0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Военный корабль США Джордж Вашингтон (SSBN-598) -USS George Washington (SSBN-598)

Военный корабль США Джордж Вашингтон (SSBN-598) — USS George Washington (SSBN-598)

USS George Washington (SSBN-598) была первой действующей подводной лодкой США с баллистическими ракетами . Это был головной корабль из ее класса ядерных баллистических ракет подводных лодок, был третий ВМС США корабль имя, в честь Джорджа Вашингтона (1732-1799), первый президент Соединенных Штатов, и первая из этого имени быть специально построенным как военный корабль.

Атомные подводные лодки типа “George Washington”

SSBN-598 “George Washington” 01.11.1957 / 09.06.1959 / 30.12.1959
SSBN-599 “Patrick Henry” 27.05.1958 / 22.09.1959 / 11.04.1960
SSBN-600 “Theodore Roosevelt” 20.05.1958 / 03.10.1959 / 13.02.1961
SSBN-601 “Robert E. Lee” 25.08.1958 / 18.12.1959 / 15.09.1960
SSBN-602 “Abraham Lincoln” 01.11.1958 / 14.05.1960 / 08.03.1961

Первыми носителями БРПЛ Polaris A1 должны были стать атомные ракетные подводные лодки типа “George Washington” (название головной лодки в серии). При ее создании за основу взяли проект атомной торпедной лодки “Skipjack”, строившейся для нужд флота. Такой подход позволил сократить срок постройки и достигнуть определенной экономии финансовых средств. За рубкой был добавлен 40-метровый ракетный отсек, в котором размещались 16 пусковых ракетных шахт. По своей конструкции эта ПЛАРБ относилась к полуторакорпусным лодкам. Ее обводы были оптимизированы для достижения максимальной подводной скорости. Второй отсек был удлинен в связи с необходимостью размещения дополнительной аппаратуры. В его трюме был установлен гироскопический успокоитель качки. Он почти в пять раз снижал амплитуду качаний на глубинах до 50 м, что повышало точность стрельбы. В третьем отсеке располагались ракетные шахты, оборудование, обеспечивавшее обслуживание, подготовку и старт ракет. Здесь же хранился запас сжатого воздуха для стрельбы. Ракеты загружались в шахты в пусковых контейнерах. Остальные отсеки остались без изменений.

На лодке стоял один многолопастный гребной винт. На субмарине устанавливалась также вспомогательная дизель-электрическая установка, которую можно было использовать в случае аварии главной энергетической установки (ГЭУ). Под дизелями лодка могла двигаться с пятиузловой скоростью. Помимо ракетного вооружения субмарина оснащалась торпедными аппаратами с боезапасом в 18 торпед Мк16 mod 6 или Мк37, предназначавшихся для самообороны. В 1974 году при очередном перевооружение эти торпеды заменили на Мк48.

Несмотря на то, что рабочая глубина погружения составляла 220 м, пуски ракет можно было провести с глубины не более 25 м при скорости не больше пяти узлов и только последовательно Первая ракета могла стартовать через 15 минут после получения соответствующего приказа. Подготовку ракет к стрельбе и контроль их технического состояния обеспечивала автоматизированная система управления Mk 80. Ракета выбрасывалась сжатым воздухом из пусковой шахты на поверхность, после чего включался маршевый двигатель первой ступени. В течение всего активного срока службы эти ракетоносцы были нацелены на решение задач по поражению крупных площадных слабозащищенных целей в первом массированном ядерном ударе. Учитывая сравнительно малую дальность полета баллистических ракет, для них приходилось выбирать районы боевого патрулирования в Северной Атлантике и в Средиземноморье. Все они вошли в состав 14-ой эскадры подводных лодок Атлантического флота. В качестве передового пункта базирования была выбрана бухта Холи-Лох в северной части залива Ферт-оф-Клайд Ирландского моря. В 1960 году с правительством Великобритании был заключен договор на строительство в этой бухте комплекса сооружений для обслуживания американских ПЛАРБ под одноименным названием. Такой выбор не был случайным. Холи-Лох находился за пределами досягаемости советских БРСД Р-12, состоявших в на то время на вооружении РВСН. К тому же он был близок к районам боевого патрулирования. Хотя американские ПЛАРБ “George Washington” не были лишены конструктивных недостатков (главный из них была нерациональная компенсация горизонтальных и вертикальных нагрузок, осуществляемая за счет амортизации пускового стакана посредством гидродинамических амортизаторов, что не позволяло использовать весь объем пусковой шахты) они практически по всем показателям превосходили советские атомные ракетные лодки проекта , введенные в строй в тоже время. В период с 1964 по 1967 год все пять субмарин перевооружили на новые ракеты Polaris A3 и модернизировали. При этом пришлось переделать пневматическую систему выброса ракеты из шахты на парогазовую. Начиная с 1974 года, при проведении очередного капитального ремонта ПЛАРБ, были установлены БРПЛ “Поларис-А3Т”.

Водоизмещение 5959–6019 т
Водоизмещение полное 6709–6888 т
Длина 116,3 м
Ширина 10 м
Осадка 8,8 м
Силовая установка:
1 × водо-водяной ядерный реактор S5W
2×турбины суммарной мощностью 15000 л. с. (11000 кВт)
1×7-лопастной винт
Скорость надводная 20 узлов
Скорость подводная 25 узлов
Рабочая глубина 210 м
Предельная глубина 270 м
Автономность плавания – ограничено только запасами провианта
Экипаж:
два экипажа (Синий/Золотой) состоящие из 12 офицеров и 100 матросов каждый.
Вооружение:
Ракетное вооружение – 16 ракет Поларис A1/A3
Минно-торпедное вооружение – 6×ТА калибра 530 мм, (торпеды Mark 16, Mark 37, Mark 48)

В истории было три великих кампании с участием подводных лодок и одна продолжительная дуэль. В первой и второй битвах в Атлантике немецкие подводные лодки выступали против конвоев и самолетов Великобритании и США. Немцы в ходе начальной кампании едва не одержали верх в Первой мировой войне, а во второй нанесли серьезный урон силам союзников. В ходе третьей великой кампании субмарины ВМС США уничтожили практически весь торговый флот Японии, поставив японскую экономику на колени. Американские подводники также нанесли сокрушительный удар по императорскому флоту Японии, потопив несколько крупных боевых кораблей, включая линкоры.

Но больше всего воспоминаний о современной подводной войне осталось, конечно же, от длившейся сорок лет дуэли между подводными лодками СССР и субмаринами различных флотов НАТО. В ходе холодной войны стратегический характер лодок менялся. Из дешевых и эффективных убийц крупных кораблей они сами стали крупными боевыми кораблями. В первую очередь, это относится к «бумерам» — атомным подводным лодкам, несущим на своем борту столько ядерного оружия, что его хватит для уничтожения миллионов людей за считанные минуты.

Если говорить о списке «пяти величайших», то он зависит от разных параметров и различных показателей, на основе которых составляются рейтинги. Мы будем применять систему показателей, в которой учитывается стратегическая ценность конкретных классов субмарин, а не только их технические возможности. При этом нам надо будет ответить на следующие вопросы:

— Стала ли подводная лодка экономически выгодным и рентабельным решением общенациональной стратегической задачи?

— Имела ли подводная лодка серьезные преимущества над своими современницами?

— Был ли проект подводной лодки новаторским?

Исходя из этого, представляем пять лучших подводных лодок всех времен.

U-31

В период с 1912 по 1915 годы было построено 11 лодок класса U-31. Они дважды принимали активное участие в боевых действиях в Первой мировой войне: на начальном этапе, когда велась неограниченная война, и в 1917 году, когда Германия решила пойти ва-банк и нанести мощный удар по Британской империи, поставив ее на колени. Четыре из 11 лодок (U-35, U-39, U-38 и U-34) стали главными убийцами в ходе Первой мировой войны. А если считать водоизмещение потопленных кораблей, то эти лодки вошли в первую пятерку за всю историю использования субмарин (третье место заняла лодка U-48 типа VII). Занимающая первое место U-35 потопила 224 корабля общим водоизмещением свыше полумиллиона тонн.

Лодки U-31 стали эволюционным, а не революционным проектом. Это был новейший образец немецкой техники того времени, но он не очень сильно отличался от ближайших предшественников и тех лодок, что появились сразу вслед за ним. У этих подводных лодок была хорошая дальность хода, орудие на палубе для уничтожения малых судов, и скорость в надводном положении выше, чем в подводном. Такие характеристики позволяли лодкам класса U-31 и им равным наносить ущерб противнику, уходя при этом от более мощных надводных кораблей. Это была надежная и скрытная техника, благодаря которой Германия едва не вынудила Британию выйти из войны. И лишь вступление в войну США в сочетании с разработкой новых тактических способов проводки конвоев королевскими ВМС позволили сдержать наступление субмарин. Три из 11 подводных лодок пережили войну, и их экипажи в итоге сдались союзникам.

Balao

С самого начала Второй мировой войны было ясно, что у подводных лодок имеется большой потенциал для борьбы с Японской империей. Для выживания японской промышленности был нужен выход на природные ресурсы Юго-Восточной Азии. Отрезать Японию от этих ресурсов означало победить в войне. Но до войны подводный флот США был весьма немногочисленным, у него не было проработанной доктрины, а торпеды были низкого качества. Однако построенные во время войны подводные лодки — а это были в основном субмарины класса Gato и Balao — со временем уничтожили практически весь торговый флот Японии.

Класс Balao стал зенитом славы субмарин с обтекаемым корпусом. Война на Тихом океане требовала повышения дальности хода и больших удобств для экипажа по сравнению с действиями в довольно уютной и небольшой Атлантике. Как и их предшественницы из класса Gato, лодки Balao были менее маневренными, чем немецкие субмарины типа VII, но этот недостаток восполнялся прочностью корпуса и качеством конструкции. По сравнению с лодками типа VII, субмарины Balao имели большую дальность хода и скорость, обладали более крупным калибром палубного орудия, у них было больше торпедных аппаратов. Конечно, лодки Balao действовали совсем в других условиях, воюя с противником, который не очень хорошо умел вести противолодочную борьбу. Самой крупной победой для лодок Balao стал потопленный субмариной Archerfish авианосец императорского флота Японии «Синано».

11 из 120 лодок этого класса были потеряны, причем две из них — в результате послевоенных аварий. После войны лодки класса Balao стали поставлять флотам некоторых дружественных стран, где они продолжали служить на протяжении десятков лет. Одна из них, бывшая субмарина ВМС США Tusk, по-прежнему в строю. Она носит название Hai Pao и находится в составе ВМС Тайваня.

Тип XXI

Лодка типа XXI чем-то похожа на самолет Мессершмит Me 262. Она могла стать оружием победы, но появилась слишком поздно, и сыграть сколь-либо значимую роль не успела. Подводные лодки типа XXI стали первыми по-настоящему океанскими субмаринами с обтекаемым корпусом из числа поступивших в массовое производство. В подводном положении они обладали лучшими характеристиками, чем в надводном. В этом проекте отказались от палубного орудия, получив взамен лучшие показатели по скорости и малозаметности. Эта лодка на многие годы стала образцом конструкторской мысли.

Читать еще:  Дизельные подводные лодки проекта 641 (СССР)

Также по теме: Взлет и падение линкоров

Войска союзников в ходе противолодочной войны стремились искать лодки в надводном положении (обычно так они следовали в район патрулирования), а затем направляли в этот район средства для их уничтожения (включая корабли и самолеты). В 1944 году союзники начали разрабатывать тактику борьбы с немецкими лодками, шедшими на перископной глубине и не нуждавшимися во всплытии. Но они не были готовы сражаться с субмаринами, способными двигаться в подводном положении со скоростью 20 узлов.

По сути дела, тип XXI обладал такими характеристиками малозаметности, которые позволяли ему избегать обнаружения вплоть до нанесения удара по противнику, а затем уходить на высокой скорости. В Германии строилось 118 таких лодок, но из-за различных проблем в промышленности в строй она сумела ввести всего четыре. И ни одна из них не успела потопить вражеский корабль. Войска союзников захватили оставшиеся лодки типа XXI в качестве трофеев, и на их основе создавали собственные проекты, разрабатывая более современную противолодочную технику и тактику борьбы с субмаринами. Так, тип XXI лег в основу советских подводных лодок проекта 613 (класс Whiskey по натовской классификации), а со временем по этому образцу крупную партию субмарин построили китайцы.

George Washington

Мы сегодня как должное воспринимаем самый распространенный компонент сил ядерного сдерживания — атомную подводную лодку, ощетинившуюся ракетами и способную разрушить дюжину городов на другом континенте. Такие подводные лодки являются самой надежной составляющей ядерной триады, поскольку никакой противник не в состоянии уничтожить целый подводный флот до того, как полетят ракеты.

Создание этого компонента сдерживания началось в 1960 году с подводной лодки George Washington. Это увеличенная версия атомных ударных подводных лодок класса Skipjack. В конструкции субмарины George Washington предусмотрено место для 16 баллистических ракет «Поларис». Когда «Поларисы» поступили на вооружение, эта подводная лодка получила возможность наносить удары по целям на удалении до 1600 километров, используя головную часть мощностью 600 килотонн. Со временем лодки получили более современные ракеты «Поларис-3» с тремя боеголовками и с дальностью 4000 километров. Лодки класса George Washington были довольно медленными для ударных субмарин, но исключительно тихими. Ракетоносец George Washington положил начало тактике ядерного сдерживания «уходи и прячься», которую до сих пор используют пять из девяти ядерных держав мира.

До 1967 года лодки George Washington и их сестры были единственными современными «бумерами». Их громыхающие советские аналоги несли на борту лишь по три ракеты, и для производства пуска обычно должны были всплывать на поверхность. Из-за этого снижалась их ценность как компонента сдерживания. Но вскоре практически все ядерные державы скопировали лодки класса George Washington. Первая атомная подводная лодка с баллистическими ракетами класса Yankee вошла в боевой состав флота в 1967 году, первая лодка класса Resolution в 1968-м, а первая французская субмарина Redoutable в 1971-м. За ними со временем последовал Китай, хотя первая по-настоящему современная атомная подводная лодка-ракетоносец была введена в строй в КНР совсем недавно. Ракетоносная атомная субмарина индийских ВМС Arihant войдет в боевой состав в будущем году или чуть позднее.

Читайте также: Пять кораблей — реальное будущее китайских ВМС

Пять лодок класса George Washington выполняли задачи по патрулированию вплоть до 1982 года, когда из-за договора ОСВ-2 их пришлось снять с вооружения. Три из пяти субмарин (включая первую George Washington) оставались в строю в качестве атомных ударных подводных лодок еще несколько лет.

Los Angeles

Эти лодки увековечил в своих книгах «Охота за „Красным Октябрем“» и «Красный шторм поднимается» Том Клэнси. Подводные лодки Los Angeles — это самый большой по численности класс атомных субмарин в истории. Всего было построено 62 лодки этого проекта, а первая вступила в строй в 1976 году. 41 лодка остается в боевом составе ВМС по сей день, составляя костяк подводного флота США.

Подводная лодка типа Los Angeles (или проект 688) — это выдающийся образец оружия холодной войны, способный с одинаковой степенью эффективности вести борьбу с надводными и подводными кораблями. В случае начала войны они должны были проникать в районы расположения советских баз, где российские атомные субмарины с баллистическими ракетами находились под плотной защитой подводных лодок, надводных кораблей и самолетов, а также защищать американские авианосные ударные группы.

В 1991 году две ударные лодки типа Los Angeles произвели первый за всю историю залповый пуск крылатых ракет по наземным целям. Появилось совершенно новое представление о том, как подводные лодки могут влиять на ход и исход войны. Субмарины с крылатыми ракетами издавна участвовали в дуэли между США и СССР в годы холодной войны, но основное внимание тогда уделялось доставке ядерных боеприпасов к цели и ударам по кораблям. Ракеты «Томагавк» морского базирования дали США новое средство борьбы с системами ограничения и воспрещения доступа и маневра. Эта концепция оказалась настолько успешной, что четыре «бумера» класса Ohio переоснастили крылатыми ракетами, а подводная лодка Florida наносила первые удары в ходе интервенции в Ливии.

Последняя подводная лодка класса Los Angeles может быть выведена из состава ВМС в какой-то момент в 2020 годы, хотя посторонние факторы могут задержать этот процесс. К тому времени новые образцы наверняка превзойдут проект 688 по возможностям нанесения ударов против наземных целей, а также ведения противолодочной борьбы. Тем не менее, лодки Los Angeles уже увековечили себя в истории как главное подводное оружие самых сильных в мире ВМС на протяжении пяти десятилетий.

Заключение

К счастью, Соединенные Штаты Америки и Советский Союз не допустили прямого конфликта в годы холодной войны. А это значит, что техника и приемы современной подводной войны никогда не применялись в состоянии гнева. Тем не менее, каждая страна, претендующая на звание серьезной морской державы, строит или покупает современные подводные лодки. Новая война подводных лодок будет очень сильно отличаться от предыдущей, и сейчас трудно спрогнозировать, какой она будет. Но мы можем с уверенностью говорить о том, что эта борьба будет вестись молча.

Следует также с почтением отметить следующие образцы подводных лодок: Ohio, 260O-21, проект 941 «Акула», проект 705 «Лира», Seawolf, Swiftsure, I-201, проект 636 «Варшавянка», лодки типа С, тип VII.

Роберт Фарли (Robert Farley) — адъюнкт-профессор Паттерсоновской школы дипломатии и международной торговли (Patterson School of Diplomacy and International Commerce). В область его интересов входят вопросы национальной безопасности, военной доктрины, и морские дела.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Время атома

Дальше наступила эпоха атомных двигателей, ракет и ядерных боеголовок — на флот они приходили порознь, хотя и образовывали причудливейшие сочетания.

Первой атомной подводной лодкой был американский USS Nautilus, впервые вышедший в море на атомном котле в 1955 году, а в августе 1958 года — в качестве ответа на советский «Спутник» — достигший Северного полюса. Это был корабль — демонстратор технологий, хоть и вооружённый 6 торпедными аппаратами. Ядерный реактор грел воду, пар поступал в турбины, обеспечивая «Наутилусу» с подводным водоизмещением в 4222 тонны подводный ход в 23 узла.

Для быстроты постройки были взяты обводы обычной дизельной лодки. Проблемы с вибрациями и шумами не были оценены — на ходу в 4 узла сонар забивался собственными шумами, а субмарину было слышно издалека. Но атомный реактор обеспечивал лодке крайне большой запас хода, и поэтому именно урановые реакторы определили следующий этап строительства подводных флотов. Но это не была единственная приходящая на субмарины технология.

С 1947 года США вели разработку флотской крылатой ракеты Regulus. С германской V -1 её роднит только то, что обе относились к классу крылатых ракет. У Regulus был турбореактивный (а не пульсирующий воздушно-реактивный, как у «немки») двигатель J 33, размещённый не на консоли, а в корпусе; куда более совершенная система управления.

Первый пуск ракеты Regulus (запускаться они могли только из надводного положения) был произведён в 1953 году с палубы лодки USS Tunny 1942 года выпуска; под носитель крылатых ракет она была переоборудована, изначально относясь к классу Gato. Такой же переделке подверглась лодка USS Barbero, класса Balao. А вот две дизельные лодки класса Grayback, вступившие в строй в 1958 году, были специально построены как носители крылатых ракет.

Однако время лодок, нуждавшихся во всплытии для применения главного оружия, из-за чего они становились крайне уязвимыми, уже прошло…

В завершение технологической интермедии скажем о первой советской атомной подлодке «Ленинский комсомол», К-3, единственном корабле проекта 627. Она строилась изначально как атомная, с соответствующими обводами: денег и времени на корабли-демонстраторы СССР не имел — и первоначально её должны были оснастить уникальным оружием, ядерной торпедой Т-15, со стомегатонной боеголовкой и ядерным двигателем. Потом, по мере развития технологий баллистических ракет, появились другие возможности стратегического сдерживания, но на рубеже 1940–50-х гг. это была единственная возможность СССР ответить США. Когда она не понадобилась, К-3 оснастили обычными торпедами, как и лодки усовершенствованного проекта 627А, — задача изоляции Европейского ТВД никуда не ушла.

Publication Date:

Российская аннексия Крыма в 2014 году и последующее наращивание российских военных сил в регионе сопровождается общим ростом военно-морской активности, в т.ч. агрессивной активности, затрагивающей морские интересы стран НАТО за пределами Черного моря. Это стало причиной повышенного международного внимания к российским планам военно-морской модернизации. Хотя модернизация эта продвигается медленными темпами, наличие у российского ВМФ возможности размещать эффективные крылатые ракеты большой дальности на относительно небольших кораблях означает, что Россия остается серьезной региональной морской державой, которая в случае конфликта может нанести удар не только по своим непосредственным соседям, но и по многим странам Европы.

Российские планы в сфере военного кораблестроения

В ближайшие десятилетия стратегическое ядерное сдерживание будет оставаться первоочередной задачей российского ВМФ. Именно поэтому программа строительства атомных подводных лодок получает приоритетное финансирование, и недавние сокращения бюджета на ней практически не отразились.

Основные российские проекты строительства подводных лодок таковы:

  • Ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) Проекта 955 «Борей», который в течение следующих 15 лет заменит остающиеся в строю субмарины Проектов 667БДР и 667БДРМ (Delta III и Delta IV по западной классификации). Три лодки класса Борей уже введены в строй, три находятся на стадии строительства, и еще на две уже размещен заказ.
  • Атомные подводные лодки с крылатыми ракетами (ПЛАРК) Проекта 885 «Ясень». Это большие и дорогие субмарины. Одна лодка этого типа уже введена в строй, а всего планируется построить восемь. Ввиду финансовых ограничений к 2020 году, скорее всего, будут построены всего две таких подлодки.
  • Новые, более компактные и дешевые атомные подлодки двух типов. Первый тип предназначен для защиты ударных корабельных групп от подводных лодок противника, а второй будет вооружен крылатыми ракетами. Строительство этих лодок начнется через год или два. Всего к 2040 году планируется ввести в строй 16-18 субмарин.
  • Дизельные подводные лодки проекта «Калина» с анаэробной (воздухонезависимой) двигательной установкой, которые придут на смену подлодкам Проекта 677 «Лада». Хотя командующий российским ВМФ заявил, что разработка лодки с анаэробной установкой будет завершена к концу 2016 года, пока неясно, на какой стадии сейчас находятся данный проект.

Что же касается надводных сил, то для российских ВМС в настоящее время строятся в основном небольшие корабли и катера, а проекты больших кораблей находятся на окончательных этапах разработки. Основные проекты в данной области таковы:

  • Фрегаты Проекта 22350 («Адмирал Горшков»). Строительство этих кораблей продвигается крайне медленно даже по не слишком требовательным меркам современного российского кораблестроения. В настоящее время строится восемь таких фрегатов. Один из них должен быть построен до конца этого года. При нынешних темпах российские ВМС будут иметь пять таких кораблей к 2025 году и девять к 2030-му.
  • Фрегаты (сторожевые корабли) Проекта 11356Р/М «Адмирал Григорович», которые представляют собой модернизированный советский проект. Всего заказано шесть таких кораблей, которые призваны заполнить пробел, возникший вследствие медленных темпов строительства фрегатов Проекта 22350. Строительство последних трех кораблей этой серии в настоящее время приостановлено из-за разрыва военно-технического сотрудничества с Украиной, которая поставляла газотурбинные установки для данного проекта.
  • Корветы Проекта 20380 («Стерегущий»). Четыре таких корвета несут боевую службу, семь находятся на стадии строительства, и еще на девять уже размещен заказ. Первоначально к 2020 году планировалось построить 18 кораблей, однако из-за сложностей, связанных с западными санкциями, в реальности в указанный срок российский ВМФ скорее всего получит 12-14 таких кораблей.
  • Корветы (патрульные корабли) Проекта 22160 («Адмирал Быков»). В настоящее время строятся два таких корабля, еще на четыре уже размещен заказ, а всего в течение следующих 10-15 лет будет построено двенадцать. Ожидается, что у этих корветов по сравнению с их предшественниками будет большая дальность и автономность.
  • Малые ракетные корабли проекта 21631 (Буян-М). Эти корабли спроектированы для службы прежде всего в Каспийской флотилии и Черноморском флоте. Три уже несут боевую службу, два проходят морские испытания, и еще четыре находятся на стадии строительства.
  • Эскадренные миноносцы Проекта 23560Лидер»). Строительство этих кораблей водоизмещением в 15 000 тонн должно начаться в 2018-2019 году. Всего к 2035 году запланировано передать ВМС 12 таких эсминцев. Некоторые аналитики считают, что в связи с финансовыми ограничениями в реальности будет построено всего 3-4 корабля.
  • Новые большие десантные корабли водоизмещением как минимум 14 000 тонн, предназначенные в том числе для экспедиционных задач. Строительство этих кораблей, вероятно, начнется к 2020 году.

Насколько выполнимы российские планы в сфере кораблестроения?

Из официальных заявлений складывается впечатление, что российский ВМФ быстрыми темпами восстанавливает свою былую мощь. На самом же деле многие из российских проектов в данной сфере сильно отстают от графика и сопровождаются перерасходом средств. В результате этого некоторые из наиболее важных проектов пришлось сократить в объемах или сдвинуть сроки их выполнения на несколько лет.

Основные причины задержек и перерасхода средств связаны с такими факторами, как:

а) долгосрочное снижение российского потенциала в области военно-морских НИОКР;

б) неспособность России модернизировать свою судостроительную отрасль, которая считается одной из наиболее отсталых, нуждающихся в структурных реформах и пострадавших от западных санкций отраслей российской оборонной промышленности;

в) бюджетные ограничения, которые в последние годы еще больше усугубились в связи со спадом в российской экономике.

Российская судостроительная отрасль в своем нынешнем виде сформировалась преимущественно в 60-70 годах прошлого столетия, а ее конструкторский потенциал практически застыл на уровне 80-х. В результате российские военно-морские НИОКР на несколько десятилетий отстают от уровня западных и азиатских технологий. Российское руководство признало эту проблему в конце 2000-х годов. Оно предприняло попытку стимулировать освоение западного ноу-хау путем участия в совместных проектах – таких, например, как строительство российской версии французских десантных кораблей Мистраль. Кроме того, были запущены совместные гражданские судостроительные проекты с такими иностранными фирмами, как Saipem, Wartsila и STX. Однако замораживание военного сотрудничества со странами НАТО в 2014 году в результате украинского конфликта практически перекрыло России возможность наверстать отставание путем заимствования западного ноу-хау. Поэтому данное отставание от ведущих западных игроков в сфере военно-морских технологий, скорее всего, останется весьма значительным.

Западные санкции также привели к возникновению серьезных проблем с поставками комплектующих в судостроительной отрасли. Особенно это касается оборудования для навигации и связи. Большая часть подобного оборудования в России не производится, и поэтому российская промышленность давно зависит от импорта высококачественных комплектующих из Европы. В настоящее время предпринимаются усилия по запуску необходимого производства в России, однако качество российских аналогов западного оборудования остается относительно низким, а цены – относительно высокими.

Хотя в последние годы ситуация в российском кораблестроении несколько улучшилась, данная отрасль остается одной из наименее успешных во всей российской оборонной промышленности. Российские аналитики утверждают, что Объединенная Судостроительная Корпорация (ОСК) является самой неэффективной государственной корпорацией в оборонной отрасли. Они считают, что ОСК – слишком крупная компания с раздутым штатом менеджеров. Одной из причин ее неудач также считают неоправданную стратегию совмещения в рамках единой корпоративной структуры военного и гражданского кораблестроения.

Финансовые ограничения

В Государственной программе вооружений на 2011-2020 год (ГПВ-2020) на военное кораблестроение предусмотрено выделить 5 триллионов рублей. Это четверть всех расходов на данную программу, и почти в 2 раза больше суммы, выделенной на сухопутные и воздушно-десантные войска вместе взятые. По мнению российских аналитиков, чтобы выполнить уже заявленные планы по поставкам в сфере военного кораблестроения, соответствующее финансирование в следующей ГПВ нужно будет увеличить до 6-7 триллионов рублей.

При этом финансирование ныне действующей ГПВ-2020 было российскому правительству явно не по карману даже до того, как в 2014 году в стране разразился полномасштабный экономический кризис. В 2010 году военные расходы составляли 1,5% российского ВВП. К 2014 году этот показатель вырос до 3,4%, хотя на то время российская экономика еще могла себе позволить такие расходы. Однако 70% расходов в рамках ГПВ-2020 было запланировано на вторую половину десятилетнего срока программы, т.е. на период после 2014 года. Поскольку рост российской экономики уже начал замедляться еще несколько лет назад, выполнение планов, намеченных в ГПВ-2020, означало бы рост российских военных расходов до неподъемных 6-8% ВВП даже без учета сокращении государственного бюджета, вызванных резким падением мировых цен на нефть.

Прогноз состояния российского ВМФ в 2020-2030 годах

Данные в нижеследующих таблицах основаны на официально заявленных российских планах строительства боевых кораблей и подводных лодок, с поправкой на наш собственный анализ финансовых и производственных ограничений, стоящих перед российским ВМФ. Судя по этим данным, в течение следующих 15 лет российский флот подводных лодок, малых кораблей и катеров будет существенно обновлен, однако программа строительства нового поколения больших надводных боевых кораблей будет находиться лишь на ранних этапах.

Таблица 1. Подводные лодки российских ВМС

Атомные подводные лодки типа “George Washington”

SSBN-598 “George Washington” 01.11.1957 / 09.06.1959 / 30.12.1959
SSBN-599 “Patrick Henry” 27.05.1958 / 22.09.1959 / 11.04.1960
SSBN-600 “Theodore Roosevelt” 20.05.1958 / 03.10.1959 / 13.02.1961
SSBN-601 “Robert E. Lee” 25.08.1958 / 18.12.1959 / 15.09.1960
SSBN-602 “Abraham Lincoln” 01.11.1958 / 14.05.1960 / 08.03.1961

Первыми носителями БРПЛ Polaris A1 должны были стать атомные ракетные подводные лодки типа “George Washington” (название головной лодки в серии). При ее создании за основу взяли проект атомной торпедной лодки “Skipjack”, строившейся для нужд флота. Такой подход позволил сократить срок постройки и достигнуть определенной экономии финансовых средств. За рубкой был добавлен 40-метровый ракетный отсек, в котором размещались 16 пусковых ракетных шахт. По своей конструкции эта ПЛАРБ относилась к полуторакорпусным лодкам. Ее обводы были оптимизированы для достижения максимальной подводной скорости. Второй отсек был удлинен в связи с необходимостью размещения дополнительной аппаратуры. В его трюме был установлен гироскопический успокоитель качки. Он почти в пять раз снижал амплитуду качаний на глубинах до 50 м, что повышало точность стрельбы. В третьем отсеке располагались ракетные шахты, оборудование, обеспечивавшее обслуживание, подготовку и старт ракет. Здесь же хранился запас сжатого воздуха для стрельбы. Ракеты загружались в шахты в пусковых контейнерах. Остальные отсеки остались без изменений.

На лодке стоял один многолопастный гребной винт. На субмарине устанавливалась также вспомогательная дизель-электрическая установка, которую можно было использовать в случае аварии главной энергетической установки (ГЭУ). Под дизелями лодка могла двигаться с пятиузловой скоростью. Помимо ракетного вооружения субмарина оснащалась торпедными аппаратами с боезапасом в 18 торпед Мк16 mod 6 или Мк37, предназначавшихся для самообороны. В 1974 году при очередном перевооружение эти торпеды заменили на Мк48.

Несмотря на то, что рабочая глубина погружения составляла 220 м, пуски ракет можно было провести с глубины не более 25 м при скорости не больше пяти узлов и только последовательно Первая ракета могла стартовать через 15 минут после получения соответствующего приказа. Подготовку ракет к стрельбе и контроль их технического состояния обеспечивала автоматизированная система управления Mk 80. Ракета выбрасывалась сжатым воздухом из пусковой шахты на поверхность, после чего включался маршевый двигатель первой ступени. В течение всего активного срока службы эти ракетоносцы были нацелены на решение задач по поражению крупных площадных слабозащищенных целей в первом массированном ядерном ударе. Учитывая сравнительно малую дальность полета баллистических ракет, для них приходилось выбирать районы боевого патрулирования в Северной Атлантике и в Средиземноморье. Все они вошли в состав 14-ой эскадры подводных лодок Атлантического флота. В качестве передового пункта базирования была выбрана бухта Холи-Лох в северной части залива Ферт-оф-Клайд Ирландского моря. В 1960 году с правительством Великобритании был заключен договор на строительство в этой бухте комплекса сооружений для обслуживания американских ПЛАРБ под одноименным названием. Такой выбор не был случайным. Холи-Лох находился за пределами досягаемости советских БРСД Р-12, состоявших в на то время на вооружении РВСН. К тому же он был близок к районам боевого патрулирования. Хотя американские ПЛАРБ “George Washington” не были лишены конструктивных недостатков (главный из них была нерациональная компенсация горизонтальных и вертикальных нагрузок, осуществляемая за счет амортизации пускового стакана посредством гидродинамических амортизаторов, что не позволяло использовать весь объем пусковой шахты) они практически по всем показателям превосходили советские атомные ракетные лодки проекта , введенные в строй в тоже время. В период с 1964 по 1967 год все пять субмарин перевооружили на новые ракеты Polaris A3 и модернизировали. При этом пришлось переделать пневматическую систему выброса ракеты из шахты на парогазовую. Начиная с 1974 года, при проведении очередного капитального ремонта ПЛАРБ, были установлены БРПЛ “Поларис-А3Т”.

Водоизмещение 5959–6019 т
Водоизмещение полное 6709–6888 т
Длина 116,3 м
Ширина 10 м
Осадка 8,8 м
Силовая установка:
1 × водо-водяной ядерный реактор S5W
2×турбины суммарной мощностью 15000 л. с. (11000 кВт)
1×7-лопастной винт
Скорость надводная 20 узлов
Скорость подводная 25 узлов
Рабочая глубина 210 м
Предельная глубина 270 м
Автономность плавания – ограничено только запасами провианта
Экипаж:
два экипажа (Синий/Золотой) состоящие из 12 офицеров и 100 матросов каждый.
Вооружение:
Ракетное вооружение – 16 ракет Поларис A1/A3
Минно-торпедное вооружение – 6×ТА калибра 530 мм, (торпеды Mark 16, Mark 37, Mark 48)

Киль Джорджа Вашингтона был заложен в подразделении электрических лодок General Dynamics , Гротон, Коннектикут, 1 ноября 1958 года. Первый в своем классе , он был спущен на воду 9 июня 1959 года при спонсорской поддержке г-жи Олли Мэй Андерсон (урожденная Роулинс), жены. министра финансов США Роберта Б. Андерсона и введен в строй 30 декабря 1959 г. как ПЛАРБ-598 под командованием командующего Джеймсом Б. Осборном синей командой и командующего Джоном Л. Фром-младшим под командой золотой.

Джордж Вашингтон изначально закладывался как ударная подводная лодка USS Scorpion (SSN-589) . Во время строительства она была увеличена за счет установки секции баллистической ракеты длиной 130 футов (40 м) и переименована в « Джордж Вашингтон» ; другая строящаяся подводная лодка получила первоначальное название и бортовой номер . Внутри переднего аварийного люка Джорджа Вашингтона сохранилась табличка с ее первоначальным именем. Поскольку конструкция отсека баллистической ракеты Джорджа Вашингтона предназначалась для повторного использования на кораблях более поздних классов, секция, вставленная в Джордж Вашингтон, была спроектирована с большей глубиной испытания, чем остальная часть подводной лодки.

В 1957 году ВМС США начали использовать подводные лодки в качестве средства ядерного сдерживания, когда пара дизель-электрических лодок времен Второй мировой войны, USS Tunny и USS Barbero , переоборудованные для перевозки пары крылатых ракет Regulus , начали действовать как средство сдерживания. патрули. К этим двум вскоре присоединились пара специально построенных дизельных лодок и катер с ядерным двигателем USS Halibut . Однако использование Регулуса в качестве сдерживающего фактора имело ряд ограничений; как крылатая ракета , она была уязвима для перехвата истребителями, имела ограниченную дозвуковую скорость и имела дальность действия менее 1000 км, в то время как самая большая из вооруженных лодок Regulus могла нести максимум пять ракет. Кроме того, для запуска ракеты подводная лодка должна была подняться на поверхность, и ракета управлялась радиосигналом, передаваемым с корабля, самолета или наземной станции. Чтобы преодолеть эти ограничения, ВМФ обратился к баллистическим ракетам .

Ввод в эксплуатацию « Джорджа Вашингтона» 30 декабря 1959 года, первый запуск подводной лодки «Поларис» 20 июля 1960 года и ее первое сдерживающее патрулирование с ноября 1960 года по январь 1961 года стали кульминацией четырех лет напряженных усилий. Первоначально ВМФ работал над морским вариантом баллистической ракеты средней дальности Юпитер армии США , создавая четыре большие ракеты на жидком топливе на каждую подводную лодку. Контр-адмирал У. Ф. «Красный» Рэборн был назначен начальником военно-морских операций адмиралом Арли Берк главой специального проектного бюро по разработке Юпитера для военно-морского флота, начиная с конца 1955 года. Однако на конференции по подводным лодкам проекта Нобска в 1956 году физик Эдвард Теллер заявил, что компактная боеголовка мощностью в 1 мегатонну может быть произведена для относительно небольшой твердотопливной ракеты Polaris , и это побудило ВМС выйти из программы Юпитер в декабре того же года. Вскоре адмирал Берк сосредоточил все стратегические исследования ВМФ на Полярной Земле, все еще находясь в ведении Специального проектного бюро адмирала Рэборна. Проблемы подводного пуска, создания подводной лодки на 16 ракет, точной навигации для точного наведения ракет и многие другие были решены быстро. Для сравнения: современные советские подводные лодки с баллистическими ракетами класса « Гольф» и « Отель » несли только по три ракеты каждая; Советы не вводили в эксплуатацию ПЛАРБ, сопоставимую с классом «Джордж Вашингтон», до 1967 года, когда были введены в эксплуатацию подводные лодки класса « Янки» .

Субмарины как носители баллистических ракет

В 1960-е подводные флоты приняли свои современные очертания. Основной ударной силой стратегического масштаба стали атомные подводные лодки с запускаемыми из подводного положения баллистическими ракетами на борту. Лидировали тут американцы с двухступенчатой твердотопливной ракетой Polaris. Испытывали её с 1958 года, впервые из-под воды запустили летом 1960 года с борта атомной субмарины USS George Washington. Эта лодка подводным водоизмещением 6888 тонн получила 16 пусковых шахт, из которых ракеты могли уйти к целям на расстоянии до 2200 км у первой модификации Polaris.

Более бедный СССР своевременного ответа дать не мог. Жидкостные ракеты Р-13 пришлось размещать на дизельных подводных лодках проекта 629 и атомных проекта 658 по три штуки в ограждении рубки. Запуск — из надводного положения. Лодка всплывала, стартовый стол поднимался из шахты — страшно подумать, как светилась 12-метровая ракета на экранах радаров противолодочных самолётов. А ещё перед пуском ракету в течение часа приходилось заправлять горючим, хранившимся в цистернах. И дальность у неё была много меньше Polaris — 600 км. Только боеголовка была мощнее — мегатонна против 600 килотонн, впрочем, мощь «Поларисов» быстро достигла 1,2 мт.

И у следующей советской ракеты, Р-21, дальность уступала американцам — 1420 км против 2800 у «Поларис А2». И опять только 3 ракеты на нашей лодке, и у 14 дизельных проекта 629А, и у 7 атомных проекта 658М против 16; но уже появилась возможность подводного старта. Несколько сократить отставание от американцев удалось одноступенчатой жидкостной ракете Р-27. В 1974 году её модификация Р-27У имела дальность в 3000 км, на которую могла забрасывать мегатонную боеголовку. Но американский Polaris A 3 с 1964 года имел дальность в 4600 км, забрасывая на неё 3 БЧ индивидуального наведения по 200 кт каждая.

Однако 34 советские атомные подводные лодки проекта 667 «Навага», по 16 ракет Р-27У на каждой, вступавших в строй с 1967 по 1974 год, позволили говорить о достижении паритета и в подводном компоненте стратегических ядерных сил… Ну а окончательно он был достигнут с принятием на вооружение в 1974 году двухступенчатой жидкостной ракеты Р-29, развёрнутой на 18 атомоходах серии 667Б «Мурена». Каждая лодка несла по 12 ракет, имеющих дальность в 7800 км и доставляющих к цели мегатонные боеголовки.

Следующие четыре лодки — проект 667БД, «Мурена-М», — вступившие в строй в 1975 году, несли по 16 ракет Р-29Д, дальность уже 9100 км, но боеголовка чуть меньше, 800 кт против мегатонны у Р-29. Но США с 1976 года уже приступили к строительству лодок класса Ohio, при подводном водоизмещении 18 750 т несущих по 24 ракеты Trident II с дальностью в зависимости от нагрузки от 7800 до 11 300 км, способными нести до 14 стокилотонных боеголовок. На это СССР ответил строительством серии тяжёлых ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 941 «Акула».

Это самые большие подводные лодки в мире, с подводным водоизмещением в 48 000 тонн. Вооружение — 20 трёхступенчатых твердотопливных ракет Р-39. Дальность — 8300 км, нагрузка — десять БЧ индивидуального наведения по 200 кт. Построено с 1981 по 1989 год было 6 лодок, в строю ныне одна — ТРПКСН «Дмитрий Донской»; теперь она несёт 20 трёхступенчатых ракет «Булава» дальностью в 9300 км.

Инфографика: © L!FE

Превзошли американцев российские ракеты подводных лодок лишь в постсоветское время. В 2008 году жидкостная ракета «Синева» с борта подлодки «Тула» установила рекорд дальности стрельбы — 11 547 км против 11 300 у находящихся на боевом дежурстве американских Trident II. Это те ракеты, которые стоят сегодня на боевом дежурстве, на семи стратегических подводных крейсерах — опять К — проекта 667БДРМ. В последнее время к ним добавилось ещё три крейсера проекта «Борей» с «Булавами»; ещё пять — в процессе постройки. Меньшая дальность «Булавы», по сравнению с «Синевой», компенсируется удобством эксплуатации. Вот тот компонент российской стратегической триады, который служит противовесом 14 американским Ohio по 24 ракеты Trident II на каждой.

Ну а 11 ноября 2015 года произошло событие, замкнувшее спираль гонки подводных вооружений. Российские телеканалы показали материал о российской атомной торпеде «Статус-6». Атомная — значит приводимая в действие атомным реактором, разгоняющим её до скорости в сто узлов, 185 км/час, и обеспечивающим дальность хода до 10 000 км. Идти к цели это оружие может на километровой глубине, неся боеголовку, которую оценивают мощностью до ста мегатонн, возможно в кобальтовой рубашке, резко повышающей мощность радиоактивного заражения.

Фото: © wikipedia.org

«Статус-6» — это не оружие в привычном смысле слова. Это — «машина Судного дня», предложенная в 1960 году Германом Каном. Устройство, обнуляющее для возможного противника возможность нанести поражение России, развернув высокоэффективную систему противоракетной обороны, например. «Статус-6» гарантирует, что в глобальной войне при любом ходе дел, даже самом неблагоприятном, Россия не окажется единственным проигравшим, а выигравших просто не будет. Довольно сильный аргумент в пользу сохранения мира и решения споров путём переговоров — аргумент, к которому пришло стратегическое состязание подводных флотов!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector