9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

49 дней в Тихом океане: невероятная история выживания четверых советских солдат

Содержание

49 дней в Тихом океане: невероятная история выживания четверых советских солдат

Это отрывок из песни, где Зиганшин реальный участник той самой истории, что я и хочу вам рассказать. И да, ему как-то пришлось в один из тяжёлых дней съесть сапоги.

Произошло это в январе 1960-го года. Возле острова Итуруп (один из островов на Курилах).

17 января 1960 года баржу сорвало со швартовки и унесло в открытый океан. Баржу унесло на целых 1700 км.

Солдаты были спасены 7 марта 1960 года : их заметил американский авианосец «Кирсардж».

История этого невероятного происшествия в советском времени была у многих на слуху. Участники того дрейфа после спасения выступали со своим рассказом о выживании в школах, университетах, заводах.

А вот и их имена: Асхат Зиганшин, Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский и Иван Федотов.

Сегодня же если вы спросите у кого-то из молодых: «слышал ли ты про Зиганшина и баржу, что дрейфовала 49 дней в открытом океане?». Скорее всего, услышите удивлённое нет.

49 дней пробыть в Тихом океане, не особо надеясь на помощь, имея запас продовольствия лишь на 3 дня. Да, это настоящая история про выживание и борьбу со стихией.

Баржа «Т-36»

На барже «Т-36» находилось 4 человека: военнослужащие СССР, все молодые солдаты-срочники. Фактически они жили на барже: на ней были оборудованы спальные места, была печка, небольшая кухня.

Баржи на острове Итуруп в основном использовались для хозяйственных нужд: например, помочь разгрузить или загрузить корабли.

Таких самоходных барж было несколько на острове, в том числе и «Т-36».

Надо сказать, что этого происшествия могло бы и не произойти: так как начиная с декабря в тех краях часты сильные штормы. Поэтому баржи на острове Итуруп в середине декабря были вытащены на берег: чтобы и сезон штормов переждать, и починится, если нужно.

Но позже 2 баржи (в том числе и Т-36) вернули в залив: нужно было срочно помогать разгружать корабль, который пришёл с опозданием (холодильник с мясом).

Что произошло 17 января 1960-го года?

Баржи стояли в 200 метрах от берега, Т-36 пришвартовали к бочке, а к Т-36 — другую баржу (всё происходило в заливе Касатка).

Баржи были в связке, когда ночью начался сильный шторм. А потом лопнул трос, который соединял баржи с бочкой.

Действовали так:

Сначала разъединили баржи, чтобы не ударяться друг о друга;

Далее Т-36 запустили двигатели и отошли от берега, чтобы не разбиться о скалы на берегу;

Была попытка бросить якорь;

Но: плохая видимость, очень сильный ветер, снег и дождь мешали бросить якорь.

Поэтому просто выключили двигатели.

Более 10-ти часов они, то приближались к берегу (с выключенными двигателями), то отдалялись (включая их снова).

А потом случилось так, что над островом прошёл циклон : ветер сменил направление, и баржи стало сносить в открытый океан.

Ребята с баржи «Т-36» решили, что здесь только один выход: выброситься на берег. Лучше так, чем неизвестность в океане.

Но, если второй барже повезло и они смогли выброситься на берег, то у «Т-36» всё было печальнее: сначала они наткнулись на скалу и образовалась пробоина в барже, потом закончилось топливо и их стало относить от берега.

Радиостанция перестала работать: попала вода и разрядились батареи питания. Хорошо, что смогли заделать пробоину из подручных средств.

Был отправлен корабль, чтобы найти баржу (или её следы), солдаты обследовали берега острова, а как только погода улучшилась — в разведку полетел самолёт.

Именно солдаты и нашли какие-то обломки, принадлежавшие ранее барже: ящик из-под угля с номером: Т-36 и один спасательный круг.

Версия была такова: что баржа затонула, а экипаж пропал без вести.

49 дней борьбы за жизнь:

На том спасательная операция была закончена.

Но борьба людей за свою жизнь только началась. Потому что баржа не затонула, а все члены экипажа были целы.

Кстати, район, где предположительно дрейфовала их баржа с середины января до середины февраля закрывался для авиации и кораблей. Причина: испытание Советским Союзом межконтинентальных баллистических ракет.

Экипаж баржи об этом узнал из газеты (там была и карта района, который закрывался) «Красная Звезда», обрывок был найден в рубке. Соответственно, они уже тогда думали, что возможно до февраля их никто искать и не будет.

Поэтому с самого первого дня был введён режим жёсткой экономии пресной воды и продуктов.

Запас продуктов, что был на барже:

  • почти 2 ведра картошки, 1 буханка хлеба, 1,5 кг смальца, 1,5 банки тушёнки из свинины, почти 1 кг пшена с горохом, пачка чая, пачка кофе, примерно 50 спичек.
  • вода: остаток, который был в чайнике; ещё был запас пресной воды (больше 120 литров), которой охлаждали двигатели. Как описывает Зиганшин: «рыжая, и с металлическим привкусом».

Поэтому собирали дождевую воду, когда могли.

Топливо для печки использовали самое разное: всякую ветошь, автомобильные покрышки, доски от ящиков итд.

Несмотря на решение об экономии продуктов, Зиганшин убедил товарищей, что нельзя резко переходить на скудный рацион, так как можно сразу ослабнуть. Поначалу в день на каждого приходилось три картофелины, две ложки крупы и две ложки свиной тушёнки, но вскоре рацион сократился до одной картофелины и одной ложки крупы на человека. 27 января экипаж отметил день рождения Крючковского удвоенной нормой — по две картофелины и по две ложки крупы на человека. В качестве подарка было решено преподнести имениннику ещё одну порцию воды, но уговорить его принять такой подарок не удалось, и вода была поделена на всех четверых.

Кроме экономии продуктов экипажу приходилось постоянно откачивать воду из баржи, скалывать лёд.

Выдержать то тяжёлое время им помогли книги, которые нашлись в рубке и гармошка, на которой играл Поплавский.

Запасы еды, которые сами по себе были очень маленькими, они смогли растянуть на 37 дней.

А дальше пришлось питаться тем, что удавалось найти и употребить в пищу или что было похоже на пищу.

Мы кожаный ремень порезали в лапшу и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жёсткая. Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь, и это ели.

Все эти дни Асхат Зиганшин писал записи в бортовой журнал.

Самая последняя неделя перед спасением была и самой тяжёлой: члены экипажа сильно ослабли, находились в полубреде, мёрзли.

Температура воздуха не поднималась выше 7 градусов.

Спасение:

К счастью, 7 марта 1960 года их обнаружил самолёт авианосца «Кирсардж», он выполнял патрулирование территории.

Позже врач, который осматривал солдат, сделал вывод, что каждый из них потерял в весе примерно 15-20 кг.

Кстати, они и у американцев отличились: не набросились на еду, вели себя достойно.

А ребята с баржи стали знаменитостями, хотя по началу были у них страхи, что могут счесть врагами родины или дезертирами. Всё-таки спасли их американцы…А тогда была «холодная война».

Но всё обошлось.

Что дальше?

У американцев четвёрка простых советских ребят стала знаменитой: пресс-конференции, интервью, почётные граждане Сан-Франциско.

Предлагали остатьтся в штатах, но подкупить не смогли.

А на Родине каждый был награждён орденом Красной Звезды.

И. понеслись встречи, выступления. Почти каждый пионер, школьник и советский человек в те времена слышали имена четвёрки, что так отважно боролись за свою жизнь.

Про эту историю сняли художественный фильм «49 дней» режиссёр Генрих Габай, а также В. Высоцкий написал песню: «Сорок девять дней».

Спасибо, что дочитали эту статью до конца, ставьте лайк, если понравилось!

Подписывайтесь на мой канал и следите за новыми постами 🙂

Унесённые в океан

17 января 1960 года баржу «Т-36», на которой находились четверо солдат-срочников, унесло от Курильского острова Итуруп в открытый океан, в эпицентр мощного циклона. Команда в составе младшего сержанта Асхата Зиганшина и рядовых Ивана Федотова, Анатолия Крючкова и Филиппа Поплавского занималась погрузо-разгрузочными работами. Баржа для дальних плаваний была не приспособлена и могла удаляться от берега на 200-300 метров.


Самоходная баржа Т-36. Источник: https://masterok.livejournal.com

Ветер, который был сначала не сильный, перерос в мощный шторм, который оторвал баржу от причала и вынес в открытый океан. Чудом баржу не разбило о камни, но пробоину судно всё-таки получило. Быстро закончилось топливо, баржа стала практически неуправляемой. Шторм смыл за борт дрова для печки, масло для двигателя, сорвал антенну.

Первое время команда практически не спала надо было управлять баржой, пытаться залатать пробоину и откачивать воду. Но самое трагическое было то, что на барже практически не осталось продовольствия и воды. На четверых два ведра картошки, банка тушёнки, немного крупы и несколько пачек «Беломора». Этого запаса хватало на два дня.

С берега видели, как баржа отчаянно боролась со штормом, но помочь ничем не могли. Когда шторм стих, приступили к поискам. На берег вынесло некоторые вещи с баржи, и военное командование решило, что баржа с экипажем погибла. Семьям сообщили, что они пропали без вести при исполнении воинского долга, но установили наблюдение за их квартирами (а вдруг они дезертировали).


Спасенные герои. Источник: https://rg.ru

А в это время «дезертиры» самоотверженно боролись со стихией. Первой была решена проблема питьевой воды. Её брали из системы охлаждения двигателя, она была ржавая, но пить было можно. Выручали ещё частые дожди. С питанием было намного хуже. Варили похлёбку – ложка тушёнки, пара пахнущих мазутом картофелин, самая малость крупы. После такого обеда надо было не только выживать, но и бороться за своё судно. Каждый день необходимо было скалывать лёд с бортов и выкачивать воду, скапливающуюся в трюме.

Скудной еды хватило ненадолго. Моряки начали варить и есть кожаные вещи. Сначала съели кожу с гармошки, оказавшейся на барже, потом принялись за сапоги.

Показательно, что за всё время дрейфа в команде не возникло ни одной ссоры, ни одного конфликта. Никто даже в самые критические моменты не пытался отобрать у товарища пищу или воду, чтобы выжить самому. Была договорённость: кто останется последним в живых, перед смертью опишет, как погибал экипаж Т-36.

История выживания: Баржа Т-36. Полтора месяца дрейфа в океане

Неприятности могут случиться где угодно, с кем угодно и когда угодно. И если вы считаете, что всё, хуже уже быть не может — готовьтесь неприятно удивляться. Но хуже всего, когда катастрофа настигает совершенно не подготовленных для этого людей. Собственно, такое и случилось с экипажем самоходной баржи Т-36, которые были вынуждены полтора месяца дрейфовать в Тихом океане без еды, воды, инструментов и связи.

Читать еще:  Опасные растения: Вёх ядовитый

Преамбула

Остров Итуруп. Небольшой такой островом из Курильских островов, где располагалась погранично-воинская часть. Ибо японцы уже тогда были уверены, что Курилы — исконно японская земля и испокон веков должна принадлежать им. Службу там проходили бойцы срочники, причём работали преимущественно вахтовым методом — 3 дня одна команда пашет, потом её сменяют. Для транспортировки техники и людей на остров как раз и использовалась самоходная баржа Т-36. В число её немногочисленных достоинств входили предельная простота обслуживания, надёжность и устойчивость. И всё.

На момент начала трагических событий на барже несла смену команда младшего сержанта Асхата Зиганшина, где кроме него были Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. И их трёхдневное дежурство подходило к концу. И всё было бы хорошо, если бы не шторма, которые в тихом океане случаются регулярно. Штормовое предупреждение было объявлено, поэтому баржу Т-36 постарались привязать понадёжнее. Солдатам свой пост покидать запрещалось, поэтмоу они остались на борту. Но всё пошло не так, как планировалось — баржа оторвалась.

Начало

Способность маневрировать у баржи Т-36 практически отсутствовала. Мощности двигателя тоже не хватало, чтобы силам природы противостоять. Хорошо хоть конструкция была довольно устойчивой и риска перевернуться почти не было. Зиганшин предположил, что попытаться выброситься на берег в этой ситуации — хорошая идея. Теоретически. На практике, увы, бурные волны не позволили солдатам воплотить этот хитрый план в жизнь. Баржа получила несколько повреждений и начала уносится в открытый океан. В процессе борьбы со стихией потратили почти всю солярку. Да и радиосвязь оказалась полностью выведенной из строя.

Через некоторое время баржу вынесло в открытый океан, где она вскоре попала в весьма быстрое течение Куросио. И противостоять этому уже не было никакой возможности, так что солдатам оставалось только ждать помощи. Но спасательной операции не было, поскольку на берегу решили, что прервавшаяся связь и несколько найденных обломков означали полное затопление баржи и гибель личного состава.

И всё бы ничего — прибрежные районы весьма оживлённое место, если бы в то время в указанном районе судоходство не запретили из-за проводимых тренировочных запусков баллистических ракет… Ну надо же было японцам показать, что границы-то на замке. Так что шансов встретить какое-то судно у дрейфующей баржи Т-36 не было. Как не было еды, воды, инструментов и хоть каких-то перспектив. Но русские (и татары, если уж мы говорим о конкретной ситуации) не сдаются. И солдаты принялись выживать как умели.

Сначала провели инвентаризацию всего, что было. Кроме одежды, сапог ремней, нескольких ложек крупы, пары краюх хлеба и ведра картошки, пропитанной соляркой, не было больше нихрена. Ещё и повреждения, которые баржа Т-36 получила при попытке выброситься на берег, давали о себе знать — уровень воды в трюме постепенно повышался. Что касается воды, то какие-то остатки ещё оставались в системе охлаждения двигателя.

Действия и решения

Кое-как заделали пробоину, но вода всё равно продолжала прибывать, хоть и очень медленно. Но риск затопления солдатам уже не грозил. Для получения воды, как оказалось, можно было собирать конденсат на металлических деталях и по-максимуму использовать дожди. Сезон штормов — не только бури, но и периодические ливни. Так что с водой проблем не было.

Хуже было с едой. Нормальные остатки закончились очень быстро, а картошку поначалу есть не мог никто. Но потом пришлось — по одной картофелине в день. На всех. Ловить рыбу солдаты не могли — не было ни наживки, ни инструментов. Охотится на чаек — тоже. Так что пришлось варить и есть кирзовые сапоги. Для этого их нарезали мелкой соломкой, тщательно варили, «бульон» выпивали, а кожу ели. Пользы от этого было немного, но хоть как-то удавалось голод заглушать.

Погода в Тихом океане была довольно прохладной — как-никак январь на дворе, но каких-то особых усилий по согреванию делать не пришлось. К счастью, была печка-буржуйка и небольшой запас топлива для неё, так что можно было и греться, если надо, и кожу варить.

Но неприятности на этом не закончились — вмешался психологический фактор. Зиганшин, Крючковский и Поплавский уже второй год вместе служили, друг друга знали и доверяли. А Федотов только недавно заступил на службу. И именно он оказался самым слабым звеном, сильнее всего подверженным панике. Только благодаря личным качествам Зиганшина, конфликты удавалось предотвращать в зародыше. Иначе кто-то из солдат явно не дожил бы до спасения.

Так прошло 49 дней.

Спасение

Солдаты находились в состоянии близком к критическому — Зиганшин, похудел с 70 кг до 40, как остальные. Всё чаще начинались панические приступы, всё меньше было надежд на спасение. Но чудо произошло. Вестником чуда оказался американский авианосец «Кирсердж«, на борту которого каким-то чудом заметили полузатопленную баржу. Солдат подняли на борт, расспросили (именно расс- а не до-), офигели от услышанного и приняли решение доставить на берег. Ещё больше американцы офигели, когда находящиеся почти при смерти солдаты вместо того чтобы набрасываться на еду, действовали очень осторожно и спокойно. Даже в таком состоянии у них хватало сил проявлять характер и дисциплину!

Выживших доставили на берег, много расспрашивали, сделали почётными гражданами города Сан-Франциско и даже остаться предлагали. Никто не согласился. Через некоторое время их вернули на родину, где бойцы продолжили проходить службу.

Эти события её могут помнить люди старшего поколения, поскольку события широко освещались в прессе и на телевидении. А мы решили написать про него потому, что поведение этих советских солдат дейтсивтельно является примером для подражания. Ведь крайне сложно сохранить достоинство в ситуации, когда, казалось бы, никакой надежды нет. А ещё сложнее было не удариться в каннибализм…

История выживания: Баржа Т-36. Полтора месяца дрейфа в океане

Старпом. Юмористическая история о потерянной шапке

Зачем нужен тактический томагавк и как выбрать подходящий?

Неприятности могут случиться где угодно, с кем угодно и когда угодно. И если вы считаете, что всё, хуже уже быть не может — готовьтесь неприятно удивляться. Но хуже всего, когда катастрофа настигает совершенно не подготовленных для этого людей. Собственно, такое и случилось с экипажем самоходной баржи Т-36, которые были вынуждены полтора месяца дрейфовать в Тихом океане без еды, воды, инструментов и связи.

Преамбула

Остров Итуруп. Небольшой такой островом из Курильских островов, где располагалась погранично-воинская часть. Ибо японцы уже тогда были уверены, что Курилы — исконно японская земля и испокон веков должна принадлежать им. Службу там проходили бойцы срочники, причём работали преимущественно вахтовым методом — 3 дня одна команда пашет, потом её сменяют. Для транспортировки техники и людей на остров как раз и использовалась самоходная баржа Т-36. В число её немногочисленных достоинств входили предельная простота обслуживания, надёжность и устойчивость. И всё.

На момент начала трагических событий на барже несла смену команда младшего сержанта Асхата Зиганшина, где кроме него были Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. И их трёхдневное дежурство подходило к концу. И всё было бы хорошо, если бы не шторма, которые в тихом океане случаются регулярно. Штормовое предупреждение было объявлено, поэтому баржу Т-36 постарались привязать понадёжнее. Солдатам свой пост покидать запрещалось, поэтмоу они остались на борту. Но всё пошло не так, как планировалось — баржа оторвалась.

Начало

Способность маневрировать у баржи Т-36 практически отсутствовала. Мощности двигателя тоже не хватало, чтобы силам природы противостоять. Хорошо хоть конструкция была довольно устойчивой и риска перевернуться почти не было. Зиганшин предположил, что попытаться выброситься на берег в этой ситуации — хорошая идея. Теоретически. На практике, увы, бурные волны не позволили солдатам воплотить этот хитрый план в жизнь. Баржа получила несколько повреждений и начала уносится в открытый океан. В процессе борьбы со стихией потратили почти всю солярку. Да и радиосвязь оказалась полностью выведенной из строя.

Через некоторое время баржу вынесло в открытый океан, где она вскоре попала в весьма быстрое течение Куросио. И противостоять этому уже не было никакой возможности, так что солдатам оставалось только ждать помощи. Но спасательной операции не было, поскольку на берегу решили, что прервавшаяся связь и несколько найденных обломков означали полное затопление баржи и гибель личного состава.

И всё бы ничего — прибрежные районы весьма оживлённое место, если бы в то время в указанном районе судоходство не запретили из-за проводимых тренировочных запусков баллистических ракет… Ну надо же было японцам показать, что границы-то на замке. Так что шансов встретить какое-то судно у дрейфующей баржи Т-36 не было. Как не было еды, воды, инструментов и хоть каких-то перспектив. Но русские (и татары, если уж мы говорим о конкретной ситуации) не сдаются. И солдаты принялись выживать как умели.

Сначала провели инвентаризацию всего, что было. Кроме одежды, сапог ремней, нескольких ложек крупы, пары краюх хлеба и ведра картошки, пропитанной соляркой, не было больше нихрена. Ещё и повреждения, которые баржа Т-36 получила при попытке выброситься на берег, давали о себе знать — уровень воды в трюме постепенно повышался. Что касается воды, то какие-то остатки ещё оставались в системе охлаждения двигателя.

Действия и решения

Кое-как заделали пробоину, но вода всё равно продолжала прибывать, хоть и очень медленно. Но риск затопления солдатам уже не грозил. Для получения воды, как оказалось, можно было собирать конденсат на металлических деталях и по-максимуму использовать дожди. Сезон штормов — не только бури, но и периодические ливни. Так что с водой проблем не было.

Хуже было с едой. Нормальные остатки закончились очень быстро, а картошку поначалу есть не мог никто. Но потом пришлось — по одной картофелине в день. На всех. Ловить рыбу солдаты не могли — не было ни наживки, ни инструментов. Охотится на чаек — тоже. Так что пришлось варить и есть кирзовые сапоги. Для этого их нарезали мелкой соломкой, тщательно варили, «бульон» выпивали, а кожу ели. Пользы от этого было немного, но хоть как-то удавалось голод заглушать.

Погода в Тихом океане была довольно прохладной — как-никак январь на дворе, но каких-то особых усилий по согреванию делать не пришлось. К счастью, была печка-буржуйка и небольшой запас топлива для неё, так что можно было и греться, если надо, и кожу варить.

Но неприятности на этом не закончились — вмешался психологический фактор. Зиганшин, Крючковский и Поплавский уже второй год вместе служили, друг друга знали и доверяли. А Федотов только недавно заступил на службу. И именно он оказался самым слабым звеном, сильнее всего подверженным панике. Только благодаря личным качествам Зиганшина, конфликты удавалось предотвращать в зародыше. Иначе кто-то из солдат явно не дожил бы до спасения.

Так прошло 49 дней.

Спасение

Солдаты находились в состоянии близком к критическому — Зиганшин, похудел с 70 кг до 40, как остальные. Всё чаще начинались панические приступы, всё меньше было надежд на спасение. Но чудо произошло. Вестником чуда оказался американский авианосец «Кирсердж«, на борту которого каким-то чудом заметили полузатопленную баржу. Солдат подняли на борт, расспросили (именно расс- а не до-), офигели от услышанного и приняли решение доставить на берег. Ещё больше американцы офигели, когда находящиеся почти при смерти солдаты вместо того чтобы набрасываться на еду, действовали очень осторожно и спокойно. Даже в таком состоянии у них хватало сил проявлять характер и дисциплину!

Читать еще:  Фото охота на сибирскую косулю

Выживших доставили на берег, много расспрашивали, сделали почётными гражданами города Сан-Франциско и даже остаться предлагали. Никто не согласился. Через некоторое время их вернули на родину, где бойцы продолжили проходить службу.

Эти события её могут помнить люди старшего поколения, поскольку события широко освещались в прессе и на телевидении. А мы решили написать про него потому, что поведение этих советских солдат дейтсивтельно является примером для подражания. Ведь крайне сложно сохранить достоинство в ситуации, когда, казалось бы, никакой надежды нет. А ещё сложнее было не удариться в каннибализм…

Пример для подражания

Дома ребят встречали как героев. Все были награждены орденами Красной Звезды, про них сняли фильм, было написано несколько книг. А сколько советских мальчишек сварили сапоги, пытаясь подражать нашим героям. А ещё эти дворовые мальчишки пели в 60-е годы:

«Дни плывут, плывут недели,

Судно носит по волнам,

Сапоги уж в супе съели

И с гармошкой пополам».


История четырех героев облетела все советские газеты. Источник: https://tainyvselennoi.ru

В те годы популярность этой четвёрки уступала славе только первого космонавта Юрия Гагарина, с которым Зиганшин познакомился на одном из приёмов.

49 дней в Тихом океане: невероятная история выживания четверых советских солдат

Это отрывок из песни, где Зиганшин реальный участник той самой истории, что я и хочу вам рассказать. И да, ему как-то пришлось в один из тяжёлых дней съесть сапоги.

Произошло это в январе 1960-го года. Возле острова Итуруп (один из островов на Курилах).

17 января 1960 года баржу сорвало со швартовки и унесло в открытый океан. Баржу унесло на целых 1700 км.

Солдаты были спасены 7 марта 1960 года : их заметил американский авианосец «Кирсардж».

История этого невероятного происшествия в советском времени была у многих на слуху. Участники того дрейфа после спасения выступали со своим рассказом о выживании в школах, университетах, заводах.

А вот и их имена: Асхат Зиганшин, Анатолий Крючковский, Филипп Поплавский и Иван Федотов.

Сегодня же если вы спросите у кого-то из молодых: «слышал ли ты про Зиганшина и баржу, что дрейфовала 49 дней в открытом океане?». Скорее всего, услышите удивлённое нет.

49 дней пробыть в Тихом океане, не особо надеясь на помощь, имея запас продовольствия лишь на 3 дня. Да, это настоящая история про выживание и борьбу со стихией.

Баржа «Т-36»

На барже «Т-36» находилось 4 человека: военнослужащие СССР, все молодые солдаты-срочники. Фактически они жили на барже: на ней были оборудованы спальные места, была печка, небольшая кухня.

Баржи на острове Итуруп в основном использовались для хозяйственных нужд: например, помочь разгрузить или загрузить корабли.

Таких самоходных барж было несколько на острове, в том числе и «Т-36».

Надо сказать, что этого происшествия могло бы и не произойти: так как начиная с декабря в тех краях часты сильные штормы. Поэтому баржи на острове Итуруп в середине декабря были вытащены на берег: чтобы и сезон штормов переждать, и починится, если нужно.

Но позже 2 баржи (в том числе и Т-36) вернули в залив: нужно было срочно помогать разгружать корабль, который пришёл с опозданием (холодильник с мясом).

Что произошло 17 января 1960-го года?

Баржи стояли в 200 метрах от берега, Т-36 пришвартовали к бочке, а к Т-36 — другую баржу (всё происходило в заливе Касатка).

Баржи были в связке, когда ночью начался сильный шторм. А потом лопнул трос, который соединял баржи с бочкой.

Действовали так:

Сначала разъединили баржи, чтобы не ударяться друг о друга;

Далее Т-36 запустили двигатели и отошли от берега, чтобы не разбиться о скалы на берегу;

Была попытка бросить якорь;

Но: плохая видимость, очень сильный ветер, снег и дождь мешали бросить якорь.

Поэтому просто выключили двигатели.

Более 10-ти часов они, то приближались к берегу (с выключенными двигателями), то отдалялись (включая их снова).

А потом случилось так, что над островом прошёл циклон : ветер сменил направление, и баржи стало сносить в открытый океан.

Ребята с баржи «Т-36» решили, что здесь только один выход: выброситься на берег. Лучше так, чем неизвестность в океане.

Но, если второй барже повезло и они смогли выброситься на берег, то у «Т-36» всё было печальнее: сначала они наткнулись на скалу и образовалась пробоина в барже, потом закончилось топливо и их стало относить от берега.

Радиостанция перестала работать: попала вода и разрядились батареи питания. Хорошо, что смогли заделать пробоину из подручных средств.

Был отправлен корабль, чтобы найти баржу (или её следы), солдаты обследовали берега острова, а как только погода улучшилась — в разведку полетел самолёт.

Именно солдаты и нашли какие-то обломки, принадлежавшие ранее барже: ящик из-под угля с номером: Т-36 и один спасательный круг.

Версия была такова: что баржа затонула, а экипаж пропал без вести.

49 дней борьбы за жизнь:

На том спасательная операция была закончена.

Но борьба людей за свою жизнь только началась. Потому что баржа не затонула, а все члены экипажа были целы.

Кстати, район, где предположительно дрейфовала их баржа с середины января до середины февраля закрывался для авиации и кораблей. Причина: испытание Советским Союзом межконтинентальных баллистических ракет.

Экипаж баржи об этом узнал из газеты (там была и карта района, который закрывался) «Красная Звезда», обрывок был найден в рубке. Соответственно, они уже тогда думали, что возможно до февраля их никто искать и не будет.

Поэтому с самого первого дня был введён режим жёсткой экономии пресной воды и продуктов.

Запас продуктов, что был на барже:

  • почти 2 ведра картошки, 1 буханка хлеба, 1,5 кг смальца, 1,5 банки тушёнки из свинины, почти 1 кг пшена с горохом, пачка чая, пачка кофе, примерно 50 спичек.
  • вода: остаток, который был в чайнике; ещё был запас пресной воды (больше 120 литров), которой охлаждали двигатели. Как описывает Зиганшин: «рыжая, и с металлическим привкусом».

Поэтому собирали дождевую воду, когда могли.

Топливо для печки использовали самое разное: всякую ветошь, автомобильные покрышки, доски от ящиков итд.

Несмотря на решение об экономии продуктов, Зиганшин убедил товарищей, что нельзя резко переходить на скудный рацион, так как можно сразу ослабнуть. Поначалу в день на каждого приходилось три картофелины, две ложки крупы и две ложки свиной тушёнки, но вскоре рацион сократился до одной картофелины и одной ложки крупы на человека. 27 января экипаж отметил день рождения Крючковского удвоенной нормой — по две картофелины и по две ложки крупы на человека. В качестве подарка было решено преподнести имениннику ещё одну порцию воды, но уговорить его принять такой подарок не удалось, и вода была поделена на всех четверых.

Кроме экономии продуктов экипажу приходилось постоянно откачивать воду из баржи, скалывать лёд.

Выдержать то тяжёлое время им помогли книги, которые нашлись в рубке и гармошка, на которой играл Поплавский.

Запасы еды, которые сами по себе были очень маленькими, они смогли растянуть на 37 дней.

А дальше пришлось питаться тем, что удавалось найти и употребить в пищу или что было похоже на пищу.

Мы кожаный ремень порезали в лапшу и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жёсткая. Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь, и это ели.

Все эти дни Асхат Зиганшин писал записи в бортовой журнал.

Самая последняя неделя перед спасением была и самой тяжёлой: члены экипажа сильно ослабли, находились в полубреде, мёрзли.

Температура воздуха не поднималась выше 7 градусов.

Спасение:

К счастью, 7 марта 1960 года их обнаружил самолёт авианосца «Кирсардж», он выполнял патрулирование территории.

Позже врач, который осматривал солдат, сделал вывод, что каждый из них потерял в весе примерно 15-20 кг.

Кстати, они и у американцев отличились: не набросились на еду, вели себя достойно.

А ребята с баржи стали знаменитостями, хотя по началу были у них страхи, что могут счесть врагами родины или дезертирами. Всё-таки спасли их американцы…А тогда была «холодная война».

Но всё обошлось.

Что дальше?

У американцев четвёрка простых советских ребят стала знаменитой: пресс-конференции, интервью, почётные граждане Сан-Франциско.

Предлагали остатьтся в штатах, но подкупить не смогли.

А на Родине каждый был награждён орденом Красной Звезды.

И. понеслись встречи, выступления. Почти каждый пионер, школьник и советский человек в те времена слышали имена четвёрки, что так отважно боролись за свою жизнь.

Про эту историю сняли художественный фильм «49 дней» режиссёр Генрих Габай, а также В. Высоцкий написал песню: «Сорок девять дней».

Спасибо, что дочитали эту статью до конца, ставьте лайк, если понравилось!

Подписывайтесь на мой канал и следите за новыми постами 🙂

История выживания: Баржа Т-36. Полтора месяца дрейфа в океане

Неприятности могут случиться где угодно, с кем угодно и когда угодно. И если вы считаете, что всё, хуже уже быть не может — готовьтесь неприятно удивляться. Но хуже всего, когда катастрофа настигает совершенно не подготовленных для этого людей. Собственно, такое и случилось с экипажем самоходной баржи Т-36, которые были вынуждены полтора месяца дрейфовать в Тихом океане без еды, воды, инструментов и связи.

Преамбула

Остров Итуруп. Небольшой такой островом из Курильских островов, где располагалась погранично-воинская часть. Ибо японцы уже тогда были уверены, что Курилы — исконно японская земля и испокон веков должна принадлежать им. Службу там проходили бойцы срочники, причём работали преимущественно вахтовым методом — 3 дня одна команда пашет, потом её сменяют. Для транспортировки техники и людей на остров как раз и использовалась самоходная баржа Т-36. В число её немногочисленных достоинств входили предельная простота обслуживания, надёжность и устойчивость. И всё.

На момент начала трагических событий на барже несла смену команда младшего сержанта Асхата Зиганшина, где кроме него были Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. И их трёхдневное дежурство подходило к концу. И всё было бы хорошо, если бы не шторма, которые в тихом океане случаются регулярно. Штормовое предупреждение было объявлено, поэтому баржу Т-36 постарались привязать понадёжнее. Солдатам свой пост покидать запрещалось, поэтмоу они остались на борту. Но всё пошло не так, как планировалось — баржа оторвалась.

Начало

Способность маневрировать у баржи Т-36 практически отсутствовала. Мощности двигателя тоже не хватало, чтобы силам природы противостоять. Хорошо хоть конструкция была довольно устойчивой и риска перевернуться почти не было. Зиганшин предположил, что попытаться выброситься на берег в этой ситуации — хорошая идея. Теоретически. На практике, увы, бурные волны не позволили солдатам воплотить этот хитрый план в жизнь. Баржа получила несколько повреждений и начала уносится в открытый океан. В процессе борьбы со стихией потратили почти всю солярку. Да и радиосвязь оказалась полностью выведенной из строя.

Через некоторое время баржу вынесло в открытый океан, где она вскоре попала в весьма быстрое течение Куросио. И противостоять этому уже не было никакой возможности, так что солдатам оставалось только ждать помощи. Но спасательной операции не было, поскольку на берегу решили, что прервавшаяся связь и несколько найденных обломков означали полное затопление баржи и гибель личного состава.

И всё бы ничего — прибрежные районы весьма оживлённое место, если бы в то время в указанном районе судоходство не запретили из-за проводимых тренировочных запусков баллистических ракет… Ну надо же было японцам показать, что границы-то на замке. Так что шансов встретить какое-то судно у дрейфующей баржи Т-36 не было. Как не было еды, воды, инструментов и хоть каких-то перспектив. Но русские (и татары, если уж мы говорим о конкретной ситуации) не сдаются. И солдаты принялись выживать как умели.

Читать еще:  Как найти воду в лесу? Часть 2

Сначала провели инвентаризацию всего, что было. Кроме одежды, сапог ремней, нескольких ложек крупы, пары краюх хлеба и ведра картошки, пропитанной соляркой, не было больше нихрена. Ещё и повреждения, которые баржа Т-36 получила при попытке выброситься на берег, давали о себе знать — уровень воды в трюме постепенно повышался. Что касается воды, то какие-то остатки ещё оставались в системе охлаждения двигателя.

Действия и решения

Кое-как заделали пробоину, но вода всё равно продолжала прибывать, хоть и очень медленно. Но риск затопления солдатам уже не грозил. Для получения воды, как оказалось, можно было собирать конденсат на металлических деталях и по-максимуму использовать дожди. Сезон штормов — не только бури, но и периодические ливни. Так что с водой проблем не было.

Хуже было с едой. Нормальные остатки закончились очень быстро, а картошку поначалу есть не мог никто. Но потом пришлось — по одной картофелине в день. На всех. Ловить рыбу солдаты не могли — не было ни наживки, ни инструментов. Охотится на чаек — тоже. Так что пришлось варить и есть кирзовые сапоги. Для этого их нарезали мелкой соломкой, тщательно варили, «бульон» выпивали, а кожу ели. Пользы от этого было немного, но хоть как-то удавалось голод заглушать.

Погода в Тихом океане была довольно прохладной — как-никак январь на дворе, но каких-то особых усилий по согреванию делать не пришлось. К счастью, была печка-буржуйка и небольшой запас топлива для неё, так что можно было и греться, если надо, и кожу варить.

Но неприятности на этом не закончились — вмешался психологический фактор. Зиганшин, Крючковский и Поплавский уже второй год вместе служили, друг друга знали и доверяли. А Федотов только недавно заступил на службу. И именно он оказался самым слабым звеном, сильнее всего подверженным панике. Только благодаря личным качествам Зиганшина, конфликты удавалось предотвращать в зародыше. Иначе кто-то из солдат явно не дожил бы до спасения.

Так прошло 49 дней.

Спасение

Солдаты находились в состоянии близком к критическому — Зиганшин, похудел с 70 кг до 40, как остальные. Всё чаще начинались панические приступы, всё меньше было надежд на спасение. Но чудо произошло. Вестником чуда оказался американский авианосец «Кирсердж«, на борту которого каким-то чудом заметили полузатопленную баржу. Солдат подняли на борт, расспросили (именно расс- а не до-), офигели от услышанного и приняли решение доставить на берег. Ещё больше американцы офигели, когда находящиеся почти при смерти солдаты вместо того чтобы набрасываться на еду, действовали очень осторожно и спокойно. Даже в таком состоянии у них хватало сил проявлять характер и дисциплину!

Выживших доставили на берег, много расспрашивали, сделали почётными гражданами города Сан-Франциско и даже остаться предлагали. Никто не согласился. Через некоторое время их вернули на родину, где бойцы продолжили проходить службу.

Эти события её могут помнить люди старшего поколения, поскольку события широко освещались в прессе и на телевидении. А мы решили написать про него потому, что поведение этих советских солдат дейтсивтельно является примером для подражания. Ведь крайне сложно сохранить достоинство в ситуации, когда, казалось бы, никакой надежды нет. А ещё сложнее было не удариться в каннибализм…

Спасение

7 марта 1960 года лётчики с американского авианосца «Кирсардж» обнаружили баржу в тысячи миль северо-западнее острова Мидуэй. Баржа, которая по всем инструкциям не должна отходить от берега дальше 300 метров, преодолела более половины расстояния между Курильскими и Гавайскими островами.

Американцы были в шоке от увиденного. Они не могли понять, как на таком корыте можно плыть в открытом океане.


Герои в Сан-Франциско, США. Источник: https://tainyvselennoi.ru

Но самым шокирующим для американцев было заявление сержанта Зиганьшина: «У нас всё нормально, нужно топливо и продукты, и мы сами доберёмся домой». Позже врачи говорили, что жить четвёрке оставалось совсем немного. Истощение убило бы их через несколько часов. У них остался один сапог и три спички.

Американцы удивлялись не только стойкости советских солдат, но и их самодисциплине. Когда им предложили еду, они съели немного и остановились. Людям, пережившим долгий голод, лишняя пища несла смерть.


Герои в Сан-Франциско, США. Источник: https://tainyvselennoi.ru

Когда солдаты немного пришли в себя, их стала мучить другая проблема. Спасли их «вероятные противники», а за окном самый пик холодной войны. Как себя вести в такой ситуации? Американцы не могли понять, почему русские солдаты требуют спасти их ржавое корыто. Нашим солдатам пообещали, что другое судно доставит их баржу в порт. На самом деле её затопили. Не из вредности, а чтобы она не мешала судоходству.

Первые вести о спасении четвёрки в СССР были встречены настороженно, постоянная привычка ждать каких-либо провокаций сделали своё дело. Но когда стало ясно, что это не провокация, и американцы спасли настоящих героев, ситуация изменилась. Сам руководитель Советского государства Никита Хрущёв прислал им приветственную телеграмму.

История выживания: Баржа Т-36. Полтора месяца дрейфа в океане

Старпом. Юмористическая история о потерянной шапке

Зачем нужен тактический томагавк и как выбрать подходящий?

Неприятности могут случиться где угодно, с кем угодно и когда угодно. И если вы считаете, что всё, хуже уже быть не может — готовьтесь неприятно удивляться. Но хуже всего, когда катастрофа настигает совершенно не подготовленных для этого людей. Собственно, такое и случилось с экипажем самоходной баржи Т-36, которые были вынуждены полтора месяца дрейфовать в Тихом океане без еды, воды, инструментов и связи.

Преамбула

Остров Итуруп. Небольшой такой островом из Курильских островов, где располагалась погранично-воинская часть. Ибо японцы уже тогда были уверены, что Курилы — исконно японская земля и испокон веков должна принадлежать им. Службу там проходили бойцы срочники, причём работали преимущественно вахтовым методом — 3 дня одна команда пашет, потом её сменяют. Для транспортировки техники и людей на остров как раз и использовалась самоходная баржа Т-36. В число её немногочисленных достоинств входили предельная простота обслуживания, надёжность и устойчивость. И всё.

На момент начала трагических событий на барже несла смену команда младшего сержанта Асхата Зиганшина, где кроме него были Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. И их трёхдневное дежурство подходило к концу. И всё было бы хорошо, если бы не шторма, которые в тихом океане случаются регулярно. Штормовое предупреждение было объявлено, поэтому баржу Т-36 постарались привязать понадёжнее. Солдатам свой пост покидать запрещалось, поэтмоу они остались на борту. Но всё пошло не так, как планировалось — баржа оторвалась.

Начало

Способность маневрировать у баржи Т-36 практически отсутствовала. Мощности двигателя тоже не хватало, чтобы силам природы противостоять. Хорошо хоть конструкция была довольно устойчивой и риска перевернуться почти не было. Зиганшин предположил, что попытаться выброситься на берег в этой ситуации — хорошая идея. Теоретически. На практике, увы, бурные волны не позволили солдатам воплотить этот хитрый план в жизнь. Баржа получила несколько повреждений и начала уносится в открытый океан. В процессе борьбы со стихией потратили почти всю солярку. Да и радиосвязь оказалась полностью выведенной из строя.

Через некоторое время баржу вынесло в открытый океан, где она вскоре попала в весьма быстрое течение Куросио. И противостоять этому уже не было никакой возможности, так что солдатам оставалось только ждать помощи. Но спасательной операции не было, поскольку на берегу решили, что прервавшаяся связь и несколько найденных обломков означали полное затопление баржи и гибель личного состава.

И всё бы ничего — прибрежные районы весьма оживлённое место, если бы в то время в указанном районе судоходство не запретили из-за проводимых тренировочных запусков баллистических ракет… Ну надо же было японцам показать, что границы-то на замке. Так что шансов встретить какое-то судно у дрейфующей баржи Т-36 не было. Как не было еды, воды, инструментов и хоть каких-то перспектив. Но русские (и татары, если уж мы говорим о конкретной ситуации) не сдаются. И солдаты принялись выживать как умели.

Сначала провели инвентаризацию всего, что было. Кроме одежды, сапог ремней, нескольких ложек крупы, пары краюх хлеба и ведра картошки, пропитанной соляркой, не было больше нихрена. Ещё и повреждения, которые баржа Т-36 получила при попытке выброситься на берег, давали о себе знать — уровень воды в трюме постепенно повышался. Что касается воды, то какие-то остатки ещё оставались в системе охлаждения двигателя.

Действия и решения

Кое-как заделали пробоину, но вода всё равно продолжала прибывать, хоть и очень медленно. Но риск затопления солдатам уже не грозил. Для получения воды, как оказалось, можно было собирать конденсат на металлических деталях и по-максимуму использовать дожди. Сезон штормов — не только бури, но и периодические ливни. Так что с водой проблем не было.

Хуже было с едой. Нормальные остатки закончились очень быстро, а картошку поначалу есть не мог никто. Но потом пришлось — по одной картофелине в день. На всех. Ловить рыбу солдаты не могли — не было ни наживки, ни инструментов. Охотится на чаек — тоже. Так что пришлось варить и есть кирзовые сапоги. Для этого их нарезали мелкой соломкой, тщательно варили, «бульон» выпивали, а кожу ели. Пользы от этого было немного, но хоть как-то удавалось голод заглушать.

Погода в Тихом океане была довольно прохладной — как-никак январь на дворе, но каких-то особых усилий по согреванию делать не пришлось. К счастью, была печка-буржуйка и небольшой запас топлива для неё, так что можно было и греться, если надо, и кожу варить.

Но неприятности на этом не закончились — вмешался психологический фактор. Зиганшин, Крючковский и Поплавский уже второй год вместе служили, друг друга знали и доверяли. А Федотов только недавно заступил на службу. И именно он оказался самым слабым звеном, сильнее всего подверженным панике. Только благодаря личным качествам Зиганшина, конфликты удавалось предотвращать в зародыше. Иначе кто-то из солдат явно не дожил бы до спасения.

Так прошло 49 дней.

Спасение

Солдаты находились в состоянии близком к критическому — Зиганшин, похудел с 70 кг до 40, как остальные. Всё чаще начинались панические приступы, всё меньше было надежд на спасение. Но чудо произошло. Вестником чуда оказался американский авианосец «Кирсердж«, на борту которого каким-то чудом заметили полузатопленную баржу. Солдат подняли на борт, расспросили (именно расс- а не до-), офигели от услышанного и приняли решение доставить на берег. Ещё больше американцы офигели, когда находящиеся почти при смерти солдаты вместо того чтобы набрасываться на еду, действовали очень осторожно и спокойно. Даже в таком состоянии у них хватало сил проявлять характер и дисциплину!

Выживших доставили на берег, много расспрашивали, сделали почётными гражданами города Сан-Франциско и даже остаться предлагали. Никто не согласился. Через некоторое время их вернули на родину, где бойцы продолжили проходить службу.

Эти события её могут помнить люди старшего поколения, поскольку события широко освещались в прессе и на телевидении. А мы решили написать про него потому, что поведение этих советских солдат дейтсивтельно является примером для подражания. Ведь крайне сложно сохранить достоинство в ситуации, когда, казалось бы, никакой надежды нет. А ещё сложнее было не удариться в каннибализм…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector