0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рекорды отечественного подводного флота

Содержание

Рекорды отечественного подводного флота

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Минобороны России недавно одобрило контракт на разработку многоцелевой атомной подводной лодки пятого поколения, строительство субмарины начнется после 2020 года. Ранее Объединенная судостроительная корпорация объявила о начале работ по формированию облика многоцелевых атомных подлодок пятого поколения проекта «Хаски». Они придут на смену проекта 885 «Ясень». Динамика развития традиционна.

При этом отечественные субмарины не просто защищают национальные интересы на просторах Мирового океана, они десятилетиями приумножают славу России серией технологических рекордов, не превзойденных ни одной страной.

Первый ракетный подводный крейсер

Шестьдесят два года назад, в сентябре 1955-го, впервые в мире с борта советской подводной лодки Б-67 в Белом море стартовала баллистическая ракета Р-11ФМ, которая поразила мишени на полигоне. Ранее на Севмаше по проекту В611 «Волна» субмарина Б-67 была переоборудована и стала первым в мире носителем баллистических ракет.

На субмаринах проекта АВ611 две ракеты Р-11ФМ в походном положении размещались в вертикальных шахтах внутри прочного корпуса. Пуск ракет производился из надводного положения со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. В 1957 году на Северном флоте была сформирована первая в мире бригада подводных лодок стратегического назначения.

Самые быстрые

Многоцелевая атомная субмарина проекта 661 «Анчар» К-162 в декабре 1970 года достигла под водой скорости 44,7 узла, что соответствует 82,78 км/час — рекорд на десятилетия. Это первая в мире подводная лодка с титановым корпусом. Специально для нее создали особо мощные ядерные реакторы и противокорабельные ракеты «Аметист» с подводным стартом. Специалисты сравнивают ввод в строй ВМФ подводной лодки К-162 с запуском первого человека в космос. Для К-162 невыполнимых задач не существовало, субмарина могла догнать и уничтожить любой военный корабль.

Эстафету самых быстрых в конце 1970-х приняли уникальные серийные многоцелевые субмарины проекта 705 «Лира», которые отличались также малыми размерами и высокой степенью автоматизации. Подводная лодка приводилась в движение с помощью уникального ядерного реактора с жидкометаллическим теплоносителем и достигала скорости 41 узел. Не имела ракетного вооружения, но для борьбы с авианосными ударными группами противника субмарине хватало и торпед.

По мнению западных специалистов-подводников, избежать атаки «Лиры» было практически невозможно, а поразить ее было проблематично даже управляемыми торпедами. Благодаря сверхманевренности «Лира» легко уходила от выпущенных по ней торпед, обладала способностью на полном ходу выполнить разворот на 180 градусов за 42 секунды (тоже рекорд).

Атомные пионеры комплексной автоматизации

Наступала эра автоматизации управления ПЛА. Первая в мире скоростная атомная высокоавтоматизированная подводная лодка (противолодочной обороны) получила условное наименование «проект 705» (Alfa — по классификации НАТО). Субмарину разрабатывали с 1959 года. ВМФ получил семь лодок этого типа, включая усовершенствованный проект 705К.

Боевая информационно-управляющая система «Аккорд» позволила избавиться от излишних средств контроля и сосредоточить все приборы управления подводной лодкой в отсеке центрального командного поста. Основные операции производились экипажем дистанционно, автоматика защиты реактора и других жизненно важных систем субмарины не имела отказов при самых запредельных режимах эксплуатации.
До сегодняшнего дня подводные лодки проекта 705 не имеют аналогов в мире.

Самая глубоководная

Субмарина из титанового сплава проекта 685 (Mike — по классификации НАТО) могла погружаться на глубины более 1000 метров, где оказывалась недосягаемой для противолодочного оружия противника. Причем на большой глубине действовало торпедное вооружение (благодаря специальной конструкции шести носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов). Экипаж субмарины первым в мире отработал стрельбу торпедами на глубине 800 метров.

Глубина погружения — принципиальное свойство, за которое десятилетиями боролись отечественные и зарубежные кораблестроители. Здесь все решают прочность корпуса и защита систем вне прочного корпуса от огромного давления. Единственная подводная лодка проекта 685 была сверхпрочной и насыщенной современным вооружением. Уникальная боевая информационно-управляющая система (БИУС) «Омнибус-685» позволяла максимально упростить управление субмариной на любых глубинах.

Размер имеет значение

Северный флот в декабре 1981 года получил самый большой в мире подводный корабль — тяжелый атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-208 проекта 941 «Акула» (Typhoon — по классификации НАТО). Длина подводного исполина — 172 метра, ширина — более 23 метров, водоизмещение — 48 000 тонн. Для сравнения: американская «Огайо» имеет подводное водоизмещение 18 700 тонн.

Крейсер проекта 941 разработан под твердотопливную межконтинентальную баллистическую ракету РСМ-52, имеет на борту 20 таких ракет, и каждая несет 10 боевых блоков мощностью по 100 килотонн. В период холодной войны специалисты рассчитывали, что одного полного залпа Р-39 хватит, чтобы стереть западное побережье США.

Рекорды отечественного подводного флота

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Минобороны России недавно одобрило контракт на разработку многоцелевой атомной подводной лодки пятого поколения, строительство субмарины начнется после 2020 года. Ранее Объединенная судостроительная корпорация объявила о начале работ по формированию облика многоцелевых атомных подлодок пятого поколения проекта «Хаски». Они придут на смену проекта 885 «Ясень». Динамика развития традиционна.

При этом отечественные субмарины не просто защищают национальные интересы на просторах Мирового океана, они десятилетиями приумножают славу России серией технологических рекордов, не превзойденных ни одной страной.

Первый ракетный подводный крейсер

Шестьдесят два года назад, в сентябре 1955-го, впервые в мире с борта советской подводной лодки Б-67 в Белом море стартовала баллистическая ракета Р-11ФМ, которая поразила мишени на полигоне. Ранее на Севмаше по проекту В611 «Волна» субмарина Б-67 была переоборудована и стала первым в мире носителем баллистических ракет.

На субмаринах проекта АВ611 две ракеты Р-11ФМ в походном положении размещались в вертикальных шахтах внутри прочного корпуса. Пуск ракет производился из надводного положения со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. В 1957 году на Северном флоте была сформирована первая в мире бригада подводных лодок стратегического назначения.

Самые быстрые

Многоцелевая атомная субмарина проекта 661 «Анчар» К-162 в декабре 1970 года достигла под водой скорости 44,7 узла, что соответствует 82,78 км/час — рекорд на десятилетия. Это первая в мире подводная лодка с титановым корпусом. Специально для нее создали особо мощные ядерные реакторы и противокорабельные ракеты «Аметист» с подводным стартом. Специалисты сравнивают ввод в строй ВМФ подводной лодки К-162 с запуском первого человека в космос. Для К-162 невыполнимых задач не существовало, субмарина могла догнать и уничтожить любой военный корабль.

Эстафету самых быстрых в конце 1970-х приняли уникальные серийные многоцелевые субмарины проекта 705 «Лира», которые отличались также малыми размерами и высокой степенью автоматизации. Подводная лодка приводилась в движение с помощью уникального ядерного реактора с жидкометаллическим теплоносителем и достигала скорости 41 узел. Не имела ракетного вооружения, но для борьбы с авианосными ударными группами противника субмарине хватало и торпед.

По мнению западных специалистов-подводников, избежать атаки «Лиры» было практически невозможно, а поразить ее было проблематично даже управляемыми торпедами. Благодаря сверхманевренности «Лира» легко уходила от выпущенных по ней торпед, обладала способностью на полном ходу выполнить разворот на 180 градусов за 42 секунды (тоже рекорд).

Атомные пионеры комплексной автоматизации

Наступала эра автоматизации управления ПЛА. Первая в мире скоростная атомная высокоавтоматизированная подводная лодка (противолодочной обороны) получила условное наименование «проект 705» (Alfa — по классификации НАТО). Субмарину разрабатывали с 1959 года. ВМФ получил семь лодок этого типа, включая усовершенствованный проект 705К.

Боевая информационно-управляющая система «Аккорд» позволила избавиться от излишних средств контроля и сосредоточить все приборы управления подводной лодкой в отсеке центрального командного поста. Основные операции производились экипажем дистанционно, автоматика защиты реактора и других жизненно важных систем субмарины не имела отказов при самых запредельных режимах эксплуатации.
До сегодняшнего дня подводные лодки проекта 705 не имеют аналогов в мире.

Самая глубоководная

Субмарина из титанового сплава проекта 685 (Mike — по классификации НАТО) могла погружаться на глубины более 1000 метров, где оказывалась недосягаемой для противолодочного оружия противника. Причем на большой глубине действовало торпедное вооружение (благодаря специальной конструкции шести носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов). Экипаж субмарины первым в мире отработал стрельбу торпедами на глубине 800 метров.

Глубина погружения — принципиальное свойство, за которое десятилетиями боролись отечественные и зарубежные кораблестроители. Здесь все решают прочность корпуса и защита систем вне прочного корпуса от огромного давления. Единственная подводная лодка проекта 685 была сверхпрочной и насыщенной современным вооружением. Уникальная боевая информационно-управляющая система (БИУС) «Омнибус-685» позволяла максимально упростить управление субмариной на любых глубинах.

Размер имеет значение

Северный флот в декабре 1981 года получил самый большой в мире подводный корабль — тяжелый атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-208 проекта 941 «Акула» (Typhoon — по классификации НАТО). Длина подводного исполина — 172 метра, ширина — более 23 метров, водоизмещение — 48 000 тонн. Для сравнения: американская «Огайо» имеет подводное водоизмещение 18 700 тонн.

Крейсер проекта 941 разработан под твердотопливную межконтинентальную баллистическую ракету РСМ-52, имеет на борту 20 таких ракет, и каждая несет 10 боевых блоков мощностью по 100 килотонн. В период холодной войны специалисты рассчитывали, что одного полного залпа Р-39 хватит, чтобы стереть западное побережье США.

Погружающийся ракетный катер. Проект 1231 «Дельфин»

История военного кораблестроения подарила нам немало необычных проектов, которые не перестают удивлять нас спустя десятилетия. Интересные смелые задумки посещали умы многих конструкторов во всем мире. В этом плане советская кораблестроительная школа не была исключением. К необычным нереализованным проектам советского периода можно отнести погружающийся ракетный катер проекта 1231 «Дельфин», который представлял собой гибрид ракетного корабля и подводной лодки.

Рождение идеи ныряющего ракетоносца

Стоит отметить, что советские конструкторы были не первыми, кто предлагал проект, сочетающий в себе качества надводного и подводного корабля. Первые попытки создать такой корабль предпринимались еще в конце XIX века. Несмотря на достаточно большое количество проектов и идей, создать надводно-подводный корабль не удалось никому. Определенных успехов на этом поле экспериментов добились французы, которые еще до начала Второй мировой войны создали необычную подводную лодку – подводный крейсер «Сюркуф», который помимо характерного для субмарин торпедного вооружения нес на борту башню с двумя 203-мм орудиями. Лодка, введенная в строй в 1929 году, осталась единственной в своем роде, до самого конца Второй мировой войны удерживая рекорд по размеру и водоизмещению. Не отказались французы от идеи создания подобных кораблей и сегодня. Так, в 2010 году на выставке EURONAVALE-2010 был представлен проект боевого корабля будущего – ныряющего фрегата SMX-25, объединяющего в себе черты надводных боевых кораблей и подводных лодок.

В Советском Союзе идею создания подобного корабля подал лично Никита Сергеевич Хрущев. Осматривая базирующиеся в Балаклаве быстроходные катера (спроектированные инженерами ЦКБ-5 и ЦКБ-19) и находящиеся там же подлодки, генсек предложил объединить их качества в новом корабле. Мысль, высказанная Хрущевым, заключалась в том, чтобы обеспечить скрытность действий флота, особенно это важно было в условиях возможной атомной войны. Тогда же «погрузить» под воду решили один из существующих или перспективных ракетных катеров.

Высказанная первым лицом государства мысль была воспринята со всей серьезностью. К работам по созданию ныряющего ракетоносца привлекли специалистов ЦКБ-19. Главным конструктором будущего малого погружающегося ракетного корабля стал начальник бюро Игорь Костецкий. Реализовывать проект планировалось на Ленинградском Морском заводе, который являлся строительной и опытной базой ЦКБ-19. В дальнейшем после объединения ЦКБ-19 и ЦКБ-5 работы по проекту возглавил начальник ЦКБ-5 Евгений Юхин. Считается, что необычный проект 1231 «Дельфин» сыграл немаловажную роль в объединении двух советских конструкторских бюро, ставших в будущем Центральным морским конструкторским бюро «Алмаз», которое существует и сегодня.

Стоит отметить, что еще в довоенные годы в СССР существовал проект создания ныряющего катера. Считается, что первым советским конструктором, представившим такой проект, был Валериан Бжезинский, который в 1939 году работал в особом техническом бюро НКВД. Данное бюро работало в Ленинграде при заводе №196. Представленный проект погружающегося торпедного катера получил обозначение М-400 «Блоха». По замыслам разработчиков необычный корабль должен был развивать в надводном положении скорость хода 33 узла, а в подводном положении 11 узлов. Вооружить катер водоизмещением 35,3 тонны планировалось двумя 450-мм торпедными аппаратами. Строительство экспериментального корабля началось в Ленинграде в 1939 году на заводе имени А. Марти. К началу Второй мировой войны проект был завершен на 60 процентов, но в условиях блокады проект был заморожен, а после повреждения катера в результате артиллерийских обстрелов в 1942 году, полностью свернут. По замыслу разработчиков «Блохи», катер должен был сближаться с кораблями противника в подводном положении, а после торпедного залпа всплывать и выходить из боя уже в надводном положении.

Какие задачи должен был решать «Дельфин»

Главным преимуществом всех реализуемых в разные годы проектов погружаемых боевых кораблей являлась скрытность. Суда приближались к противнику в подводном положении, поэтому обнаружить их было достаточно трудно. При этом на борту планировалось размещать оружие, которое использовалось на обычных надводных кораблях. Все проекты сочетали в себе скрытность, а иногда и возможность подводного применения оружия, характерные для подводных лодок, с высокой огневой мощью и скоростью хода, как у надводных боевых кораблей.

Советский проект погружающегося малого ракетного катера «Дельфин» вписывался в данную концепцию. По замыслам разработчиков, катер проекта 1231 должен был специализироваться на нанесении внезапных ракетных ударов по боевым кораблям и транспортным судам вероятного противника. Использовать небольшие погружающиеся ракетные катера планировалось на подходах к военно-морским базам и крупным портам противника, в узких местах. Предполагалось, что корабли смогут решать задачи по отражению десантов на побережье, будут участвовать в обороне побережья и баз советского флота, осуществлять радиолокационный и гидроакустический дозор в местах базирования, действовать на морских коммуникациях противника, мешая транспортировке вооружений и грузов.

Создатели рассчитывали, что группа ракетных катеров будет заранее развернута в заданном районе, где сможет оставаться незамеченной противником, находясь длительное время в подводном положении. Сближаться с кораблями противника для атаки погружающиеся ракетные катера должны были также в подводном положении. Приблизившись к противнику, корабли всплывали и на большой скорости выходили к рубежу атаки. После пуска ракет катера вновь погружались под воду или, развив максимальную скорость хода, уходили от места боя в надводном положении. Высокая скорость и возможность погружаться под воду должны были сократить время нахождения корабля под огнем противника и защитить судно от ударов с воздуха.

Особенности конструкции катера проекта 1231 «Дельфин»

Практически с самого начала проектирования основной особенностью проекта стало движение на подводных крыльях, конструкторы остановились на такой схеме для обеспечения катеру высокой скорости хода. При этом в рамках работ рассматривались различные варианты комбинаций формы корпуса катера и подводных крыльев. Для испытаний строились модели, которые отправлялись в аэродинамическую трубу и опытный бассейн, проводились также испытания на озере. Всего было представлено три основных варианта формы корпуса и подводных крыльев: без подводных крыльев (водоизмещение до 600 тонн), с одним носовым подводным крылом (водоизмещение 440 тонн) и с двумя подводными крыльями (водоизмещение 450 тонн). При этом ширина корпуса катеров с крыльями составляла 9,12 метра, в варианте без крыльев – 8,46 метра. Основными отличиями представленных вариантов были скорость надводного хода, размеры и водоизмещение. Длина вариантов с подводными крыльями составляла чуть более 50 метров, без крыльев – 63 метра.

Читать еще:  Экспериментальный беспилотный ГЛА Boeing X-51A WaveRider (США)

В ходе работ конструкторы пришли к мысли, что наиболее подходящим для развития является проект малого ракетного катера, оснащенного одним носовым крылом. Данный проект выбрали даже несмотря на меньшую скорость хода. Максимальная скорость надводного хода 38 узлов против 42 узлов у варианта с двумя крыльям. Под водой корабль должен был развивать скорость хода в 4-5 узлов. В пользу данного проекта было то, что катер мог развить полную скорость хода без перегрузки главной силовой установки. При этом характеристики балансировки и управляемости катером в подводном положении были выше, чем у более скоростного варианта, оснащенного двумя подводными крыльями.

В процессе проектирования конструкторы остановились на модели с двумя отсеками, расположенными в прочном сварном корпусе. В носовом отсеке конструкторы поместили центральный пост корабля, посты акустика и радиста, помещение электроэнергетики, а также аккумуляторную яму. Именно из этого отсека командир управлял ракетным катером, отсюда осуществлялось управление силовой установкой, ракетным вооружением и радиотехническим оборудованием. Во втором прочном отсеке находились главные двигатели и электродвигатели, дизель-генератор и другое оборудование. В надстройке катера в отдельном прочном контейнере конструкторы расположили жилой отсек корабля, в котором имелось 6 спальных мест (на половину команды), камбуз, запасы провизии и пресной воды. В аварийной ситуации жилой отсек планировалось использовать для спасения личного состава катера из подводного положения. В случае повреждения жилого отсека можно было эвакуироваться и из центрального поста, но уже методом свободного всплытия на поверхность или поднимаясь по буйрепу. В надстройке катера находилась проницаемая ходовая рубка, в которой располагался второй пост управления главными двигателями корабля, используемыми в режиме надводного хода.

Основным вооружением катера проекта 1231 «Дельфин» должны были стать четыре крылатых ракеты П-25, максимальная дальность стрельбы которых достигала 40 километров. Ракеты размещались в одиночных ПУ контейнерного типа (герметичные), расположенных под постоянным наклоном к горизонту. Все пусковые установки располагались вне прочного корпуса катера и могли выдержать давление максимальной глубины погружения судна. Дополнительного вооружения, в том числе средств ПВО, на корабле не предусматривалось. Ставка делалась на внезапность нападения и быстроту выхода из боя.

В качестве силовой установки инженеры выбрали дизельный двигатель М507. Данный агрегат представлял собой спарку из освоенных советской промышленностью серийных двигателей М504. В качестве движителей на катере использовались широколопастные винты фиксированного шага. Конструктивной особенностью проекта была возможность продувки цистерн главного балласта выхлопными газами дизельных двигателей, такое решение обеспечивало быстрое всплытие погружающегося ракетного катера.

Согласно проектным расчетам все три варианта ракетных катеров могли погружаться на рабочую глубину – 70 метров, предельной была глубина – 112 метров. Под водой необычный корабль мог находиться непрерывно не более двух суток. Общая автономность катера не превышала пяти суток. Мореходность не превышала 3-4 баллов. Для вариантов с подводными крыльями дальность хода составляла 700 морских миль, в подводном положении – не более 25 миль. Экипаж катера состоял из 12 человек.

Судьба «Дельфина»

Как отмечали позднее специалисты, ключевым моментом в проектировании любого боевого корабля является планируемая тактика его боевого применения. В то же время в отношении погружающегося малого ракетного катера подобная тактика применения не была всесторонне проработана и изучена, особенно с учетом возможного противодействия со стороны вероятного противника. Тактико-техническое задание на проектирование нового ракетного катера изначально не было в полной мере обоснованным. Полученные в процессе проектирования уникального корабля технические характеристики, состав и возможности устанавливаемого ракетного вооружения позволили военным и конструкторам лучше оценить варианты боевого использования судна. Стало очевидно, что в реальных боевых условиях потери «Дельфинов» будет не ниже потерь обычных надводных малых ракетных катеров советского ВМФ. При этом стоимость постройки кораблей проекта 1231 очевидно была бы выше стоимости постройки традиционных судов, а военно-экономический эффект от использования погружающихся ракетных катеров посчитали сомнительным.

Проектирование малого погружающегося ракетного катера велось в СССР с января 1959 года по конец 1964 года. После ухода с поста генерального секретаря Никиты Хрущева работы были остановлены. При этом остановка работ по проекту 1231 носила не столько политический, сколько сугубо практический контекст. Несмотря на всю самоотверженность советских конструкторов и рассмотрение различных концепций, работы вряд ли могли закончиться успешно. Создание подобных кораблей связано с неразрешимыми техническими проблемами, которые возникают в силу абсолютно разных требований к подлодкам и надводным кораблям. Ранее ни один из проектов (советский «Дельфин» не стал исключением) не был доведен до логического завершения или, как французская лодка «Сюркуф», не был успешным, во всем уступая специализированным кораблям.

Рекорды отечественного подводного флота

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Минобороны России недавно одобрило контракт на разработку многоцелевой атомной подводной лодки пятого поколения, строительство субмарины начнется после 2020 года. Ранее Объединенная судостроительная корпорация объявила о начале работ по формированию облика многоцелевых атомных подлодок пятого поколения проекта «Хаски». Они придут на смену проекта 885 «Ясень». Динамика развития традиционна.

При этом отечественные субмарины не просто защищают национальные интересы на просторах Мирового океана, они десятилетиями приумножают славу России серией технологических рекордов, не превзойденных ни одной страной.

Первый ракетный подводный крейсер

Шестьдесят два года назад, в сентябре 1955-го, впервые в мире с борта советской подводной лодки Б-67 в Белом море стартовала баллистическая ракета Р-11ФМ, которая поразила мишени на полигоне. Ранее на Севмаше по проекту В611 «Волна» субмарина Б-67 была переоборудована и стала первым в мире носителем баллистических ракет.

На субмаринах проекта АВ611 две ракеты Р-11ФМ в походном положении размещались в вертикальных шахтах внутри прочного корпуса. Пуск ракет производился из надводного положения со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. В 1957 году на Северном флоте была сформирована первая в мире бригада подводных лодок стратегического назначения.

Самые быстрые

Многоцелевая атомная субмарина проекта 661 «Анчар» К-162 в декабре 1970 года достигла под водой скорости 44,7 узла, что соответствует 82,78 км/час — рекорд на десятилетия. Это первая в мире подводная лодка с титановым корпусом. Специально для нее создали особо мощные ядерные реакторы и противокорабельные ракеты «Аметист» с подводным стартом. Специалисты сравнивают ввод в строй ВМФ подводной лодки К-162 с запуском первого человека в космос. Для К-162 невыполнимых задач не существовало, субмарина могла догнать и уничтожить любой военный корабль.

Эстафету самых быстрых в конце 1970-х приняли уникальные серийные многоцелевые субмарины проекта 705 «Лира», которые отличались также малыми размерами и высокой степенью автоматизации. Подводная лодка приводилась в движение с помощью уникального ядерного реактора с жидкометаллическим теплоносителем и достигала скорости 41 узел. Не имела ракетного вооружения, но для борьбы с авианосными ударными группами противника субмарине хватало и торпед.

По мнению западных специалистов-подводников, избежать атаки «Лиры» было практически невозможно, а поразить ее было проблематично даже управляемыми торпедами. Благодаря сверхманевренности «Лира» легко уходила от выпущенных по ней торпед, обладала способностью на полном ходу выполнить разворот на 180 градусов за 42 секунды (тоже рекорд).

Атомные пионеры комплексной автоматизации

Наступала эра автоматизации управления ПЛА. Первая в мире скоростная атомная высокоавтоматизированная подводная лодка (противолодочной обороны) получила условное наименование «проект 705» (Alfa — по классификации НАТО). Субмарину разрабатывали с 1959 года. ВМФ получил семь лодок этого типа, включая усовершенствованный проект 705К.

Боевая информационно-управляющая система «Аккорд» позволила избавиться от излишних средств контроля и сосредоточить все приборы управления подводной лодкой в отсеке центрального командного поста. Основные операции производились экипажем дистанционно, автоматика защиты реактора и других жизненно важных систем субмарины не имела отказов при самых запредельных режимах эксплуатации.
До сегодняшнего дня подводные лодки проекта 705 не имеют аналогов в мире.

Самая глубоководная

Субмарина из титанового сплава проекта 685 (Mike — по классификации НАТО) могла погружаться на глубины более 1000 метров, где оказывалась недосягаемой для противолодочного оружия противника. Причем на большой глубине действовало торпедное вооружение (благодаря специальной конструкции шести носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов). Экипаж субмарины первым в мире отработал стрельбу торпедами на глубине 800 метров.

Глубина погружения — принципиальное свойство, за которое десятилетиями боролись отечественные и зарубежные кораблестроители. Здесь все решают прочность корпуса и защита систем вне прочного корпуса от огромного давления. Единственная подводная лодка проекта 685 была сверхпрочной и насыщенной современным вооружением. Уникальная боевая информационно-управляющая система (БИУС) «Омнибус-685» позволяла максимально упростить управление субмариной на любых глубинах.

Размер имеет значение

Северный флот в декабре 1981 года получил самый большой в мире подводный корабль — тяжелый атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-208 проекта 941 «Акула» (Typhoon — по классификации НАТО). Длина подводного исполина — 172 метра, ширина — более 23 метров, водоизмещение — 48 000 тонн. Для сравнения: американская «Огайо» имеет подводное водоизмещение 18 700 тонн.

Крейсер проекта 941 разработан под твердотопливную межконтинентальную баллистическую ракету РСМ-52, имеет на борту 20 таких ракет, и каждая несет 10 боевых блоков мощностью по 100 килотонн. В период холодной войны специалисты рассчитывали, что одного полного залпа Р-39 хватит, чтобы стереть западное побережье США.

Погружающийся ракетный катер. Проект 1231 «Дельфин»

История военного кораблестроения подарила нам немало необычных проектов, которые не перестают удивлять нас спустя десятилетия. Интересные смелые задумки посещали умы многих конструкторов во всем мире. В этом плане советская кораблестроительная школа не была исключением. К необычным нереализованным проектам советского периода можно отнести погружающийся ракетный катер проекта 1231 «Дельфин», который представлял собой гибрид ракетного корабля и подводной лодки.

Рождение идеи ныряющего ракетоносца

Стоит отметить, что советские конструкторы были не первыми, кто предлагал проект, сочетающий в себе качества надводного и подводного корабля. Первые попытки создать такой корабль предпринимались еще в конце XIX века. Несмотря на достаточно большое количество проектов и идей, создать надводно-подводный корабль не удалось никому. Определенных успехов на этом поле экспериментов добились французы, которые еще до начала Второй мировой войны создали необычную подводную лодку – подводный крейсер «Сюркуф», который помимо характерного для субмарин торпедного вооружения нес на борту башню с двумя 203-мм орудиями. Лодка, введенная в строй в 1929 году, осталась единственной в своем роде, до самого конца Второй мировой войны удерживая рекорд по размеру и водоизмещению. Не отказались французы от идеи создания подобных кораблей и сегодня. Так, в 2010 году на выставке EURONAVALE-2010 был представлен проект боевого корабля будущего – ныряющего фрегата SMX-25, объединяющего в себе черты надводных боевых кораблей и подводных лодок.

В Советском Союзе идею создания подобного корабля подал лично Никита Сергеевич Хрущев. Осматривая базирующиеся в Балаклаве быстроходные катера (спроектированные инженерами ЦКБ-5 и ЦКБ-19) и находящиеся там же подлодки, генсек предложил объединить их качества в новом корабле. Мысль, высказанная Хрущевым, заключалась в том, чтобы обеспечить скрытность действий флота, особенно это важно было в условиях возможной атомной войны. Тогда же «погрузить» под воду решили один из существующих или перспективных ракетных катеров.

Высказанная первым лицом государства мысль была воспринята со всей серьезностью. К работам по созданию ныряющего ракетоносца привлекли специалистов ЦКБ-19. Главным конструктором будущего малого погружающегося ракетного корабля стал начальник бюро Игорь Костецкий. Реализовывать проект планировалось на Ленинградском Морском заводе, который являлся строительной и опытной базой ЦКБ-19. В дальнейшем после объединения ЦКБ-19 и ЦКБ-5 работы по проекту возглавил начальник ЦКБ-5 Евгений Юхин. Считается, что необычный проект 1231 «Дельфин» сыграл немаловажную роль в объединении двух советских конструкторских бюро, ставших в будущем Центральным морским конструкторским бюро «Алмаз», которое существует и сегодня.

Стоит отметить, что еще в довоенные годы в СССР существовал проект создания ныряющего катера. Считается, что первым советским конструктором, представившим такой проект, был Валериан Бжезинский, который в 1939 году работал в особом техническом бюро НКВД. Данное бюро работало в Ленинграде при заводе №196. Представленный проект погружающегося торпедного катера получил обозначение М-400 «Блоха». По замыслам разработчиков необычный корабль должен был развивать в надводном положении скорость хода 33 узла, а в подводном положении 11 узлов. Вооружить катер водоизмещением 35,3 тонны планировалось двумя 450-мм торпедными аппаратами. Строительство экспериментального корабля началось в Ленинграде в 1939 году на заводе имени А. Марти. К началу Второй мировой войны проект был завершен на 60 процентов, но в условиях блокады проект был заморожен, а после повреждения катера в результате артиллерийских обстрелов в 1942 году, полностью свернут. По замыслу разработчиков «Блохи», катер должен был сближаться с кораблями противника в подводном положении, а после торпедного залпа всплывать и выходить из боя уже в надводном положении.

Какие задачи должен был решать «Дельфин»

Главным преимуществом всех реализуемых в разные годы проектов погружаемых боевых кораблей являлась скрытность. Суда приближались к противнику в подводном положении, поэтому обнаружить их было достаточно трудно. При этом на борту планировалось размещать оружие, которое использовалось на обычных надводных кораблях. Все проекты сочетали в себе скрытность, а иногда и возможность подводного применения оружия, характерные для подводных лодок, с высокой огневой мощью и скоростью хода, как у надводных боевых кораблей.

Советский проект погружающегося малого ракетного катера «Дельфин» вписывался в данную концепцию. По замыслам разработчиков, катер проекта 1231 должен был специализироваться на нанесении внезапных ракетных ударов по боевым кораблям и транспортным судам вероятного противника. Использовать небольшие погружающиеся ракетные катера планировалось на подходах к военно-морским базам и крупным портам противника, в узких местах. Предполагалось, что корабли смогут решать задачи по отражению десантов на побережье, будут участвовать в обороне побережья и баз советского флота, осуществлять радиолокационный и гидроакустический дозор в местах базирования, действовать на морских коммуникациях противника, мешая транспортировке вооружений и грузов.

Создатели рассчитывали, что группа ракетных катеров будет заранее развернута в заданном районе, где сможет оставаться незамеченной противником, находясь длительное время в подводном положении. Сближаться с кораблями противника для атаки погружающиеся ракетные катера должны были также в подводном положении. Приблизившись к противнику, корабли всплывали и на большой скорости выходили к рубежу атаки. После пуска ракет катера вновь погружались под воду или, развив максимальную скорость хода, уходили от места боя в надводном положении. Высокая скорость и возможность погружаться под воду должны были сократить время нахождения корабля под огнем противника и защитить судно от ударов с воздуха.

Особенности конструкции катера проекта 1231 «Дельфин»

Практически с самого начала проектирования основной особенностью проекта стало движение на подводных крыльях, конструкторы остановились на такой схеме для обеспечения катеру высокой скорости хода. При этом в рамках работ рассматривались различные варианты комбинаций формы корпуса катера и подводных крыльев. Для испытаний строились модели, которые отправлялись в аэродинамическую трубу и опытный бассейн, проводились также испытания на озере. Всего было представлено три основных варианта формы корпуса и подводных крыльев: без подводных крыльев (водоизмещение до 600 тонн), с одним носовым подводным крылом (водоизмещение 440 тонн) и с двумя подводными крыльями (водоизмещение 450 тонн). При этом ширина корпуса катеров с крыльями составляла 9,12 метра, в варианте без крыльев – 8,46 метра. Основными отличиями представленных вариантов были скорость надводного хода, размеры и водоизмещение. Длина вариантов с подводными крыльями составляла чуть более 50 метров, без крыльев – 63 метра.

В ходе работ конструкторы пришли к мысли, что наиболее подходящим для развития является проект малого ракетного катера, оснащенного одним носовым крылом. Данный проект выбрали даже несмотря на меньшую скорость хода. Максимальная скорость надводного хода 38 узлов против 42 узлов у варианта с двумя крыльям. Под водой корабль должен был развивать скорость хода в 4-5 узлов. В пользу данного проекта было то, что катер мог развить полную скорость хода без перегрузки главной силовой установки. При этом характеристики балансировки и управляемости катером в подводном положении были выше, чем у более скоростного варианта, оснащенного двумя подводными крыльями.

В процессе проектирования конструкторы остановились на модели с двумя отсеками, расположенными в прочном сварном корпусе. В носовом отсеке конструкторы поместили центральный пост корабля, посты акустика и радиста, помещение электроэнергетики, а также аккумуляторную яму. Именно из этого отсека командир управлял ракетным катером, отсюда осуществлялось управление силовой установкой, ракетным вооружением и радиотехническим оборудованием. Во втором прочном отсеке находились главные двигатели и электродвигатели, дизель-генератор и другое оборудование. В надстройке катера в отдельном прочном контейнере конструкторы расположили жилой отсек корабля, в котором имелось 6 спальных мест (на половину команды), камбуз, запасы провизии и пресной воды. В аварийной ситуации жилой отсек планировалось использовать для спасения личного состава катера из подводного положения. В случае повреждения жилого отсека можно было эвакуироваться и из центрального поста, но уже методом свободного всплытия на поверхность или поднимаясь по буйрепу. В надстройке катера находилась проницаемая ходовая рубка, в которой располагался второй пост управления главными двигателями корабля, используемыми в режиме надводного хода.

Читать еще:  Опытный автомат Калашникова 1946 г. АК-46 (СССР)

Основным вооружением катера проекта 1231 «Дельфин» должны были стать четыре крылатых ракеты П-25, максимальная дальность стрельбы которых достигала 40 километров. Ракеты размещались в одиночных ПУ контейнерного типа (герметичные), расположенных под постоянным наклоном к горизонту. Все пусковые установки располагались вне прочного корпуса катера и могли выдержать давление максимальной глубины погружения судна. Дополнительного вооружения, в том числе средств ПВО, на корабле не предусматривалось. Ставка делалась на внезапность нападения и быстроту выхода из боя.

В качестве силовой установки инженеры выбрали дизельный двигатель М507. Данный агрегат представлял собой спарку из освоенных советской промышленностью серийных двигателей М504. В качестве движителей на катере использовались широколопастные винты фиксированного шага. Конструктивной особенностью проекта была возможность продувки цистерн главного балласта выхлопными газами дизельных двигателей, такое решение обеспечивало быстрое всплытие погружающегося ракетного катера.

Согласно проектным расчетам все три варианта ракетных катеров могли погружаться на рабочую глубину – 70 метров, предельной была глубина – 112 метров. Под водой необычный корабль мог находиться непрерывно не более двух суток. Общая автономность катера не превышала пяти суток. Мореходность не превышала 3-4 баллов. Для вариантов с подводными крыльями дальность хода составляла 700 морских миль, в подводном положении – не более 25 миль. Экипаж катера состоял из 12 человек.

Судьба «Дельфина»

Как отмечали позднее специалисты, ключевым моментом в проектировании любого боевого корабля является планируемая тактика его боевого применения. В то же время в отношении погружающегося малого ракетного катера подобная тактика применения не была всесторонне проработана и изучена, особенно с учетом возможного противодействия со стороны вероятного противника. Тактико-техническое задание на проектирование нового ракетного катера изначально не было в полной мере обоснованным. Полученные в процессе проектирования уникального корабля технические характеристики, состав и возможности устанавливаемого ракетного вооружения позволили военным и конструкторам лучше оценить варианты боевого использования судна. Стало очевидно, что в реальных боевых условиях потери «Дельфинов» будет не ниже потерь обычных надводных малых ракетных катеров советского ВМФ. При этом стоимость постройки кораблей проекта 1231 очевидно была бы выше стоимости постройки традиционных судов, а военно-экономический эффект от использования погружающихся ракетных катеров посчитали сомнительным.

Проектирование малого погружающегося ракетного катера велось в СССР с января 1959 года по конец 1964 года. После ухода с поста генерального секретаря Никиты Хрущева работы были остановлены. При этом остановка работ по проекту 1231 носила не столько политический, сколько сугубо практический контекст. Несмотря на всю самоотверженность советских конструкторов и рассмотрение различных концепций, работы вряд ли могли закончиться успешно. Создание подобных кораблей связано с неразрешимыми техническими проблемами, которые возникают в силу абсолютно разных требований к подлодкам и надводным кораблям. Ранее ни один из проектов (советский «Дельфин» не стал исключением) не был доведен до логического завершения или, как французская лодка «Сюркуф», не был успешным, во всем уступая специализированным кораблям.

Рекорды отечественного подводного флота

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Минобороны России недавно одобрило контракт на разработку многоцелевой атомной подводной лодки пятого поколения, строительство субмарины начнется после 2020 года. Ранее Объединенная судостроительная корпорация объявила о начале работ по формированию облика многоцелевых атомных подлодок пятого поколения проекта «Хаски». Они придут на смену проекта 885 «Ясень». Динамика развития традиционна.

При этом отечественные субмарины не просто защищают национальные интересы на просторах Мирового океана, они десятилетиями приумножают славу России серией технологических рекордов, не превзойденных ни одной страной.

Первый ракетный подводный крейсер

Шестьдесят два года назад, в сентябре 1955-го, впервые в мире с борта советской подводной лодки Б-67 в Белом море стартовала баллистическая ракета Р-11ФМ, которая поразила мишени на полигоне. Ранее на Севмаше по проекту В611 «Волна» субмарина Б-67 была переоборудована и стала первым в мире носителем баллистических ракет.

На субмаринах проекта АВ611 две ракеты Р-11ФМ в походном положении размещались в вертикальных шахтах внутри прочного корпуса. Пуск ракет производился из надводного положения со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. В 1957 году на Северном флоте была сформирована первая в мире бригада подводных лодок стратегического назначения.

Самые быстрые

Многоцелевая атомная субмарина проекта 661 «Анчар» К-162 в декабре 1970 года достигла под водой скорости 44,7 узла, что соответствует 82,78 км/час — рекорд на десятилетия. Это первая в мире подводная лодка с титановым корпусом. Специально для нее создали особо мощные ядерные реакторы и противокорабельные ракеты «Аметист» с подводным стартом. Специалисты сравнивают ввод в строй ВМФ подводной лодки К-162 с запуском первого человека в космос. Для К-162 невыполнимых задач не существовало, субмарина могла догнать и уничтожить любой военный корабль.

Эстафету самых быстрых в конце 1970-х приняли уникальные серийные многоцелевые субмарины проекта 705 «Лира», которые отличались также малыми размерами и высокой степенью автоматизации. Подводная лодка приводилась в движение с помощью уникального ядерного реактора с жидкометаллическим теплоносителем и достигала скорости 41 узел. Не имела ракетного вооружения, но для борьбы с авианосными ударными группами противника субмарине хватало и торпед.

По мнению западных специалистов-подводников, избежать атаки «Лиры» было практически невозможно, а поразить ее было проблематично даже управляемыми торпедами. Благодаря сверхманевренности «Лира» легко уходила от выпущенных по ней торпед, обладала способностью на полном ходу выполнить разворот на 180 градусов за 42 секунды (тоже рекорд).

Атомные пионеры комплексной автоматизации

Наступала эра автоматизации управления ПЛА. Первая в мире скоростная атомная высокоавтоматизированная подводная лодка (противолодочной обороны) получила условное наименование «проект 705» (Alfa — по классификации НАТО). Субмарину разрабатывали с 1959 года. ВМФ получил семь лодок этого типа, включая усовершенствованный проект 705К.

Боевая информационно-управляющая система «Аккорд» позволила избавиться от излишних средств контроля и сосредоточить все приборы управления подводной лодкой в отсеке центрального командного поста. Основные операции производились экипажем дистанционно, автоматика защиты реактора и других жизненно важных систем субмарины не имела отказов при самых запредельных режимах эксплуатации.
До сегодняшнего дня подводные лодки проекта 705 не имеют аналогов в мире.

Самая глубоководная

Субмарина из титанового сплава проекта 685 (Mike — по классификации НАТО) могла погружаться на глубины более 1000 метров, где оказывалась недосягаемой для противолодочного оружия противника. Причем на большой глубине действовало торпедное вооружение (благодаря специальной конструкции шести носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов). Экипаж субмарины первым в мире отработал стрельбу торпедами на глубине 800 метров.

Глубина погружения — принципиальное свойство, за которое десятилетиями боролись отечественные и зарубежные кораблестроители. Здесь все решают прочность корпуса и защита систем вне прочного корпуса от огромного давления. Единственная подводная лодка проекта 685 была сверхпрочной и насыщенной современным вооружением. Уникальная боевая информационно-управляющая система (БИУС) «Омнибус-685» позволяла максимально упростить управление субмариной на любых глубинах.

Размер имеет значение

Северный флот в декабре 1981 года получил самый большой в мире подводный корабль — тяжелый атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-208 проекта 941 «Акула» (Typhoon — по классификации НАТО). Длина подводного исполина — 172 метра, ширина — более 23 метров, водоизмещение — 48 000 тонн. Для сравнения: американская «Огайо» имеет подводное водоизмещение 18 700 тонн.

Крейсер проекта 941 разработан под твердотопливную межконтинентальную баллистическую ракету РСМ-52, имеет на борту 20 таких ракет, и каждая несет 10 боевых блоков мощностью по 100 килотонн. В период холодной войны специалисты рассчитывали, что одного полного залпа Р-39 хватит, чтобы стереть западное побережье США.

Погружающийся ракетный катер. Проект 1231 «Дельфин»

История военного кораблестроения подарила нам немало необычных проектов, которые не перестают удивлять нас спустя десятилетия. Интересные смелые задумки посещали умы многих конструкторов во всем мире. В этом плане советская кораблестроительная школа не была исключением. К необычным нереализованным проектам советского периода можно отнести погружающийся ракетный катер проекта 1231 «Дельфин», который представлял собой гибрид ракетного корабля и подводной лодки.

Рождение идеи ныряющего ракетоносца

Стоит отметить, что советские конструкторы были не первыми, кто предлагал проект, сочетающий в себе качества надводного и подводного корабля. Первые попытки создать такой корабль предпринимались еще в конце XIX века. Несмотря на достаточно большое количество проектов и идей, создать надводно-подводный корабль не удалось никому. Определенных успехов на этом поле экспериментов добились французы, которые еще до начала Второй мировой войны создали необычную подводную лодку – подводный крейсер «Сюркуф», который помимо характерного для субмарин торпедного вооружения нес на борту башню с двумя 203-мм орудиями. Лодка, введенная в строй в 1929 году, осталась единственной в своем роде, до самого конца Второй мировой войны удерживая рекорд по размеру и водоизмещению. Не отказались французы от идеи создания подобных кораблей и сегодня. Так, в 2010 году на выставке EURONAVALE-2010 был представлен проект боевого корабля будущего – ныряющего фрегата SMX-25, объединяющего в себе черты надводных боевых кораблей и подводных лодок.

В Советском Союзе идею создания подобного корабля подал лично Никита Сергеевич Хрущев. Осматривая базирующиеся в Балаклаве быстроходные катера (спроектированные инженерами ЦКБ-5 и ЦКБ-19) и находящиеся там же подлодки, генсек предложил объединить их качества в новом корабле. Мысль, высказанная Хрущевым, заключалась в том, чтобы обеспечить скрытность действий флота, особенно это важно было в условиях возможной атомной войны. Тогда же «погрузить» под воду решили один из существующих или перспективных ракетных катеров.

Высказанная первым лицом государства мысль была воспринята со всей серьезностью. К работам по созданию ныряющего ракетоносца привлекли специалистов ЦКБ-19. Главным конструктором будущего малого погружающегося ракетного корабля стал начальник бюро Игорь Костецкий. Реализовывать проект планировалось на Ленинградском Морском заводе, который являлся строительной и опытной базой ЦКБ-19. В дальнейшем после объединения ЦКБ-19 и ЦКБ-5 работы по проекту возглавил начальник ЦКБ-5 Евгений Юхин. Считается, что необычный проект 1231 «Дельфин» сыграл немаловажную роль в объединении двух советских конструкторских бюро, ставших в будущем Центральным морским конструкторским бюро «Алмаз», которое существует и сегодня.

Стоит отметить, что еще в довоенные годы в СССР существовал проект создания ныряющего катера. Считается, что первым советским конструктором, представившим такой проект, был Валериан Бжезинский, который в 1939 году работал в особом техническом бюро НКВД. Данное бюро работало в Ленинграде при заводе №196. Представленный проект погружающегося торпедного катера получил обозначение М-400 «Блоха». По замыслам разработчиков необычный корабль должен был развивать в надводном положении скорость хода 33 узла, а в подводном положении 11 узлов. Вооружить катер водоизмещением 35,3 тонны планировалось двумя 450-мм торпедными аппаратами. Строительство экспериментального корабля началось в Ленинграде в 1939 году на заводе имени А. Марти. К началу Второй мировой войны проект был завершен на 60 процентов, но в условиях блокады проект был заморожен, а после повреждения катера в результате артиллерийских обстрелов в 1942 году, полностью свернут. По замыслу разработчиков «Блохи», катер должен был сближаться с кораблями противника в подводном положении, а после торпедного залпа всплывать и выходить из боя уже в надводном положении.

Какие задачи должен был решать «Дельфин»

Главным преимуществом всех реализуемых в разные годы проектов погружаемых боевых кораблей являлась скрытность. Суда приближались к противнику в подводном положении, поэтому обнаружить их было достаточно трудно. При этом на борту планировалось размещать оружие, которое использовалось на обычных надводных кораблях. Все проекты сочетали в себе скрытность, а иногда и возможность подводного применения оружия, характерные для подводных лодок, с высокой огневой мощью и скоростью хода, как у надводных боевых кораблей.

Советский проект погружающегося малого ракетного катера «Дельфин» вписывался в данную концепцию. По замыслам разработчиков, катер проекта 1231 должен был специализироваться на нанесении внезапных ракетных ударов по боевым кораблям и транспортным судам вероятного противника. Использовать небольшие погружающиеся ракетные катера планировалось на подходах к военно-морским базам и крупным портам противника, в узких местах. Предполагалось, что корабли смогут решать задачи по отражению десантов на побережье, будут участвовать в обороне побережья и баз советского флота, осуществлять радиолокационный и гидроакустический дозор в местах базирования, действовать на морских коммуникациях противника, мешая транспортировке вооружений и грузов.

Создатели рассчитывали, что группа ракетных катеров будет заранее развернута в заданном районе, где сможет оставаться незамеченной противником, находясь длительное время в подводном положении. Сближаться с кораблями противника для атаки погружающиеся ракетные катера должны были также в подводном положении. Приблизившись к противнику, корабли всплывали и на большой скорости выходили к рубежу атаки. После пуска ракет катера вновь погружались под воду или, развив максимальную скорость хода, уходили от места боя в надводном положении. Высокая скорость и возможность погружаться под воду должны были сократить время нахождения корабля под огнем противника и защитить судно от ударов с воздуха.

Особенности конструкции катера проекта 1231 «Дельфин»

Практически с самого начала проектирования основной особенностью проекта стало движение на подводных крыльях, конструкторы остановились на такой схеме для обеспечения катеру высокой скорости хода. При этом в рамках работ рассматривались различные варианты комбинаций формы корпуса катера и подводных крыльев. Для испытаний строились модели, которые отправлялись в аэродинамическую трубу и опытный бассейн, проводились также испытания на озере. Всего было представлено три основных варианта формы корпуса и подводных крыльев: без подводных крыльев (водоизмещение до 600 тонн), с одним носовым подводным крылом (водоизмещение 440 тонн) и с двумя подводными крыльями (водоизмещение 450 тонн). При этом ширина корпуса катеров с крыльями составляла 9,12 метра, в варианте без крыльев – 8,46 метра. Основными отличиями представленных вариантов были скорость надводного хода, размеры и водоизмещение. Длина вариантов с подводными крыльями составляла чуть более 50 метров, без крыльев – 63 метра.

В ходе работ конструкторы пришли к мысли, что наиболее подходящим для развития является проект малого ракетного катера, оснащенного одним носовым крылом. Данный проект выбрали даже несмотря на меньшую скорость хода. Максимальная скорость надводного хода 38 узлов против 42 узлов у варианта с двумя крыльям. Под водой корабль должен был развивать скорость хода в 4-5 узлов. В пользу данного проекта было то, что катер мог развить полную скорость хода без перегрузки главной силовой установки. При этом характеристики балансировки и управляемости катером в подводном положении были выше, чем у более скоростного варианта, оснащенного двумя подводными крыльями.

В процессе проектирования конструкторы остановились на модели с двумя отсеками, расположенными в прочном сварном корпусе. В носовом отсеке конструкторы поместили центральный пост корабля, посты акустика и радиста, помещение электроэнергетики, а также аккумуляторную яму. Именно из этого отсека командир управлял ракетным катером, отсюда осуществлялось управление силовой установкой, ракетным вооружением и радиотехническим оборудованием. Во втором прочном отсеке находились главные двигатели и электродвигатели, дизель-генератор и другое оборудование. В надстройке катера в отдельном прочном контейнере конструкторы расположили жилой отсек корабля, в котором имелось 6 спальных мест (на половину команды), камбуз, запасы провизии и пресной воды. В аварийной ситуации жилой отсек планировалось использовать для спасения личного состава катера из подводного положения. В случае повреждения жилого отсека можно было эвакуироваться и из центрального поста, но уже методом свободного всплытия на поверхность или поднимаясь по буйрепу. В надстройке катера находилась проницаемая ходовая рубка, в которой располагался второй пост управления главными двигателями корабля, используемыми в режиме надводного хода.

Основным вооружением катера проекта 1231 «Дельфин» должны были стать четыре крылатых ракеты П-25, максимальная дальность стрельбы которых достигала 40 километров. Ракеты размещались в одиночных ПУ контейнерного типа (герметичные), расположенных под постоянным наклоном к горизонту. Все пусковые установки располагались вне прочного корпуса катера и могли выдержать давление максимальной глубины погружения судна. Дополнительного вооружения, в том числе средств ПВО, на корабле не предусматривалось. Ставка делалась на внезапность нападения и быстроту выхода из боя.

В качестве силовой установки инженеры выбрали дизельный двигатель М507. Данный агрегат представлял собой спарку из освоенных советской промышленностью серийных двигателей М504. В качестве движителей на катере использовались широколопастные винты фиксированного шага. Конструктивной особенностью проекта была возможность продувки цистерн главного балласта выхлопными газами дизельных двигателей, такое решение обеспечивало быстрое всплытие погружающегося ракетного катера.

Согласно проектным расчетам все три варианта ракетных катеров могли погружаться на рабочую глубину – 70 метров, предельной была глубина – 112 метров. Под водой необычный корабль мог находиться непрерывно не более двух суток. Общая автономность катера не превышала пяти суток. Мореходность не превышала 3-4 баллов. Для вариантов с подводными крыльями дальность хода составляла 700 морских миль, в подводном положении – не более 25 миль. Экипаж катера состоял из 12 человек.

Судьба «Дельфина»

Как отмечали позднее специалисты, ключевым моментом в проектировании любого боевого корабля является планируемая тактика его боевого применения. В то же время в отношении погружающегося малого ракетного катера подобная тактика применения не была всесторонне проработана и изучена, особенно с учетом возможного противодействия со стороны вероятного противника. Тактико-техническое задание на проектирование нового ракетного катера изначально не было в полной мере обоснованным. Полученные в процессе проектирования уникального корабля технические характеристики, состав и возможности устанавливаемого ракетного вооружения позволили военным и конструкторам лучше оценить варианты боевого использования судна. Стало очевидно, что в реальных боевых условиях потери «Дельфинов» будет не ниже потерь обычных надводных малых ракетных катеров советского ВМФ. При этом стоимость постройки кораблей проекта 1231 очевидно была бы выше стоимости постройки традиционных судов, а военно-экономический эффект от использования погружающихся ракетных катеров посчитали сомнительным.

Читать еще:  Экспериментальный самолёт Northrop X-4 «Bantam» (США)

Проектирование малого погружающегося ракетного катера велось в СССР с января 1959 года по конец 1964 года. После ухода с поста генерального секретаря Никиты Хрущева работы были остановлены. При этом остановка работ по проекту 1231 носила не столько политический, сколько сугубо практический контекст. Несмотря на всю самоотверженность советских конструкторов и рассмотрение различных концепций, работы вряд ли могли закончиться успешно. Создание подобных кораблей связано с неразрешимыми техническими проблемами, которые возникают в силу абсолютно разных требований к подлодкам и надводным кораблям. Ранее ни один из проектов (советский «Дельфин» не стал исключением) не был доведен до логического завершения или, как французская лодка «Сюркуф», не был успешным, во всем уступая специализированным кораблям.

Рекорды отечественного подводного флота

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Минобороны России недавно одобрило контракт на разработку многоцелевой атомной подводной лодки пятого поколения, строительство субмарины начнется после 2020 года. Ранее Объединенная судостроительная корпорация объявила о начале работ по формированию облика многоцелевых атомных подлодок пятого поколения проекта «Хаски». Они придут на смену проекта 885 «Ясень». Динамика развития традиционна.

При этом отечественные субмарины не просто защищают национальные интересы на просторах Мирового океана, они десятилетиями приумножают славу России серией технологических рекордов, не превзойденных ни одной страной.

Первый ракетный подводный крейсер

Шестьдесят два года назад, в сентябре 1955-го, впервые в мире с борта советской подводной лодки Б-67 в Белом море стартовала баллистическая ракета Р-11ФМ, которая поразила мишени на полигоне. Ранее на Севмаше по проекту В611 «Волна» субмарина Б-67 была переоборудована и стала первым в мире носителем баллистических ракет.

На субмаринах проекта АВ611 две ракеты Р-11ФМ в походном положении размещались в вертикальных шахтах внутри прочного корпуса. Пуск ракет производился из надводного положения со стартового стола, поднятого на верхний срез шахты. В 1957 году на Северном флоте была сформирована первая в мире бригада подводных лодок стратегического назначения.

Самые быстрые

Многоцелевая атомная субмарина проекта 661 «Анчар» К-162 в декабре 1970 года достигла под водой скорости 44,7 узла, что соответствует 82,78 км/час — рекорд на десятилетия. Это первая в мире подводная лодка с титановым корпусом. Специально для нее создали особо мощные ядерные реакторы и противокорабельные ракеты «Аметист» с подводным стартом. Специалисты сравнивают ввод в строй ВМФ подводной лодки К-162 с запуском первого человека в космос. Для К-162 невыполнимых задач не существовало, субмарина могла догнать и уничтожить любой военный корабль.

Эстафету самых быстрых в конце 1970-х приняли уникальные серийные многоцелевые субмарины проекта 705 «Лира», которые отличались также малыми размерами и высокой степенью автоматизации. Подводная лодка приводилась в движение с помощью уникального ядерного реактора с жидкометаллическим теплоносителем и достигала скорости 41 узел. Не имела ракетного вооружения, но для борьбы с авианосными ударными группами противника субмарине хватало и торпед.

По мнению западных специалистов-подводников, избежать атаки «Лиры» было практически невозможно, а поразить ее было проблематично даже управляемыми торпедами. Благодаря сверхманевренности «Лира» легко уходила от выпущенных по ней торпед, обладала способностью на полном ходу выполнить разворот на 180 градусов за 42 секунды (тоже рекорд).

Атомные пионеры комплексной автоматизации

Наступала эра автоматизации управления ПЛА. Первая в мире скоростная атомная высокоавтоматизированная подводная лодка (противолодочной обороны) получила условное наименование «проект 705» (Alfa — по классификации НАТО). Субмарину разрабатывали с 1959 года. ВМФ получил семь лодок этого типа, включая усовершенствованный проект 705К.

Боевая информационно-управляющая система «Аккорд» позволила избавиться от излишних средств контроля и сосредоточить все приборы управления подводной лодкой в отсеке центрального командного поста. Основные операции производились экипажем дистанционно, автоматика защиты реактора и других жизненно важных систем субмарины не имела отказов при самых запредельных режимах эксплуатации.
До сегодняшнего дня подводные лодки проекта 705 не имеют аналогов в мире.

Самая глубоководная

Субмарина из титанового сплава проекта 685 (Mike — по классификации НАТО) могла погружаться на глубины более 1000 метров, где оказывалась недосягаемой для противолодочного оружия противника. Причем на большой глубине действовало торпедное вооружение (благодаря специальной конструкции шести носовых 533-миллиметровых торпедных аппаратов). Экипаж субмарины первым в мире отработал стрельбу торпедами на глубине 800 метров.

Глубина погружения — принципиальное свойство, за которое десятилетиями боролись отечественные и зарубежные кораблестроители. Здесь все решают прочность корпуса и защита систем вне прочного корпуса от огромного давления. Единственная подводная лодка проекта 685 была сверхпрочной и насыщенной современным вооружением. Уникальная боевая информационно-управляющая система (БИУС) «Омнибус-685» позволяла максимально упростить управление субмариной на любых глубинах.

Размер имеет значение

Северный флот в декабре 1981 года получил самый большой в мире подводный корабль — тяжелый атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-208 проекта 941 «Акула» (Typhoon — по классификации НАТО). Длина подводного исполина — 172 метра, ширина — более 23 метров, водоизмещение — 48 000 тонн. Для сравнения: американская «Огайо» имеет подводное водоизмещение 18 700 тонн.

Крейсер проекта 941 разработан под твердотопливную межконтинентальную баллистическую ракету РСМ-52, имеет на борту 20 таких ракет, и каждая несет 10 боевых блоков мощностью по 100 килотонн. В период холодной войны специалисты рассчитывали, что одного полного залпа Р-39 хватит, чтобы стереть западное побережье США.

Погружающийся ракетный катер. Проект 1231 «Дельфин»

История военного кораблестроения подарила нам немало необычных проектов, которые не перестают удивлять нас спустя десятилетия. Интересные смелые задумки посещали умы многих конструкторов во всем мире. В этом плане советская кораблестроительная школа не была исключением. К необычным нереализованным проектам советского периода можно отнести погружающийся ракетный катер проекта 1231 «Дельфин», который представлял собой гибрид ракетного корабля и подводной лодки.

Рождение идеи ныряющего ракетоносца

Стоит отметить, что советские конструкторы были не первыми, кто предлагал проект, сочетающий в себе качества надводного и подводного корабля. Первые попытки создать такой корабль предпринимались еще в конце XIX века. Несмотря на достаточно большое количество проектов и идей, создать надводно-подводный корабль не удалось никому. Определенных успехов на этом поле экспериментов добились французы, которые еще до начала Второй мировой войны создали необычную подводную лодку – подводный крейсер «Сюркуф», который помимо характерного для субмарин торпедного вооружения нес на борту башню с двумя 203-мм орудиями. Лодка, введенная в строй в 1929 году, осталась единственной в своем роде, до самого конца Второй мировой войны удерживая рекорд по размеру и водоизмещению. Не отказались французы от идеи создания подобных кораблей и сегодня. Так, в 2010 году на выставке EURONAVALE-2010 был представлен проект боевого корабля будущего – ныряющего фрегата SMX-25, объединяющего в себе черты надводных боевых кораблей и подводных лодок.

В Советском Союзе идею создания подобного корабля подал лично Никита Сергеевич Хрущев. Осматривая базирующиеся в Балаклаве быстроходные катера (спроектированные инженерами ЦКБ-5 и ЦКБ-19) и находящиеся там же подлодки, генсек предложил объединить их качества в новом корабле. Мысль, высказанная Хрущевым, заключалась в том, чтобы обеспечить скрытность действий флота, особенно это важно было в условиях возможной атомной войны. Тогда же «погрузить» под воду решили один из существующих или перспективных ракетных катеров.

Высказанная первым лицом государства мысль была воспринята со всей серьезностью. К работам по созданию ныряющего ракетоносца привлекли специалистов ЦКБ-19. Главным конструктором будущего малого погружающегося ракетного корабля стал начальник бюро Игорь Костецкий. Реализовывать проект планировалось на Ленинградском Морском заводе, который являлся строительной и опытной базой ЦКБ-19. В дальнейшем после объединения ЦКБ-19 и ЦКБ-5 работы по проекту возглавил начальник ЦКБ-5 Евгений Юхин. Считается, что необычный проект 1231 «Дельфин» сыграл немаловажную роль в объединении двух советских конструкторских бюро, ставших в будущем Центральным морским конструкторским бюро «Алмаз», которое существует и сегодня.

Стоит отметить, что еще в довоенные годы в СССР существовал проект создания ныряющего катера. Считается, что первым советским конструктором, представившим такой проект, был Валериан Бжезинский, который в 1939 году работал в особом техническом бюро НКВД. Данное бюро работало в Ленинграде при заводе №196. Представленный проект погружающегося торпедного катера получил обозначение М-400 «Блоха». По замыслам разработчиков необычный корабль должен был развивать в надводном положении скорость хода 33 узла, а в подводном положении 11 узлов. Вооружить катер водоизмещением 35,3 тонны планировалось двумя 450-мм торпедными аппаратами. Строительство экспериментального корабля началось в Ленинграде в 1939 году на заводе имени А. Марти. К началу Второй мировой войны проект был завершен на 60 процентов, но в условиях блокады проект был заморожен, а после повреждения катера в результате артиллерийских обстрелов в 1942 году, полностью свернут. По замыслу разработчиков «Блохи», катер должен был сближаться с кораблями противника в подводном положении, а после торпедного залпа всплывать и выходить из боя уже в надводном положении.

Какие задачи должен был решать «Дельфин»

Главным преимуществом всех реализуемых в разные годы проектов погружаемых боевых кораблей являлась скрытность. Суда приближались к противнику в подводном положении, поэтому обнаружить их было достаточно трудно. При этом на борту планировалось размещать оружие, которое использовалось на обычных надводных кораблях. Все проекты сочетали в себе скрытность, а иногда и возможность подводного применения оружия, характерные для подводных лодок, с высокой огневой мощью и скоростью хода, как у надводных боевых кораблей.

Советский проект погружающегося малого ракетного катера «Дельфин» вписывался в данную концепцию. По замыслам разработчиков, катер проекта 1231 должен был специализироваться на нанесении внезапных ракетных ударов по боевым кораблям и транспортным судам вероятного противника. Использовать небольшие погружающиеся ракетные катера планировалось на подходах к военно-морским базам и крупным портам противника, в узких местах. Предполагалось, что корабли смогут решать задачи по отражению десантов на побережье, будут участвовать в обороне побережья и баз советского флота, осуществлять радиолокационный и гидроакустический дозор в местах базирования, действовать на морских коммуникациях противника, мешая транспортировке вооружений и грузов.

Создатели рассчитывали, что группа ракетных катеров будет заранее развернута в заданном районе, где сможет оставаться незамеченной противником, находясь длительное время в подводном положении. Сближаться с кораблями противника для атаки погружающиеся ракетные катера должны были также в подводном положении. Приблизившись к противнику, корабли всплывали и на большой скорости выходили к рубежу атаки. После пуска ракет катера вновь погружались под воду или, развив максимальную скорость хода, уходили от места боя в надводном положении. Высокая скорость и возможность погружаться под воду должны были сократить время нахождения корабля под огнем противника и защитить судно от ударов с воздуха.

Особенности конструкции катера проекта 1231 «Дельфин»

Практически с самого начала проектирования основной особенностью проекта стало движение на подводных крыльях, конструкторы остановились на такой схеме для обеспечения катеру высокой скорости хода. При этом в рамках работ рассматривались различные варианты комбинаций формы корпуса катера и подводных крыльев. Для испытаний строились модели, которые отправлялись в аэродинамическую трубу и опытный бассейн, проводились также испытания на озере. Всего было представлено три основных варианта формы корпуса и подводных крыльев: без подводных крыльев (водоизмещение до 600 тонн), с одним носовым подводным крылом (водоизмещение 440 тонн) и с двумя подводными крыльями (водоизмещение 450 тонн). При этом ширина корпуса катеров с крыльями составляла 9,12 метра, в варианте без крыльев – 8,46 метра. Основными отличиями представленных вариантов были скорость надводного хода, размеры и водоизмещение. Длина вариантов с подводными крыльями составляла чуть более 50 метров, без крыльев – 63 метра.

В ходе работ конструкторы пришли к мысли, что наиболее подходящим для развития является проект малого ракетного катера, оснащенного одним носовым крылом. Данный проект выбрали даже несмотря на меньшую скорость хода. Максимальная скорость надводного хода 38 узлов против 42 узлов у варианта с двумя крыльям. Под водой корабль должен был развивать скорость хода в 4-5 узлов. В пользу данного проекта было то, что катер мог развить полную скорость хода без перегрузки главной силовой установки. При этом характеристики балансировки и управляемости катером в подводном положении были выше, чем у более скоростного варианта, оснащенного двумя подводными крыльями.

В процессе проектирования конструкторы остановились на модели с двумя отсеками, расположенными в прочном сварном корпусе. В носовом отсеке конструкторы поместили центральный пост корабля, посты акустика и радиста, помещение электроэнергетики, а также аккумуляторную яму. Именно из этого отсека командир управлял ракетным катером, отсюда осуществлялось управление силовой установкой, ракетным вооружением и радиотехническим оборудованием. Во втором прочном отсеке находились главные двигатели и электродвигатели, дизель-генератор и другое оборудование. В надстройке катера в отдельном прочном контейнере конструкторы расположили жилой отсек корабля, в котором имелось 6 спальных мест (на половину команды), камбуз, запасы провизии и пресной воды. В аварийной ситуации жилой отсек планировалось использовать для спасения личного состава катера из подводного положения. В случае повреждения жилого отсека можно было эвакуироваться и из центрального поста, но уже методом свободного всплытия на поверхность или поднимаясь по буйрепу. В надстройке катера находилась проницаемая ходовая рубка, в которой располагался второй пост управления главными двигателями корабля, используемыми в режиме надводного хода.

Основным вооружением катера проекта 1231 «Дельфин» должны были стать четыре крылатых ракеты П-25, максимальная дальность стрельбы которых достигала 40 километров. Ракеты размещались в одиночных ПУ контейнерного типа (герметичные), расположенных под постоянным наклоном к горизонту. Все пусковые установки располагались вне прочного корпуса катера и могли выдержать давление максимальной глубины погружения судна. Дополнительного вооружения, в том числе средств ПВО, на корабле не предусматривалось. Ставка делалась на внезапность нападения и быстроту выхода из боя.

В качестве силовой установки инженеры выбрали дизельный двигатель М507. Данный агрегат представлял собой спарку из освоенных советской промышленностью серийных двигателей М504. В качестве движителей на катере использовались широколопастные винты фиксированного шага. Конструктивной особенностью проекта была возможность продувки цистерн главного балласта выхлопными газами дизельных двигателей, такое решение обеспечивало быстрое всплытие погружающегося ракетного катера.

Согласно проектным расчетам все три варианта ракетных катеров могли погружаться на рабочую глубину – 70 метров, предельной была глубина – 112 метров. Под водой необычный корабль мог находиться непрерывно не более двух суток. Общая автономность катера не превышала пяти суток. Мореходность не превышала 3-4 баллов. Для вариантов с подводными крыльями дальность хода составляла 700 морских миль, в подводном положении – не более 25 миль. Экипаж катера состоял из 12 человек.

Судьба «Дельфина»

Как отмечали позднее специалисты, ключевым моментом в проектировании любого боевого корабля является планируемая тактика его боевого применения. В то же время в отношении погружающегося малого ракетного катера подобная тактика применения не была всесторонне проработана и изучена, особенно с учетом возможного противодействия со стороны вероятного противника. Тактико-техническое задание на проектирование нового ракетного катера изначально не было в полной мере обоснованным. Полученные в процессе проектирования уникального корабля технические характеристики, состав и возможности устанавливаемого ракетного вооружения позволили военным и конструкторам лучше оценить варианты боевого использования судна. Стало очевидно, что в реальных боевых условиях потери «Дельфинов» будет не ниже потерь обычных надводных малых ракетных катеров советского ВМФ. При этом стоимость постройки кораблей проекта 1231 очевидно была бы выше стоимости постройки традиционных судов, а военно-экономический эффект от использования погружающихся ракетных катеров посчитали сомнительным.

Проектирование малого погружающегося ракетного катера велось в СССР с января 1959 года по конец 1964 года. После ухода с поста генерального секретаря Никиты Хрущева работы были остановлены. При этом остановка работ по проекту 1231 носила не столько политический, сколько сугубо практический контекст. Несмотря на всю самоотверженность советских конструкторов и рассмотрение различных концепций, работы вряд ли могли закончиться успешно. Создание подобных кораблей связано с неразрешимыми техническими проблемами, которые возникают в силу абсолютно разных требований к подлодкам и надводным кораблям. Ранее ни один из проектов (советский «Дельфин» не стал исключением) не был доведен до логического завершения или, как французская лодка «Сюркуф», не был успешным, во всем уступая специализированным кораблям.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector