15 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Военный портал

Военный портал

  • На главную

Блоги

Популярное

Вторая мировая война

Военные картинки

Военно исторический музей

Содержание

  • Новости и публикации
  • Научная работа
  • Видеоматериалы
  • Виртуальный тур
  • Фотогалереи
  • Руководители
  • Гостевая книга
  • Вакансии
  • Контакты

14-я ДИПЛ

  • Командиры подводных лодок 14-й ДиПЛ
  • Командование 14-й ДиПЛ ЧФ 1945 – 1990 гг.
  • Биографии командиров 14-й дивизии ПЛ ЧФ
  • Приложение №1
  • Приложение №2
  • Приложение №3
  • Приложение №4
  • Приложение №5
  • Приложение №6
  • Приложение №7

История создания и развития 14-й дивизии ПЛ ЧФ

Послевоенный период можно назвать периодом бурного развития дизельных подводных лодок ЧФ, активного освоения подводных лодок 613, 644, 665, 651, 641, 877 проектов, поиска и освоения новых методов их боевого использования. В 60-х годах на ЧФ имелись три отдельные бригады подводных лодок и два дивизиона. 155 ОБРПЛ, имеющая в своём составе подводные лодки 613 проекта, базировались в Балаклаве, 27 ОБРПЛ пр. А-615 также находилась в Балаклаве, в Севастополе стояла 153 ОБРПЛ, имеющая лодки пр.613. По одному дивизиону лодок 613 проекта базировались в Феодосии и в Одессе. 30 марта 1967 года была сформирована 14-я дивизия пл КЧФ. Для этого периода характерна большая напряженность боевой подготовки, полное отсутствие элементов упрощенства. Особое внимание уделялось торпедной подготовке. Большое количество надводных кораблей на ЧФ в это время позволяло формировать мощные ОБК, состоящие из крейсеров пр. 68 бис, эсминцев пр. 30 БИС – 6-8 кораблей. Стрельба торпедами отрабатывалась подводными лодками только залповая из носовых и кормовых ТА. Со временем в составе ОБК в качестве главных целей выступали противолодочные крейсера «Москва», «Ленинград», в составе их непосредственного ближнего охранения большие противолодочные и сторожевые корабли. С появлением в составе флота десантных кораблей атаки выполнялись и по ДЕСО, при этом он имел как ближнее, так и дальнее противолодочное и противоминное охранение. Использовались торпеды 53-51, 53-56В, как правило, минимум по 4 торпеды в залпе, в последующем торпеды САЭТ–60, 53-61, 53-65К. Развивалась противолодочная подготовка, выполнялись стрельбы в дуэльной ситуации торпедами СЭТ-53, СЭТ-65. всё это требовало очень высокой выучки от личного состава, и особенно тактической подготовки от командиров ПЛ. И действительно, командиры подводных лодок того времени были асами торпедной стрельбы, а умение их грамотно принять решение по выходу в торпедную атаку высоко ценилось среди подводников, как впрочем, и сейчас. Также большое внимание уделялось минной подготовке. Причём отрабатывался полный цикл действий при минной постановке: загрузка полного комплекта мин в торпедные аппараты и на стеллажи. Далее лодки развёртывались в район минной постановки, производили его доразведку, ставили в первую ночь первые линии активных минных заграждений, после чего уходили скрытно в район ожидания. Как правило, в районе ожидания подлодка ложилась на грунт, производила перезарядку торпедных аппаратов. С наступлением темноты снова переходила в район постановки последующих линий заграждений. Причем использовались только автономные средства навигации. В целом это были очень сложные задачи, которые требовали отличной подготовки всего экипажа, но особенно штурманов и минёров. Активно отрабатывались на штабных маневрах и фактически в море действия торпедных подводных лодок в составе завес 2-х лодочного и 3-лодочного состава. Это был большой шаг вперед в боевом использовании подводных лодок по сравнению с позиционным методом, который применялся в годы войны.

В 1961 году в состав 155 ОБРПЛ пришла из завода «Красное Сормово» первая ракетная ПЛ пр. 644 «С-69» под командованием капитана 3 ранга Кржижановского Владислава Ивановича. Это была переоборудованная под ракетную ПЛ пр.613 с двумя контейнерами в корме для хранения и пуска первых крылатых ракет для стрельбы по берегу П-5 (в дальнейшем их модификации П-5С, П-5Д) Так 155 ОБРПЛ приступила к освоению нового оружия – ракетного оружия. Дело это было сложное, требовало от личного состава освоение ракетного и навигационного комплексов типа «Север» и «Сила», астронавигационного комплекса «Лира». Поэтому длительное время лодка «С-69» стояла у пирса, периодически производя пуски с привлечением представителей промышленности заводов- изготовителей. Однако, с вступлением в должность командиром бригады контр-адмирала Лазарева Георгия Васильевича в 1963 году, подводная лодка «С-69» начала делать уже прицельные пуски. Вслед за «С-69» в 155 ОБРПЛ пришли в 1966 г. ракетные лодки пр. 644 с ракетным комплексом П-5 пл «С-46», командир капитан 2 ранга Гик, «С-162», командир капитан 2 ранга Крестовский. Затем в бригаду пришла ракетная подводная лодка пр. 665 «С-165», командир капитан 2 ранга Изюмов. Надо отметить большую роль командиров ракетных лодок Кржижановского, Амаева, в дальнейшем Сергеева, Крестовского, Изюмова, флагманского штурмана 155ОБРПЛ капитана 3 ранга Ковалева Я.А., флагманского ракетчика капитана 3 ранга Барышева Валентина Владимировича, специалиста 4 отдела флота капитана 1 ранга Шипкова Ивана Петровича. Это их трудами были разработаны первые «наставления» по боевому использованию навигационных и ракетных комплексов пл ЧФ.

Командирами бригад, командирами ракетных лодок разрабатывалась тактика боевого использования ракетных ПЛ. Командиры подводных лодок, их офицеры, офицеры штабов бригады, флота очень много делали для освоения этих подводных лодок и их боевого использования . 155 ОБПЛ к 70-м годам стала ракетно-торпедной бригадой, что значительно повысило её боевую мощь особенно, когда в качестве боевых частей ракет стали, применяться АСБЗО. Корабли дивизии пл ЧФ принимали участие в крупнейших маневрах и учениях «Океан-70», «Юг-71», «Запад-73» и в совместных учениях стран Варшавского Договора. В 1979 г. высокую оценку командования получил экипаж пл «С-376» под командованием капитана 2 ранга А. Пастернак, а спустя 7 лет отлично зарекомендовала себя пл «С-197» под руководством комбрига капитана 1 ранга Владимира Жучкова на учениях флотов Болгарии, Румынии и Советского Союза. Офицеры и мичманы дивизии оказывали помощь в подготовке экипажей и эксплуатации подводных лодок в 7-ми государствах: Алжире, Болгарии, Египте, Индии, Ливии, Румынии, Сирии. Черноморские подводники стояли у истоков освоения ракетного оружия в Военно-Морском Флоте. Надо сказать, 155 ОБРПЛ много сделала для освоения баллистических ракет. Подводная лодка «СС-229» (командир капитан 2 ранга Элиас Валентин Иванович) в течение длительного времени обеспечивала отработку и фактические пуски баллистических ракет совместно со стендовыми испытаниями, проводившимися в Балаклаке. Для этого ПЛ «СС-229» прошла переоборудование и имела приборы и оборудование, как атомные ракетные подводные лодки. За освоение нового ракетного оружия, успешные испытания крылатых и баллистических ракет, многие командиры ракетных подводных лодок, флагманские специалисты и офицеры этих лодок были награждены орденами и медалями. Командирам 155 бригады контр-адмиралу Лазареву Георгию Васильевичу, адмиралу Самойлову Владимиру Александровичу, капитану 1 ранга Маркелову Николаю Александровичу, их заместителям капитанам 1 ранга Завгороднему Ивану Николаевичу, Ясневичу Владимиру Ивановичу, командиру 153 брпл контр-адмиралу Цареву Борису Михайловичу и другим пришлось осваивать и торпедное и ракетное оружие, разрабатывать методы боевого использования как ракетных, так и торпедных лодок. И надо сказать, они это делали успешно. Очень активно в этом им помогали 4 отдел флота, оперативное управление штаба флота, отдел боевой подготовки флота, аппарат флагманского штурмана флота, гидрографическая служба флота. К концу 80-х годов 14 дивизия ЧФ насчитывала до 50-ти дизельных подводных лодок 14-ти проектов, которые были способны выполнять любые задачи, возложенные на данный класс кораблей. Значительное их число использовалось в опытных целях для испытания нового вооружения и техники. Немалый вклад внесли черноморские подводники в развитие военно-морской науки. На подводных лодках испытывались образцы современной техники, работали ученые военных научно-исследовательских институтов. С подводной лодки – лаборатории «БС-555», погрузившейся на глубину 300 метров, впервые в мировой истории был осуществлен выход в открытое море акванавтов.

В начале 60-х годов началось несение подводными лодками ЧФ боевого дежурства, боевых служб в Черном и Средиземном морях, с выходом в Атлантику. Наибольшую нагрузку по выполнению задач дальних походов имели торпедные подводные лодки «С-70», «С-384», «С-66», «С-100» и другие, где закалились командиры Громов, Коротченков, Руфеев. Боевое дежурство начиналось с 10 суток и заканчивалось 7-8 месячным боевым дежурством ракетных и торпедных подводных лодок в Донузлаве. В этот период началась отработка совместного несения боевого дежурства ракетных и торпедных подводных лодок в паре, в составе единой тактической группы.

За высокие показатели в БП и ПП 155 бригада в 1967 году в честь 50-летия Великой Октябрьской Социалистической революции была награждена Памятным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета, Совета Министров СССР (на вечное хранение как символ воинской доблести) и в 1972 году Юбилейным Почетным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета, Совета Министров СССР.

За большие заслуги в вооруженной защите социалистической Родины, успехи в боевой и политической подготовке и в связи с 30-летием победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. 30 апреля 1975 года 153 бригада пл ЧФ Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена орденом Красного Знамени. Все эти достижения и успехи были возможны благодаря самоотверженному ратному труду всех категорий подводников. Среди них такие известные на флоте люди, как адмиралы Чурсин С.Е., Герасимов В.И., Самойлов В.Л., Кобельский Л.И., Балтин Э.Д., Египко Н.П., Кравченко В.А., Царев Б.М., Погорелов Ф.И., Ничик Ю.М., капитаны 1 ранга Маркелов М.А., Бежанов В.И., Милованов В.П., Иванов П.П., Наугольников А.К., Жучков В.П., Косткин А.Я., Рогулев Л.Г., Попов В.А., Луценко А.Ф., Паршин Г.П. и многие другие патриоты подводной службы.

15 декабря 1994 года были расформированы 14-я дипл и 153-я обрпл ЧФ. Достойно продолжает дело своих предшественников нынешнее поколение подводников-черноморцев.

ДПЛРК – Проект 644

С-80 13.05.50 / 21.10.50 / 02.12.51
С-44 21.10.50 / 19.05.51 / 31.12.55
С-46 27.03.51 / 09.08.51 / 30.12.52
С-158 32.12.52 / 16.05.53 / 31.12.53
С-162 25.03.53 / 08.07.53 / 28.04.54
С-69 15.01.52 / 16.11.52 / 10.04.53

Работы по созданию в СССР баллистических и крылатых ракет велись парралельно. Над созданием КР работали КБ возглавляемые Г.М. Бериевым и В.Н. Челомеем.Причем бюро возглавляемое Бериевым пошло по пути, сходным с американским. То есть создавало ракету ангарного хранения, которую следовало перед пуском выкатывать из ангара, раскрывать крылья и лишь после этого был возможен запуск. Для крылатых ракет такого типа (П-10) предпологалось переоборудовать большие ДПЛ пр.611. Бюро же возглавляемое Челомеем предложило размещать ракету в специальном контейнере из которого и осуществлялся бы пуск. Старт происходил при помощи пороховых ускорителей а крылья автоматически раскрывались в полёте. В качестве носителя должны были использоваться торпедные ДПЛ пр.613. Крылатая ракета П-5 предназначалась для стрельбы по береговым целям и явилась первой отечественно стратегической КР (СКР). Поскольку она имела турбореактивный двигатель, запуск был возможен только из надводного положения. Причем перед стартом двигатель необходимо было запустить и вывести на рабочий режим. Дальность стрельбы составляла около 300 км. Испытания СКР П-5 проводились на опытовой ПЛ пр.613 С-146 и были завершены к 1959 году. А уже к концу 1960 года в составе ВМФ СССР было шесть ПЛ пр.644 переоборудованных из пр.613. Это были первые отечественные ПЛ с крылатыми ракетами. В соответсвии с проектом разработанным ЦКБ-18 (рабочие чертежи выпущены горьковским ЦКБ-112, ныне ОАО “Лазурит”) переобуродование ПЛ пр.613 происходило без изменения прочного корпуса лодки. Это было достигнуто за счет демонтажа кормовых торпедных аппаратов, снятия запасных торпед носовых торпедных аппаратов и перекомпоновки помещений в носовых отсеках. КР комплекса П-5 размещались в двух прочных контейнерах установленных на палубе надстройки за ограждением рубки, парралельно друг другу. Малые размеры ПЛ пр.613 не позволили установит ракетные контейнеры в носовой части лодки. Целеуказание ракетам осуществлялось при помощи навигационного комплекса “Север-Н-644” и астронавигационного перископа “Лира.” Остальное РЭВ осталось таким же как на ПЛ пр.613. Помимо этого на лодке установили систему управления ракетной стрельбой “Север-А644У” и другое оборудование, системы и устройства обслуживающие ракетный комплекс а также цистерны замещения ракет. В междубортном пространстве была установлена прочная аварийная баластная цистерна, обеспечивающая погружение, плавание в подводном положение и всплытие аварийной ПЛ с одним затопленным ракетным контейнером. Для повышения поперечной остойчивости лодки с высоко расположенными ракетными контейнерами, в киль корабля из надстройки были перенесены балоны ВВД, а твердый баласт размещен в доковом киле. В результате модернизации увеличилась ширина корабля (за счет легкого корпуса), удлиненно ограждение рубки и изменена надстройка.

Читать еще:  X-Caliber: Оружие для выживания

ЭУ состояла из двух дизелей 37Д (кадый мощностью по 2000 л.с.), двух гребных электродвигателей ПГ-101 (каждый мощностью 1350 л.с.) и двух электродвигателей экономичного хода ПГ-103 (каждый мощностью 50 л.с.). Аккумуляторная батарея состояла из свинцов-кислотных элементов 46СУ. Всего было две батареи по 112 элементов в каждой. Вооружение состояло из двух СКР П-5, расположенных в двух внешних ракетных контейнерах и четырех носовых 533-мм ТА. Боезопас 4 торпеды (по другим данным 10) . Прибор управления торпедной стрельбой ПУТС-Л-4.

Основные ТТХ ПЛРК пр.644

Длина наибольшая – 76 м
Ширина наибольшая – 6.6 м
Осадка по КВЛ – 4.7 м
Запас плавучести – 28%
Водоизмещение подводное – 1430 т
Водоизмещение надводное – 1160 т
Глубина погружения рабочая – 170 м
Глубина погружения предельная – около 230 м
Скорость полная надводная – 16 узл.
Скорость полная подводная – 10 узл.
Скорость подводная экономическая – 2 узл.
Скорость подводная в режиме РДП – 6 узл.
Дальность плавания (при скорости 6 узл.) с РДП – 5000 миль
Дальность плавания подводная (при скорости 10 узл.) – 10 миль
Дальность плавания подводная (при скорости 2 узл.) – 260 миль
Экипаж – 55 чел.
Автономность – 35 сут.

Посколько КР хранились полностью готовыми к стрельбе в контейнерах поддерживался особый микроклимат. Стрельба осуществлялась из надводного положения ПЛ при поднятых на 15 градусов к горизонту ракетных контейнеров с открытыми крышками. Пуск производился в корму лодки, т.е. против движения. Стрельба залпом не предусматривалась. При старте первой ракеты, вторая находилась в закрытом контейнере. Согласно проекту стрельба могла осуществляться при волнении на море 4-6 баллов, скорости ветра до 10 м/сек и скорости лодки до 15 узлов. Однако при испытаниях было установлено, что из-за заливаемости контейнеров ракетная стрельба с этих ПЛ возможна при волнении моря до 3 баллов и скорости лодки не более 6 узлов. Лодки проекта 644 в течении 60-х годов находились на боевой службе. СКР П-5 были присущи недостатки, в числе которых отмечалась низкая точность стрельбы. В усовершенствованной модификации П-5Д была применена радиолокационная доплеровская система измерения угла сноса и путевой скорости, а также установлены более точные гироскопы в автопилоте. Кроме того в бортовой системе управления был применен радиовысотомер позволивший ракете совершать полет на меньшей,чем ранее, высоте (до 250 м) и тем самым сделать ракету менее уязвимой для средств ПРО противника. Для испытаний СКР П-5Д была использована ПЛРК пр.644 “С-162” (заводской номер 603). Она была дооборудована до проекта 644Д на заводе “Красное Сормово” и на северодвинском заводе №402. Испытания проводились в конце 1961 года на Белом море. Они потвердили повышенную, по сравнению с КР П-5 точность стрельбы. Усовершенствованная ракета П-5Д была рекомендована комиссией Госприемки к принятию на вооружение. В начале 60-х годов была создана ракета комплекса П-7 с увеличенной дальностью стрельбы и повышенной точностью. Итоговые испытания новой ракеты проводилисьв 1962-1964 в Белом море на ПЛ “С-158” (заводской номер 504) переоборудованной по проекту 644-7 на заводе “Красное Сормово”. Причем предусматривалось возможность стрельбы КР двух типов П-5Д и П-7. Для этого были переделаны ракетные контейнеры, установлены унифицированные пульты предстартовой подготовки и новая система управления ракетной стрельбой. Потребовалось также перебалансировать ПЛ для возможности использования КР комплекса П-7 с большей массой, чем у ракеты П-5. Несмотря на положительные результаты испытаний, ракеты П-5Д и П-7 в серийное производство не пошли. Работы с ними были прекращены в 1965 году, а в 1966 году были сняты с вооружения ракеты комплекса П-5. ПЛРК пр.644 в 1969-1974 гг. были выведены из состава флота. С середины 60-х годов задачи отечественных ПЛ по поражению наземных объектов были возложены на лодки с БР. К этому времени БР стали превосходить КР по дальности стрельбы и защищенности от средств ПРО, а их подводный старт обеспечивал ПЛ лучшую защиту от сил ПЛО. Но в конце 50-х — начале 60-х БР с надводным стартом и малой дальностью стрельбы не имели перед КР комплекса П-5 никаких преимуществ и создание лодок с КР продолжалось. ПЛ “С-69” построена в Николаеве на Черноморском судостроительном заводе. Остальные в Горьком на заводе “Красное Сормово”.

Модификации и дальнейшие работы по дизельным подводным лодкам Проекта 644 (Проект 644Д, Проект 644-7)

Ракетный комплекс П-5 имел сравнительно неважную точность стрельбы, поэтому работы по его совершенствованию велись фактически с момента приемки на вооружение. Результатом этих работ стала крылатая ракета П-5Д, оснащенная радиолокационной доплеровской системой измерения угла сноса и путевой скорости, а также более точными гироскопами в автопилоте.

Кроме того в бортовой системе управления ведением огня был применен радиовысотомер позволивший ракете совершать полет на меньшей высоте (до 250 м) и тем самым сделать ракету менее уязвимой для средств ПРО противника

Чертеж «главного калибра» дизельной подводной лодки Проекта 644, крылатой ракеты П-5.

Для испытаний ракетного комплекса П-5Д была использована подводная лодка проекта 644 с индексом «С-162». Она была дооборудована до проекта 644Д на заводе «Красное Сормово» и на северодвинском заводе №402. Испытания проводились в конце 1961 года на Белом море. Они потвердили повышенную, по сравнению с КР П-5 точность стрельбы. Усовершенствованная ракета П-5Д была рекомендована комиссией Госприемки к принятию на вооружение.

В начале 60-х годов была создана ещё одна крылатая ракета — П-7 с увеличенной дальностью стрельбы и повышенной точностью.
Итоговые испытания новой ракеты проводились в 1962-1964 в Белом море на подводной лодке «С-158» переоборудованной по проекту 644-7 (предусматривавшем стрельбы ракетами обоих типов П-5Д и П-7) на заводе «Красное Сормово». Проект 644-7 отличался измененными ракетными контейнерами, установленными унифицированными пультами предстартовой подготовки и новой системой управления ракетной стрельбой.

Потребовалось также перебалансировать корабль для возможности использования комплекса П-7, отличавшегося от предшественников большей массой. Несмотря на положительные результаты испытаний, ракеты П-5Д и П-7 в серийное производство не пошли — их носители «644-ки» к этому времени, уже устарели морально и доживали последние дни в составе флота.

Дизельная подводная лодка с крылатыми ракетами Проект 644

Работы по созданию в СССР баллистических и крылатых ракет велись параллельно. Над созданием КР работали КБ возглавляемые Г.М. Бериевым и В.Н. Челомеем. Причем бюро, возглавляемое Бериевым пошло по пути, сходным с американским. То есть создавало ракету ангарного хранения, которую следовало перед пуском выкатывать из ангара, раскрывать крылья и лишь после этого был возможен запуск. Для крылатых ракет такого типа (П-10) предполагалось переоборудовать большие ДПЛ пр. 611. Бюро же возглавляемое Челомеем предложило размещать ракету в специальном контейнере из которого и осуществлялся бы пуск. Старт происходил при помощи пороховых ускорителей а крылья автоматически раскрывались в полёте. В качестве носителя должны были использоваться торпедные ДПЛ пр. 613. Крылатая ракета П-5 предназначалась для стрельбы по береговым целям и явилась первой отечественно стратегической КР (СКР). Поскольку она имела турбореактивный двигатель, запуск был возможен только из надводного положения. Причем перед стартом двигатель необходимо было запустить и вывести на рабочий режим. Дальность стрельбы составляла около 300 км.

Испытания СКР П-5 проводились на опытовой ПЛ пр. П613 С-146 и были завершены к 1959 году.

В 1956–1957гг. для использования крылатых ракет комплекса П-5 был разработан проект 644 переоборудования лодки пр. 613 (ЦКБ-18, СКБ-112 (рабочие чертежи), главный конструктор П.П. Пустынцев). А уже к концу в составе ВМФ СССР было шесть ПЛ пр. 644. Это были первые серийные отечественные ПЛ с крылатыми ракетами.

В соответствии с проектом переоборудование ПЛ пр. 613 происходило без изменения прочного корпуса лодки. Это было достигнуто за счет демонтажа кормовых торпедных аппаратов, снятия запасных торпед носовых торпедных аппаратов и перекомпоновки помещений в носовых отсеках. КР комплекса П-5 размещались в двух прочных контейнерах установленных на палубе надстройки за ограждением рубки, параллельно друг другу. Малые размеры ПЛ пр. 613 не позволили установит ракетные контейнеры в носовой части лодки. Целеуказание ракетам осуществлялось при помощи навигационного комплекса «Север-Н-644» и астронавигационного перископа «Лира.» Остальное РЭВ осталось таким же как на ПЛ пр. 613. Помимо этого на лодке установили систему управления ракетной стрельбой «Север-А644У» и другое оборудование, системы и устройства обслуживающие ракетный комплекс а также цистерны замещения ракет. В междубортном пространстве была установлена прочная аварийная балластная цистерна, обеспечивающая погружение, плавание в подводном положение и всплытие аварийной ПЛ с одним затопленным ракетным контейнером. Для повышения поперечной остойчивости лодки с высоко расположенными ракетными контейнерами, в киль корабля из надстройки были перенесены баллоны ВВД, а твердый балласт размещен в доковом киле. В результате модернизации увеличилась ширина корабля (за счет легкого корпуса), удлиненно ограждение рубки и изменена надстройка. ЭУ состояла из двух дизелей 37Д (каждый мощностью по 2000 л.с.), двух гребных электродвигателей ПГ-101 (каждый мощностью 1350 л.с.) и двух электродвигателей экономичного хода ПГ-103 (каждый мощностью 50 л.с.). Аккумуляторная батарея состояла из свинцово-кислотных элементов 46СУ. Всего было две батареи по 112 элементов в каждой. Вооружение состояло из двух СКР П-5, расположенных в двух внешних ракетных контейнерах и четырех носовых 533-мм ТА. Боезапас 4 торпеды (по другим данным 10) . Прибор управления торпедной стрельбой ПУТС-Л-4.

Поскольку КР хранились полностью готовыми к стрельбе в контейнерах поддерживался особый микроклимат. Стрельба осуществлялась из надводного положения ПЛ при поднятых на 15 градусов к горизонту ракетных контейнеров с открытыми крышками. Пуск производился в корму лодки, т.е. против движения. Стрельба залпом не предусматривалась.

При старте первой ракеты, вторая находилась в закрытом контейнере. Согласно проекту стрельба могла осуществляться при волнении на море 4–6 баллов, скорости ветра до 10 м/сек и скорости лодки до 15 узлов. Однако при испытаниях было установлено, что из-за заливаемости контейнеров ракетная стрельба с этих ПЛ возможна при волнении моря до 3 баллов и скорости лодки не более 6 узлов. Лодки проекта 644 в течении 60-х годов находились на боевой службе.

КР П-5 были присущи недостатки, в числе которых отмечалась низкая точность стрельбы. В усовершенствованной модификации П-5Д была применена радиолокационная доплеровская система измерения угла сноса и путевой скорости, а также установлены более точные гироскопы в автопилоте. Кроме того в бортовой системе управления был применен радиовысотомер позволивший ракете совершать полет на меньшей, чем ранее, высоте (до 250 м) и тем самым сделать ракету менее уязвимой для средств ПРО противника. Для испытаний СКР П-5Д была использована ПЛРК пр. 644 «С-162» (заводской номер 603). Она была дооборудована до проекта 644Д на заводе «Красное Сормово» и на северодвинском заводе №402. Испытания проводились в конце на Белом море. Они подтвердили повышенную, по сравнению с КР П-5 точность стрельбы. Усовершенствованная ракета П-5Д была рекомендована комиссией Госприемки к принятию на вооружение.

Разрабатывался также улучшенный проект 644П с двумя ракетами П-5, однако дальнейшего развития разработка не получила.

В начале 60-х годов была создана ракета комплекса П-7 с увеличенной дальностью стрельбы и повышенной точностью. Итоговые испытания новой ракеты проводились в 1962–1964 в Белом море на ПЛ «С-158» (заводской номер 504) переоборудованной по проекту 644–7 на заводе «Красное Сормово». Причем предусматривалось возможность стрельбы КР двух типов П-5Д и П-7. Для этого были переделаны ракетные контейнеры, установлены унифицированные пульты предстартовой подготовки и новая система управления ракетной стрельбой. Потребовалось также перебалансировать ПЛ для возможности использования КР комплекса П-7 с большей массой, чем у ракеты П-5. Несмотря на положительные результаты испытаний, ракеты П-5Д и П-7 в серийное производство не пошли. Работы с ними были прекращены в 1965 году, а в 1966 году были сняты с вооружения ракеты комплекса П-5. ПЛРК пр. 644 в 1969–1974 гг. были выведены из состава флота.

С середины 60-х годов задачи отечественных ПЛ по поражению наземных объектов были возложены на лодки с БР. К этому времени БР стали превосходить КР по дальности стрельбы и защищенности от средств ПРО, а их подводный старт обеспечивал ПЛ лучшую защиту от сил ПЛО. Но в конце 50-х — начале 60-х БР с надводным стартом и малой дальностью стрельбы не имели перед КР комплекса П-5 никаких преимуществ и создание ДПЛКР продолжалось.

Читать еще:  Танк Type 61 (Япония)

ПЛ «С-44» («ПЗС-53»)
31.12.1952 г. вступление в строй ВМФ СССР.
1959 г. модернизирована по проекту 644.

ПЛ «С-46»
30.12.1952 г. вступление в строй ВМФ СССР.
1959 г. модернизирована по проекту 644.

С-80
13 марта 1950 года заложена на горьковском ССЗ «Красное Сормово» имени А.А.Жданова по проекту 613.
21 октября 1950 года спущена на воду.
1 ноября 1950 года завершение перехода на сдаточную базу в Баку.
31 декабря — 1951 года 26 апреля 1950 года Швартовые испытания.
27 апреля — 28 июня 1951 года заводские ходовые испытания.
9 июня 1951 года глубоководное погружение на 203 м. В наиболее «слабых», по мнению инженеров, местах установили приборы, измеряющие напряжение конструкций. Затем лодку с экипажем в отсеках «на талях» опускали на критическую глубину. Рядом в полигоне дежурили спасатели на своем судне. В случае аварии водолазы должны были прикрепить к корпусу лодки понтоны, чтобы затем поднять ее на поверхность.
2 декабря 1951 года после окончания государственных испытаний и устранения всех выявленных дефектов был подписан приемный акт. вошла в строй, зачислена в состав Северного флота.
В декабре 1951 года ПЛ перевели с Каспия на Северный флот по системе внутренних водных путей в Северодвинск, затем перешла на постоянное место базирования в Полярный.
В 1952–1955 годах несколько раз возвращалась из Полярного в Северодвинск для обеспечения испытаний в Белом море больших торпедных лодок 611 проекта.
В 1957 году перешла в Горький для ремонта и модернизации.
В июле 1957 года — апреле 1959 года на ССЗ «Красное Сормово» выполнены модернизационные работы по проекту 644. переведена в Северодвинск.
15 января 1960 года окончание заводских и Государственных испытания СФ, переход из Северодвинска в Оленью Губу. Вошла в состав 212-й бригады подводных лодок СФ.
25 января 1961 года вышла в море на несколько суток для отработки и совершенствования задач одиночного плавания.
27 января 1961 года последнее сообщение поступило около 00.30. По заключению комиссии по расследованию гибели ПЛ, в 01.30 С-80 затонула из-за поступления воды через шахту РДП, вследствии обмерзания поплавкового клапана. Весь экипаж (56 (68?) человек) — погиб.
23 июня 1968 года обнаружена на глубине 196 м. В спускаемой наблюдательной камере с СС «Алтай», в сложных и опасных условиях, для тщательного обследования операторы произвели девять спусков продолжительностью по 2–4 часа.
9 июня 1969 года начало работ по подъему затонувшей ПЛ.
5 июля 1969 года ПЛ оторвали от грунта и переместили на 60 м в сторону, где вновь положили на грунт.
10 июля 1969 года при абсолютном штиле и сплошном тумане СПС «Карпаты» снялось с бочек и начало буксировку с приподнятой над грунтом С-80 со скоростью 2,5 узла. Через 38 ч ПЛ опустили на грунт на глубине 51 м в б. Завалишина губы Териберская.
24 июля 1969 года В 20.30 ПЛ подняли на поверхность и отбуксировали в губу Наша, Териберского залива.
В августе 1969 года на борт СПС «Карпаты» прибыла и начала работу Государственная комиссия, сформированная из высококвалифицированных специалистов ВМФ и Судпрома. Возглавлял ее заслуженный подводник, получивший Звезду Героя в Великую Отечественную войну — вице-адмирал Г.И.Щедрин.
В октябре 1969 года расформирование ЭОН-10. По самой ПЛ комиссия сделала заключение о нецелесообразности проведения восстановительных работ. ПЛ была взорвана и разделана на металлолом.

Тактико-технические характеристики Проект 644
Водоизмещение надводное, т 1430
Водоизмещение подводное, т 1160
Длина, м 76
Ширина, м 6,3–6,6
Осадка, м 4,7
Скорость в надводном положении, узлов 16–17,5
Скорость в подводном положении, узлов 10–11,5
Глубина погружения рабочая, м 170
Глубина погружения предельная, м 200–230
Дальность плавания в надводном положении, миль 5000
Дальность плавания в подводном положении, миль 260
Автономность, суток 35
Экипаж, чел. 55–57

Вооружение ракетное: КР «П-5» — 2 шт.
Вооружение торпедное: НТА — 4 шт. (4 (10?) торпед).

ДПЛРК – Проект 644

С-80 13.05.50 / 21.10.50 / 02.12.51
С-44 21.10.50 / 19.05.51 / 31.12.55
С-46 27.03.51 / 09.08.51 / 30.12.52
С-158 32.12.52 / 16.05.53 / 31.12.53
С-162 25.03.53 / 08.07.53 / 28.04.54
С-69 15.01.52 / 16.11.52 / 10.04.53

Работы по созданию в СССР баллистических и крылатых ракет велись парралельно. Над созданием КР работали КБ возглавляемые Г.М. Бериевым и В.Н. Челомеем.Причем бюро возглавляемое Бериевым пошло по пути, сходным с американским. То есть создавало ракету ангарного хранения, которую следовало перед пуском выкатывать из ангара, раскрывать крылья и лишь после этого был возможен запуск. Для крылатых ракет такого типа (П-10) предпологалось переоборудовать большие ДПЛ пр.611. Бюро же возглавляемое Челомеем предложило размещать ракету в специальном контейнере из которого и осуществлялся бы пуск. Старт происходил при помощи пороховых ускорителей а крылья автоматически раскрывались в полёте. В качестве носителя должны были использоваться торпедные ДПЛ пр.613. Крылатая ракета П-5 предназначалась для стрельбы по береговым целям и явилась первой отечественно стратегической КР (СКР). Поскольку она имела турбореактивный двигатель, запуск был возможен только из надводного положения. Причем перед стартом двигатель необходимо было запустить и вывести на рабочий режим. Дальность стрельбы составляла около 300 км. Испытания СКР П-5 проводились на опытовой ПЛ пр.613 С-146 и были завершены к 1959 году. А уже к концу 1960 года в составе ВМФ СССР было шесть ПЛ пр.644 переоборудованных из пр.613. Это были первые отечественные ПЛ с крылатыми ракетами. В соответсвии с проектом разработанным ЦКБ-18 (рабочие чертежи выпущены горьковским ЦКБ-112, ныне ОАО “Лазурит”) переобуродование ПЛ пр.613 происходило без изменения прочного корпуса лодки. Это было достигнуто за счет демонтажа кормовых торпедных аппаратов, снятия запасных торпед носовых торпедных аппаратов и перекомпоновки помещений в носовых отсеках. КР комплекса П-5 размещались в двух прочных контейнерах установленных на палубе надстройки за ограждением рубки, парралельно друг другу. Малые размеры ПЛ пр.613 не позволили установит ракетные контейнеры в носовой части лодки. Целеуказание ракетам осуществлялось при помощи навигационного комплекса “Север-Н-644” и астронавигационного перископа “Лира.” Остальное РЭВ осталось таким же как на ПЛ пр.613. Помимо этого на лодке установили систему управления ракетной стрельбой “Север-А644У” и другое оборудование, системы и устройства обслуживающие ракетный комплекс а также цистерны замещения ракет. В междубортном пространстве была установлена прочная аварийная баластная цистерна, обеспечивающая погружение, плавание в подводном положение и всплытие аварийной ПЛ с одним затопленным ракетным контейнером. Для повышения поперечной остойчивости лодки с высоко расположенными ракетными контейнерами, в киль корабля из надстройки были перенесены балоны ВВД, а твердый баласт размещен в доковом киле. В результате модернизации увеличилась ширина корабля (за счет легкого корпуса), удлиненно ограждение рубки и изменена надстройка.

ЭУ состояла из двух дизелей 37Д (кадый мощностью по 2000 л.с.), двух гребных электродвигателей ПГ-101 (каждый мощностью 1350 л.с.) и двух электродвигателей экономичного хода ПГ-103 (каждый мощностью 50 л.с.). Аккумуляторная батарея состояла из свинцов-кислотных элементов 46СУ. Всего было две батареи по 112 элементов в каждой. Вооружение состояло из двух СКР П-5, расположенных в двух внешних ракетных контейнерах и четырех носовых 533-мм ТА. Боезопас 4 торпеды (по другим данным 10) . Прибор управления торпедной стрельбой ПУТС-Л-4.

Основные ТТХ ПЛРК пр.644

Длина наибольшая – 76 м
Ширина наибольшая – 6.6 м
Осадка по КВЛ – 4.7 м
Запас плавучести – 28%
Водоизмещение подводное – 1430 т
Водоизмещение надводное – 1160 т
Глубина погружения рабочая – 170 м
Глубина погружения предельная – около 230 м
Скорость полная надводная – 16 узл.
Скорость полная подводная – 10 узл.
Скорость подводная экономическая – 2 узл.
Скорость подводная в режиме РДП – 6 узл.
Дальность плавания (при скорости 6 узл.) с РДП – 5000 миль
Дальность плавания подводная (при скорости 10 узл.) – 10 миль
Дальность плавания подводная (при скорости 2 узл.) – 260 миль
Экипаж – 55 чел.
Автономность – 35 сут.

Посколько КР хранились полностью готовыми к стрельбе в контейнерах поддерживался особый микроклимат. Стрельба осуществлялась из надводного положения ПЛ при поднятых на 15 градусов к горизонту ракетных контейнеров с открытыми крышками. Пуск производился в корму лодки, т.е. против движения. Стрельба залпом не предусматривалась. При старте первой ракеты, вторая находилась в закрытом контейнере. Согласно проекту стрельба могла осуществляться при волнении на море 4-6 баллов, скорости ветра до 10 м/сек и скорости лодки до 15 узлов. Однако при испытаниях было установлено, что из-за заливаемости контейнеров ракетная стрельба с этих ПЛ возможна при волнении моря до 3 баллов и скорости лодки не более 6 узлов. Лодки проекта 644 в течении 60-х годов находились на боевой службе. СКР П-5 были присущи недостатки, в числе которых отмечалась низкая точность стрельбы. В усовершенствованной модификации П-5Д была применена радиолокационная доплеровская система измерения угла сноса и путевой скорости, а также установлены более точные гироскопы в автопилоте. Кроме того в бортовой системе управления был применен радиовысотомер позволивший ракете совершать полет на меньшей,чем ранее, высоте (до 250 м) и тем самым сделать ракету менее уязвимой для средств ПРО противника. Для испытаний СКР П-5Д была использована ПЛРК пр.644 “С-162” (заводской номер 603). Она была дооборудована до проекта 644Д на заводе “Красное Сормово” и на северодвинском заводе №402. Испытания проводились в конце 1961 года на Белом море. Они потвердили повышенную, по сравнению с КР П-5 точность стрельбы. Усовершенствованная ракета П-5Д была рекомендована комиссией Госприемки к принятию на вооружение. В начале 60-х годов была создана ракета комплекса П-7 с увеличенной дальностью стрельбы и повышенной точностью. Итоговые испытания новой ракеты проводилисьв 1962-1964 в Белом море на ПЛ “С-158” (заводской номер 504) переоборудованной по проекту 644-7 на заводе “Красное Сормово”. Причем предусматривалось возможность стрельбы КР двух типов П-5Д и П-7. Для этого были переделаны ракетные контейнеры, установлены унифицированные пульты предстартовой подготовки и новая система управления ракетной стрельбой. Потребовалось также перебалансировать ПЛ для возможности использования КР комплекса П-7 с большей массой, чем у ракеты П-5. Несмотря на положительные результаты испытаний, ракеты П-5Д и П-7 в серийное производство не пошли. Работы с ними были прекращены в 1965 году, а в 1966 году были сняты с вооружения ракеты комплекса П-5. ПЛРК пр.644 в 1969-1974 гг. были выведены из состава флота. С середины 60-х годов задачи отечественных ПЛ по поражению наземных объектов были возложены на лодки с БР. К этому времени БР стали превосходить КР по дальности стрельбы и защищенности от средств ПРО, а их подводный старт обеспечивал ПЛ лучшую защиту от сил ПЛО. Но в конце 50-х — начале 60-х БР с надводным стартом и малой дальностью стрельбы не имели перед КР комплекса П-5 никаких преимуществ и создание лодок с КР продолжалось. ПЛ “С-69” построена в Николаеве на Черноморском судостроительном заводе. Остальные в Горьком на заводе “Красное Сормово”.

История создания дизельных подводных лодок Проекта 644

Первые крылатые ракеты для первых ракетных подводных лодок

К началу 1950-х г.г. в СССР, как и в США велись активные работы по созданию крылатых ракет для вооружения подводных лодок. Общий недостаток и советских и американских ракет того периода заключался в большом количестве предстартовых операций.

Ракету перед стартом надо было тщательно подготовить — выкатить из ангара, разложить крылья, и только после этого запускать — притом, строго из надводного положения. Учитывая, что дальнобойность ракет того времени редко достигала даже полутысячи километров, подводная лодка с подобным вооружением становилась фактически «одноразовой»: если бы её не утопила авиация ещё в момент подготовки к стрельбе, то уж точно не дали бы уйти эсминцы противника.

Как раз в то же время в Советском Союзе был совершен качественный прорыв в деле конструирования ракетного вооружения. Конструкторское бюро Владимира Николаевича Челомея предложило совершенно новую идею. Ракета прямо на заводе «упаковывалась» в специальный контейнер и в дальнейшем не извлекалась из него ни на хранении, ни в боевом походе. Контейнер был для неё и защитным «чехлом» и «ангаром» и стартовой площадкой.

Читать еще:  Головной ракетный катер типа «Dogan» (Турция)

Советская крылатая ракета комплекса П-5

Старт ракеты происходил при помощи пороховых ускорителей а крылья автоматически раскрывались уже в полёте. В качестве носителя ракеты должны были использоваться переоборудованные торпедные дизельные подводные лодки проекта 613.

Так появилась первая в истории отечественного ракетостроения крылатая ракета П-5.

Подводные ракетоносцы проекта 644

Несмотря на новый принцип, крылатая ракета П-5 сохранила и ряд «плохих» черт предшественников, в частности, её запуск был возможен только из надводного положения, а дальность стрельбы составляла около 300 км. Однако, такие преимущества как компактность ракетного комплекса П-5 и выигрыш во времени подготовки запуска ракеты, явно перевешивали все недостатки.

Дизельная подводная лодка проекта 644, поворотные контейнеры крылатых ракет П-5 хорошо видны за рубкой

Испытания крылатой ракеты П-5 проводились на опытовой подводной лодки проекта 613 с индексом С-146 и были успешно завершены к 1959 году. А уже к концу 1960 года в составе ВМФ СССР таких лодок было шесть. Все они были переоборудованы из лодок проекта 613, и получили новый шифр: Проект 644.

Военно исторический музей

Содержание

  • Новости и публикации
  • Научная работа
  • Видеоматериалы
  • Виртуальный тур
  • Фотогалереи
  • Руководители
  • Гостевая книга
  • Вакансии
  • Контакты

14-я ДИПЛ

  • Командиры подводных лодок 14-й ДиПЛ
  • Командование 14-й ДиПЛ ЧФ 1945 – 1990 гг.
  • Биографии командиров 14-й дивизии ПЛ ЧФ
  • Приложение №1
  • Приложение №2
  • Приложение №3
  • Приложение №4
  • Приложение №5
  • Приложение №6
  • Приложение №7

История создания и развития 14-й дивизии ПЛ ЧФ

Послевоенный период можно назвать периодом бурного развития дизельных подводных лодок ЧФ, активного освоения подводных лодок 613, 644, 665, 651, 641, 877 проектов, поиска и освоения новых методов их боевого использования. В 60-х годах на ЧФ имелись три отдельные бригады подводных лодок и два дивизиона. 155 ОБРПЛ, имеющая в своём составе подводные лодки 613 проекта, базировались в Балаклаве, 27 ОБРПЛ пр. А-615 также находилась в Балаклаве, в Севастополе стояла 153 ОБРПЛ, имеющая лодки пр.613. По одному дивизиону лодок 613 проекта базировались в Феодосии и в Одессе. 30 марта 1967 года была сформирована 14-я дивизия пл КЧФ. Для этого периода характерна большая напряженность боевой подготовки, полное отсутствие элементов упрощенства. Особое внимание уделялось торпедной подготовке. Большое количество надводных кораблей на ЧФ в это время позволяло формировать мощные ОБК, состоящие из крейсеров пр. 68 бис, эсминцев пр. 30 БИС – 6-8 кораблей. Стрельба торпедами отрабатывалась подводными лодками только залповая из носовых и кормовых ТА. Со временем в составе ОБК в качестве главных целей выступали противолодочные крейсера «Москва», «Ленинград», в составе их непосредственного ближнего охранения большие противолодочные и сторожевые корабли. С появлением в составе флота десантных кораблей атаки выполнялись и по ДЕСО, при этом он имел как ближнее, так и дальнее противолодочное и противоминное охранение. Использовались торпеды 53-51, 53-56В, как правило, минимум по 4 торпеды в залпе, в последующем торпеды САЭТ–60, 53-61, 53-65К. Развивалась противолодочная подготовка, выполнялись стрельбы в дуэльной ситуации торпедами СЭТ-53, СЭТ-65. всё это требовало очень высокой выучки от личного состава, и особенно тактической подготовки от командиров ПЛ. И действительно, командиры подводных лодок того времени были асами торпедной стрельбы, а умение их грамотно принять решение по выходу в торпедную атаку высоко ценилось среди подводников, как впрочем, и сейчас. Также большое внимание уделялось минной подготовке. Причём отрабатывался полный цикл действий при минной постановке: загрузка полного комплекта мин в торпедные аппараты и на стеллажи. Далее лодки развёртывались в район минной постановки, производили его доразведку, ставили в первую ночь первые линии активных минных заграждений, после чего уходили скрытно в район ожидания. Как правило, в районе ожидания подлодка ложилась на грунт, производила перезарядку торпедных аппаратов. С наступлением темноты снова переходила в район постановки последующих линий заграждений. Причем использовались только автономные средства навигации. В целом это были очень сложные задачи, которые требовали отличной подготовки всего экипажа, но особенно штурманов и минёров. Активно отрабатывались на штабных маневрах и фактически в море действия торпедных подводных лодок в составе завес 2-х лодочного и 3-лодочного состава. Это был большой шаг вперед в боевом использовании подводных лодок по сравнению с позиционным методом, который применялся в годы войны.

В 1961 году в состав 155 ОБРПЛ пришла из завода «Красное Сормово» первая ракетная ПЛ пр. 644 «С-69» под командованием капитана 3 ранга Кржижановского Владислава Ивановича. Это была переоборудованная под ракетную ПЛ пр.613 с двумя контейнерами в корме для хранения и пуска первых крылатых ракет для стрельбы по берегу П-5 (в дальнейшем их модификации П-5С, П-5Д) Так 155 ОБРПЛ приступила к освоению нового оружия – ракетного оружия. Дело это было сложное, требовало от личного состава освоение ракетного и навигационного комплексов типа «Север» и «Сила», астронавигационного комплекса «Лира». Поэтому длительное время лодка «С-69» стояла у пирса, периодически производя пуски с привлечением представителей промышленности заводов- изготовителей. Однако, с вступлением в должность командиром бригады контр-адмирала Лазарева Георгия Васильевича в 1963 году, подводная лодка «С-69» начала делать уже прицельные пуски. Вслед за «С-69» в 155 ОБРПЛ пришли в 1966 г. ракетные лодки пр. 644 с ракетным комплексом П-5 пл «С-46», командир капитан 2 ранга Гик, «С-162», командир капитан 2 ранга Крестовский. Затем в бригаду пришла ракетная подводная лодка пр. 665 «С-165», командир капитан 2 ранга Изюмов. Надо отметить большую роль командиров ракетных лодок Кржижановского, Амаева, в дальнейшем Сергеева, Крестовского, Изюмова, флагманского штурмана 155ОБРПЛ капитана 3 ранга Ковалева Я.А., флагманского ракетчика капитана 3 ранга Барышева Валентина Владимировича, специалиста 4 отдела флота капитана 1 ранга Шипкова Ивана Петровича. Это их трудами были разработаны первые «наставления» по боевому использованию навигационных и ракетных комплексов пл ЧФ.

Командирами бригад, командирами ракетных лодок разрабатывалась тактика боевого использования ракетных ПЛ. Командиры подводных лодок, их офицеры, офицеры штабов бригады, флота очень много делали для освоения этих подводных лодок и их боевого использования . 155 ОБПЛ к 70-м годам стала ракетно-торпедной бригадой, что значительно повысило её боевую мощь особенно, когда в качестве боевых частей ракет стали, применяться АСБЗО. Корабли дивизии пл ЧФ принимали участие в крупнейших маневрах и учениях «Океан-70», «Юг-71», «Запад-73» и в совместных учениях стран Варшавского Договора. В 1979 г. высокую оценку командования получил экипаж пл «С-376» под командованием капитана 2 ранга А. Пастернак, а спустя 7 лет отлично зарекомендовала себя пл «С-197» под руководством комбрига капитана 1 ранга Владимира Жучкова на учениях флотов Болгарии, Румынии и Советского Союза. Офицеры и мичманы дивизии оказывали помощь в подготовке экипажей и эксплуатации подводных лодок в 7-ми государствах: Алжире, Болгарии, Египте, Индии, Ливии, Румынии, Сирии. Черноморские подводники стояли у истоков освоения ракетного оружия в Военно-Морском Флоте. Надо сказать, 155 ОБРПЛ много сделала для освоения баллистических ракет. Подводная лодка «СС-229» (командир капитан 2 ранга Элиас Валентин Иванович) в течение длительного времени обеспечивала отработку и фактические пуски баллистических ракет совместно со стендовыми испытаниями, проводившимися в Балаклаке. Для этого ПЛ «СС-229» прошла переоборудование и имела приборы и оборудование, как атомные ракетные подводные лодки. За освоение нового ракетного оружия, успешные испытания крылатых и баллистических ракет, многие командиры ракетных подводных лодок, флагманские специалисты и офицеры этих лодок были награждены орденами и медалями. Командирам 155 бригады контр-адмиралу Лазареву Георгию Васильевичу, адмиралу Самойлову Владимиру Александровичу, капитану 1 ранга Маркелову Николаю Александровичу, их заместителям капитанам 1 ранга Завгороднему Ивану Николаевичу, Ясневичу Владимиру Ивановичу, командиру 153 брпл контр-адмиралу Цареву Борису Михайловичу и другим пришлось осваивать и торпедное и ракетное оружие, разрабатывать методы боевого использования как ракетных, так и торпедных лодок. И надо сказать, они это делали успешно. Очень активно в этом им помогали 4 отдел флота, оперативное управление штаба флота, отдел боевой подготовки флота, аппарат флагманского штурмана флота, гидрографическая служба флота. К концу 80-х годов 14 дивизия ЧФ насчитывала до 50-ти дизельных подводных лодок 14-ти проектов, которые были способны выполнять любые задачи, возложенные на данный класс кораблей. Значительное их число использовалось в опытных целях для испытания нового вооружения и техники. Немалый вклад внесли черноморские подводники в развитие военно-морской науки. На подводных лодках испытывались образцы современной техники, работали ученые военных научно-исследовательских институтов. С подводной лодки – лаборатории «БС-555», погрузившейся на глубину 300 метров, впервые в мировой истории был осуществлен выход в открытое море акванавтов.

В начале 60-х годов началось несение подводными лодками ЧФ боевого дежурства, боевых служб в Черном и Средиземном морях, с выходом в Атлантику. Наибольшую нагрузку по выполнению задач дальних походов имели торпедные подводные лодки «С-70», «С-384», «С-66», «С-100» и другие, где закалились командиры Громов, Коротченков, Руфеев. Боевое дежурство начиналось с 10 суток и заканчивалось 7-8 месячным боевым дежурством ракетных и торпедных подводных лодок в Донузлаве. В этот период началась отработка совместного несения боевого дежурства ракетных и торпедных подводных лодок в паре, в составе единой тактической группы.

За высокие показатели в БП и ПП 155 бригада в 1967 году в честь 50-летия Великой Октябрьской Социалистической революции была награждена Памятным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета, Совета Министров СССР (на вечное хранение как символ воинской доблести) и в 1972 году Юбилейным Почетным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета, Совета Министров СССР.

За большие заслуги в вооруженной защите социалистической Родины, успехи в боевой и политической подготовке и в связи с 30-летием победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. 30 апреля 1975 года 153 бригада пл ЧФ Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена орденом Красного Знамени. Все эти достижения и успехи были возможны благодаря самоотверженному ратному труду всех категорий подводников. Среди них такие известные на флоте люди, как адмиралы Чурсин С.Е., Герасимов В.И., Самойлов В.Л., Кобельский Л.И., Балтин Э.Д., Египко Н.П., Кравченко В.А., Царев Б.М., Погорелов Ф.И., Ничик Ю.М., капитаны 1 ранга Маркелов М.А., Бежанов В.И., Милованов В.П., Иванов П.П., Наугольников А.К., Жучков В.П., Косткин А.Я., Рогулев Л.Г., Попов В.А., Луценко А.Ф., Паршин Г.П. и многие другие патриоты подводной службы.

15 декабря 1994 года были расформированы 14-я дипл и 153-я обрпл ЧФ. Достойно продолжает дело своих предшественников нынешнее поколение подводников-черноморцев.

Модификации и дальнейшие работы по дизельным подводным лодкам Проекта 644 (Проект 644Д, Проект 644-7)

Ракетный комплекс П-5 имел сравнительно неважную точность стрельбы, поэтому работы по его совершенствованию велись фактически с момента приемки на вооружение. Результатом этих работ стала крылатая ракета П-5Д, оснащенная радиолокационной доплеровской системой измерения угла сноса и путевой скорости, а также более точными гироскопами в автопилоте.

Кроме того в бортовой системе управления ведением огня был применен радиовысотомер позволивший ракете совершать полет на меньшей высоте (до 250 м) и тем самым сделать ракету менее уязвимой для средств ПРО противника

Чертеж «главного калибра» дизельной подводной лодки Проекта 644, крылатой ракеты П-5.

Для испытаний ракетного комплекса П-5Д была использована подводная лодка проекта 644 с индексом «С-162». Она была дооборудована до проекта 644Д на заводе «Красное Сормово» и на северодвинском заводе №402. Испытания проводились в конце 1961 года на Белом море. Они потвердили повышенную, по сравнению с КР П-5 точность стрельбы. Усовершенствованная ракета П-5Д была рекомендована комиссией Госприемки к принятию на вооружение.

В начале 60-х годов была создана ещё одна крылатая ракета — П-7 с увеличенной дальностью стрельбы и повышенной точностью.
Итоговые испытания новой ракеты проводились в 1962-1964 в Белом море на подводной лодке «С-158» переоборудованной по проекту 644-7 (предусматривавшем стрельбы ракетами обоих типов П-5Д и П-7) на заводе «Красное Сормово». Проект 644-7 отличался измененными ракетными контейнерами, установленными унифицированными пультами предстартовой подготовки и новой системой управления ракетной стрельбой.

Потребовалось также перебалансировать корабль для возможности использования комплекса П-7, отличавшегося от предшественников большей массой. Несмотря на положительные результаты испытаний, ракеты П-5Д и П-7 в серийное производство не пошли — их носители «644-ки» к этому времени, уже устарели морально и доживали последние дни в составе флота.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector