3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Flagman 1/350 АПЛ К-181 пр

22 октября 1955 г. Совет Министров СССР принял постановление о разработке на основе АПЛ проекта 627 серийной атомной подводной лодки проекта 627-А. При сохранении основных технических решений, оборудования и главной энергетической установки, новые субмарины должны были иметь повышенную живучесть и надежность, усовершенствованное штурманское вооружение. Для создания более благоприятных условий работы ГАС «Арктика-М» ее антенну разместили в килевой части носовой оконечности в специальном наплыве. Над торпедными аппаратами установили антенну шумопеленгаторной станции МГ-10. Всего по проекту 627А было построено 12 субмарин.

Работа началась по постановлению Совмина СССР «О проектировании и строительстве объекта 627» [2] . Главный конструктор В. Н. Перегудов. Руководитель работ с 1953 г. — С. А. Базилевский. [3] При этом в процессе проектирования с 1952 года разрабатывалось два варианта — вариант с водо-водяным реактором и реактором с жидкометаллическим теплоносителем. К-3 стало воплощением варианта с водо-водяным реактором, а альтернативный проект был создан позже под индексом К-27, учеником Перегудова А. К. Назаровым в корпусе этого проекта. Этот подход к разработке силовой установки полностью повторил тот путь, которым пошли американские разработчики, создавшие в 1954 году «Наутилус» и в 1955 году «Сивулф». [4]

Однако в отличие от упомянутых американских проектов, использующих классические конструкции корпусов дизель-электрическиx лодок, корпус К-3 проектировался с нуля с упором на качество подводного хода. На общую компоновку лодки сильно повлиял опыт проекта 611. [5] Лодка получилась быстроходнее «Наутилуса»: на испытаниях в погруженном состоянии был достигнут ход в 28 узлов без выхода реакторов на полную мощность. [6] Изначально лодка предназначалась для атаки береговых военно-морских баз одиночной термоядерной торпедой очень большого калибра (Т-15), однако, за явной технической несостоятельностью подхода и обнаружившейся бессмысленностью с военной точки зрения, по ходу дела проект был пересмотрен в сторону более традиционного торпедного вооружения с возможностью использования на торпедах ядерных боеголовок.

Проект сильно отличался от предыдущих подлодок не только обводами корпуса и энергетической установкой. Первоначальный проект включал ряд сомнительных решений: лодка не несла полноценного оборонительного вооружения, [5] не имела швартовых приспособлений (для манёвров на базе предполагался специальный буксир), не имела якорей [7] и аварийных дизель-генераторов [8] . Экипаж готовили и тренировали заранее, часть офицеров была привлечена на стадии проекта, что позволило качественно улучшить эргономику рабочих мест и условия жизни экипажа, устраняя наиболее вопиющие изъяны на специально построенных деревянных макетах. [9] Впоследствии качественный подбор и тренировка экипажа на специально построенных стендах (в том числе и стенде атомной силовой установки на учебной базе в Обнинске) помогли начать службу лодки, которая вышла с завода «сырая», со множеством недоработок и проблем. Фактически, лодка оказалась опытовой. [6]

Лодка была заложена 24 сентября 1955 года в Северодвинске, на заводе № 402 (ныне «Севмаш»), заводской № 254. В августе 1955 года командиром лодки назначен капитан 1-го ранга Л. Г. Осипенко.

Реакторы пущены в сентябре 1957 года, спущена на воду 9 августа 1957 года. Вступила в строй (поднят флаг ВМФ) 1 июля 1958 года, 4 июля 1958 года впервые в СССР дала ход под атомной силовой установкой, 17 декабря 1958 года принята у промышленности под гарантию устранения недостатков.

Параллельно, с заметным отставанием, проектировалась и строилась требуемая для поддержки АПЛ новая береговая инфраструктура. [6]

12 марта 1959 года вошла в состав 206-й отдельной БрПЛ с базированием на Северодвинск.

Самое интересное в истории Российского флота

Подводная кругосветка советских атомоходов

12 февраля 1966 года — стартовал успешный кругосветный поход двух атомных подводных лодок Северного флота. Это был первый в истории отечественного подплава поход через Атлантику и Тихий океан на Камчатку. При этом весь путь, протяженность которого превысила длину экватора, наши лодки прошли в подводном положении, не всплывая даже в малоизученных районах Южного полушария. Героизм и мужество советских подводников имели выдающееся общегосударственное значение и стали продолжением боевых традиций подводников Великой Отечественной войны.

Читать еще:  Фрегат типа F81 «Santa Maria» (Испания)

Помимо огромного политического значения, это была впечатляющая демонстрация научно-технических достижений и военной мощи государства. Поход показал, что весь Мировой океан стал глобальной стартовой площадкой для наших атомных подводных лодок, вооруженных как крылатыми, так и баллистическими ракетами. (О создании морских баллистических ракет читайте здесь). В более широком плане можно сказать, что в разгар холодной войны историческая роль нашего флота заключалась в том, чтобы изменить стратегическую обстановку в Мировом океане, и первыми это сделали советские подводники.

Из истории атомных подводных лодок

Работы по созданию атомной подводной лодки начались у нас по решению И.В. Сталина в 1952 году. Это был уже несколько запоздалый ответ на аналогичный проект США, который стартовал еще в 1945 году. В связи с этим программа создания отечественной АПЛ была возведена в ранг национальной задачи, о ходе реализации которой руководитель работ почти еженедельно отчитывался в ЦК КПСС и правительстве. Такие жесткие требования были вполне обоснованными. В сентябре 1955 года — через девять лет после начала работ — АПЛ «Наутилус» вошла в состав ВМС США. Мы проделали этот путь за 5 лет, но какою ценой!

В результате ряда конструктивных недостатков, прежде всего в энергетических установках наших первых АПЛ, произошла целая череда аварий и катастроф. Не обошлось и без гибели кораблей. (Посмотрите, например, статью «Гибель АПРК «Курск» — огромное потрясение для всей страны»). В этих условиях подводники самоотверженно боролись за локализацию и устранение аварийных ситуаций, ценой своего здоровья, а зачастую и жизни предотвращали возникновение ядерной катастрофы. Таким тяжелым путем достигалась надежность кораблей. За этот поистине героический труд многие подводники были удостоен звания Героя Советского Союза, награждены орденами и медалями. Подробности становления советского подплава читайте здесь).

Выбор маршрута и кораблей

Решение об этом походе принималось на самом высоком государственном уровне. Разработали три варианта маршрута. Первый — вокруг Южной Америки. Второй — вокруг Африки, водами Индийского океана севернее Австралии и далее в Тихий океан. Третий — тоже вокруг Африки, но южнее Австралии. Все эти маршруты были хорошо изучены нашими мореплавателями парусного флота, но для подводников каждый из них таил много неизвестного и опасного. Главком утвердил первый маршрут. Он проходил через все климатические пояса, пронизывал три океана, захватывая воды Арктики и Антарктики.

Для участия в походе были выделены две атомные подводные лодки серийного производства без каких-либо доработок. Ракетная лодка К-116 проекта 675 вошла в состав Северного флота в конце 1965 года. Она предназначалась для уничтожения кораблей и судов противника ракетами П-6, а также для ударов по крупным береговым объектам стратегическими крылатыми ракетами П-5М. Эти корабли активно использовались на Северном и Тихоокеанском флотах для несения боевой службы в Атлантике, Средиземном море и в Индийском океане. В 1960—1968 годах было построено 29 подводных лодок этого проекта.

Вторая атомная лодка К-133 проекта 627А имела торпедное вооружение. Она была на 3 года старше. Корабли этого проекта были первенцами нашего атомного подводного кораблестроения. С 1957 по 1963 годы было построено 13 лодок этого проекта, одна из них погибла в море. Остальные в течение почти 30 лет входили в состав Северного и Тихоокеанского флотов. Они несли боевую службу в Арктике, в том числе всплывали близ Северного полюса, ходили в тропические широты, совершали кругосветные походы и были выведены из состава флота в начале 1990-х годов.

Подготовка экипажей ПЛ

Возглавил отряд контр-адмирал Анатолий Иванович Сорокин, участник Великой Отечественной войны. На атомных подводных лодках он служил с самого начала их создания. Командиром К-116 был опытный подводник капитан 2 ранга В.Т. Виноградов. Экипаж этой лодки комплектовался на Тихоокеанском флоте, потому большинство офицеров и моряков-сверхсрочников с особой радостью встретили сообщение о конечном пункте маршрута. Атомной подводной лодкой К-133 командовал капитан 2 ранга Л.Н. Столяров, который с 1953 года постоянно служил на подводных лодках.

Готовились к походу в полной секретности. В исключительно короткий срок, всего за полтора месяца, была проделана колоссальная работа, включавшая строжайшее медицинское освидетельствование каждого члена экипажа, детальную проверку состояния вооружения, всех технических средств и оборудования, а также сдачу задач боевой подготовки. Все ощущали огромную ответственность, поскольку понимали, что шло освоение нового оружия, ареной применения которого стал уже весь Мировой океан.

Читать еще:  Фрегаты УРО Type 122 "Bremen" (Германия)

Трудности ожидаемые и неожиданные

Наконец, морозной полярной ночью при сильном ледяном ветре корабли покинули базу и погрузились в глубины Баренцева моря. В то время напряженность в отношениях между СССР и США достигла весьма опасной черты. Поэтому в этом походе наши атомные подводные лодки имели полный боезапас, в том числе и ядерный. Оба корабля поддерживали высокую степень готовности к любым действиям, в том числе и к применению оружия. Большое внимание уделялось обеспечению скрытности перехода, поскольку советским подводникам предстояло преодолеть несколько противолодочных рубежей НАТО.

После погружения постепенно подводная жизнь стала обретать привычный ритм: вахта, работы, отдых и снова вахта. Примерно через две недели у людей стали появляться признаки усталости, раздражительности или апатии. В связи с этим командир отряда распорядился увеличить время отдыха. Очень необходимую разрядку и массу положительных эмоций давали корабельные праздники, отмечавшиеся в связи с пересечением экватора или в дни рождения членов экипажа. Регулярно поступали и новости о жизни в нашей стране.

Необходимость поддержания высокой бдительности вскоре подтвердилась на практике. В пустынных южных широтах, когда уже несколько дней акустики не слышали шумов надводных судов, совершенно неожиданно прозвучал доклад об акустическом контакте с подводной целью. По всей видимости, это была американская подводная лодка, которая возвращалась в свою базу после боевого дежурства. Тут же сыграли боевую тревогу. Однако иностранная ПЛ резко изменила курс и ушла из поля акустической видимости.

Наряду с боевой службой экипаж проводил большой комплекс научно-исследовательских работ. Они были связаны с изучением особенностей функционирования техники в различных климатических условиях и при различных нагрузках. Регулярные наблюдения велись за рельефом дна, акустическими свойствами среды, изучались возможности радиосвязи и навигационной аппаратуры в высоких широтах.

Пролив Дрейка

Большое внимание уделялось безопасности плавания. Лодки периодически подвсплывали в перископное положение и определяли координаты своего места. На подходе к проливу Дрейка, который знаменит своими ураганами и мрачными легендами, подводники встретились с гигантскими айсбергами. Их основания уходили в глубину до 1000 метров. Обходить их надо было в подводном положении, а гидролокаторы работали ненадежно из-за сильного акустического фона, создаваемого торошением льда.

Этот опасный участок пути протяженностью 1300 миль лодки прошли за судами обеспечения на акустическом контакте. На глубинах 70-100 м бушевавший на поверхности шторм почти не ощущался. Подводники могли лишь догадываться, насколько трудно приходилось морякам на судах обеспечения, но вскоре и они почувствовали крутой нрав океана. Пройдя пролив, каждая подлодка должна была дать радиодонесение. Для этого требовалось на короткое время подвсплыть на глубину 8-10 м. А здесь огромные штормовые волны в полной мере испытали на прочность и наши корабли, и их экипажи.

Зато Тихий океан встретил советских подводников весьма благосклонно. Корабли, взяв курс на северо-запад, вновь пересекли все климатические зоны и подошли к своей новой базе на Камчатке. Здесь их встретили эсминцы Тихоокеанского флота. Наконец-то подводные лодки впервые за весь переход всплыли на поверхность. На следующий день, 26 марта в 4 часа 26 минут по московскому времени, оба атомохода отшвартовались у причала. За 52 суток было пройдено немногим более 20 тысяч миль, из них более 19,5 тысячи миль под водой.

Значение похода

В глобальном масштабе этот поход стал важным элементом укрепления стратегического равновесия, нарушить которое США не решились. Одновременно он открывал новые возможности для маневра силами между Северным и Тихоокеанским флотами. По этому маршруту перебазировались на Тихоокеанский флот атомные подводные лодки и в последующие годы.

Беспримерное мужество и профессионализм советских подводников получили достойную оценку командования. Впервые после Великой Отечественной войны атомным подводным лодкам присвоили гвардейские звания. К-116 приняла флаг североморской подводной лодки К-22, а К-133 — балтийской лодки Щ-303. Всех членов экипажей подводных лодок наградили орденами и медалями, а шесть человек командного состава отряда получили высокое звание Героя Советского Союза. Подобным маршрутом перебазировались на Тихоокеанский флот атомные подводные лодки и в последующие годы.

Читать еще:  Десантный транспорт-док типа «Whidbey Island» (США)

После этой кругосветки обе атомные подводные лодки были переданы в состав Тихоокеанского флота. К-116 совершила шесть длительных походов на боевую службу. В 1979 году на ней произошла тяжелая авария левого атомного реактора, после чего лодка была выведена в резерв, а в 1985 году исключена из боевого состава флота. К-133 совершила четыре длительных похода на боевую службу, прошла модернизацию и несколько плановых ремонтов, в 1989 году ее вывели из боевого состава ВМФ.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • Усенко Н.В. Подводная кругосветка. «Независимое военное обозрение» 17-23.03.2006 г.
  • Сорокин А.И. Мы с атомных. Москва. 1972 г.
  • Ильин В., Колесников А. Подводные лодки России. Иллюстрированный справочник. Москва. 2001 г.
  • Аммон Г.А. Морские памятные даты. Москва. 1987 г.
  • Фомишенко Р. Тот памятный поход. Сайт «Подводные лодки и подводники».

Трудности и опасности дальних походов и боевой службы экипажей атомных подводных лодок почти не знакомы и не понятны многим нашим людям. А что Вы, уважаемый читатель, думаете об этой профессии и о людях, которые посвятили ей свои жизни?
Поделитесь своим мнением в комментариях. Это будет интересно всем!

Сборка

Сборка выполнялась на страницах дружеского ресурса каропка.ру. В статье подробно расскажу только о выполненных доработках:

  • сточил задние кромки кормового горизонтального и вертикального оперения до приемлемой толщины;
  • вырезал на задней стенке рубки и кормового оперения ниши навигационных огней, затем застеклил их с помощью Micro Kristal Klear;
  • вырезал ходовой мостик в ограждении рубки, изготовил «ветровик» из пластика S=0,25 мм;
  • вырезал отверстия под ВУ в крыше рубки в соответствии с фото;
  • на палубе разметил заново расшивку, имитирующую аварийные люки;
  • высверлил штатную имитацию АСБ и изготовил его заново из пластикового прутка D=3,2 мм;
  • срезал штатные кнехты и сделал их заново из медицинских иголок D=0,6 мм и проволоки D=0,2 мм, расположил их в соответствии с фото;
  • смонтировал на палубе в соответствии с фото страховочный рейлинг из проволоки D=0,3 мм;
  • смонтировал поручни на ограждении рубки из проволоки D=0,3 мм попутно изменив их разбивку в соответствии с фото прототипа;
  • прорезал вторую рубочную дверь по левому борту (имитировал ее расшивкой);
  • ВУ заменил на изготовленные из медицинских иголок D=0,4 и 0,6 мм и трубок D=0,3 мм.


Основные недостатки набора все те же:

  • невнятная, местами замыленная расшивка;
    • неважная стыковка деталей корпуса, а кормовых стабилизаторов к корпусу просто ужасная;
    • желтизна подложки декали и неправильная формадекалей, имитирующих ГА покрытие.

В 1991 году выведена из состава Северного флота. Потом по решению Морской коллегии при правительстве РФ под председательством министра транспорта Игоря Сергеевича Левитина первая советская атомная подводная лодка должна была быть переоборудована в музей. [15] В КБ «Малахит» [16] разработан проект переоборудования в плавучий музей.

Затем лодку решили утилизировать до конца 2013 года на судоремонтном заводе «Нерпа» в Снежногорске (Мурманская область). Такое решение было принято в Объединенной судостроительной корпорации в связи с отсутствием денег на восстановление лодки, а также из-за того, что стапельная площадка, на которой хранятся останки лодки, срочно нужна под другой проект — утилизацию опасного судна «Лепсе». Для сохранения лодки, для последующего переоборудования в музей, требуется 50 млн рублей. [1]

Впоследствии было снова принято иное решение — подводная лодка будет законсервирована и спущена на воду в ожидании дальнейшего финансирования [17] . Деньги для реализации первого этапа работ были выделены Министерством Обороны [18] . По состоянию на конец 2013 года вырезанный реакторный отсек заменен другим, с выгруженным ядерным топливом [19] .

По состоянию на 26 мая 2018 года [ источник не указан 67 дней ] , на лодке завершены работы по конвертации: заварены все забортные отверстия [ источник не указан 67 дней ] . Лодка спущена на воду в акватории судоремонтного завода «Нерпа» и ожидает дальнейшего финансирования для переоборудования в музей [20]

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector