8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Школьный буллинг: почему одни дети травят других и как защитить своего ребёнка от насилия

Содержание

Школьный буллинг: почему одни дети травят других и как защитить своего ребёнка от насилия

«Домашняя школа Фоксфорда» поговорила о проблеме буллинга с практикующим психологом. Елена Трушина рассказала, что делать, если ребёнка травят в школе или он сам проявляет агрессию. Чем опасен школьный буллинг?

  • Text Link

Елена Трушина

Клинический психолог (МГУ имени М.В. Ломоносова), аналитический психолог, супружеский терапевт.

Травля в школе: 10 фактов, как это происходит, и советы, что делать

Про удар в пах и другие «подлые» приёмы самообороны

Гейб Суарез: Боевой дробовик — роль и применение. Часть 1

Big bullies teasing small kid; Shutterstock ID 132104969

Попалась на глаза одна статья про травлю в школе (или, как модно сейчас говорить, школьный буллинг, от анг. bullying), из-за которой в комментариях пошли мудовые рыдания, общения с терапевтом и рассуждения про сферического коня в вакууме. Решил и я, как известный диванный аналитик, вбросить свои 5 копеек.

Травля в школе — почему и как травят ребёнка

  1. Любая школа — модель социальных отношений без примеси цивилизационной этики. Неважны побудительные причины травли ребёнка.
  2. Любой, кто попадает в подобную среду, сталкивается с тем, что среда проверяет тебя на вшивость. Это происходит в школе, летнем лагере, в армии, на работе, в команде профессионалов и это правильно.
  3. Истории человечества более нескольких сот тысяч лет и эта история развития единственного навыка — выживания. Все остальные навыки возникли недавно и более 99% из них прямо или косвенно связаны с выживанием.
  4. Шансы на выживание выше у группы, поэтому все должны соответствовать стандартам. Любой новичок должен быть проверен на соответствие стандарту.
  5. Стандарт не означает «быть как все». Стандарт означает способность защищать свою идентичность. Если способен, значит все признают и уважают. Если не способен — терпило.
  6. Сам процесс приема на работу и первые 100 дней имеют ту же ролевую модель, только там это называется адаптационный период, но будем реалистично смотреть на вещи. Корпорация создает для вас условия не за, а ДЛЯ — чтобы отжать вас по полной. Не соответствуете? Никто травить не будет — просто выкинут на улицу. Поэтому пусть детишки привыкают.
  7. Родителям это может не нравится, но реальности наплевать на то, что нравится родителям. Поэтому когда ребенок сталкивается с травлей в школе, то сначала это начинается с провокаций, и все смотрят реакцию. Травля ребёнка нарастет, если есть реакция страха, обиды, т.е. человек превращается в жертву, потому, что травля — это шоу.
  8. Шоу не будет продолжаться в двух вариантах — если объект игнорирует, т.е. нет ожидаемой реакции жертвы либо если травля становится очень дорогой, к примеру разбитая об голову табуретка или сломанный нос, или, к примеру, сломанный палец. Также неплохо работает перелом лицевой кости после нескольких ударов означенным лицом об стену.
  9. Таким образом, поход к терапевту — худшее, что могу сделать родители. Лучшее, что они могут сделать — объяснить ребенку, то надо давать сдачи и научить преодолевать свой страх/ чувство неполноценности.
  10. Как можно преодолеть чувство страха, неполноценности, беспомощности, комплекс самозванца? На этот простой вопрос вам легко даст ответ любой тренер, особенно по контактному виду спорта. Ответ просто — глаза боятся, а руки делают.

Обычно происходит так. Ребенок ничего не делает, изменений нет. Но, если ребенок начинает делать, то через малые победы забитая личность превращается в лидера. Примеров — море. Психологический трюк здесь — комитмент, когда у ребенка появляется причина делать что-то, несмотря на страх. Кстати, страх больший — работает очень хорошо.

Почему это важно? Потому что в 99% критических ситуаций в жизни мотивом их преодоления является перспектива получить что-то ужасное. Как говорится — свечка под задницей работает лучше факела на голове.

Хороший тренер обладает единственным качеством, которого не имеют родители — хладнокровие, которое проистекает из прагматизма. Тренер заинтересован, чтобы данный ребенок показал хорошие результаты, потому что это влияет на его благополучие. Ребенок это в некоторой степени — инструмент роста для тренера.

Поэтому тренер действует хладнокровно. Кроме того, у тренера большой опыт переводить учеников в ресурсное состояние, чего нет у родителей. Ну и, наконец, нет пророка в своем отечестве. Тренер — это не тот, кому принято жаловаться.

Самое эффективное — занять ребенка двумя видами деятельности — творческая и физическая. Из физической однозначно единоборства и обязательно с соревнованиями — идеально совмещать дзю-до и контактное карате.

Хотите, чтобы ваш ребенок научился жить с волками? Поместите его в клетку к львам.

Проблема в том, что мы стремимся избегать причинять боль своим детям, подсознательно уберегать их от ситуаций, которые, как нам кажется, будут их травмировать. К детям это отношения не имеет. Это наш страх и тупость, потому что мы не даем себе труда подумать — что будет дальше.

А дальше ваш ребенок переступит порог дома и пойдет в школу, в спортивную секцию, начнет готовится к конкурсу, к поступлению в ВУЗ и т.д. С чем он столкнется? С полной беспощадностью и жестокой конкуренцией.

Я приведу пример. Когда я учился в советской школе в 80-х, то понятия «травля в школе» не было, была жестокая школа выживания. У нас в классе был Эдик Ткач, умный еврейский мальчик. Эдик был миниатюрный и самый маленький, но все попытки травить его прекратились уже после второго класса, потому что он просто начинал драться. Его одноклассники все были в два раза больше него, т.е. он физически не мог победить, его били, но все потом бежали.

Представьте маленькую бестию, всю в крови, с горящими глазами убийцы, которая неуклонно стремится к вам, к вашему горлу. Вы ее бьете, бросаете об батарею, но она как зомби встает, и снова бросается на вас. О, ненависть — лучшая энергия для уставших мускулов, и через 5-6 попыток вам становится не смешно, а через 9 вы начинаете искать, где спрятаться, но это не помогает, и весь класс пытается удержать Эдика, пока вы отсиживаетесь в классе.

И тут приходи учитель, всех успокаивает, Эдик кивает, утирает нос от крови, и как только учитель отворачивается — швыряет в вас стул и снова бросается к вам. И все заканчивается только, когда Эдика запирают в кабинете директора, вызывают его родителей, а на следующий день вы не очень хотите иди в школу, но деваться некуда.

Вы приходите в класс, все садятся, проходит 5 минут, и входит Эдик, весь в пластыре с разбитым лицом. Повисает пауза и все видят, что Эдик смотрит на вас, а потом он делает шаг… Учитель беспомощно бросается, но…

От «шутки» до суицида

— Как понять, что ребёнка травят в школе?

— Есть «звоночки», на которые стоит обратить внимание. Первое, если ребенок не хочет идти в школу. При этом у него нет контрольных, не нужно отчитывать доклад или защищать какой-то проект, а он всё равно ищет любой способ, чтобы не пойти. Иногда могут возникнуть реальные физические боли, у которых, казалось бы, нет причин. Второе, если после вопросов о том, как дела в школе, у него резко портится настроение. Он отмалчивается, ничего не хочет рассказывать. У ребёнка может начаться депрессия. Третье, могут быть явные признаки: грязная или порванная одежда, синяки (если мы говорим о буллинге с применением физической силы).

— Что испытывает ребёнок, который стал жертвой буллинга? И как травля может сказаться на его будущем?

— Ребёнок глубоко переживает и страдает. Степень последствий будет зависеть от длительности травли и от того, что конкретно происходило с подростком. В будущем такой человек, вероятнее всего, будет испытывать трудности с установлением доверительных и близких отношений с другими. Может развиться личностная тревожность, множество фобий, человек не будет ощущать себя в безопасности во многих ситуациях. Депрессия. Крайний вариант — суицид. Такой случай совсем недавно произошёл в Воронеже. Девочка обратилась к взрослым за помощью, но они проигнорировали её просьбу о переводе в другой класс, не восприняв всерьёз ситуацию.

— Как же отличить обычные подростковые конфликты от буллинга и не допустить трагедию?

— Я считаю, что взрослым нужно обязательно разбираться с каждой ситуацией. Сейчас такое время, что общение детей и родителей происходит на бегу. Учителя тоже не могут уследить за учениками в течение 24 часов. Но если взрослые что-то заподозрили, а тем более если сам ребенок просит о помощи, то тут нужно потратить столько времени, сколько потребуется. Ни в коем случае не торопиться, не обвинять буллера, не обвинять жертву травли, мол, «сам виноват, сам провоцируешь» и т. д. И тот, и другой — дети. Нужно выяснить, почему буллер выбрал именно такую модель взаимодействия с миром. Тут, конечно, может возникнуть и ещё одна сложность. Родители часто не могут поверить в то, что их чадо способно затравить другого. Я знаю и такие случаи, когда буллер преподносит себя не как подстрекателя и зачинщика, а как жертву издевательств. Взрослым стоит быть внимательнее и не жалеть времени.

Как защитить ребёнка от травли

  • проблема
  • дети

Явление, которое поспешили назвать на американский манер буллингом, существует давно. Многие знакомились с ним в детстве: в школах, пионерлагерях, во дворах. Видели эту организованную травлю группой подростков своих сверстников, которые чем-то отличаются от них или выделяются. Увы, многие дети легко превращаются в маленьких монстров либо наоборот — в объект охоты. У этого парадокса несколько причин, главная из которых — отсутствие системного воспитания. Исправлять ситуацию можно только личным примером родителей и созданием здоровой атмосферы в семье.

Шутка или буллинг?

Главная задача организаторов травли — довести объект до точки кипения: слёз, истерики, драки. Сейчас в моду входит ещё и детский суицид. Порой такой шаг становится крайней реакцией на издевательства слишком эмоциональных, неуравновешенных детей и подростков.

Отличить обычную в молодёжной компании шутку от буллинга несложно. Если все скоро переключились на что-то другое или дружно рассмеялись ответной шутке объекта насмешки, тревоге можно играть «отбой». Но когда прессинг увеличивается, внутреннее напряжение растёт и жертва чувствует, что её целенаправленно подкалывают, несправедливо придираются, смеются как по команде, и она при этом испытывает дискомфорт, тогда это уже не просто едкие шутки товарищей. А очень похоже на организованную травлю, на тот самый, будь он неладен, буллинг.

Спасение — самокритика

Психологи советуют преодолевать такие нападки как можно более равнодушным отношением к происходящему: молчанием или попыткой разрядить обстановку приемлемой самокритикой — умением отшутиться. Это здравая идея, но беда в том, что даже взрослому человеку часто оказывается не под силу сдержаться в неприятных ситуациях.

Да и как воспитанному в холе и неге, избалованному мамой современному подростку смолчать или рассмеяться, если ему при одноклассниках, в том числе противоположного пола, скажут примерно следующее: «Ой, я чувствую какой-то запах. Это что, Маша Иванова зашла?» или «Конечно, таких слабаков, как этот Петя, не только в футбол играть не возьмут, их вообще на свалку надо отправить, потому что это отбросы общества». Как правило, в жизни звучат более резкие и обидные слова — они бьют куда круче.

Читать еще:  Авиационная управляемая ракета Р-60 (СССР)

Любви много не бывает

Родителям очень важно учитывать это, отправляя ребёнка в школу. Правильным будет не только оказание психологической поддержки, слова о том, как вы его любите, проявление похвалы и объятия. Необходимо также научить чадо критически оценивать свои недостатки, относиться к ним с должным юмором. Это вполне отвечает традиционной русской педагогической системе. С другой стороны, надо убедить ребёнка: нельзя быть столь подозрительным к товарищам, чтобы в каждой шутке в свой адрес видеть подвох и тут же бросаться в драку или начинать звонить маме! Так можно не только окончательно потерять авторитет у товарищей, но вырасти нелюдимым мизантропом, отравляющим жизнь себе и другим.

И в то же время знать себе цену, приняв таким, каков ты есть, отстаивая право выбора, чтобы, оставаясь личностью, сохранить свою индивидуальность. Ни в коем случае не комплексовать, если одежда не соответствует быстро переменчивой моде. Или если, в отличие от товарищей, увлекаешься не рэпом, а классикой. Дискотекам предпочитаешь культпоходы в театр или музей, вечернее богослужение в храме или волонтёрство. Это, конечно, нелегко, учитывая жёсткое давление диктующего свои условия крайне коммерциализированного и агрессивного медиапространства. Всё это на фоне нарастающей глобализации, стремящейся стереть все грани индивидуальности. Но тем ярче станет победа личности над гламурной серостью. И это будет собственная победа!

Угрозы из Сети

Кстати, с развитием интернет-технологий актуальность приобрело и такое понятие, как кибербуллинг. В этом случае используются не вербальные и физические акты насилия. Издевательства происходят путём отправки сообщений неприятного характера через мессенджеры и соцсети. А также посредством выкладывания фото- и видеоматериалов, содержащих губительную для репутации жертвы информацию, в общественную сеть.

Для того чтобы скомпрометировать человека, могут создаваться страницы, копирующие его личную информацию, для дальнейшего оскорбления (например, учителей, родителей или друзей) якобы от его лица. С этой же целью может подбираться пароль к реальной странице человека.

Жертвы кибербуллинга обычно более уязвимы, чем те, кто подвергается непосредственным нападкам. Здесь нет защиты в виде прекращения учебного дня — в личную жизнь могут вмешиваться постоянно, в любое время суток и по всевозможным источникам. Конечно, агрессора можно заблокировать, добавить в чёрный список, однако это не даёт гарантии, что человек не станет использовать другой аккаунт или сеть общения.

Как правило, таким нападкам подвергаются те, кто является жертвой и в реальной жизни. Чтобы подросток ни разу не перенёс издевательств в школе, но страдал от атак в Интернете, не бывает.

Для противодействия этому явлению взрослые должны донести до ребёнка: многим случаям шантажа и издевательств способствует неосторожность жертвы. Выкладывая в Сеть всю информацию о себе, личные видео, фотографии о проведённых днях без правильных настроек приватности, человек выставляет наиболее уязвимые места под атаку агрессоров. Отдельное внимание нужно уделить паролям для учётных записей и устройств с персональной информацией.

Верным курсом

Специалист из Крыма Асан Маметов советует:

— Для того чтобы противостоять буллингу, нужно показать: от того, что говорит этот задира, твоя самооценка никак не ухудшается, тебе в целом всё равно. Наша защита — это знание о себе, любовь к себе. И если слова буллера беспокоят тебя, подумай, задай себе вопрос — почему? Что не так с твоей самооценкой? Почему ты веришь этому наглецу, а себе нет?

Поэтому вы должны быть уверены в себе, своих вкусах. Здоровая самооценка и внутренняя целостность — это верный курс, чтобы избежать позиции жертвы.

Советы специалистов

— В классическом буллинге кроме самой жертвы задействованы три социальные группы: обидчики, родители и учителя. В наше время последние оперативно действовали, активно вмешиваясь в процесс, влияя на него через школьные общественные организации, индивидуальные беседы, трёхсторонние встречи. Подключали сотрудников детских комнат милиции. Сегодня, к сожалению, это взаимодействие разрушено. Школа перестала заниматься воспитанием учеников, сосредоточившись на преподавании набора образовательных услуг. Родители же уверены: образовательные организации по-прежнему отвечают за детей. А сами обидчики, чувствуя этот разлад, осмелели и, хорошо ориентируясь в этих разногласиях и либерализации законодательства, практически безбоязненно третируют жертв.

Мой многолетний опыт работы с трудными подростками подсказывает: подавляющее большинство буллеров — несчастные дети, жертвы агрессии чаще всего своих родителей. Они сами были в раннем детстве серьёзно унижены, напуганы, и у них сформировался комплекс «отсроченной мести» за собственные обиды. Получается некоторая цепочка растянутой во времени агрессии. Кто-то из старших унизил их, и они, повзрослев, но не имея возможности отомстить обидчикам, обижают теперь более слабых сверстников, чтобы таким образом самоутвердиться. Поэтому буллеров можно со всей уверенностью назвать «агрессивными слабаками». А глядя в самый корень проблемы, можно констатировать: их просто недолюбили в детстве. Это родительский брак, если хотите.

Как, исходя из этого, действовать? Тут не может быть однозначного совета, ведь все дети-жертвы — разные. Мальчикам я бы рекомендовала не бояться давать сдачи, если буллеры не перестают их преследовать. Так действовали мальчишки и в моё время, да и раньше на Руси, защищая не только себя, но и более слабых, в том числе девочек. Неуверенным в себе боязливым детям — «ботаникам» необходимо прибегать к помощи и поддержке взрослых: родителей, учителей, старших братьев. Если не помогают увещевания и меры воздействия на нарушителей и их законных представителей, следует обращаться в полицию, в службу по делам несовершеннолетних. Не лишним будет поменять и школу.

А ещё я бы посоветовала раскрывать жертвам буллинга суть их обидчиков — то, о чём говорила выше. Дети, как правило, натуры очень чуткие и восприимчивые, и они вполне могут понять, в чём кроется причина придирок «агрессивных слабаков». Это поможет им побороть страх, и, возможно, у них получится даже пожалеть своих обидчиков как несчастных детей — ведь там, где есть жалость, страх отступает! Нередко бывает и так, что буллер и жертва, узнав друг друга лучше, становятся друзьями, ведь настоящей любви и дружбе покорно всё!

Заместитель начальника ОУУП и ПДН — начальник ОДН УМВД по городскому округу Подольск майор полиции Татьяна Дулова:

— О возможных проявлениях буллинга инспектор ПДН узнаёт от учащихся образовательных организаций, их родителей, педагогов, да и просто жителей административного участка обслуживания. Собрав материал и изучив все обстоятельства произошедшего, даёт правовую оценку действиям (бездействию) лиц, причастных к травле ребёнка. Речь может идти как об административном правонарушении, например, мелком хулиганстве или нанесении побоев, так и об уголовно наказуемом деянии — истязании, доведении до самоубийства.

Известно, что проявление буллинга чаще всего встречается в школах, причём участниками этого процесса могут быть не только старшеклассники, но и малыши. Напомню, что административная ответственность наступает с 16 лет, а уголовной могут подлежать лица, достигшие к моменту совершения преступления 14, 16 и 18 лет, в зависимости от квалификации общественно опасного деяния. Однако это не означает, что более юные правонарушители будут оставлены без внимания, а последствий совершённых ими противоправных действий не наступит. Существуют действенные меры по предотвращению повторных актов агрессии. Ими могут стать направление в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей на срок до 30 суток или помещение в специализированное образовательное учреждение закрытого типа по решению суда. Не стоит забывать и про ответственность родителей за недолжное воспитание, предусмотренную ст. 5.35 КоАП РФ.

На выявленные группы несовершеннолетних нарушителей порядка в территориальных подразделениях органов внутренних дел заводятся наблюдательные дела. Деятельность по разобщению и переориентации опасной компании проводится всеми службами полиции — участковыми уполномоченными, сотрудниками уголовного розыска, ППС.

Индивидуальная профилактическая работа с каждым участником группы проходит в тесном взаимодействии с заинтересованными ведомствами — образования, социального развития, здравоохранения, психологическими службами и общественными организациями правоохранительной направленности.

К сожалению, зачастую специалисты сталкиваются с завуалированностью таких опасных проявлений. Буллеры осознают противоправный характер своих действий, не афишируют их, а жертва в результате запугивания и шантажа боится обратиться за помощью. Нередко воспитательная функция в образовательных организациях сведена до минимума. Не всегда администрация информирует правоохранительные органы о фактах, требующих вмешательства. Как результат — неспособность предотвратить неблагоприятные последствия буллинга (от нарушенного микроклимата в классе — до взращивания преступной группы из будущих выпускников). Мы сталкиваемся с появлением всё новых, изощрённых методов и способов травли среди сверстников — молодёжь использует для этого Интернет, узкие группы в соцсетях.

Да, буллинг — явление действительно давно известное. Выявление новых его видов влечёт за собой незамедлительную выработку стратегий правовой борьбы с этим злом. Однако неизменными остаются простые правила при работе с детьми. Они таковы: чужих детей не бывает, плохих ребят нет, есть непорядочные взрослые рядом с ними. Ну и самое главное — формализм, равнодушие в работе с трудными подростками попросту преступны.

Буллинг на работе: как противостоять, если вы жертва

Читайте также

Дышите глубже: почему медитацию следует сделать ежедневной привычкой

Когда вы видите агрессию в свою сторону, Анна Ризниченко советует не молчать и отстаивать свои границы: «В моменты, когда кто-то проявляет к нам агрессию, мы обычно замираем и задерживаем дыхание. Агрессор на уровне инстинктов мгновенно это считывает и чувствует свою победу. Ему интересно, когда жертва реагирует. Один из психологических приемов, с помощью которого можно противостоять — это продолжать дышать и смотреть человеку прямо в глаза».

Кроме того, Анна советует обратиться за помощью к руководителю или эйчару. Если же они не могут повлиять на ситуацию или вы чувствуете, что весь коллектив компании агрессивно настроен, стоит уходить, потому что ваше здоровье дороже.

Нужна новая работа?

У нас много вакансий в украинских и международных компаниях, которым мы доверяем.

Людмила Мельник подготовила целый арсенал методов, которые помогут противостоять травле.

  1. Игнорируйте нападение. Ответная реакция — слезы, обида, агрессия — только раззадоривают. Не получая ожидаемого, нападающие могут прекратить попытки. Нет смысла в действии, которое не приносит результатов.
  2. Разоблачите нападающих. Скажите: «Продолжайте дальше. Мне смешно наблюдать, как вы стараетесь. То, что вы делаете, называется моббингом / буллингом. Я знаю, как это делается и чего вы добиваетесь. Рассказать?»
  3. Воспользуйтесь техникой «Психологическое айкидо». Например, отреагируйте на критику так: «Вы совершенно правы! Более того, я на самом деле намного хуже, чем вы тут обо мне говорите. Вообще не представляю, как вы меня еще терпите. Вы — самые терпеливые из всех коллег, с которыми мне приходилось работать. Спасибо вам за это!».
  4. Расскажите о ситуации руководителю. Если не сработали предыдущие приемы, найдите другой коллектив, где вас не будут подвергать травле.

Какую роль играют свидетели травли и что руководит их поведением

Основные мишени работы с травлей — свидетели и агрессоры. Нужно проговаривать: то, что происходит, это насилие и неприемлемо. И дальше говорить об этом как о болезни группы: это не у Пети проблема, а у целого класса. Иногда достаточно назвать вещи своими именами — особенно, если дети уважают учителя. Например, дети отняли у кого-то шапку и перекидываются ей. Вы спрашиваете: «Что происходит?». Они отвечают: «Мы играем». Вы говорите: «Это не игра. Когда люди играют, то всем весело. А как ты думаешь, Пете было весело, когда вы кидали его шапку?».

Моя коллега рассказывала историю об учительнице, которая потратила пять минут, чтобы решить проблему зарождающегося буллинга. В класс пришел полный мальчик, его начали обзывать. Учительница — сама дама в теле. Она встала и сказала: «Дети, вы правда хотите обсудить проблему лишнего веса?». И все шутки прекратились.

Большинство детей понимают: то, что происходит, плохо. Но ребенок думает: если не буду участвовать в травле, то есть шанс, что сам попаду на место жертвы; поэтому в моих интересах делать так, чтобы место было занято. Это решение принимается неосознанно.

Жертва при этом часто уверена, что все хотят, чтобы ее не было. Отсюда суицидальные попытки. Хотя на самом деле все хотят, чтобы жертва была и никуда не делась с этого места.

Буллинг: выйти из роли «жертвы»

Беспомощная жертва в нашем обществе далеко не всегда пробуждает сочувствие. Слабость ребенка, его унижение могут вызывать презрение и отторжение у его сверстников. В подростковой среде часто появляется негативное отношение к жертве школьного насилия по принципу «сам виноват, не может дать отпор».

Ребенок же испытывает в этой ситуации полную беспомощность, безысходность, безнадежность. Им владеют страх перед встречей с обидчиками, перед новыми мучениями и издевательствами, стыд за свою беспомощность и унижение. Для ребенка-жертвы также часто характерны самообвинения и оправдание поведения агрессора.

Может ли ребенок самостоятельно защитить себя в ситуации буллинга, решить свои внутренние психологические проблемы, проблемы окружения, сформировавшего благоприятную для насилия среду, и выйти счастливым победителем? Обычно это возможно только с помощью взрослых.

Читать еще:  Съедобные грибы: Трюфели - где их искать и как

Кого чаще травят в школе?

На формирование стереотипов поведения «жертвы» влияют такие факторы, как длительная травмирующая ситуация, домашнее и сексуальное насилие, воспитание, направленное на подавление личности, хронические заболевания. Ребенок с выработанным стереотипным поведением «жертвы» принимает насилие по отношению к себе как обыденную ситуацию, в том числе создает своим поведением условия, способствующие «растормаживанию» агрессора.

Жертвами буллинга обычно становятся тревожные, социально незащищенные, молчаливые и сдержанные дети. Они пугливы, чувствительны, замкнуты и застенчивы, не уверены в себе, несчастны, склонны к депрессии и суицидальным мыслям, одиноки, плохо находят общий язык со сверстниками и легче общаются со взрослыми. Если это мальчики, они могут быть физически слабее своих ровесников и чувствительнее других мальчиков, с пониженной самооценкой и страдающим самоуважением. Такие дети ранимы и не могут за себя постоять.

Чаще всего эти особенности характера формируются на основе признаков, выделяющих их из общей массы сверстников. Поводом для неприятия могут стать этническая или культурная принадлежность, сексуальная ориентация, принадлежность к той или иной религиозной конфессии, социальный статус или другие отличия.

Детям, которые не посещали детские сады, находились на индивидуальном обучении, труднее устанавливать здоровые отношения в школе

Часто подвергаются буллингу дети с отклонениями в развитии, имеющие видимые анатомические дефекты. Такие проблемы ребенка, как заикание, энурез, слабое зрение и необходимость постоянного ношения очков, могут сделать его уязвимым. Цвет кожи, слишком высокий или низкий рост, другие особенности внешности также могут быть поводом для травли в школе.

Детям, которые не посещали детские сады, редко проводили время со сверстниками в детских коллективах, находились на индивидуальном воспитании, обучении, труднее устанавливать здоровые отношения в школьной среде. Увлеченность каким-либо предметом, занятием иногда раздражает сверстников. Высокие или низкие интеллектуальные способности могут вызвать негативное отношение одноклассников.

Особенности поведения ребенка, вызванные психологическим насилием:

  • нервный тик, энурез; проблемы с аппетитом; печальный вид;
  • участившиеся случаи простудных и других заболеваний;
  • беспокойство, тревожность, нарушения сна;
  • длительно сохраняющееся подавленное состояние;
  • агрессивность;
  • склонность к уединению, нежелание общаться;
  • излишняя уступчивость или осторожность;
  • плохая успеваемость.

Как можно предотвратить буллинг?

1. Чаще приглашать одноклассников ребенка в гости, и особенно тех, кому он симпатизирует. Если у вас есть какое-то необычное хобби, интересное детям, можно рассказать о нем сверстникам ребенка. Ведь если вы можете часами говорить о всевозможных марках автомобилей, то даже самые отъявленные драчуны будут смотреть вам в рот и после этого вряд ли тронут пальцем вашего ребенка.

2. Создать ему «буферную зону». Научить не бояться одноклассников, у которых не меньше проблем, чем у него. Помогать ребенку стать членом классного коллектива, а не просто ходить в школу «за знаниями» или же по принуждению родителей. Помните, что ребенку-изгою важны не только сторонние наблюдатели, но и люди, не дающие его в обиду.

Наряду с педагогами это может быть и симпатизирующая ему группа детей, составляющая своеобразную буферную зону. А так как акты насилия в школе происходят чаще всего не на виду у учителей, а на переменах, в школьном дворе и на игровых площадках, то такая «буферная зона» детей сможет помочь ему в подобных ситуациях.

3. Призывать не смиряться с участью жертвы, а восставать против этого, привлекая на свою сторону друзей. Не показывать слабости и страхи перед насильниками и вместо рыданий и просьб о помиловании набрасываться на преследователей, озадачивая их неожиданными вопросами или хотя бы знанием нелестных фактов о них самих.

4. Вырабатывать адекватную самооценку. В случае завышенной самооценки объяснять, что у любого человека есть ахиллесова пята, и тот, кто преуспевает в математике, может отставать по физкультуре, и наоборот, победитель в соревнованиях по легкой атлетике может с трудом справляться с математикой. Все люди разные, и способности в какой-то области — не повод для хвастовства и демонстрации превосходства над другими.

Как реагировать на сообщение ребенка о насилии?

1. Отнеситесь к ребенку серьезно.

2. Попытайтесь оставаться спокойными.

3. Выясните, насколько велика угроза для жизни ребенка.

4. Успокойте и поддержите ребенка словами: «Хорошо, что ты мне сказал. Ты правильно сделал»; «Я тебе верю»; «Ты в этом не виноват»; «Ты не один попал в такую ситуацию, это случается и с другими детьми; «Мне жаль, что с тобой это случилось».

5. Не думайте, что ребенок обязательно ненавидит своего обидчика.

6. Отвечайте на вопросы и постарайтесь помочь преодолеть тревоги ребенка.

7. Продумайте и обсудите тактику оказания помощи и обеспечения безопасности ребенка.

Чем еще помочь ребенку?

Не отчаивайтесь, поддерживайте ребенка, если он оказался в роли жертвы школьного насилия, и вместе ищите ресурсы для преодоления ситуации. Напомните ему, что есть сферы жизни, в которых он чувствует себя уверенно, а рядом всегда найдутся те, кто помогут — одноклассники, родственники, родители. Это позволит ребенку восстановить самооценку.

Часто дети оправдывают своего преследователя, обвиняя себя в происходящем. Необходимо совместно с ребенком обсудить мотивы поведения агрессора: самоутверждение, психологическая компенсация за испытанное самим насилие, своеобразная самооборона от агрессии окружающего мира. Выход может оказаться простым, но ребенку в состоянии стресса не приходит в голову использовать имеющиеся у него ресурсы. Иногда достаточно малейшего вмешательства, простой демонстрации намерения защититься, чтобы прекратить преследования.

Об этом — история 45-летней Елены: «Я хожу гулять с собакой в одно и то же время и периодически встречаю школьника лет 12, в это время он идет домой из школы. В один из осенних вечеров, прогуливаясь мимо остановки, я увидела его в компании трех подростков, которые агрессивно общались с ним, явно что-то требуя. Когда я проходила совсем близко к ребятам, мальчик вырвался из их круга и приблизился ко мне: «Можно я с вами?»

Ситуация была понятной и мне, и ему. Выяснилось, что подростки встречают его после школы, отбирают деньги, обзывают, но говорить родителям об этом мальчик не хочет, так как ему неприятно выглядеть доносчиком, слабаком. Мне пришлось убедить мальчика рассказать обо всем взрослым. «Или мне придется это сделать», — пообещала я. Стоило старшему брату всего пару раз встретить его из школы, чтобы обидчики больше не появлялись».

Как сделать так, чтобы ребенок не стал жертвой буллинга?

Вот, что советует Алла Баркан в книге «28 законов воспитания. Как желательно и не желательно поступать родителям»:

  • отыскать себе друга среди одноклассников, а еще лучше несколько настоящих друзей;
  • приглашать одноклассников в гости;
  • научиться уважать мнение одноклассников, находить с ними общий язык;
  • не пытаться всегда побеждать в своих спорах с ровесниками, научиться проигрывать и уступать, признавать свою неправоту;
  • не задираться, не зазнаваться;
  • не пытаться выделяться среди других, если нет для этого повода;
  • не хвастаться — ни своими успехами, ни своими электронными игрушками, ни родителями;
  • не демонстрировать свою элитарность;
  • не ябедничать;
  • не подлизываться к учителям;
  • не действовать наперекор решениям класса, если они не противоречат нравственным нормам;
  • не демонстрировать свою физическую силу;
  • не показывать свою слабость;
  • не взывать к жалости окружающих в связи со своими хроническими заболеваниями или физическими дефектами;
  • использовать свои таланты на благо класса и школы, чтобы одноклассники гордились им, а не завидовали ему.

Травля в школе: 10 фактов, как это происходит, и советы, что делать

Про удар в пах и другие «подлые» приёмы самообороны

Гейб Суарез: Боевой дробовик — роль и применение. Часть 1

Big bullies teasing small kid; Shutterstock ID 132104969

Попалась на глаза одна статья про травлю в школе (или, как модно сейчас говорить, школьный буллинг, от анг. bullying), из-за которой в комментариях пошли мудовые рыдания, общения с терапевтом и рассуждения про сферического коня в вакууме. Решил и я, как известный диванный аналитик, вбросить свои 5 копеек.

Травля в школе — почему и как травят ребёнка

  1. Любая школа — модель социальных отношений без примеси цивилизационной этики. Неважны побудительные причины травли ребёнка.
  2. Любой, кто попадает в подобную среду, сталкивается с тем, что среда проверяет тебя на вшивость. Это происходит в школе, летнем лагере, в армии, на работе, в команде профессионалов и это правильно.
  3. Истории человечества более нескольких сот тысяч лет и эта история развития единственного навыка — выживания. Все остальные навыки возникли недавно и более 99% из них прямо или косвенно связаны с выживанием.
  4. Шансы на выживание выше у группы, поэтому все должны соответствовать стандартам. Любой новичок должен быть проверен на соответствие стандарту.
  5. Стандарт не означает «быть как все». Стандарт означает способность защищать свою идентичность. Если способен, значит все признают и уважают. Если не способен — терпило.
  6. Сам процесс приема на работу и первые 100 дней имеют ту же ролевую модель, только там это называется адаптационный период, но будем реалистично смотреть на вещи. Корпорация создает для вас условия не за, а ДЛЯ — чтобы отжать вас по полной. Не соответствуете? Никто травить не будет — просто выкинут на улицу. Поэтому пусть детишки привыкают.
  7. Родителям это может не нравится, но реальности наплевать на то, что нравится родителям. Поэтому когда ребенок сталкивается с травлей в школе, то сначала это начинается с провокаций, и все смотрят реакцию. Травля ребёнка нарастет, если есть реакция страха, обиды, т.е. человек превращается в жертву, потому, что травля — это шоу.
  8. Шоу не будет продолжаться в двух вариантах — если объект игнорирует, т.е. нет ожидаемой реакции жертвы либо если травля становится очень дорогой, к примеру разбитая об голову табуретка или сломанный нос, или, к примеру, сломанный палец. Также неплохо работает перелом лицевой кости после нескольких ударов означенным лицом об стену.
  9. Таким образом, поход к терапевту — худшее, что могу сделать родители. Лучшее, что они могут сделать — объяснить ребенку, то надо давать сдачи и научить преодолевать свой страх/ чувство неполноценности.
  10. Как можно преодолеть чувство страха, неполноценности, беспомощности, комплекс самозванца? На этот простой вопрос вам легко даст ответ любой тренер, особенно по контактному виду спорта. Ответ просто — глаза боятся, а руки делают.

Обычно происходит так. Ребенок ничего не делает, изменений нет. Но, если ребенок начинает делать, то через малые победы забитая личность превращается в лидера. Примеров — море. Психологический трюк здесь — комитмент, когда у ребенка появляется причина делать что-то, несмотря на страх. Кстати, страх больший — работает очень хорошо.

Почему это важно? Потому что в 99% критических ситуаций в жизни мотивом их преодоления является перспектива получить что-то ужасное. Как говорится — свечка под задницей работает лучше факела на голове.

Хороший тренер обладает единственным качеством, которого не имеют родители — хладнокровие, которое проистекает из прагматизма. Тренер заинтересован, чтобы данный ребенок показал хорошие результаты, потому что это влияет на его благополучие. Ребенок это в некоторой степени — инструмент роста для тренера.

Поэтому тренер действует хладнокровно. Кроме того, у тренера большой опыт переводить учеников в ресурсное состояние, чего нет у родителей. Ну и, наконец, нет пророка в своем отечестве. Тренер — это не тот, кому принято жаловаться.

Самое эффективное — занять ребенка двумя видами деятельности — творческая и физическая. Из физической однозначно единоборства и обязательно с соревнованиями — идеально совмещать дзю-до и контактное карате.

Хотите, чтобы ваш ребенок научился жить с волками? Поместите его в клетку к львам.

Проблема в том, что мы стремимся избегать причинять боль своим детям, подсознательно уберегать их от ситуаций, которые, как нам кажется, будут их травмировать. К детям это отношения не имеет. Это наш страх и тупость, потому что мы не даем себе труда подумать — что будет дальше.

А дальше ваш ребенок переступит порог дома и пойдет в школу, в спортивную секцию, начнет готовится к конкурсу, к поступлению в ВУЗ и т.д. С чем он столкнется? С полной беспощадностью и жестокой конкуренцией.

Я приведу пример. Когда я учился в советской школе в 80-х, то понятия «травля в школе» не было, была жестокая школа выживания. У нас в классе был Эдик Ткач, умный еврейский мальчик. Эдик был миниатюрный и самый маленький, но все попытки травить его прекратились уже после второго класса, потому что он просто начинал драться. Его одноклассники все были в два раза больше него, т.е. он физически не мог победить, его били, но все потом бежали.

Представьте маленькую бестию, всю в крови, с горящими глазами убийцы, которая неуклонно стремится к вам, к вашему горлу. Вы ее бьете, бросаете об батарею, но она как зомби встает, и снова бросается на вас. О, ненависть — лучшая энергия для уставших мускулов, и через 5-6 попыток вам становится не смешно, а через 9 вы начинаете искать, где спрятаться, но это не помогает, и весь класс пытается удержать Эдика, пока вы отсиживаетесь в классе.

Читать еще:  Подготовка к неприятностям: Где хранить наборы для выживания

И тут приходи учитель, всех успокаивает, Эдик кивает, утирает нос от крови, и как только учитель отворачивается — швыряет в вас стул и снова бросается к вам. И все заканчивается только, когда Эдика запирают в кабинете директора, вызывают его родителей, а на следующий день вы не очень хотите иди в школу, но деваться некуда.

Вы приходите в класс, все садятся, проходит 5 минут, и входит Эдик, весь в пластыре с разбитым лицом. Повисает пауза и все видят, что Эдик смотрит на вас, а потом он делает шаг… Учитель беспомощно бросается, но…

Что делать учителю

Проблема детского буллинга в школе и в классе — отдельная большая тема. Вот лишь один пример, как можно поступить учителю.

Ситуация: две девочки объявили бойкот третьей. Учитель, получив согласие жертвы и её родителей, организует встречу с инициаторами бойкота и ещё четырьмя ребятами, занявшими нейтральную позицию. Преподаватель объясняет детям, что чувствует девочка, и просит их придумать два-три возможных решения, как уменьшить её страдания. Чувствуя важность своей миссии, дети активно включаются в «проект». Раз в неделю все участники встречаются и рассказывают о своих успехах. Через несколько таких встреч ситуация с травлей в школе, как правило, себя исчерпывает.

К сожалению, не все родители находят поддержку со стороны школы. Тогда почти единственная «опция» — уход на семейное образование. Просто смена школы не всегда работает, так как травля может повториться. Во время семейного обучения у вас будет достаточно времени на обсуждение с ребёнком его травмирующего опыта.

Как защитить ребёнка от травли

  • проблема
  • дети

Явление, которое поспешили назвать на американский манер буллингом, существует давно. Многие знакомились с ним в детстве: в школах, пионерлагерях, во дворах. Видели эту организованную травлю группой подростков своих сверстников, которые чем-то отличаются от них или выделяются. Увы, многие дети легко превращаются в маленьких монстров либо наоборот — в объект охоты. У этого парадокса несколько причин, главная из которых — отсутствие системного воспитания. Исправлять ситуацию можно только личным примером родителей и созданием здоровой атмосферы в семье.

Шутка или буллинг?

Главная задача организаторов травли — довести объект до точки кипения: слёз, истерики, драки. Сейчас в моду входит ещё и детский суицид. Порой такой шаг становится крайней реакцией на издевательства слишком эмоциональных, неуравновешенных детей и подростков.

Отличить обычную в молодёжной компании шутку от буллинга несложно. Если все скоро переключились на что-то другое или дружно рассмеялись ответной шутке объекта насмешки, тревоге можно играть «отбой». Но когда прессинг увеличивается, внутреннее напряжение растёт и жертва чувствует, что её целенаправленно подкалывают, несправедливо придираются, смеются как по команде, и она при этом испытывает дискомфорт, тогда это уже не просто едкие шутки товарищей. А очень похоже на организованную травлю, на тот самый, будь он неладен, буллинг.

Спасение — самокритика

Психологи советуют преодолевать такие нападки как можно более равнодушным отношением к происходящему: молчанием или попыткой разрядить обстановку приемлемой самокритикой — умением отшутиться. Это здравая идея, но беда в том, что даже взрослому человеку часто оказывается не под силу сдержаться в неприятных ситуациях.

Да и как воспитанному в холе и неге, избалованному мамой современному подростку смолчать или рассмеяться, если ему при одноклассниках, в том числе противоположного пола, скажут примерно следующее: «Ой, я чувствую какой-то запах. Это что, Маша Иванова зашла?» или «Конечно, таких слабаков, как этот Петя, не только в футбол играть не возьмут, их вообще на свалку надо отправить, потому что это отбросы общества». Как правило, в жизни звучат более резкие и обидные слова — они бьют куда круче.

Любви много не бывает

Родителям очень важно учитывать это, отправляя ребёнка в школу. Правильным будет не только оказание психологической поддержки, слова о том, как вы его любите, проявление похвалы и объятия. Необходимо также научить чадо критически оценивать свои недостатки, относиться к ним с должным юмором. Это вполне отвечает традиционной русской педагогической системе. С другой стороны, надо убедить ребёнка: нельзя быть столь подозрительным к товарищам, чтобы в каждой шутке в свой адрес видеть подвох и тут же бросаться в драку или начинать звонить маме! Так можно не только окончательно потерять авторитет у товарищей, но вырасти нелюдимым мизантропом, отравляющим жизнь себе и другим.

И в то же время знать себе цену, приняв таким, каков ты есть, отстаивая право выбора, чтобы, оставаясь личностью, сохранить свою индивидуальность. Ни в коем случае не комплексовать, если одежда не соответствует быстро переменчивой моде. Или если, в отличие от товарищей, увлекаешься не рэпом, а классикой. Дискотекам предпочитаешь культпоходы в театр или музей, вечернее богослужение в храме или волонтёрство. Это, конечно, нелегко, учитывая жёсткое давление диктующего свои условия крайне коммерциализированного и агрессивного медиапространства. Всё это на фоне нарастающей глобализации, стремящейся стереть все грани индивидуальности. Но тем ярче станет победа личности над гламурной серостью. И это будет собственная победа!

Угрозы из Сети

Кстати, с развитием интернет-технологий актуальность приобрело и такое понятие, как кибербуллинг. В этом случае используются не вербальные и физические акты насилия. Издевательства происходят путём отправки сообщений неприятного характера через мессенджеры и соцсети. А также посредством выкладывания фото- и видеоматериалов, содержащих губительную для репутации жертвы информацию, в общественную сеть.

Для того чтобы скомпрометировать человека, могут создаваться страницы, копирующие его личную информацию, для дальнейшего оскорбления (например, учителей, родителей или друзей) якобы от его лица. С этой же целью может подбираться пароль к реальной странице человека.

Жертвы кибербуллинга обычно более уязвимы, чем те, кто подвергается непосредственным нападкам. Здесь нет защиты в виде прекращения учебного дня — в личную жизнь могут вмешиваться постоянно, в любое время суток и по всевозможным источникам. Конечно, агрессора можно заблокировать, добавить в чёрный список, однако это не даёт гарантии, что человек не станет использовать другой аккаунт или сеть общения.

Как правило, таким нападкам подвергаются те, кто является жертвой и в реальной жизни. Чтобы подросток ни разу не перенёс издевательств в школе, но страдал от атак в Интернете, не бывает.

Для противодействия этому явлению взрослые должны донести до ребёнка: многим случаям шантажа и издевательств способствует неосторожность жертвы. Выкладывая в Сеть всю информацию о себе, личные видео, фотографии о проведённых днях без правильных настроек приватности, человек выставляет наиболее уязвимые места под атаку агрессоров. Отдельное внимание нужно уделить паролям для учётных записей и устройств с персональной информацией.

Верным курсом

Специалист из Крыма Асан Маметов советует:

— Для того чтобы противостоять буллингу, нужно показать: от того, что говорит этот задира, твоя самооценка никак не ухудшается, тебе в целом всё равно. Наша защита — это знание о себе, любовь к себе. И если слова буллера беспокоят тебя, подумай, задай себе вопрос — почему? Что не так с твоей самооценкой? Почему ты веришь этому наглецу, а себе нет?

Поэтому вы должны быть уверены в себе, своих вкусах. Здоровая самооценка и внутренняя целостность — это верный курс, чтобы избежать позиции жертвы.

Советы специалистов

— В классическом буллинге кроме самой жертвы задействованы три социальные группы: обидчики, родители и учителя. В наше время последние оперативно действовали, активно вмешиваясь в процесс, влияя на него через школьные общественные организации, индивидуальные беседы, трёхсторонние встречи. Подключали сотрудников детских комнат милиции. Сегодня, к сожалению, это взаимодействие разрушено. Школа перестала заниматься воспитанием учеников, сосредоточившись на преподавании набора образовательных услуг. Родители же уверены: образовательные организации по-прежнему отвечают за детей. А сами обидчики, чувствуя этот разлад, осмелели и, хорошо ориентируясь в этих разногласиях и либерализации законодательства, практически безбоязненно третируют жертв.

Мой многолетний опыт работы с трудными подростками подсказывает: подавляющее большинство буллеров — несчастные дети, жертвы агрессии чаще всего своих родителей. Они сами были в раннем детстве серьёзно унижены, напуганы, и у них сформировался комплекс «отсроченной мести» за собственные обиды. Получается некоторая цепочка растянутой во времени агрессии. Кто-то из старших унизил их, и они, повзрослев, но не имея возможности отомстить обидчикам, обижают теперь более слабых сверстников, чтобы таким образом самоутвердиться. Поэтому буллеров можно со всей уверенностью назвать «агрессивными слабаками». А глядя в самый корень проблемы, можно констатировать: их просто недолюбили в детстве. Это родительский брак, если хотите.

Как, исходя из этого, действовать? Тут не может быть однозначного совета, ведь все дети-жертвы — разные. Мальчикам я бы рекомендовала не бояться давать сдачи, если буллеры не перестают их преследовать. Так действовали мальчишки и в моё время, да и раньше на Руси, защищая не только себя, но и более слабых, в том числе девочек. Неуверенным в себе боязливым детям — «ботаникам» необходимо прибегать к помощи и поддержке взрослых: родителей, учителей, старших братьев. Если не помогают увещевания и меры воздействия на нарушителей и их законных представителей, следует обращаться в полицию, в службу по делам несовершеннолетних. Не лишним будет поменять и школу.

А ещё я бы посоветовала раскрывать жертвам буллинга суть их обидчиков — то, о чём говорила выше. Дети, как правило, натуры очень чуткие и восприимчивые, и они вполне могут понять, в чём кроется причина придирок «агрессивных слабаков». Это поможет им побороть страх, и, возможно, у них получится даже пожалеть своих обидчиков как несчастных детей — ведь там, где есть жалость, страх отступает! Нередко бывает и так, что буллер и жертва, узнав друг друга лучше, становятся друзьями, ведь настоящей любви и дружбе покорно всё!

Заместитель начальника ОУУП и ПДН — начальник ОДН УМВД по городскому округу Подольск майор полиции Татьяна Дулова:

— О возможных проявлениях буллинга инспектор ПДН узнаёт от учащихся образовательных организаций, их родителей, педагогов, да и просто жителей административного участка обслуживания. Собрав материал и изучив все обстоятельства произошедшего, даёт правовую оценку действиям (бездействию) лиц, причастных к травле ребёнка. Речь может идти как об административном правонарушении, например, мелком хулиганстве или нанесении побоев, так и об уголовно наказуемом деянии — истязании, доведении до самоубийства.

Известно, что проявление буллинга чаще всего встречается в школах, причём участниками этого процесса могут быть не только старшеклассники, но и малыши. Напомню, что административная ответственность наступает с 16 лет, а уголовной могут подлежать лица, достигшие к моменту совершения преступления 14, 16 и 18 лет, в зависимости от квалификации общественно опасного деяния. Однако это не означает, что более юные правонарушители будут оставлены без внимания, а последствий совершённых ими противоправных действий не наступит. Существуют действенные меры по предотвращению повторных актов агрессии. Ими могут стать направление в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей на срок до 30 суток или помещение в специализированное образовательное учреждение закрытого типа по решению суда. Не стоит забывать и про ответственность родителей за недолжное воспитание, предусмотренную ст. 5.35 КоАП РФ.

На выявленные группы несовершеннолетних нарушителей порядка в территориальных подразделениях органов внутренних дел заводятся наблюдательные дела. Деятельность по разобщению и переориентации опасной компании проводится всеми службами полиции — участковыми уполномоченными, сотрудниками уголовного розыска, ППС.

Индивидуальная профилактическая работа с каждым участником группы проходит в тесном взаимодействии с заинтересованными ведомствами — образования, социального развития, здравоохранения, психологическими службами и общественными организациями правоохранительной направленности.

К сожалению, зачастую специалисты сталкиваются с завуалированностью таких опасных проявлений. Буллеры осознают противоправный характер своих действий, не афишируют их, а жертва в результате запугивания и шантажа боится обратиться за помощью. Нередко воспитательная функция в образовательных организациях сведена до минимума. Не всегда администрация информирует правоохранительные органы о фактах, требующих вмешательства. Как результат — неспособность предотвратить неблагоприятные последствия буллинга (от нарушенного микроклимата в классе — до взращивания преступной группы из будущих выпускников). Мы сталкиваемся с появлением всё новых, изощрённых методов и способов травли среди сверстников — молодёжь использует для этого Интернет, узкие группы в соцсетях.

Да, буллинг — явление действительно давно известное. Выявление новых его видов влечёт за собой незамедлительную выработку стратегий правовой борьбы с этим злом. Однако неизменными остаются простые правила при работе с детьми. Они таковы: чужих детей не бывает, плохих ребят нет, есть непорядочные взрослые рядом с ними. Ну и самое главное — формализм, равнодушие в работе с трудными подростками попросту преступны.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector