧКЗ и филиалу опытного завода №100 (г. Челябинск) давалось задание на разработку тяжёлого танка боевой массой не более 50 тонн. В качестве основы для проектирования нового танка указывались узлы и агрегаты ИС-4, что должно было помочь ускорить разработку. В то же время, схема бронирования и общее построение корпуса должны были браться от ИС-3, как наиболее подходящего по боевой массе. Коллективу предъявлялись жёсткие сроки: первые три танка предполагалось изготовить в августе, а ещё десять, для войсковых испытаний, – в сентябре 1949 года. Итого на изготовление первого танка, который предстояло ещё и спроектировать, выделялось всего полгода.

Совместными усилиями

Для решения столь сложной задачи потребовалось объединение усилий двух конкурирующих КБ, параллельно занимавшихся разработкой тяжёлых танков. 19 марта 1949 года филиал опытного завода №100 вошёл в состав создаваемого ВНИИ−100 (г. Ленинград). Первым заданием, которое получил институт, как раз и стала разработка нового тяжёлого танка. Объединённый коллектив возглавил Ж. Я. Котин. В Ленинграде занимались проектированием, в то время как в Челябинске проектные работы воплощали в металле. При этом 41 человек из коллектива ВНИИ−100 был командирован в Челябинск. Так или иначе, но новая машина получила челябинскую «прописку». Боевые машины, которые разрабатывались в Ленинграде, шли с индексами 2##, в то время, как челябинские имели индексы 7##. Например, ИС-4 имел чертежный индекс 701 (объект 701), а ИС-7 – 260 (объект 260). Так вот, проектируемая машина получила чертёжный шифр 730, а в документах она нередко фигурировала как «объект 730».

В некоторых публикациях говорится о том, что эскизный проект 730-го объекта был создан на основе ИС-4. На самом деле это, мягко говоря, очень спорное утверждение. Фактически новый танк, получивший индекс ИС-5, унаследовал от ИС-4 лишь двигатель В-12 и, на первом этапе, систему охлаждения с двумя большими вентиляторами. В остальном эта машина, эскизный проект которой представили в апреле 1949 года, оказалась представителем совсем иной школы. ИС-4, особенно его корпус и башня, проектировался по технологиям конца 1943 года. За это время в Челябинске создали ИС-3, практически не уступающий ИС-4 по бронированию, а в Ленинграде разработали ИС-7 в трёх вариантах, которые по концепции бронирования ушли по сравнению с 701-м объектом далеко вперёд. Остальные узлы и агрегаты за прошедшие 5 лет тоже претерпели многочисленные усовершенствования. В ходе проектирования ИС-7 целый ряд работ был проведён по ходовой части, трансмиссии и другим узлам. Кроме того, как уже писалось выше, проектные работы в основном шли в Ленинграде, так что опыт ленинградских танкостроителей в полной мере отразился на 730-м объекте.

При ближайшем рассмотрении корпус ИС-5 оказывается ничем иным, как творческим переосмыслением наработок по ИС-7 1948 года. Носовая часть с боковыми смотровыми приборами механика-водителя, кормовая часть с характерными скосами, V-образная форма нижней части корпуса с гнутыми бортами – всё это указывает на прямую преемственность 730-го и 260-го объектов. Ничего общего с ИС-4 не имеет и башня, представляющая собой сплав решений по ИС-3 и ИС-7. Ввиду того, что боевая масса ИС-5 не должна была превышать 50 тонн, впервые с 1942 года (то есть с КВ-1с) броневую защиту пришлось не усиливать, а наоборот, снижать. За счёт научно-исследовательских работ по теме повышения стойкости брони без её утолщения удалось воплотить ряд решений, благодаря которым ИС-5 оказался немного более защищённым, чем ИС-3. Тем не менее, по сравнению с ИС-4 и тем более с ИС-7 уровень броневой защиты, особенно в лобовой её части, упал. Таковой была плата за снижение боевой массы до 50 тонн.

Ещё одним проявлением своеобразного регресса стало вооружение. Устанавливавшаяся на ИС-2, ИС-3 и ИС-4 122-мм пушка Д-25Т не устраивала военных уже в начале 1944 года. На ИС-7 спроектировали 130-мм пушку С-70, но в ИС-5 это орудие установить было невозможно. В итоге новый танк получил в качестве вооружения всё ту же Д-25Т. Таким образом, в плане вооружения и бронирования перспективный тяжёлый танк больше соответствовал не концу 40-х годов, а периоду окончания Второй мировой войны.

Компромиссный танк

С очень похожими проблемами столкнулись примерно в то же время и американцы. Начав с 64-тонного T29 Heavy Tank, в течение нескольких лет американские танкостроители пытались довести до ума машины с боевой массой около 65 тонн. В 1948 году от концепции столь тяжёлых боевых машин американцы отказались. Когда советские танкостроители занимались 50-тонным ИС-5, их американские коллеги работали над тяжёлым танком T43, боевую массу которого ограничили 55-тонной планкой. В итоге, хотя серийный M103 Heavy Tank оказался тяжелее пилотных машин и весил 56,7 тонн, это было значительно меньше тех 65 тонн, которые весили американские тяжёлые танки во второй половине 40-х.

Платой за снижение массы стало более слабое бронирование. Особенно «пострадала» башня. Существенным преимуществом американского танка была 120-мм пушка, но при этом машина получилась очень большой. На схожем уровне оказались и характеристики английского FV214 Conqueror, хотя при этом машина оказалась ещё тяжелее, чем M103 – 65 тонн. Таким образом, можно говорить о том, что шаг назад примерно в одно время сделали все ведущие армии, но при этом американцам и британцам удалось усилить вооружение. Платой за это стали увеличившиеся габариты, а вместе с ними и большая боевая масса.

Несмотря на то, что вооружение и бронирование ИС-5 стали шагом назад, говорить об этой машине как о неудаче не стоит. На конец 40-х уровень брони, надёжно защищавшей от немецкой 88-мм пушки, вполне соответствовал мировому. Современной выглядела на тот момент и пушка Д-25Т, ведь противостояла новому танку не немецкая техника, а боевые машины бывших союзников.

Даже появившиеся в конце 40-х — начале 50-х годов средние танки M46 Patton и M47 Patton II не были полноценными противниками для ИС-3, не говоря уже о новой машине. Вплоть до появления на зарубежных танках 105-мм пушки L7 лобовая броня советских послевоенных тяжёлых танков надёжно защищала их от вражеского огня. Кстати говоря, обстрел корпуса ИС-5, проведённый в мае-июне 1950 года, показал, что лобовая броня выдерживает попадания 122-мм снарядов с дистанции 100 метров. Одним словом, в лице ИС-5 Советская армия получала вполне современный тяжёлый танк.

Как уже говорилось выше, довольно много технических решений перекочевало в новый танк с ИС-7. В их числе была прогрессивная подвеска, где в качестве упругих элементов использовались пучковые торсионы. Благодаря этой системе длину торсионных валов удалось существенно сократить. Остальные элементы ходовой части (катки, балансиры, траки и т.д.) представляли собой развитие конструкции ходовой части ИС-3. Ходовая часть выглядела похоже, но конструкцию довольно серьезно переработали, значительно повысив надёжность. Её выполнили таким образом, чтобы она без серьёзной переделки могла устанавливаться на другие боевые машины семейства ИС.

В середине 50-х новую ходовую часть получили ИС-2, ИС-3 и ИСУ, проходившие программу модернизации. Таким образом, новый танк и старые машины по ходовой части унифицировали. Использование 750-сильного двигателя В-12 позволило поднять (по сравнению с ИС-3) динамические характеристики. Максимальная скорость выросла до 42 км/ч. Специально для Объекта 730 разработали несколько вариантов планетарной трансмиссии. Следует отметить, что отдельные элементы нового танка испытывались на ИС-4 и ИС-7, облегчённых до массы в 50 тонн.

Эскизный проект ИС-5 был представлен комиссии в апреле 1949 года. К июню были подготовлены и рабочие чертежи машины. По ряду причин произошла задержка: первый корпус поступил на ЧКЗ только 30 июля, а второй – 9 августа 1949 года. Сборку первого опытного образца ИС-5 завод завершил 14 сентября. На танке стояла 6-ступенчатая планетарная трансмиссия от ИС-4. Испытания показали, что трансмиссия и вентиляторная система охлаждения не выдерживают заданный гарантийный километраж в 2000 километров. В результате на танк поставили 8-ступенчатую планетарную трансмиссию разработки ВНИИ-100. Кстати, она также имела отношение к ИС-7. Вместо вентиляторной системы охлаждения установили эжекционную, применявшуюся на ИС-7. В декабре 1949 года было изготовлено ещё два танка, которые приняли участие в зимнем этапе испытаний.

Переименования

Указанные в постановлении № 701–270сс танки для государственных испытаний начали изготовлять с полугодовой задержкой – в феврале 1950 года. Три танка закончили к 5 апреля и отправили в район города Ломоносова под Ленинградом, где они в течение апреля 1950 года проходили испытания. По их итогам были выявлены дефекты, исправленные на ЧКЗ, после чего в октябре-ноябре 1950 года танки проходили испытания на Полигоне (НИИБТ) в Кубинке. Ещё раньше, в июне-июле 1950 года, танки прошли испытания в Средней Азии. Всего за 1949–1950 годы было изготовлено 13 танков ИС-5, ещё 2 построили в 1951 году.

В ходе испытаний в конструкцию ИС-5 постоянно вносились изменения, которые повышали надёжность машины. На танке отрабатывали работу различных систем, включая механизм заряжания. По итогам число изменений достигло такого объёма, что модернизированные ИС-5 решили переименовать. В начале 1953 года танк получил индекс ИС-8. С ним танк и пошёл бы в войска, но 5 марта 1953 года умер Сталин. Уже в мае 1953 года в переписке новый тяжёлый танк именуется исключительно как Объект 730. Вполне возможно, в военном руководстве решили перестраховаться, поскольку как раз весной и летом 1953 года шла борьба за власть в Политбюро. 26 июня 1953 года арестовали Л. П. Берию, а к власти пришел Н. С. Хрущёв.

Читать еще:  Самоходная артиллерийская установка СУ-122-54 (Объект 600) (СССР)

Новый тяжёлый танк приняли на вооружение Постановлением Совета Министров СССР от 28 ноября 1953 года. Этим же постановлением тяжёлому танку присвоили индекс Т-10. Первые 30 Т-10 выпустили в 1954 году, всего на ЧКЗ изготовили 190 танков первой серии. Символично, что машина, созданием которой руководил Котин, стала последней, носившей имя крупного советского деятеля. За 15 лет до этого тот же Котин руководил созданием тяжёлого танка СМК-1 (Сергей Миронович Киров), с которого началось обозначение советских боевых машин тяжёлого класса именами вместо буквенно-цифровых индексов.

Т-10 рассматривался скорее как временная мера. Уже в 1952 году была запущена программа по созданию тяжёлого танка нового поколения, финалом которой стал проект Объект 777. Но Т-10 суждено было пережить своего возможного преемника, разработка которого так и не продвинулась дальше стадии макета в масштабе 1:10. Пережил Т-10 и следующую волну разработки тяжёлых танков, итогом которой стали танки Объект 277, Объект 279 и Объект 770. С 1958 года к производству Т-10 подключился ЛКЗ, но лишь единожды годовой объём выпуска танков этого типа превысил 200 экземпляров. В 1965 году ЧКЗ изготовил последние 60 Т-10, и на этом история советских тяжёлых танков завершилась. На горизонте появился новый класс, впитавший в себя лучшие стороны средних и тяжёлых машин – основной боевой танк.

Опытные тяжелые танки: объект 277, объект 279, объект 770

Примерно в 1956 году ГБТУ Советской Армии разработало новые тактико-технические требования к тяжелому танку. На их основании три конструкторских коллектива в Ленинграде и Челябинске приступили фактически на конкурсной основе к разработке нового тяжелого танка, призванного заменить танк Т-10.Тяжелый танк (объект 277) был спроектирован в 1957 году в КБ Главного конструктора ленинградского Кировского завода Ж. Я. Котина, с использованием отдельных конструктивных решений танков ИС-7 и Т-10. Машина имела классическую компоновку, с задним расположением силового отделения и ведущих колес. Корпус был сварен из гнутых броневых листов с переменной толщиной и углами наклона броневых деталей. Лобовая часть корпуса цельнолитая, днище корытообразной конструкции. Литая, обтекаемой формы башня, с толщиной стенок от 77-мм до 290-мм, имела удлиненную кормовую часть для размещения механизированной укладки боекомплекта пушки. Амбразура под артсистему выполнена замкнутой — маска пушки отсутствовала.

Подвеска индивидуальная, с пучковыми торсионами и гидравлическими амортизаторами, установленными на первом, втором и восьмом узлах подвески. Танк был оснащен системами противоатомной защиты, термодымовой аппаратурой, системой очистки приборов наблюдения и оборудованием подводного вождения. Экипаж танка состоял из 4 человек: командира, наводчика, заряжающего и механика-водителя. Машина обладала хорошей маневренностью. При массе 55 т она развивала скорость 55 км/ч.

В 1958 году изготовили два образца объекта 277, они прошли испытания, которые вскоре прекратили, а все работы были свернуты. В ходе разработки объекта 277 проектировался его вариант с газотурбинным двигателем мощностью 1000 л. с. объект 278, но он не был построен. От других, разработанных в то время машин, 277-й выгодно отличался использованием отработанных и апробированных агрегатов и систем. Тяжелый танк объект 277 находится в экспозиции Музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Тактико-технические характеристики тяжелого танка объект 277

По тем же тактико-техническим требованиям коллектив конструкторов ленинградского Кировского завода под руководством Л. С. Троянова в 1957 году разработал опытный образец тяжелого танка — объект 279, единственный в своем роде и, без всякого сомнения, уникальнейший. Машина имела классическую компоновку, однако проблемы защищенности и проходимости были решены здесь весьма нестандартно.

Корпус имел литую криволинейную форму с тонколистовыми противокумулятивными экранами, которые прикрывали корпус спереди и по бортам, дополняя его обводы до вытянутого эллипсоида. Башня литая, сферической формы, также с тонколистовыми экранами. Толщина лобовой брони корпуса достигала 269-мм, а башни — 305-мм. Вооружение состояло из 130-мм пушки М-65 и спаренного с ней 14,5-мм пулемета КПВТ. Пушка снабжалась полуавтоматическим механизмом заряжания, механизированной боеукладкой, двухплоскостным стабилизатором вооружения «Гроза», стереоскопическим прицелом-дальномером ТПД-2С, полуавтоматической системой наведения. Объект 279 был оснащен полным комплектом инфракрасных приборов ночного видения.

Боекомплект пушки состоял из 24 выстрелов, пулемета — из 300 патронов. Устанавливался 16-цилиндровый четырехтактный Н-образный дизель с горизонтальным расположением цилиндров ДГ-1000 мощностью 950 л. с. при 2500 об/мин или 2ДГ-8М мощностью 1000 л. с. при 2400 об/мин. Трансмиссия включала комплексный гидротрансформатор и трехступенчатую планетарную коробку передач. Особое внимание заслуживала ходовая часть танка — четыре гусеничных движителя, размещенных под днищем корпуса. С каждого борта находился блок из двух гусеничных движителей, в каждый из которых входили шесть сдвоенных необрезиненных опорных катков и три поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения. Подвеска гидропневматическая.

Подобная конструкция ходовой части обеспечивала машине фактическое отсутствие клиренса. Экипаж танка состоял из четырех человек, трое из которых — командир, наводчик и заряжающий — располагались в башне. Место механика-водителя находилось в передней части корпуса по центру, здесь же имелся свой люк для посадки в машину. Из всех разработанных одновременно машин, объект 279 отличался наименьшим забронированным объемом — 11,47 м 3 , имея при этом очень сложный бронированный корпус. Конструкция ходовой части делала невозможной посадку машины на днище, обеспечивала высокую проходимость по глубокому снегу и заболоченной местности. Вместе с тем ходовая часть была очень сложной по конструкции и в эксплуатации, не давала возможности снизить высоту. В конце 1959 года был построен опытный образец, сборка еще двух танков не была завершена. В настоящее время объект 279 находится в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Тактико-технические характеристики тяжелого танка объект 279

Еще одним конкурсным тяжелым танком стал объект 770, разработанный под руководством Главного конструктора Челябинского тракторного завода П. П. Исакова. В отличие от 277-го он создавался полностью на базе новых агрегатов и имел ряд оригинальных конструктивных решений. Корпус объекта 770 литой, с дифференцированной по высоте и длине толщиной брони. Наклонная часть бортов выполнена не в одной плоскости, а под разными углами: от 64° до 70° к вертикали и с переменной толщиной от 65-мм до 84-мм.

Толщина лобовой брони корпуса достигала 120-мм. Для повышения бронестойкости кромок по всему периметру корпуса был выполнен бурт. Башня литая, также с переменной толщиной и углами наклона стенок. Лобовая броня башни имела толщину 290-мм. Стык башни с корпусом был защищен. Вооружение состояло из 130-мм пушки М-65 и спаренного с ней пулемета КПВТ. Спаренная установка имела двухплоскостной стабилизатор «Гроза», автоматизированную систему наведения, прицел-дальномер ТПД-2С, дневные и ночные приборы прицеливания и наблюдения и механизм заряжания.Боекомплект состоял из 26 артвыстрелов и 250 патронов к пулемету. В качестве силовой установки на объекте 770 использовался 10-цилиндровый, четырехтактный, двухрядный дизель ДТН-10 с вертикальным расположением цилиндров, наддувом от компрессора и водяным охлаждением. Он был установлен в кормовой части танка перпендикулярно его продольной оси. Мощность двигателя составляла 1000л. с. при 2500 об/мин. Трансмиссия гидромеханическая, с комплексным гидротрансформатором и планетарной коробкой передач. Гидротрансформатор с двумя направляющими аппаратами был включен в силовую схему трансмиссии параллельно. Трансмиссия обеспечивала одну механическую и две гидромеханические передачи переднего хода и механическую передачу заднего хода.

В ходовой части было шесть опорных катков большого диаметра с внутренней амортизацией на борт. Гусеницы имели закрепленные пальцы. Ведущие колеса со съемными зубчатыми венцами располагались сзади. Механизм натяжения гусениц гидравлический. Подвеска индивидуальная, гидропневматическая. Экипаж танка состоял из 4 человек. Механик-водитель осуществлял управление с помощью рукоятки мотоциклетного типа. Объект 770 был оборудован системой защиты от оружия массового поражения, автоматической противопожарной системой, термодымовой аппаратурой, ночными приборами и гирополукомпасом. Для внешней связи устанавливалась радиостанция Р-113, а для внутренней — переговорное устройство Р-120. Объект 770 был выполнен на высоком техническом уровне. Литые башня и корпус с ярко выраженным дифференцированным бронированием обеспечивали повышенную снарядостойкость. Машина имела хорошие маневренные качества и была легка в управлении. По мнению специалистов полигона, где проходили испытания, все три опытных тяжелых танка, объект 770 представлялся им наиболее перспективным. Опытный образец этой машины хранится в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Тактико-технические характеристики тяжелого танка объект 770

Свертывание работ над тяжелыми танками

22 июля 1960 года на полигоне Капустин Яр состоялся показ образцов военной техники руководству страны во главе с Н. С. Хрущевым. Вот как вспоминал об этом событии главный конструктор Уральского вагоностроительного завода Л. Н. Карцев, представлявший тогда свой ракетный танк ИТ-1:

«На следующее утро поехали на площадку, где была сосредоточена бронетанковая техника. Образцы стояли на отдельных бетонных площадках недалеко друг от друга. Справа от нас на соседней площадке стоял опытный образец тяжелого танка, вокруг которого прохаживался Ж. Я. Котин. После осмотра ИТ-1 Н. С. Хрущев направился к тяжелому танку ленинградского Кировского завода. Несмотря на попытки Котина протолкнуть на вооружение новый тяжелый танк, Хрущев принял решение прекратить производство серийного тяжелого танка Т-10 и запретил вообще проектировать тяжелые танки».

Надо сказать, что большой поклонник ракетной техники, Хрущев был противником танков вообще, считая их ненужными. В том же 1960 году в Москве, на конференции, посвященной перспективам развития бронетанковой техники с участием всех заинтересованных сторон — военных, конструкторов, ученых, представителей промышленности, Хрущев вновь подтвердил свое решение: как можно быстрее завершать серийное производство Т-10М, а разработку новых тяжелых танков прекратить. Мотивировалось это невозможностью обеспечить большой отрыв тяжелых танков по огневой мощи и защищенности в заданных пределах массы от средних танков.

Сильное влияние оказало и увлечение Хрущева ракетами: в соответствии с заданием правительства все танковые КБ страны проектировали в то время машины с ракетным вооружением (объекты 150, 287, 775 и др.). Считалось, что эти боевые машины способны полностью заменить пушечные танки. Если решение о прекращении серийного производства при всей его небесспорности можно считать хоть чем-то обоснованным, то прекращение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ стало серьезной военно-технической ошибкой, в определенной степени повлиявшей на дальнейшее развитие отечественного танкостроения. В конце 50-х годов были реализованы технические решения, которые оказались актуальными и для 90-х годов: 130-мм пушка с продувкой канала ствола сжатым воздухом, электромеханические и гидромеханические трансмиссии, литой корпус, гидропневматическая подвеска, единый блок двигателя и трансмиссии и другие.

Только спустя 10-15 лет после появления на тяжелых танках механизмов заряжания, прицелов-дальномеров, досылателей и т. д. они были внедрены на средних танках. Но решение было принято и тяжелые танки сошли со сцены, средние же, наращивая свои боевые характеристики, превратились в основные. Если же рассмотреть тактико-технические характеристики основных боевых танков 90-х годов, то можно сделать следующие выводы: боевая масса современных основных современных танков колеблется от 46 т у нашего Т-80У до 62 т у британского «Челленджера»; все машины вооружены гладкоствольными или нарезными («Челленджер») пушками калибра 120-125-мм; мощность силовой установки колеблется в пределах 1200-1500 л. с., а максимальная скорость — от 56 («Челленджер») до 71 («Леклерк») км/ч.

  • Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг».
  • М. В. Павлов, И. В. Павлов. Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг.;
  • Карпенко А. В. Тяжелые танки // Обозрение отечественной бронетанковой техники (1905-1995);
  • Rolf Hilmes: Kampfpanzer heute und morgen: Konzepte — Systeme — Technologien.
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector