1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чуть раньше времени: четыре недооцененных стрелковых системы 20 века

Содержание

В ходе Второй мировой оружейники туманного Альбиона проявили себя не ахти. Самым известным образцом английской «стрелковки» того времени стал посредственный пистолет-пулемет STEN. По сути, это был чуть переработанный клон германского МР18/МР28 имени Гуго Шмайссера. За широкое применение в конструкции STEN металлических труб его иногда называют «мечтой водопроводчика».

Зато сразу после войны у британских конструкторов появился неплохой шанс реабилитироваться, ведь они одними из первых оценили преимущества т. н. промежуточного патрона — среднего по мощности между винтовочным и пистолетным. Оперативно созданная комиссия по выбору нового боеприпаса остановила выбор на патроне .280 British (7×43 мм). Он имел остроконечную пулю массой 9 граммов, которая разгонялась до скорости примерно 770 м/с; начальная энергия составляла 2680 Дж.

Британской разработкой заинтересовались Канада и Бельгия. Бельгийская компания FN Herstal даже адаптировала под .280 British новую перспективную винтовку, будущую FN FAL. А в самом Альбионе сконструировали автоматическую винтовку ЕМ2 и единый пулемет TADEN. Причем ЕМ2 для своего времени выглядела очень передовым образцом: она использовала компоновку булл-пап (магазин, патронник и УСМ находятся позади рукоятки управления огнем) и комплектовалась оптическим прицелом малой кратности. Автоматика оружия работала за счет отвода пороховых газов, применялась система с длинным ходом поршня, как у автомата Калашникова, запирание осуществлялось разведением двух боевых упоров в стороны, за вырезы в стенках ствольной коробки. Похожая схема была на советском ручном пулемете ДП-27.

Штурмовая винтовка EM-2

В 1951 году новый патрон под обозначением 7 mm Mk1Z, винтовка ЕМ2 и пулемет TADEN поступают на вооружение армии. Казалось бы, вот она, история успеха, Британия может претендовать на статус законодателя мод среди стрелковых систем, но… в дело вмешались Соединенные Штаты, возглавляющие Североатлантический альянс. «Ваш патрон слишком слабый! — заявили в Департаменте вооружений США. — Возьмите наш .308 Win (7,62×51 мм)». Англичане пытались вежливо отказаться, рассказывали заокеанским партнерам о новом классе оружия — бесполезно! Ответ Вашингтона был примерно таким: у нас демократия, но мы здесь главные, поэтому используйте все что хотите, но чтобы оно соответствовало нашему 7,62×51. В Лондоне чуть поспорили для приличия и приняли на снабжение американский патрон.

Тут выяснилось, что ЕМ2, возможно, и не так хороша, как казалось вначале. По крайней мере, приспособить ее под мощный .308 Win не удалось, хотя для бельгийской FN FAL это не стало проблемой. В итоге следующие 30 лет британские военные пользовались собственным клоном FN FAL в калибре 7,62. А британская стрелковая школа с тех пор не предложила чего-то достойного внимания.

Оружие для ненастоящего снайпера

Долгое время американская снайперская доктрина не уделяла самозарядным снайперским винтовкам особого внимания, однако локальные конфликты начала XXI века вынудили военных задуматься о принятии на вооружение чего-то более серьёзного, чем простая штурмовая винтовка с оптическим прицелом. На вооружение флота, морской пехоты и армии поступило целое семейство модификаций гражданской винтовки SR-25 производства «Найтс Армамент Компани».

Последний шанс Юджина Стонера

«Болтовки» — классические винтовки с ручной перезарядкой — всегда заметно превосходили аналогичные полуавтоматы по весовым показателям и надёжности, а главное — по точности стрельбы. «Настоящему» снайперу, именно в американской терминологии (Sniper), действующему зачастую в индивидуальном порядке, в отрыве от остальных подразделений, действительно было необходимо оружие, способное максимально воплотить принцип «один выстрел — один труп».

Что касается меткого стрелка «низового уровня», или «парня, который стреляет чуть лучше товарищей» (Marksman), действующего в составе отделения, то ему, как считалось, вполне достаточно выдать обычную штурмовую винтовку с оптикой, сошками и чуть более толстым стволом, а то и просто с оптикой. Это резко упрощает снабжение, да и патронами всегда можно «подкормиться» у боевых товарищей. В самом крайнем случае можно было достать со складов и стряхнуть пыль с M21 — снайперского варианта снятой с вооружения винтовки M14.

Такой «крайний случай» наступил в самом начале XXI века. Если в 1991 году во время «Бури в пустыне» наземная фаза была скоротечной, и в ходе масштабных общевойсковых действий решающую роль сыграли удары авиации, артиллерия и танки, то в 2001 году в Афганистане и в 2003 году в Ираке война очень быстро приняла характер партизанской. В ней роль индивидуального стрелкового вооружения была значительно выше. Кроме того, пустынная и горная местности позволяли вести перестрелку на достаточно больших дистанциях. В этих условиях на низовом уровне (пехотное отделение) быстро возникла потребность в оружии, способном на равных вести перестрелку с противником, использующим оружие под мощный винтовочный патрон — СВД, ПК и им подобными.

Американская армия довольно быстро реагирует на различные «болевые раздражители», и этот случай исключением не стал: в войска немедленно начали направлять вышеупомянутые M21. Разумеется, применение «старушки» времён Вьетнама могло быть лишь временной мерой. К тому же, оказалось, что часть из 40 000 M14, хранившихся на складах (в основном ВМФ США), уже «раздарена» союзникам, и прежде чем переделывать их в снайперские варианты, винтовки нужно получить назад. Для полноценного же решения проблемы армии требовалась новая снайперская самозарядная винтовка — и, как оказалось, такая уже была.

В начале 90-х годов прошлого века американская «Найтс Армамент Компани» (Knight’s Armament Company PDW) занялась разработкой новой самозарядной винтовки. Это была довольно амбициозная задача, но в компании имелись основания рассчитывать на успех — для конструирования винтовки был приглашён Юджин Моррисон Стонер, создатель знаменитой M16. С другой стороны, для Стонера это тоже был своего рода последний шанс. Созданная им ещё в 1955 году весьма удачная винтовка AR-10 под патрон 7,62×51 мм была давно отвергнута армией США и получила известность лишь как «предок» М16. Не смог повторить успех «чёрной винтовки» и его комплекс Stoner 63 — хотя, глядя на современное увлечение модульными системами стрелкового вооружения, можно сказать, что конструктор просто пришёл со своей идеей слишком рано.

В этот раз Стонер не стал рисковать, а обратился к своим же проверенным решениям, благо, за долгую карьеру конструктора у него их скопилось более чем достаточно. Новая винтовка SR-25 (Stoner Rifle model 25) под патрон 7,62×51 мм сочетала в себе элементы конструкции как AR-10, так и AR-15/М16. Работа автоматики обеспечивалась за счёт отвода пороховых газов для воздействия непосредственно на затворную раму. Изначально «снайперскую» направленность предполагал тяжёлый длинный ствол, не имеющий контакта с цевьем. Приклад, пистолетная рукоятка и много другое были унифицированы с хорошо знакомой публике М16. Даже 20-патронные магазины, изначально сделанные по типу магазинов для AR-10, были заменены на увеличенные аналоги магазинов М16. Высокое качество изготовления позволило фирме заявить о том, что их новая винтовка способна обеспечить кучность менее одной угловой минуты.

Сначала для флота, далее везде

Поскольку на момент разработки в армии господствовал культ снайперских винтовок с ручной перезарядкой, в «Найтс Армамент» рассчитывали скорее на гражданский и полицейский рынок, но новым оружием заинтересовались как раз военные, в частности — командование спецназа Флота США. При всех достоинствах «болтовых» снайперских винтовок в практике спецназовцев довольно часто возникали ситуации, когда для уверенного поражения цели требовался быстрый повторный выстрел.

Ещё в 1991 году подполковник Дэвид Лутц составил документ, в котором указывалось на желательность усиления вооружения снайперских команд. В тот момент Корпус морской пехоты в качестве основного оружия снайперской группы использовал винтовку M40A1 с ручной перезарядкой под патрон 7,62×51 мм, а вспомогательным оружием была M16A2 с оптическим прицелом. По мнению Лутца, оптимально было бы вооружить второго номера снайперской пары самозарядной винтовкой со съёмным глушителем под аналогичный патрон, способную эффективно решать снайперские задачи на ближних и средних (до 600 м) дистанциях.

Уже в мае 2000 года, ещё до теракта 11 сентября и нового витка «войны с терроризмом» по всему миру, «Найтс Армамент» получила от Флота США заказ на партию своих винтовок, доработанных с учётом пожеланий заказчика. Модификацию MK 11 Mod 0 отличали от базовой модели SR-25 более короткий ствол — 20 дюймов вместо 24, — а также быстросъёмный глушитель и ряд других дополнений. Помимо легендарных «морских котиков» (SEAL), новые винтовки вскоре начали получать и другие подразделения, в частности — Корпуса морской пехоты.

Наконец, на SR-25 обратила внимание и армия США. В 2005 году «Найтс Армамент» выиграла армейский конкурс на новую полуавтоматическую снайперскую винтовку. В мае –июне 2007 года первые XM110 прошли заключительный этап войсковых испытаний в Форт-Драм, а в апреле следующего года уже серийные М110 начали получать войска в Афганистане. По сравнению с более ранним вариантом MK 11 в конфигурацию винтовки был внесён ряд изменений, впрочем, не затрагивающих конструктивную основу последнего детища Стонера. Так, M110 получила новую модульную систему креплений URX вместо применявшейся ранее на винтовках MK 11 RAS, крепление прицела вместо двух отдельных колец стало моноблочным.

Можно было бы посмеяться, что спустя полвека американские военные наконец-то получили «всего лишь свою СВД», однако правильнее говорить скорее об осознанной на основе боевого опыта необходимости иметь полуавтоматическую снайперскую винтовку под «винтовочный», а не малоимпульсный патрон. Что касается боевых возможностей, то M110 скорее превосходит «обычную» СВД. Американская винтовка тяжелее, имеет сошки, «вывешенный» ствол, более удачное крепление прицела. Немалую роль играют также качественные характеристики оптического прицела и патронов.

Мнение «конечного потребителя»

Впрочем, не стоит полагать, что SR-25 совсем уж идеальная с точки зрения американских военных винтовка. Так, в 2011 году на сайте military.com появилась статья бывшего рейнджера и бойца специальных сил Джека Мерфи, где он указывал на недостатки M110. Прежде всего, у винтовки отсутствует досылатель (forward assist). На винтовках семейства эта деталь впервые появилась на XM16E1, призванная хоть как-то обеспечить функционирование оружия в случае отказа автоматики. На SR-25 досылатель вновь убрали — согласно Мерфи, патент на эту деталь принадлежал фирме «Кольт», и потребовались бы миллионы долларов на приобретение лицензии или разработку в обход патента аналогичного по функционалу узла «с нуля».

По мнению бывшего спецназовца, дать снайперам винтовку без досылателя было не самым верным решением. Случаи на войне бывают разные — иногда снайперу необходимо дослать патрон в ствол бесшумно, без производимого автоматикой лязга. Кроме того, досылатель позволяет лишний раз проконтролировать, что патрон правильно вошёл в патронник.

Ещё одной проблемой, на которую указал Мерфи, были прицелы к М110. Прицелы фирмы «Люпольд и Стивенс» (Leupold & Stevens, Inc.), с которыми ему довелось работать, не имели системы так называемого «зеро-стопа» (ZeroStop), в результате чего снайпер мог при внесении оперативных поправок потерять все настройки.

Ну и наконец Мерфи пишет о стволах, у которых уже после настрела примерно в 500 выстрелов кучность падала до 8 MOA (Minute of Angle — угловая минута). При этом для винтовок SR-25 на дистанции до 1000 метров считается нормой кучность менее одной угловой минуты! Это был уже куда более тревожный сигнал, указывающий на проблемы с качеством стволов у производителя.

Схожее мнение высказывал и знаменитый американский снайпер Крис Кайл. Хотя ему и понравилась универсальность MK 11 (под этим он понимал возможность использования её как для снайперских задач, так и в обычном бою вместо M4), но хватило и разочарований. В своих мемуарах и интервью Кайл упоминал «проблемы с надёжностью», в частности — двойная подача патронов. В конечном итоге «морской котик» перешёл на винтовки с ручной перезарядкой под патрон .300 Winchester Magnum.

Судя по всему, хватает и других, не выносимых на широкую публику, претензий. В итоге к настоящему времени и армия, и флот начали рассматривать вопрос замены имеющихся вариантов SR-25 на другие винтовки. Одним из возможных кандидатов считается «Хеклер и Кох» HK G28, однако из-за ряда специфических проблем, присущих США и связанных с вопросами финансирования и законодательства, вопрос о будущем самозарядных снайперских винтовок пока остаётся открытым.

Почему сверхперспективное оружие оказывалось невостребованным

AR-10 в фильме «Профессионал»

©Les Films Ariane

Есть системы оружия, котором не повезло: вроде бы и модель перспективная, и новаторские решения в ней есть, но почему-то все это остается невостребованным. Случается, что концепцию убивает один незначительный просчет, а бывает, что и просчета нет вовсе, просто изобретение пришлось чуть-чуть не ко времени. «Профиль» представляет четыре недооцененных стрелковых системы ХХ века.

Британская мечта

В ходе Второй мировой оружейники туманного Альбиона проявили себя не ахти. Самым известным образцом английской «стрелковки» того времени стал посредственный пистолет-пулемет STEN. По сути, это был чуть переработанный клон германского МР18/МР28 имени Гуго Шмайссера. За широкое применение в конструкции STEN металлических труб его иногда называют «мечтой водопроводчика».

Зато сразу после войны у британских конструкторов появился неплохой шанс реабилитироваться, ведь они одними из первых оценили преимущества т. н. промежуточного патрона – среднего по мощности между винтовочным и пистолетным. Оперативно созданная комиссия по выбору нового боеприпаса остановила выбор на патроне .280 British (7х43 мм). Он имел остроконечную пулю массой 9 граммов, которая разгонялась до скорости примерно 770 м/с; начальная энергия составляла 2680 Дж.

Британской разработкой заинтересовались Канада и Бельгия. Бельгийская компания FN Herstal даже адаптировала под .280 British новую перспективную винтовку, будущую FN FAL. А в самом Альбионе сконструировали автоматическую винтовку ЕМ2 и единый пулемет TADEN. Причем ЕМ2 для своего времени выглядела очень передовым образцом: она использовала компоновку булл-пап (магазин, патронник и УСМ находятся позади рукоятки управления огнем) и комплектовалась оптическим прицелом малой кратности. Автоматика оружия работала за счет отвода пороховых газов, применялась система с длинным ходом поршня, как у автомата Калашникова, запирание осуществлялось разведением двух боевых упоров в стороны, за вырезы в стенках ствольной коробки. Похожая схема была на советском ручном пулемете ДП-27.

Штурмовая винтовка EM-2

В 1951 году новый патрон под обозначением 7mm Mk1Z, винтовка ЕМ2 и пулемет TADEN поступают на вооружение армии. Казалось бы, вот она, история успеха, Британия может претендовать на статус законодателя мод среди стрелковых систем, но… в дело вмешались Соединенные Штаты, возглавляющие Североатлантический альянс. «Ваш патрон слишком слабый! – заявили в Департаменте вооружений США. – Возьмите наш .308 Win (7,62х51 мм)». Англичане пытались вежливо отказаться, рассказывали заокеанским партнерам о новом классе оружия – бесполезно! Ответ Вашингтона был примерно таким: у нас демократия, но мы здесь главные, поэтому используйте все что хотите, но чтобы оно соответствовало нашему 7,62х51. В Лондоне чуть поспорили для приличия и приняли на снабжение американский патрон.

Тут выяснилось, что ЕМ2, возможно, и не так хороша, как казалось вначале. По крайней мере, приспособить ее под мощный .308 Win не удалось, хотя для бельгийской FN FAL это не стало проблемой. В итоге следующие 30 лет британские военные пользовались собственным клоном FN FAL в калибре 7,62. А британская стрелковая школа с тех пор не предложила чего-то достойного внимания.

Читать еще:  Экспериментальные и опытные образцы оружия Ижевского механического завода

Партизанский пулемет

СССР на протяжении практически всей Великой Отечественной войны испытывал проблемы с пулеметами. Станковый максим был слишком тяжелым и не позволял быстро перемещать его по полю боя. Ручной ДП-27 не мог обеспечить долгий и плотный огонь. К тому же тех и других не хватало, а заметно нарастить производство ДП и максимов без заметного падения качества не представлялось возможным.

Зато Красная армия имела успешный опыт использования пистолетов-пулеметов ППШ и ППС. Они хорошо показывали себя в боях на дистанции до 200 метров, были очень просты и дешевы в производстве. Опыт войны говорил о том, что «значительная часть решающих фаз боя» происходит на дистанциях, не превышающих 300–400 метров. Для нанесения урона живой силе противника мощности пистолетного патрона достаточно, но хорошо бы разогнать его до скорости около 600 м/с (у ППШ – 500 м/с). То есть нужно что-то чуть помощнее, чем ППШ, и стреляющее несколько дальше, и способное вести более интенсивный огонь.

И вот в начале 1943 года сотрудники испытательного полигона инженер-капитаны Василий Лютый и Владимир Дейкин предложили концепт легкого пулемета под пистолетный патрон (позже к работе присоединился конструктор Николай Афанасьев). Он мог обслуживаться одним человеком, был маневренным, весьма компактным и легким, при необходимости позволял стрелять с рук. На практике замысел инженеров воплотился в систему ЛАД (Лютый, Афанасьев, Дейкин) в калибре 7,62х25 мм ТТ. Общая длина оружия составляла 956 мм (у АК-74 – 940 мм), масса – 7,63 кг, то есть на пару килограммов больше ППШ с диском на 71 патрон. Оружие вышло предельно простым и технологичным: использовалась автоматика со свободным затвором, максимально широко применялась штамповка из листовой стали. Питание осуществлялось от металлических лент на 150 и 300 патронов, уложенных в короб, который мог пристегиваться к пулемету для ведения огня на ходу. Примерно так через 20 лет американские спецназовцы во Вьетнаме будут «поливать» с рук из укороченных советских пулеметов РПД-44.

Легкий пулемет ЛАД

ЛАД предполагалось использовать в линейных частях, вооружать им десантников и снабжать партизан. Пулемет успешно прошел испытания, продемонстрировал высокую надежность, и, казалось, нет препятствий для постановки его на вооружение. Можно достаточно быстро развернуть производство, насытить войска столь необходимыми пулеметами.

Сегодня некоторые эксперты полагают даже, что конструкция Лютого, Афанасьева и Дейкина могла бы занять достойное место в перечне оружия Победы. Но военные чиновники засомневались: патрон пистолетный, но оружие уступает настоящим ПП в маневренности; есть сошки и лента, при этом ЛАД проигрывает полноценным ручным пулеметам по эффективной дальности стрельбы… А самое главное, у немцев появились автоматические карабины (Mkb42 позже ставший StG44) под промежуточный патрон 7,92х33 Kurz. Военное руководство СССР решило: не нужно пулемета под пистолетный патрон, а надо срочно «догнать и перегнать» врага. Уже в пожарном порядке разработан отечественный патрон 7,62х39 образца 1943 года, затем силы всех КБ бросаются на проектирование стрелковых систем под него. Эта работа закончилась появлением карабина Симонова СКС, автомата Калашникова, пулемета ППД-44. Но произошло это уже после войны.

Многоликий Стоунер

Конструктора Юджина Стоунера мы знаем прежде всего как автора винтовки AR15/М16. Однако сам оружейник был не слишком доволен этим изобретением – почти сразу после принятия М16 на вооружение он занялся разработкой новой системы для армии США. Стоунер замыслил создать образец, который разом бы перекрывал большую часть потребностей военных. Несколько манипуляций ключом, и вот вам полноразмерная штурмовая винтовка (аналог М16), а вот компактный автоматический карабин или ручной пулемет с ленточным питанием, вот легкий станковый пулемет, пулемет для установки на бронетехнику. В общем, такой «Лего-милитари».

В теории подобное решение сулило хорошую экономию на логистике, обещало упростить обучение бойцов и т.д. Правда, в начале 60-х задача по созданию универсального оружия казалась практически нереализуемой, но г-н Стоунер с ней справился. Работая в военном подразделении компании Cadillac, он предложил сначала модульную систему Stoner 62 под патрон 7,62х51 НАТО, а затем ее модификацию под малоимпульсный патрон калибра 5,56 мм (Stoner 63). По сути, это был конструктор из 15 узлов, который по желанию оператора превращался в шесть разных видов оружия. Основой этого конструктора являлась ствольная коробка, к которой крепились стволы разной длины, рукоятки, приклады, варианты ударно-спусковых механизмов, приемник магазина, система лентопротяжки и т. д.

Легкий пулемет Stoner 63 во Вьетнаме, 1968 год

Navy National Archives

В 1963-м Cadillac передала несколько десятков образцов Stoner 63 для испытания Армии США. В 1967-м некоторое количество их оказалось во Вьетнаме. Тут выяснилось, что на практике трансформер не упрощает, а усложняет логистику. Ведь большинство солдат используют только одну конфигурацию оружия, но каждый получает полный комплект узлов, которые лежат мертвым грузом.

Подпортило репутацию Stoner и низкое качество исполнения – при настреле в несколько тысяч выстрелов отдельные узлы ломались, крепления разбалтывались. Наконец, вся конструкция была весьма требовательна к уходу. Военным это не понравилось, и в 1971 проект потихоньку свернули.

А в начале XXI века выяснилось, что модульность – это одно из наиболее перспективных направлений в «стрелковке». Только теперь речь идет о т. н. промышленной модульности, когда конфигурацию оружия определяет не конечный пользователь, а производитель.

Винтовка от авиаторов

Снова Юджин Стоунер, на этот раз с винтовкой AR10, которая, как считается, обогнала свое время на несколько десятилетий и несколько десятилетий оставалась практически невостребованной.

Все началось с того, что два успешных дельца от авиации решили заняться стрелковым оружием. Президент компании Fairchild Aircraft Ричард Боутелл и патентный консультант концерна Lockheed Martin Джордж Салливан совместными усилиями создали маленькую фирмочку Armalite. Новая компания была зарегистрирована как «дочка» Fairchild Aircraft, и ней трудилось около десяти человек, в том числе бывший морпех Юджин Стоунер. Задача перед сотрудниками ставилась очень амбициозная и столь же расплывчатая: создавать стрелковое оружие будущего с использованием самых передовых технологий и достижений авиапрома! В первую очередь речь шла о материалах, применяемых в авиастроении – легкие сплавы, полимеры и все такое.

В 1956 году Стоунер предложил прототип весьма необычной винтовки под названием AR10 (Armalite Rifle). Ее ствольная коробка была выполнена из алюминия, поэтому оружие получилось весьма легким. Приклад, рукоятка, цевье пластиковые, а не деревянные. Хорошая эргономика. Благодаря «линейной схеме» (приклад и ствол на одной линии), а также оригинальному газовому двигателю, когда пороховые газы из ствола поступали прямо в затворную раму, винтовка обеспечивала вполне комфортную стрельбу даже на мощных патронах .308 Win (7,62х51 мм). А еще она оказалась весьма точной.

Но боссы Armalite решили, что хай-тека много не бывает, и настояли на том, чтобы не только ствольная коробка, но и ствол был сделан из легкого сплава. Если точнее, то ствол представлял собой слоеный пирог из тонкого стального «лейнера» с нарезами, заключенного в алюминиевый кожух. В таком виде AR10 отправили участвовать в конкурсе на новую винтовку для армии США, где ее конкурентами стали американская же М14 и бельгийская FN FAL.

Дальше случилось то, что должно было случиться: алюминиевый чудо-ствол разорвало. «Ой», – сказали в Armalite и быстро заменили алюминий на сталь, но было поздно – иметь дело с оружием, которое взрывается при стрельбе, военные не хотели. Создатели AR10 пытались продавать ее за рубеж, снимали ее в кино – герой Бельмондо в фильме «Профессионал» отстреливается из AR10 от вооруженных туземцев в Африке. Но значимых успехов на рынке оружия не было, и к началу 70-х эта система практически перестала выпускаться.

А в 1990-х выяснилось, что армии очень даже нужны точные полуавтоматические винтовки. Тогда компания Knight’s Armament в сотрудничестве с Юджином Стоунером создала на базе AR10 и AR15 систему под названием SR25 (Stoner Rifle) и предложила ее военным. А те с удовольствием взяли.

Пулемет MG34/42

Немецкий пулемет MG34 был одним из первых легких единых пулеметов с ленточным боепитанием. Он был разработан Маузером для перевооружения Германии в 1930-х годах. В связи с действовавшими в то время ограничениями на размер немецкой армии, MG34 выпускали в небольших количествах, что давало заводам возможность наладить их производство без спешки. В результате пулемет, на создание каждого экземпляра которого уходило более 100 часов, работал точно как часы.

Некоторые особенности сделали MG34 по-настоящему революционным пулеметом. Среди них быстрая замена ствола в боевых условиях, легкое снаряжение патронных лент, воздушное охлаждение и скорострельность около 750 выстрелов в минуту. Питание MG34 осуществлялось лентами по 50 патронов, которые можно было соединять между собой, а также барабанными магазинами. Важнее всего было то, что пулемет получился довольно легким – он весил «всего» около 12 килограммов, в то время как масса его предшественника – около 20 кг (без станка, воды и ленты – прим. «РГ»).

Все эти особенности позволили создать оружие, ставшее одним из столпов немецкой армии того времени. В каждом отделении был один MG34, который мог использоваться как для ведения огня на подавление, так и для укрепления оборонительных позиций. Во время войны у Советского Союза, Великобритании и США не было ничего похожего на уровне отделений. Более поздняя версия пулемета, названная MG42, была практически идентична первоначальной, но изготавливалась из штампованных деталей для ускорения и удешевления производства в условиях военного времени.

Stoner 63: развитие. Модели 86 и 96

В 1971 году Юджин Стоунер основал компанию ARES Incorporated / ARES Inc. Его соучредителем стал Роберт Бихун (Robert Bihun). Компания по сей день разрабатывает, испытывает и производит стрелковое оружие, автоматические пушки, боевые модули, системы управления огнём, а также промышленное оборудование.

Стоит выделить производство стволов, которое на данный момент занимает несколько зданий, общей площадью 2,2 тыс. кв. м. ARES гордится токарным станком, который способен обрабатывать заготовки для стволов диаметром до 27” (68,58 см) и длиной до 244” (6,2 метра).

Из разработок компании автору запомнилось экспериментальное изделие ARES FMG: пистолет-пулемёт для скрытого ношения, который складывается пополам. Автор Францис Варин (Francis Warin) разработал его по причине того, что в начале 1980-х годов, в Южной Америке, участились случаи похищения высокопоставленных лиц и руководителей крупных компаний. Принято считать, что автор задумал ПП ARES FMG в качестве «личного оружия для самообороны бизнесменов». Позже, подобное оружие было разработано в России (ПП-90) и в США (Magpul FMG-9).

Stoner 86 / ARES LMG

В 1986 году компания предложила рынку ручной пулемёт ARES LMG 1, который является развитием системы Стоунера образца 1963 года. Поэтому новую модификацию часто называют Stoner 86. Ствол, как и на предыдущей модели, выполнен быстросъёмным. Пулемёт комплектуется трубчатым фиксированным прикладом и складными сошками. Тип боепитания комбинированный: осуществляется либо лентой на 200 патронов (основной), либо магазинами на 30 патронов (запасной). Сложно сказать, подсмотрел ли Юджин Стоунер решение с комбинированным питанием у советского пулемёта РП-46 послевоенной разработки (ленточное + дисковое).

Для перехода с ленточного питания на магазинное нужно демонтировать узел с механизмом подачи ленты и заменить его на другой, с приёмником стандартных магазинов для М16. Магазин крепится сверху затворной коробки, как у пулемётов ZB-26 / «Брен». Для того, чтобы магазин не мешал при прицеливании, приёмник магазинов расположен не вертикально вверх, а смещён под небольшим углом влево.

Подобный тип боепитания был использован ещё на чехословацком пулемёте Vz. 52, который был разработан после Второй мировой, в начале 50-х годов. Позже комбинированный тип боепитания был применён и на FN Minimi.

В конце 70-х годов армия США и КМП объявили совместные требования к ручному пулемёту по программе Squad Automatic Weapon (SAW), «Автоматическое оружие отделения». К тому времени компания Colt уже разработала и испытывала пулемёт XM106. Это была модификация М16А2 с тяжёлым стволом, которая известна и как M16 HBAR. Однако военные отклонили её. Colt Machine Gun 2 (CMG-2) испытаний также не прошёл. Компания ARES тоже решила участвовать в программе SAW с пулемётом Stoner 86. Кроме указанных выше моделей, в конкурсе участвовали следующие модели:

Maremont XM233.
Ford Aerospace XM234.
Rodman XM235.
FN Minimi XM249.
HK XM262.

В результате испытаний победителем был выбран пулемёт FN Minimi XM249, за ним с небольшим отрывом следовал HK XM262.

Однако Stoner 86 / ARES LMG 1 не заинтересовал американских военных, и зарубежных контрактов тоже не было заключено. По непроверенным данным, Stoner 86 производился ограниченными партиями. Его единственными покупателями (и последующих модификаций) стали частные военные компании, которым пришлись по душе его исключительная точность, компактность и относительно небольшой вес.

Stoner 96 / Knights Armament LMG

В 1990-м году Юджин Стоунер покинул компанию ARES и начал сотрудничество с Knights Armament Company (KAC). Там он, помимо прочего, продолжил работу над совершенствованием лёгкого пулемёта собственной конструкции.

Ещё на рубеже 70 и 80 годов прошлого века компании Knights Armament удалось приобрести у разработчика права на производство комплекса Stoner 63. Покупатель получил от Cadillac Gage оригинальные чертежи и всё необходимое оборудование. Knights Armament удалось наладить производство M63A. Как минимум, есть подтверждение существования конфигурации «пулемёт с ленточным питанием».

​​На аукционе пулемёт продавался в следующей комплектации:

— запасной ствол в оригинальном чехле;
— складные сошки;
— патронные коробки на 100 патронов (2 шт.);
— комплект запчастей;
— руководство оператора (оригинал);
— звенья для рассыпной патронной ленты (8 пакетов).

После перехода Юджина Стоунера в компанию Knights Armament конструктор стал работать над развитием оружейных систем Stoner 63 и 86. Так, в 1996-м году был выпущен пулемёт KAC Stoner LMG, который называют и Stoner 96. В новой модели отказались от комбинированного боепитания: исключили магазинное и сохранили только ленточное. Также Stoner 96 получил укороченный ствол и в результате уменьшение массы. Теоретически благодаря укороченному стволу и меньшей массе с пулемётом легче управляться, особенно в ограниченном пространстве.

Есть данные, что FN Minimi (M249), который был принят на вооружение ВС США в 1982 году, продолжал страдать «детскими болезнями». А Stoner 96 был разработан именно для того, чтобы потеснить FN Minimi с рынка на фоне этих самых болезней.

KAC Stoner LMG долгое время находился в «стадии подготовки» и в процессе претерпел немало изменений. В производство он был запущен только в 2016 году. Его модификации в различном исполнении и комплектации заявлялись как на сайте производителя, так и на всевозможных выставках. Ниже привожу фото лишь некоторых из них.

Stoner Assault Machine Gun / KAC LAMG

LAMG (Light Assault Machine Gun) — лёгкий штурмовой пулемёт от компании Knights Armament. На сайте компании предлагается в качестве замены Stoner LMG и является очередной модернизацией Stoner 96. Альтернативное название — Stoner Assault Machine Gun.

Внешне детище Стоунера изменилось практически до неузнаваемости. Тут вам и штатный ПБС, и патронный короб необычной формы, и приклад, и даже цвет изделия. Правда, существует и версия традиционного, чёрного цвета.

Новая патронная коробка

Уже в ранней версии ленточного пулемёта (Stoner 63) конструктор предусмотрел решение, способное надёжно защитить от засорения открытый участок патронной ленты. Обратите внимание на фото ниже. Ian McCollum (Forgotten Weapons) готовит пулемёт Stoner 63 к стрельбе. Стрелкой обозначена «дверца», прикрывающая ленту от коробки до приёмника.

Читать еще:  Опытная противотанковая пушка С-40 (СССР)

И вот, тридцать с лишним лет спустя, продолжатели дела Юджина Стоунера, предложили разумный компромисс между эффективностью и количеством выполняемых операций.

Производитель разработал для пулемёта KAC LAMG версию патронной коробки для ленты на 150 патронов. Она отличается угловатыми формами и плоской нижней частью. Нижнюю плоскость коробки можно использовать в качестве опоры для пулемёта, не раскладывая при этом сошки. Тем самым стрелок экономит драгоценное время.

Из коробки новой модели лента проходит через жёсткий рукав, который назвали belt feed control lips (губы контроля подачи ленты). Разработчики постарались подвести «губы» патронной коробки как можно ближе к окну приёмника. На фото видно, что они немного выше уровня зацепа для крепления. Конструкторы посчитали, что чем меньший участок ленты будет оставаться открытым, тем меньше шансов на то, что лента будет подвержена влиянию внешних факторов. Например, не соберёт зарослей, не зацепится за окружающие предметы. Вдобавок такая конструкция должна обеспечить более плавную подачу ленты.

Новая крышка затворной коробки

На ленточном пулемёте Stoner 63, как и на германских MG-34/42, а также на советских РПД или ПКМ, крышка закрывает ствольную коробку от приклада до ствола. А уже в следующей модели (Stoner 86) и далее крышка затворной коробки отличается своей малой длиной. Она чуть длинней, чем сам приёмник.

А за крышкой, над остальной частью затворной коробки, установлена планка Picatinny. На ней уже установлен складной целик и есть возможность смонтировать любую совместимую оптику. На сайте производителя утверждается, что данное решение позволяет с бóльшим удобством использовать навесное оборудование. Вдобавок при замене ленты в ограниченном пространстве небольшая крышка также является плюсом. Согласитесь, в этом есть своя логика.

Производитель не уточняет, из каких материалов изготовлены те или иные детали пулемёта KAC LAMG. Судя по единственной картинке с официального сайта, можно предположить, что широко применялись полимеры. Однако издание Soldier Systems Daily (SSD) отмечает, что рельсовая система крепления на ствольной коробке (под коллиматор) выполнена из материала «оружейный алюминий». Возможно, речь идёт о сплавах 6061 или 7005.

Скорострельность KAC LAMG колеблется в пределах 575-625 выстрелов в минуту. Модель поддерживает быструю смену ствола и совместима с натовскими разъемными патронными лентами типа M27. Напомню, что лента типа M27 разрабатывалась в 60-е годы специально под пулемёты системы Стоунера.

1. Пламегаситель улучшенной конструкции для повышения маскировки стрелка. 2. Цевьё для вентиляции ствола, крепления обвеса, и более простой замены ствола. 3. Кнопка фиксатора ствола (Barrel Release) + защёлка крышки ствольной коробки (Lock-Up Mechanism). 4. Ствольная коробка с продолговатыми отверстиями для экономии веса, и креплениями для обвеса. 5. Рукоятка перезаряжания. Взводить оружие можно как с правой, так и с левой стороны.

6. Крепление для патронной коробки. Полностью совместимо с металлическими коробками на 200 патронов, брезентовыми сумками на 100 патронов, а также новинки: угловатой коробки на 150 патронов. 7. Комплект спусковых крючков (Trigger Pack). 8. Съёмный приклад. Возможна установка любого приклада, соответствующего оборонному стандарту MIL-STD (минобороны США).

Длина стандартного ствола равняется 15 дюймам (38,1 см), шаг нарезов (твист) — 1:7. Но для применения оружия в ограниченном пространстве предлагается более короткий и лёгкий ствол, а также ствол со встроенным ПБС, который обеспечивает оптимальный результат (докупается отдельно). ПБС выполнен съёмным (для обслуживания).

Ключевые отличия KAC LAMG

Среди ключевых качеств производитель отмечает:

1. Кованые курок и ствол. После ковки стволы подвергаются термообработке, а затем каналы стволов хромируют. Это позволяет стволу противостоять воздействию высоких температур при интенсивной стрельбе, сохраняя при этом точность, долговечность и надёжность.

2. Патентованную систему Quick Detach Coupler (QDC) — быстроразъёмную муфту для дульных насадок типа пламегаситель, компенсатор и ПБС. Благодаря ей дульная насадка не накручивается на ствол, а именно насаживается на ствол до щелчка. Все насадки и большинство стволов Knights Armament оснащены системой QDC.

3. Модульную систему M-LOK для крепления аксессуаров.

4. Систему снижения отдачи* (constant-recoil/spring run-out operation).

* Автор обратился к производителю с вопросом: как работает система снижения отдачи? Ответа не последовало и по сей день.

Судя по комментариям на англоязычных форумах, система снижения отдачи на Stoner LAMG чем-то похожа на ту, что применил Джеймс Салливан при разработке пулемёта Ultimax 100 (Сингапур). Тот самый конструктор, один из помощников Юджина Стоунера, которых он переманил из ArmaLite для разработки комплекса Stoner 63. Напомню, что господин Салливан (L. James Sullivan) принимал участие в разработке таких винтовок как M16, Ruger Mini-14, Ruger M77.

Продолжение следует…
Михаил Задунайский

Оружие для ненастоящего снайпера

Долгое время американская снайперская доктрина не уделяла самозарядным снайперским винтовкам особого внимания, однако локальные конфликты начала XXI века вынудили военных задуматься о принятии на вооружение чего-то более серьёзного, чем простая штурмовая винтовка с оптическим прицелом. На вооружение флота, морской пехоты и армии поступило целое семейство модификаций гражданской винтовки SR-25 производства «Найтс Армамент Компани».

Последний шанс Юджина Стонера

«Болтовки» — классические винтовки с ручной перезарядкой — всегда заметно превосходили аналогичные полуавтоматы по весовым показателям и надёжности, а главное — по точности стрельбы. «Настоящему» снайперу, именно в американской терминологии (Sniper), действующему зачастую в индивидуальном порядке, в отрыве от остальных подразделений, действительно было необходимо оружие, способное максимально воплотить принцип «один выстрел — один труп».

Что касается меткого стрелка «низового уровня», или «парня, который стреляет чуть лучше товарищей» (Marksman), действующего в составе отделения, то ему, как считалось, вполне достаточно выдать обычную штурмовую винтовку с оптикой, сошками и чуть более толстым стволом, а то и просто с оптикой. Это резко упрощает снабжение, да и патронами всегда можно «подкормиться» у боевых товарищей. В самом крайнем случае можно было достать со складов и стряхнуть пыль с M21 — снайперского варианта снятой с вооружения винтовки M14.

Такой «крайний случай» наступил в самом начале XXI века. Если в 1991 году во время «Бури в пустыне» наземная фаза была скоротечной, и в ходе масштабных общевойсковых действий решающую роль сыграли удары авиации, артиллерия и танки, то в 2001 году в Афганистане и в 2003 году в Ираке война очень быстро приняла характер партизанской. В ней роль индивидуального стрелкового вооружения была значительно выше. Кроме того, пустынная и горная местности позволяли вести перестрелку на достаточно больших дистанциях. В этих условиях на низовом уровне (пехотное отделение) быстро возникла потребность в оружии, способном на равных вести перестрелку с противником, использующим оружие под мощный винтовочный патрон — СВД, ПК и им подобными.

Американская армия довольно быстро реагирует на различные «болевые раздражители», и этот случай исключением не стал: в войска немедленно начали направлять вышеупомянутые M21. Разумеется, применение «старушки» времён Вьетнама могло быть лишь временной мерой. К тому же, оказалось, что часть из 40 000 M14, хранившихся на складах (в основном ВМФ США), уже «раздарена» союзникам, и прежде чем переделывать их в снайперские варианты, винтовки нужно получить назад. Для полноценного же решения проблемы армии требовалась новая снайперская самозарядная винтовка — и, как оказалось, такая уже была.

В начале 90-х годов прошлого века американская «Найтс Армамент Компани» (Knight’s Armament Company PDW) занялась разработкой новой самозарядной винтовки. Это была довольно амбициозная задача, но в компании имелись основания рассчитывать на успех — для конструирования винтовки был приглашён Юджин Моррисон Стонер, создатель знаменитой M16. С другой стороны, для Стонера это тоже был своего рода последний шанс. Созданная им ещё в 1955 году весьма удачная винтовка AR-10 под патрон 7,62×51 мм была давно отвергнута армией США и получила известность лишь как «предок» М16. Не смог повторить успех «чёрной винтовки» и его комплекс Stoner 63 — хотя, глядя на современное увлечение модульными системами стрелкового вооружения, можно сказать, что конструктор просто пришёл со своей идеей слишком рано.

В этот раз Стонер не стал рисковать, а обратился к своим же проверенным решениям, благо, за долгую карьеру конструктора у него их скопилось более чем достаточно. Новая винтовка SR-25 (Stoner Rifle model 25) под патрон 7,62×51 мм сочетала в себе элементы конструкции как AR-10, так и AR-15/М16. Работа автоматики обеспечивалась за счёт отвода пороховых газов для воздействия непосредственно на затворную раму. Изначально «снайперскую» направленность предполагал тяжёлый длинный ствол, не имеющий контакта с цевьем. Приклад, пистолетная рукоятка и много другое были унифицированы с хорошо знакомой публике М16. Даже 20-патронные магазины, изначально сделанные по типу магазинов для AR-10, были заменены на увеличенные аналоги магазинов М16. Высокое качество изготовления позволило фирме заявить о том, что их новая винтовка способна обеспечить кучность менее одной угловой минуты.

Сначала для флота, далее везде

Поскольку на момент разработки в армии господствовал культ снайперских винтовок с ручной перезарядкой, в «Найтс Армамент» рассчитывали скорее на гражданский и полицейский рынок, но новым оружием заинтересовались как раз военные, в частности — командование спецназа Флота США. При всех достоинствах «болтовых» снайперских винтовок в практике спецназовцев довольно часто возникали ситуации, когда для уверенного поражения цели требовался быстрый повторный выстрел.

Ещё в 1991 году подполковник Дэвид Лутц составил документ, в котором указывалось на желательность усиления вооружения снайперских команд. В тот момент Корпус морской пехоты в качестве основного оружия снайперской группы использовал винтовку M40A1 с ручной перезарядкой под патрон 7,62×51 мм, а вспомогательным оружием была M16A2 с оптическим прицелом. По мнению Лутца, оптимально было бы вооружить второго номера снайперской пары самозарядной винтовкой со съёмным глушителем под аналогичный патрон, способную эффективно решать снайперские задачи на ближних и средних (до 600 м) дистанциях.

Уже в мае 2000 года, ещё до теракта 11 сентября и нового витка «войны с терроризмом» по всему миру, «Найтс Армамент» получила от Флота США заказ на партию своих винтовок, доработанных с учётом пожеланий заказчика. Модификацию MK 11 Mod 0 отличали от базовой модели SR-25 более короткий ствол — 20 дюймов вместо 24, — а также быстросъёмный глушитель и ряд других дополнений. Помимо легендарных «морских котиков» (SEAL), новые винтовки вскоре начали получать и другие подразделения, в частности — Корпуса морской пехоты.

Наконец, на SR-25 обратила внимание и армия США. В 2005 году «Найтс Армамент» выиграла армейский конкурс на новую полуавтоматическую снайперскую винтовку. В мае –июне 2007 года первые XM110 прошли заключительный этап войсковых испытаний в Форт-Драм, а в апреле следующего года уже серийные М110 начали получать войска в Афганистане. По сравнению с более ранним вариантом MK 11 в конфигурацию винтовки был внесён ряд изменений, впрочем, не затрагивающих конструктивную основу последнего детища Стонера. Так, M110 получила новую модульную систему креплений URX вместо применявшейся ранее на винтовках MK 11 RAS, крепление прицела вместо двух отдельных колец стало моноблочным.

Можно было бы посмеяться, что спустя полвека американские военные наконец-то получили «всего лишь свою СВД», однако правильнее говорить скорее об осознанной на основе боевого опыта необходимости иметь полуавтоматическую снайперскую винтовку под «винтовочный», а не малоимпульсный патрон. Что касается боевых возможностей, то M110 скорее превосходит «обычную» СВД. Американская винтовка тяжелее, имеет сошки, «вывешенный» ствол, более удачное крепление прицела. Немалую роль играют также качественные характеристики оптического прицела и патронов.

Мнение «конечного потребителя»

Впрочем, не стоит полагать, что SR-25 совсем уж идеальная с точки зрения американских военных винтовка. Так, в 2011 году на сайте military.com появилась статья бывшего рейнджера и бойца специальных сил Джека Мерфи, где он указывал на недостатки M110. Прежде всего, у винтовки отсутствует досылатель (forward assist). На винтовках семейства эта деталь впервые появилась на XM16E1, призванная хоть как-то обеспечить функционирование оружия в случае отказа автоматики. На SR-25 досылатель вновь убрали — согласно Мерфи, патент на эту деталь принадлежал фирме «Кольт», и потребовались бы миллионы долларов на приобретение лицензии или разработку в обход патента аналогичного по функционалу узла «с нуля».

По мнению бывшего спецназовца, дать снайперам винтовку без досылателя было не самым верным решением. Случаи на войне бывают разные — иногда снайперу необходимо дослать патрон в ствол бесшумно, без производимого автоматикой лязга. Кроме того, досылатель позволяет лишний раз проконтролировать, что патрон правильно вошёл в патронник.

Ещё одной проблемой, на которую указал Мерфи, были прицелы к М110. Прицелы фирмы «Люпольд и Стивенс» (Leupold & Stevens, Inc.), с которыми ему довелось работать, не имели системы так называемого «зеро-стопа» (ZeroStop), в результате чего снайпер мог при внесении оперативных поправок потерять все настройки.

Ну и наконец Мерфи пишет о стволах, у которых уже после настрела примерно в 500 выстрелов кучность падала до 8 MOA (Minute of Angle — угловая минута). При этом для винтовок SR-25 на дистанции до 1000 метров считается нормой кучность менее одной угловой минуты! Это был уже куда более тревожный сигнал, указывающий на проблемы с качеством стволов у производителя.

Схожее мнение высказывал и знаменитый американский снайпер Крис Кайл. Хотя ему и понравилась универсальность MK 11 (под этим он понимал возможность использования её как для снайперских задач, так и в обычном бою вместо M4), но хватило и разочарований. В своих мемуарах и интервью Кайл упоминал «проблемы с надёжностью», в частности — двойная подача патронов. В конечном итоге «морской котик» перешёл на винтовки с ручной перезарядкой под патрон .300 Winchester Magnum.

Судя по всему, хватает и других, не выносимых на широкую публику, претензий. В итоге к настоящему времени и армия, и флот начали рассматривать вопрос замены имеющихся вариантов SR-25 на другие винтовки. Одним из возможных кандидатов считается «Хеклер и Кох» HK G28, однако из-за ряда специфических проблем, присущих США и связанных с вопросами финансирования и законодательства, вопрос о будущем самозарядных снайперских винтовок пока остаётся открытым.

Почему сверхперспективное оружие оказывалось невостребованным

AR-10 в фильме «Профессионал»

©Les Films Ariane

Есть системы оружия, котором не повезло: вроде бы и модель перспективная, и новаторские решения в ней есть, но почему-то все это остается невостребованным. Случается, что концепцию убивает один незначительный просчет, а бывает, что и просчета нет вовсе, просто изобретение пришлось чуть-чуть не ко времени. «Профиль» представляет четыре недооцененных стрелковых системы ХХ века.

Британская мечта

В ходе Второй мировой оружейники туманного Альбиона проявили себя не ахти. Самым известным образцом английской «стрелковки» того времени стал посредственный пистолет-пулемет STEN. По сути, это был чуть переработанный клон германского МР18/МР28 имени Гуго Шмайссера. За широкое применение в конструкции STEN металлических труб его иногда называют «мечтой водопроводчика».

Зато сразу после войны у британских конструкторов появился неплохой шанс реабилитироваться, ведь они одними из первых оценили преимущества т. н. промежуточного патрона – среднего по мощности между винтовочным и пистолетным. Оперативно созданная комиссия по выбору нового боеприпаса остановила выбор на патроне .280 British (7х43 мм). Он имел остроконечную пулю массой 9 граммов, которая разгонялась до скорости примерно 770 м/с; начальная энергия составляла 2680 Дж.

Британской разработкой заинтересовались Канада и Бельгия. Бельгийская компания FN Herstal даже адаптировала под .280 British новую перспективную винтовку, будущую FN FAL. А в самом Альбионе сконструировали автоматическую винтовку ЕМ2 и единый пулемет TADEN. Причем ЕМ2 для своего времени выглядела очень передовым образцом: она использовала компоновку булл-пап (магазин, патронник и УСМ находятся позади рукоятки управления огнем) и комплектовалась оптическим прицелом малой кратности. Автоматика оружия работала за счет отвода пороховых газов, применялась система с длинным ходом поршня, как у автомата Калашникова, запирание осуществлялось разведением двух боевых упоров в стороны, за вырезы в стенках ствольной коробки. Похожая схема была на советском ручном пулемете ДП-27.

Читать еще:  Самоходная гаубица 2С2 Фиалка (объект 924) (Россия)

Штурмовая винтовка EM-2

В 1951 году новый патрон под обозначением 7mm Mk1Z, винтовка ЕМ2 и пулемет TADEN поступают на вооружение армии. Казалось бы, вот она, история успеха, Британия может претендовать на статус законодателя мод среди стрелковых систем, но… в дело вмешались Соединенные Штаты, возглавляющие Североатлантический альянс. «Ваш патрон слишком слабый! – заявили в Департаменте вооружений США. – Возьмите наш .308 Win (7,62х51 мм)». Англичане пытались вежливо отказаться, рассказывали заокеанским партнерам о новом классе оружия – бесполезно! Ответ Вашингтона был примерно таким: у нас демократия, но мы здесь главные, поэтому используйте все что хотите, но чтобы оно соответствовало нашему 7,62х51. В Лондоне чуть поспорили для приличия и приняли на снабжение американский патрон.

Тут выяснилось, что ЕМ2, возможно, и не так хороша, как казалось вначале. По крайней мере, приспособить ее под мощный .308 Win не удалось, хотя для бельгийской FN FAL это не стало проблемой. В итоге следующие 30 лет британские военные пользовались собственным клоном FN FAL в калибре 7,62. А британская стрелковая школа с тех пор не предложила чего-то достойного внимания.

Партизанский пулемет

СССР на протяжении практически всей Великой Отечественной войны испытывал проблемы с пулеметами. Станковый максим был слишком тяжелым и не позволял быстро перемещать его по полю боя. Ручной ДП-27 не мог обеспечить долгий и плотный огонь. К тому же тех и других не хватало, а заметно нарастить производство ДП и максимов без заметного падения качества не представлялось возможным.

Зато Красная армия имела успешный опыт использования пистолетов-пулеметов ППШ и ППС. Они хорошо показывали себя в боях на дистанции до 200 метров, были очень просты и дешевы в производстве. Опыт войны говорил о том, что «значительная часть решающих фаз боя» происходит на дистанциях, не превышающих 300–400 метров. Для нанесения урона живой силе противника мощности пистолетного патрона достаточно, но хорошо бы разогнать его до скорости около 600 м/с (у ППШ – 500 м/с). То есть нужно что-то чуть помощнее, чем ППШ, и стреляющее несколько дальше, и способное вести более интенсивный огонь.

И вот в начале 1943 года сотрудники испытательного полигона инженер-капитаны Василий Лютый и Владимир Дейкин предложили концепт легкого пулемета под пистолетный патрон (позже к работе присоединился конструктор Николай Афанасьев). Он мог обслуживаться одним человеком, был маневренным, весьма компактным и легким, при необходимости позволял стрелять с рук. На практике замысел инженеров воплотился в систему ЛАД (Лютый, Афанасьев, Дейкин) в калибре 7,62х25 мм ТТ. Общая длина оружия составляла 956 мм (у АК-74 – 940 мм), масса – 7,63 кг, то есть на пару килограммов больше ППШ с диском на 71 патрон. Оружие вышло предельно простым и технологичным: использовалась автоматика со свободным затвором, максимально широко применялась штамповка из листовой стали. Питание осуществлялось от металлических лент на 150 и 300 патронов, уложенных в короб, который мог пристегиваться к пулемету для ведения огня на ходу. Примерно так через 20 лет американские спецназовцы во Вьетнаме будут «поливать» с рук из укороченных советских пулеметов РПД-44.

Легкий пулемет ЛАД

ЛАД предполагалось использовать в линейных частях, вооружать им десантников и снабжать партизан. Пулемет успешно прошел испытания, продемонстрировал высокую надежность, и, казалось, нет препятствий для постановки его на вооружение. Можно достаточно быстро развернуть производство, насытить войска столь необходимыми пулеметами.

Сегодня некоторые эксперты полагают даже, что конструкция Лютого, Афанасьева и Дейкина могла бы занять достойное место в перечне оружия Победы. Но военные чиновники засомневались: патрон пистолетный, но оружие уступает настоящим ПП в маневренности; есть сошки и лента, при этом ЛАД проигрывает полноценным ручным пулеметам по эффективной дальности стрельбы… А самое главное, у немцев появились автоматические карабины (Mkb42 позже ставший StG44) под промежуточный патрон 7,92х33 Kurz. Военное руководство СССР решило: не нужно пулемета под пистолетный патрон, а надо срочно «догнать и перегнать» врага. Уже в пожарном порядке разработан отечественный патрон 7,62х39 образца 1943 года, затем силы всех КБ бросаются на проектирование стрелковых систем под него. Эта работа закончилась появлением карабина Симонова СКС, автомата Калашникова, пулемета ППД-44. Но произошло это уже после войны.

Многоликий Стоунер

Конструктора Юджина Стоунера мы знаем прежде всего как автора винтовки AR15/М16. Однако сам оружейник был не слишком доволен этим изобретением – почти сразу после принятия М16 на вооружение он занялся разработкой новой системы для армии США. Стоунер замыслил создать образец, который разом бы перекрывал большую часть потребностей военных. Несколько манипуляций ключом, и вот вам полноразмерная штурмовая винтовка (аналог М16), а вот компактный автоматический карабин или ручной пулемет с ленточным питанием, вот легкий станковый пулемет, пулемет для установки на бронетехнику. В общем, такой «Лего-милитари».

В теории подобное решение сулило хорошую экономию на логистике, обещало упростить обучение бойцов и т.д. Правда, в начале 60-х задача по созданию универсального оружия казалась практически нереализуемой, но г-н Стоунер с ней справился. Работая в военном подразделении компании Cadillac, он предложил сначала модульную систему Stoner 62 под патрон 7,62х51 НАТО, а затем ее модификацию под малоимпульсный патрон калибра 5,56 мм (Stoner 63). По сути, это был конструктор из 15 узлов, который по желанию оператора превращался в шесть разных видов оружия. Основой этого конструктора являлась ствольная коробка, к которой крепились стволы разной длины, рукоятки, приклады, варианты ударно-спусковых механизмов, приемник магазина, система лентопротяжки и т. д.

Легкий пулемет Stoner 63 во Вьетнаме, 1968 год

Navy National Archives

В 1963-м Cadillac передала несколько десятков образцов Stoner 63 для испытания Армии США. В 1967-м некоторое количество их оказалось во Вьетнаме. Тут выяснилось, что на практике трансформер не упрощает, а усложняет логистику. Ведь большинство солдат используют только одну конфигурацию оружия, но каждый получает полный комплект узлов, которые лежат мертвым грузом.

Подпортило репутацию Stoner и низкое качество исполнения – при настреле в несколько тысяч выстрелов отдельные узлы ломались, крепления разбалтывались. Наконец, вся конструкция была весьма требовательна к уходу. Военным это не понравилось, и в 1971 проект потихоньку свернули.

А в начале XXI века выяснилось, что модульность – это одно из наиболее перспективных направлений в «стрелковке». Только теперь речь идет о т. н. промышленной модульности, когда конфигурацию оружия определяет не конечный пользователь, а производитель.

Винтовка от авиаторов

Снова Юджин Стоунер, на этот раз с винтовкой AR10, которая, как считается, обогнала свое время на несколько десятилетий и несколько десятилетий оставалась практически невостребованной.

Все началось с того, что два успешных дельца от авиации решили заняться стрелковым оружием. Президент компании Fairchild Aircraft Ричард Боутелл и патентный консультант концерна Lockheed Martin Джордж Салливан совместными усилиями создали маленькую фирмочку Armalite. Новая компания была зарегистрирована как «дочка» Fairchild Aircraft, и ней трудилось около десяти человек, в том числе бывший морпех Юджин Стоунер. Задача перед сотрудниками ставилась очень амбициозная и столь же расплывчатая: создавать стрелковое оружие будущего с использованием самых передовых технологий и достижений авиапрома! В первую очередь речь шла о материалах, применяемых в авиастроении – легкие сплавы, полимеры и все такое.

В 1956 году Стоунер предложил прототип весьма необычной винтовки под названием AR10 (Armalite Rifle). Ее ствольная коробка была выполнена из алюминия, поэтому оружие получилось весьма легким. Приклад, рукоятка, цевье пластиковые, а не деревянные. Хорошая эргономика. Благодаря «линейной схеме» (приклад и ствол на одной линии), а также оригинальному газовому двигателю, когда пороховые газы из ствола поступали прямо в затворную раму, винтовка обеспечивала вполне комфортную стрельбу даже на мощных патронах .308 Win (7,62х51 мм). А еще она оказалась весьма точной.

Но боссы Armalite решили, что хай-тека много не бывает, и настояли на том, чтобы не только ствольная коробка, но и ствол был сделан из легкого сплава. Если точнее, то ствол представлял собой слоеный пирог из тонкого стального «лейнера» с нарезами, заключенного в алюминиевый кожух. В таком виде AR10 отправили участвовать в конкурсе на новую винтовку для армии США, где ее конкурентами стали американская же М14 и бельгийская FN FAL.

Дальше случилось то, что должно было случиться: алюминиевый чудо-ствол разорвало. «Ой», – сказали в Armalite и быстро заменили алюминий на сталь, но было поздно – иметь дело с оружием, которое взрывается при стрельбе, военные не хотели. Создатели AR10 пытались продавать ее за рубеж, снимали ее в кино – герой Бельмондо в фильме «Профессионал» отстреливается из AR10 от вооруженных туземцев в Африке. Но значимых успехов на рынке оружия не было, и к началу 70-х эта система практически перестала выпускаться.

А в 1990-х выяснилось, что армии очень даже нужны точные полуавтоматические винтовки. Тогда компания Knight’s Armament в сотрудничестве с Юджином Стоунером создала на базе AR10 и AR15 систему под названием SR25 (Stoner Rifle) и предложила ее военным. А те с удовольствием взяли.

Многоликий Стоунер

Конструктора Юджина Стоунера мы знаем прежде всего как автора винтовки AR15/М16. Однако сам оружейник был не слишком доволен этим изобретением — почти сразу после принятия М16 на вооружение он занялся разработкой новой системы для армии США. Стоунер замыслил создать образец, который разом бы перекрывал большую часть потребностей военных. Несколько манипуляций ключом, и вот вам полноразмерная штурмовая винтовка (аналог М16), а вот компактный автоматический карабин или ручной пулемет с ленточным питанием, вот легкий станковый пулемет, пулемет для установки на бронетехнику. В общем, такой «Лего-милитари».

В теории подобное решение сулило хорошую экономию на логистике, обещало упростить обучение бойцов и т. д. Правда, в начале 1960-х задача по созданию универсального оружия казалась практически нереализуемой, но г-н Стоунер с ней справился. Работая в военном подразделении компании Cadillac, он предложил сначала модульную систему Stoner 62 под патрон 7,62×51 НАТО, а затем ее модификацию под малоимпульсный патрон калибра 5,56 мм (Stoner 63). По сути, это был конструктор из 15 узлов, который по желанию оператора превращался в шесть разных видов оружия. Основой этого конструктора являлась ствольная коробка, к которой крепились стволы разной длины, рукоятки, приклады, варианты ударно-спусковых механизмов, приемник магазина, система лентопротяжки и т. д.

Легкий пулемет Stoner 63 во Вьетнаме, 1968 год. Иллюстрация: Navy National Archives

В 1963-м Cadillac передала несколько десятков образцов Stoner 63 для испытания Армии США. В 1967-м некоторое количество их оказалось во Вьетнаме. Тут выяснилось, что на практике трансформер не упрощает, а усложняет логистику. Ведь большинство солдат используют только одну конфигурацию оружия, но каждый получает полный комплект узлов, которые лежат мертвым грузом.

Подпортило репутацию Stoner и низкое качество исполнения — при настреле в несколько тысяч выстрелов отдельные узлы ломались, крепления разбалтывались. Наконец, вся конструкция была весьма требовательна к уходу. Военным это не понравилось, и в 1971 проект потихоньку свернули.

А в начале 21 века выяснилось, что модульность — это одно из наиболее перспективных направлений в «стрелковке». Только теперь речь идет о т. н. промышленной модульности, когда конфигурацию оружия определяет не конечный пользователь, а производитель.

Юджин Моррисон Стоунер, США, (22.11.1922 — 24.04.1997)

22 ноября 1922 года, в городке Гаспорт (Gasport) штат Индиана родился Юджин Моррисон Стоунер (Eugene Morrison Stoner), человек который известен всему миру как создатель известной штурмовой винтовки М16.

Закончив высшую школу Лонг Бич в Калифорнии Стоунер поступает на работу в «Vega Aircraft Corporation» дочернюю фирму известной корпорации «Lockheed Aircraft Company» где проработал до начало Второй Мировой Войны. После бомбардировки японцами Перл-Харбора и вступления Америк в войну Юджин Стоунер поступает на службу в Авиацию Морской пехоты США. Участвовал в боевых действиях на Тихом океане (Филиппины, Окинава, Китай).

Во время службы в Стоунер занялся конструированием стрелкового оружия, первые его разработки, карабины калибра .30 М1 (7.62 x 33 mm) так и остались проектами. После войны Юджин поступает на работу в копанию «Whittaker» занимающуюся производством комплектующих для авиационной техники и вскоре получает должность ведущего дизайнер.

Не забывает он и свое увлечение, огнестрельное оружие. Стоунер разработал ряд проектов самозарядных винтовок, первый воплощенный в жизнь, получил название «Модель 5» — М5. Это случилось в 1952 году. Через год появилась «Модель 6» мало, чем отличающаяся от предыдущей.

Однако работы Юджина Стоунера так и остались бы на уровне «хобби» если бы судьба не свела его с Джоржом Салливаном (George Sullivan) директором небольшой компании ArmaLite, точнее тогда еще отделением «Fairchild Engine & Airplane Corporation».

Салливан изучив работы Стоунера сразу предложил последнему место в своей фирме, и не просто место, а пост главного инженера. Патенты Стоунера стали основой большинства моделей разработанных в ArmaLite.

К этому времени (1954 год) фирма производила несколько моделей оружия для гражданского рынка, а самозарядный карабин AR-5 калибра .22 Hornet был принят на вооружение ВВС США в качестве оружия выживания (обозначение МА-1). Именно успех AR-5 подвиг компанию переключится на разработку оружия для армии, вот тут и пригодились знания и талант Юджина Стоунера.

В 1955 году Стоунер создает винтовку, получившую обозначение AR-10. Эта винтовка калибра 7.62х51 мм, с газовым двигателем автоматики построенной по схеме известной теперь благодаря винтовке М16. Армейское руководство не проявило особого интереса к AR-10, к тому же только что была принята на вооружение винтовка М14 также 7.62х51 мм.

Однако компания получила предложение разработать вариант под меньший калибр 5.56х41 мм. Так и появилась легендарная теперь штурмовая винтовка AR-15/М16. Финансовые затруднения компании ArmaLite вынудили ее руководство продать, в 1959 году, всеи права на винтовки AR-10 — AR-15 компании Кольт. Два года спустя, переходит туда и Стоунер, получив должность консультанта.

В 1962 году деятельная натура Юджина Стоунера приводит его в компанию «Кадиллак Гейдж» (Cadillac Gauge Corporation). Тут он создает серию стрелкового оружия, основанную на модульности и взаимозаменяемости деталей между образцами. Серия получила название Stoner 62 Weapons System, состояла из автомата, ручного пулемета и единого пулемета, и использовала боеприпасы калибра 7.62х51 мм.

Год спустя, появилась 5,56-мм серия — Stoner 63 состоящая из укороченного карабина, штурмовой винтовки и ручного пулемета. Последний закупался спецназом ВМФ США и использовался во время войны во Вьетнаме под обозначением Mk.23 mod.0. Кроме стрелкового оружия Стоунер проектировал и артиллерийские орудия.

В 1974 году он стал одним из основателей компании «ARES Incorporated», специализирующейся на артиллерии. За 15 лет работы в этой фирме Юджин Стоунер разработал 20 и 30 мм зенитные орудия, гладкоствольную танковую пушку, авиационный 7.62 мм пулемет.
Не забывал он и про стрелковое оружие, в 1986 году появился ARES LMG ручной пулемет, который также называют Stouner 86. Этот пулемет представляет собой модификацию ранних моделей из серии Stoner 63.

В 1989 году Стоунер оставляет «ARES Incorporated», а в 1990 начинает работу в компании Knight’s Armament где и проработал до самой своей смерти. Среди его последних творений SR-25 ( Stoner Rifle-25) самозарядная снайперская винтовка калибра 7.62х51 мм и SR-50 антиматериальная снайперская винтовка калибра .50 (12,7 мм).

Юджин Моррисон Стоунер скончался 24 апреля 1997 года у себя дома в Палм-Сити, Флорида, от рака. За всю жизнь он был дважды женат, от первого брака у него есть дети Линда и Марк.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector