1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Содержание

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Благодаря радикальному внедрению новых технологий, которые страны могут использовать для нападения друг на друга, мир уже ведет скрытую войну. Так же, как и в те тревожные времена, когда Холодная война правила бал, сейчас столкновения осуществляются косвенными методами, а не через открытые декларации о враждебности. До сих пор эта война обходилась без жертв, несмотря на то, что она обладает потенциалом, позволяющим нанести урон, не меньший, чем взрыв атомной бомбы. Это кибернетическая война.

Когда мы слышим о кибернетических атаках, мы часто представляем себе террористов или преступников, вламывающихся в наши банковские счета или повреждающих правительственные веб-сайты. Но теперь к ним присоединились агенты правительств различных стран, инициирующие такие нападения на другие страны.

Хотя официально страны не находятся в состоянии войны, но напряженность в отношениях между США и Россией — и в меньшей степени Китаем — остается на высоком уровне по отношению к ряду спорных решений. Кибернетические атаки позволяют этим странам часто анонимно применять свою силу против оппонентов. Они могут тайно получить небольшие преимущества, но неверный шаг может означать катастрофу, так же, как и операции атомных подводных лодок во время холодной войны.

Сегодня применяются разнообразные формы кибернетических атак. Как правило, на компьютер, часто без ведома жертвы, устанавливаются вредоносные программы в виде троянского коня или червя, которые берут на себя управление. Другие атаки могут нарушить компьютерные системы с помощью грубой силы. Например, атака типа распределенного отказа в обслуживании (DDOS) заключается в том, чтобы наводнить систему таким количеством запросов на получение доступа к сайту, что сервер этого сайта не справляется с работой.

Страны также стремятся создать и свою кибернетическую защиту. Многие инфраструктурные системы, например, подключаемые к электростанциям, физически отсоединяются от Интернета (им «перекрывается кислород»). Во всех правительственных системах для предотвращения взлома извне используются и такие средства защиты, как брандмауэры и программы обеспечения безопасности.

Кибернетическая война не менее опасна, чем реальная

Высказываются мнения, что идее кибернетической войны уделяется излишнее внимание, ведь кибернетические атаки не имеют физических последствий, таких как при атаке в обычной войне. Однако кибернетическое оружие, как уже примененное, так и находящееся в разработке, способно нанести значительный экономический и инфраструктурный ущерб — а это может поставить под угрозу имущество и даже жизнь людей.

В 2007 году ученые из Национальной лаборатории Айдахо в США смогли продемонстрировать, как кибернетическая атака на генератор электроэнергии может привести к взрыву. Эта демонстрация показывает, что в связи с кибернетическими атаками возможны реальные физические повреждения. То есть, под угрозой находится не только безопасность национальной инфраструктуры, но и больницы, школы и дома.

2007 год стал решающим в истории кибернетической войны. Именно в этот год появились документальные свидетельства того, что несколько крупных государства начали применять кибернетическое оружие. После того, как Эстония пыталась перенести советский военный мемориал, Россию обвинили в запуске серии атак DDOS на эстонские сайты, включая правительственные и банковские порталы. Такие действия не только вызывают неудобства в работе, но и наносят ущерб государственности и экономической деятельности страны.

Первое кибернетическое оружие во «второй холодной войне»

Хотя компьютерный червь Stuxnet не был обнаружен до 2010 года, он стал первым явным кибернетическим оружием, которое должны были использовать США против Ирана в 2007 году. Это червь, входивший в более широкую «операцию Олимпийских игр», был разработан, чтобы затруднить Ирану производство урана, который используется при создании ядерного оружия.

Программное обеспечение Stuxnet находилось на флеш-карте, и было загружено в системы управления завода по обогащению урана, в результате чего параметры работы его центрифуг вышли за безопасные пределы, что и привело к серии пробоев.

Израильское кибернетическое подразделение, Группа 8200, приложившее руку к разработке Stuxnet, также было вовлечено в блокировку воздушного радара во время нападения на ядерные объекты Сирии в рамках операции Orchard 2007. Отключение радара советской эпохи путем смешанной кибернетической атаки позволило израильским самолетам осуществить бомбардировку объектов в регионе Дейр-эз-Зор.

Кибернетические атаки дают возможность проводить реальные атаки

Израильский пример показывает, что кибернетические атаки начинают становиться частью стандартных военных операций. И в США, и в Китае кибернетические подразделения входят в состав обычных военных структур этих стран. Оба этих государства дали понять, что они не исключают использования кибернетических атак ради поддержания интересов национальной безопасности.

Безнаказанность действий — отличительная черта новой войны

Возможности кибернетических атак представляют собой опасность для всех, а не только для тех стран, инфраструктура которых является целью нападения. Так, Stuxnet был обнаружен только потому, что червь нашел выход в глобальный Интернет, и вызвал проблемы у десятков тысяч компьютеров по всему миру. Нетрудно представить себе обширный экономический и персональный ущерб, который может быть нанесен с помощью еще более вредоносных программ.

Случай со Stuxnet показывает, что для защиты критической инфраструктуры недостаточно просто отключить ее от Интернета.

Другим, особенно тревожным аспектом кибернетической войны, является то, что она позволяет государствам действовать относительно безнаказанно. Передовые технологии шифрования делают почти невозможным выяснение, кто именно несет ответственность за конкретную атаку. В результате государства могут теперь действовать в одностороннем порядке, не боясь открытого возмездия. Например, несмотря на двустороннее соглашение между США и Китаем об отказе от взлома компьютерных систем ради экономической выгоды, китайские хакеры продолжают проникать в защищенные системы в Соединенных Штатах. И имеются несколько реальных последствий этого прямого нарушения суверенитета.

В качестве положительных аргументов высказывается мнение о том, что война в кибернетическом пространстве позволяет государствам добиваться своих целей внешней политики без использования обычных военных действий, и может убедить сверхдержавы не прибегать к ним. Например, блокирование ядерной программы Ирана снизило вероятность военного нападения на эту страну со стороны США. Несмотря на наличие напряженности между сверхдержавами, риск полномасштабной мировой войны до сих пор остается относительно низким, и, вероятно, кибернетические атаки, как способ достижения своих целей за счет оппонентов, будут распространяться все шире.

Конор Дин-Маккена (Conor Deane-McKenna)
Апрель 2016

Признаки того, что вторая холодная война уже началась

Вторая холодная война представляет собой матч-реванш между теми же командами, которые противостояли друг другу на протяжении большей части первой холодной войны. По одну сторону находятся США и их восточноазиатские и европейские союзники, включая новых членов НАТО в Центральной и Восточной Европе и Прибалтике. С противоположной стороны оказались Россия и Китай, а также их союзники и клиенты.

Во второй холодной войне, как и в первой, соперники создали противоборствующие военные альянсы. После окончания первой холодной войны США сохранили альянс НАТО и расширили его вплоть до границ России, несмотря на ее громкие возражения. В Восточной Азии США сохранили свои альянсы с Японией, Южной Кореей и Тайванем, продолжая реализовывать свою негласную политику сдерживания Китая и постсоветской России. В ответ на рост военной мощи Китая и укрепление его позиций США также приняли участие в Четырехстороннем диалоге по вопросам безопасности наряду с Японией, Индией и Австралией. Этот диалог считается фактическим антикитайским альянсом, частью того, что администрация Обамы назвала разворотом США к Азии в ответ на рост мощи Китая.

Все несоветские государства, которые прежде были членами Организации Варшавского договора, теперь входят в состав альянса НАТО во главе с США. Россия сумела предотвратить вступление Грузии и Украины в НАТО посредством вторжения на территорию Грузии в 2008 году, когда она выступила в интересах сепаратистской республики Осетия, и посредством аннексии Крыма и поддержки пророссийских сепаратистов на востоке Украины. Кроме того, Россия пыталась консолидировать свою сферу влияния на большей части территорий бывшего СССР — не в последнюю очередь посредством создания Евразийского экономического союза, в который сейчас входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения.

Между тем Россия продолжала сближаться с Китаем. Эти две крупные евразийские державы вместе с несколькими другими странами создали свой собственный евразийский альянс — Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). В состав ШОС, которая была основана в 2001 году, входят Иран и Индия и не входят военные союзники США, за исключением Пакистана и Турции. В 2005 году ШОС отклонила заявку США на получение статуса наблюдателя в этой организации. Благодаря участию в ней Китая и Индии, в состав ШОС входят две самые населенные страны мира, а также Россия, которая является крупнейшей страной по площади.

Хотя формально цель ШОС заключается в борьбе с терроризмом, российско-китайское сотрудничество в военной области является центром периодических военных учений этой организации (следующие учений пройдут в России в сентябре 2018 года). В список ключевых членов ШОС входят три страны, которых военные стратеги США называют главными противниками Америки: Китай, Россия и Иран.

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Самые популярные стойки для стрельбы из пистолета

Принцип работы редких видов огнестрельного оружия. Анимированные иллюстрации

Благодаря радикальному внедрению новых технологий, которые страны могут использовать для нападения друг на друга, мир уже ведет скрытую войну. Так же, как и в те тревожные времена, когда Холодная война правила бал, сейчас столкновения осуществляются косвенными методами, а не через открытые декларации о враждебности. До сих пор эта война обходилась без жертв, несмотря на то, что она обладает потенциалом, позволяющим нанести урон, не меньший, чем взрыв атомной бомбы. Это кибернетическая война.

Когда мы слышим о кибернетических атаках, мы часто представляем себе террористов или преступников, вламывающихся в наши банковские счета или повреждающих правительственные веб-сайты. Но теперь к ним присоединились агенты правительств различных стран, инициирующие такие нападения на другие страны.

Хотя официально страны не находятся в состоянии войны, но напряженность в отношениях между США и Россией — и в меньшей степени Китаем — остается на высоком уровне по отношению к ряду спорных решений. Кибернетические атаки позволяют этим странам часто анонимно применять свою силу против оппонентов. Они могут тайно получить небольшие преимущества, но неверный шаг может означать катастрофу, так же, как и операции атомных подводных лодок во время холодной войны.

Читать еще:  Съедобные моллюски - улитки и пресноводные мидии

Сегодня применяются разнообразные формы кибернетических атак. Как правило, на компьютер, часто без ведома жертвы, устанавливаются вредоносные программы в виде троянского коня или червя, которые берут на себя управление. Другие атаки могут нарушить компьютерные системы с помощью грубой силы. Например, атака типа распределенного отказа в обслуживании (DDOS) заключается в том, чтобы наводнить систему таким количеством запросов на получение доступа к сайту, что сервер этого сайта не справляется с работой.

Страны также стремятся создать и свою кибернетическую защиту. Многие инфраструктурные системы, например, подключаемые к электростанциям, физически отсоединяются от Интернета (им «перекрывается кислород»). Во всех правительственных системах для предотвращения взлома извне используются и такие средства защиты, как брандмауэры и программы обеспечения безопасности.

Кибернетическая война не менее опасна, чем реальная

Высказываются мнения, что идее кибернетической войны уделяется излишнее внимание, ведь кибернетические атаки не имеют физических последствий, таких как при атаке в обычной войне. Однако кибернетическое оружие, как уже примененное, так и находящееся в разработке, способно нанести значительный экономический и инфраструктурный ущерб — а это может поставить под угрозу имущество и даже жизнь людей.

В 2007 году ученые из Национальной лаборатории Айдахо в США смогли продемонстрировать, как кибернетическая атака на генератор электроэнергии может привести к взрыву. Эта демонстрация показывает, что в связи с кибернетическими атаками возможны реальные физические повреждения. То есть, под угрозой находится не только безопасность национальной инфраструктуры, но и больницы, школы и дома.

2007 год стал решающим в истории кибернетической войны. Именно в этот год появились документальные свидетельства того, что несколько крупных государства начали применять кибернетическое оружие. После того, как Эстония пыталась перенести советский военный мемориал, Россию обвинили в запуске серии атак DDOS на эстонские сайты, включая правительственные и банковские порталы. Такие действия не только вызывают неудобства в работе, но и наносят ущерб государственности и экономической деятельности страны.

Первое кибернетическое оружие во «второй холодной войне»

Хотя компьютерный червь Stuxnet не был обнаружен до 2010 года, он стал первым явным кибернетическим оружием, которое должны были использовать США против Ирана в 2007 году. Это червь, входивший в более широкую «операцию Олимпийских игр», был разработан, чтобы затруднить Ирану производство урана, который используется при создании ядерного оружия.

Программное обеспечение Stuxnet находилось на флеш-карте, и было загружено в системы управления завода по обогащению урана, в результате чего параметры работы его центрифуг вышли за безопасные пределы, что и привело к серии пробоев.

Израильское кибернетическое подразделение, Группа 8200, приложившее руку к разработке Stuxnet, также было вовлечено в блокировку воздушного радара во время нападения на ядерные объекты Сирии в рамках операции Orchard 2007. Отключение радара советской эпохи путем смешанной кибернетической атаки позволило израильским самолетам осуществить бомбардировку объектов в регионе Дейр-эз-Зор.

Кибернетические атаки дают возможность проводить реальные атаки

Израильский пример показывает, что кибернетические атаки начинают становиться частью стандартных военных операций. И в США, и в Китае кибернетические подразделения входят в состав обычных военных структур этих стран. Оба этих государства дали понять, что они не исключают использования кибернетических атак ради поддержания интересов национальной безопасности.

Безнаказанность действий — отличительная черта новой войны

Возможности кибернетических атак представляют собой опасность для всех, а не только для тех стран, инфраструктура которых является целью нападения. Так, Stuxnet был обнаружен только потому, что червь нашел выход в глобальный Интернет, и вызвал проблемы у десятков тысяч компьютеров по всему миру. Нетрудно представить себе обширный экономический и персональный ущерб, который может быть нанесен с помощью еще более вредоносных программ.

Случай со Stuxnet показывает, что для защиты критической инфраструктуры недостаточно просто отключить ее от Интернета.

Другим, особенно тревожным аспектом кибернетической войны, является то, что она позволяет государствам действовать относительно безнаказанно. Передовые технологии шифрования делают почти невозможным выяснение, кто именно несет ответственность за конкретную атаку. В результате государства могут теперь действовать в одностороннем порядке, не боясь открытого возмездия. Например, несмотря на двустороннее соглашение между США и Китаем об отказе от взлома компьютерных систем ради экономической выгоды, китайские хакеры продолжают проникать в защищенные системы в Соединенных Штатах. И имеются несколько реальных последствий этого прямого нарушения суверенитета.

В качестве положительных аргументов высказывается мнение о том, что война в кибернетическом пространстве позволяет государствам добиваться своих целей внешней политики без использования обычных военных действий, и может убедить сверхдержавы не прибегать к ним. Например, блокирование ядерной программы Ирана снизило вероятность военного нападения на эту страну со стороны США. Несмотря на наличие напряженности между сверхдержавами, риск полномасштабной мировой войны до сих пор остается относительно низким, и, вероятно, кибернетические атаки, как способ достижения своих целей за счет оппонентов, будут распространяться все шире.

Конор Дин-Маккена (Conor Deane-McKenna)
Апрель 2016

Повод договориться

Внедрение Вашингтоном более проактивной стратегии в киберпространстве может привести к росту числа конфликтов между Америкой и Россией, но обычные граждане об этом вряд ли узнают, считает гендиректор Лаборатории цифровой форензики, эксперт Российского совета по международным делам Александр Мамаев. «О большинстве киберинцидентов, особенно в госсекторе, широкая публика и так ничего не услышит. Известными становятся либо самые громкие, либо массовые, рассеянные атаки», — пояснил он в беседе с РБК.

В конечном же счете более проактивная позиция Америки в киберпространстве, скорее всего, «подтолкнет Москву и Вашингтон к интенсификации переговоров», прогнозирует Мамаев. «Подобный сценарий можно было наблюдать на примере США и Китая: после многочисленных атак на американские СМИ, госструктуры и чиновников, а также на фоне систематических обвинений в копировании Пекином и даже краже программного обеспечения американских компаний в 2015 году Барак Обама и китайский председатель Си Цзиньпин подписали соглашение о принципах взаимодействия в киберпространстве», — напомнил аналитик. «Думаю, в случае с Россией история может повториться — при условии, что страны будут готовы к переговорам», — допустил он. Впрочем, оговорился Мамаев, «заявления о необходимости принятия конвенций в сфере кибербезопасности звучат не первый год», но никаких конкретных договоренностей утверждено не было.

Эксперт ПИР-Центра Олег Демидов в возможности достижения киберсоглашения между Россией и США в скором времени сомневается. Этому в первую очередь мешает сложившаяся между странами атмосфера недоверия, особенно в связи с приписываемым Москве вмешательством в американские выборы 2016 года, отметил аналитик. «Так что, даже если какое-то соглашение будет положено на бумагу и даже подписано, шаги по его реализации, например регулярный обмен данными, представляются трудновыполнимыми», — резюмировал Демидов в разговоре с РБК.

В теории жесткие заявления Вашингтона по поводу роста уверенности в своих наступательных способностях могут помочь добиться стабильности и снизить риск эскалации соперничества в киберпространстве, утверждает доцент кафедры военных исследований Королевского колледжа Лондона Джозеф Деванни. «Однако в реальности многое зависит от того, будут ли слова США подкреплены реальными действиями», — сказал он РБК.

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Самые популярные стойки для стрельбы из пистолета

Принцип работы редких видов огнестрельного оружия. Анимированные иллюстрации

Благодаря радикальному внедрению новых технологий, которые страны могут использовать для нападения друг на друга, мир уже ведет скрытую войну. Так же, как и в те тревожные времена, когда Холодная война правила бал, сейчас столкновения осуществляются косвенными методами, а не через открытые декларации о враждебности. До сих пор эта война обходилась без жертв, несмотря на то, что она обладает потенциалом, позволяющим нанести урон, не меньший, чем взрыв атомной бомбы. Это кибернетическая война.

Когда мы слышим о кибернетических атаках, мы часто представляем себе террористов или преступников, вламывающихся в наши банковские счета или повреждающих правительственные веб-сайты. Но теперь к ним присоединились агенты правительств различных стран, инициирующие такие нападения на другие страны.

Хотя официально страны не находятся в состоянии войны, но напряженность в отношениях между США и Россией — и в меньшей степени Китаем — остается на высоком уровне по отношению к ряду спорных решений. Кибернетические атаки позволяют этим странам часто анонимно применять свою силу против оппонентов. Они могут тайно получить небольшие преимущества, но неверный шаг может означать катастрофу, так же, как и операции атомных подводных лодок во время холодной войны.

Сегодня применяются разнообразные формы кибернетических атак. Как правило, на компьютер, часто без ведома жертвы, устанавливаются вредоносные программы в виде троянского коня или червя, которые берут на себя управление. Другие атаки могут нарушить компьютерные системы с помощью грубой силы. Например, атака типа распределенного отказа в обслуживании (DDOS) заключается в том, чтобы наводнить систему таким количеством запросов на получение доступа к сайту, что сервер этого сайта не справляется с работой.

Страны также стремятся создать и свою кибернетическую защиту. Многие инфраструктурные системы, например, подключаемые к электростанциям, физически отсоединяются от Интернета (им «перекрывается кислород»). Во всех правительственных системах для предотвращения взлома извне используются и такие средства защиты, как брандмауэры и программы обеспечения безопасности.

Кибернетическая война не менее опасна, чем реальная

Высказываются мнения, что идее кибернетической войны уделяется излишнее внимание, ведь кибернетические атаки не имеют физических последствий, таких как при атаке в обычной войне. Однако кибернетическое оружие, как уже примененное, так и находящееся в разработке, способно нанести значительный экономический и инфраструктурный ущерб — а это может поставить под угрозу имущество и даже жизнь людей.

В 2007 году ученые из Национальной лаборатории Айдахо в США смогли продемонстрировать, как кибернетическая атака на генератор электроэнергии может привести к взрыву. Эта демонстрация показывает, что в связи с кибернетическими атаками возможны реальные физические повреждения. То есть, под угрозой находится не только безопасность национальной инфраструктуры, но и больницы, школы и дома.

2007 год стал решающим в истории кибернетической войны. Именно в этот год появились документальные свидетельства того, что несколько крупных государства начали применять кибернетическое оружие. После того, как Эстония пыталась перенести советский военный мемориал, Россию обвинили в запуске серии атак DDOS на эстонские сайты, включая правительственные и банковские порталы. Такие действия не только вызывают неудобства в работе, но и наносят ущерб государственности и экономической деятельности страны.

Первое кибернетическое оружие во «второй холодной войне»

Хотя компьютерный червь Stuxnet не был обнаружен до 2010 года, он стал первым явным кибернетическим оружием, которое должны были использовать США против Ирана в 2007 году. Это червь, входивший в более широкую «операцию Олимпийских игр», был разработан, чтобы затруднить Ирану производство урана, который используется при создании ядерного оружия.

Программное обеспечение Stuxnet находилось на флеш-карте, и было загружено в системы управления завода по обогащению урана, в результате чего параметры работы его центрифуг вышли за безопасные пределы, что и привело к серии пробоев.

Израильское кибернетическое подразделение, Группа 8200, приложившее руку к разработке Stuxnet, также было вовлечено в блокировку воздушного радара во время нападения на ядерные объекты Сирии в рамках операции Orchard 2007. Отключение радара советской эпохи путем смешанной кибернетической атаки позволило израильским самолетам осуществить бомбардировку объектов в регионе Дейр-эз-Зор.

Кибернетические атаки дают возможность проводить реальные атаки

Израильский пример показывает, что кибернетические атаки начинают становиться частью стандартных военных операций. И в США, и в Китае кибернетические подразделения входят в состав обычных военных структур этих стран. Оба этих государства дали понять, что они не исключают использования кибернетических атак ради поддержания интересов национальной безопасности.

Читать еще:  Меню выживальщика: Борц - сушеное мясо по-монгольски

Безнаказанность действий — отличительная черта новой войны

Возможности кибернетических атак представляют собой опасность для всех, а не только для тех стран, инфраструктура которых является целью нападения. Так, Stuxnet был обнаружен только потому, что червь нашел выход в глобальный Интернет, и вызвал проблемы у десятков тысяч компьютеров по всему миру. Нетрудно представить себе обширный экономический и персональный ущерб, который может быть нанесен с помощью еще более вредоносных программ.

Случай со Stuxnet показывает, что для защиты критической инфраструктуры недостаточно просто отключить ее от Интернета.

Другим, особенно тревожным аспектом кибернетической войны, является то, что она позволяет государствам действовать относительно безнаказанно. Передовые технологии шифрования делают почти невозможным выяснение, кто именно несет ответственность за конкретную атаку. В результате государства могут теперь действовать в одностороннем порядке, не боясь открытого возмездия. Например, несмотря на двустороннее соглашение между США и Китаем об отказе от взлома компьютерных систем ради экономической выгоды, китайские хакеры продолжают проникать в защищенные системы в Соединенных Штатах. И имеются несколько реальных последствий этого прямого нарушения суверенитета.

В качестве положительных аргументов высказывается мнение о том, что война в кибернетическом пространстве позволяет государствам добиваться своих целей внешней политики без использования обычных военных действий, и может убедить сверхдержавы не прибегать к ним. Например, блокирование ядерной программы Ирана снизило вероятность военного нападения на эту страну со стороны США. Несмотря на наличие напряженности между сверхдержавами, риск полномасштабной мировой войны до сих пор остается относительно низким, и, вероятно, кибернетические атаки, как способ достижения своих целей за счет оппонентов, будут распространяться все шире.

Конор Дин-Маккена (Conor Deane-McKenna)
Апрель 2016

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Благодаря радикальному внедрению новых технологий, которые страны могут использовать для нападения друг на друга, мир уже ведет скрытую войну. Так же, как и в те тревожные времена, когда Холодная война правила бал, сейчас столкновения осуществляются косвенными методами, а не через открытые декларации о враждебности. До сих пор эта война обходилась без жертв, несмотря на то, что она обладает потенциалом, позволяющим нанести урон, не меньший, чем взрыв атомной бомбы. Это кибернетическая война.

Когда мы слышим о кибернетических атаках, мы часто представляем себе террористов или преступников, вламывающихся в наши банковские счета или повреждающих правительственные веб-сайты. Но теперь к ним присоединились агенты правительств различных стран, инициирующие такие нападения на другие страны.

Хотя официально страны не находятся в состоянии войны, но напряженность в отношениях между США и Россией — и в меньшей степени Китаем — остается на высоком уровне по отношению к ряду спорных решений. Кибернетические атаки позволяют этим странам часто анонимно применять свою силу против оппонентов. Они могут тайно получить небольшие преимущества, но неверный шаг может означать катастрофу, так же, как и операции атомных подводных лодок во время холодной войны.

Сегодня применяются разнообразные формы кибернетических атак. Как правило, на компьютер, часто без ведома жертвы, устанавливаются вредоносные программы в виде троянского коня или червя, которые берут на себя управление. Другие атаки могут нарушить компьютерные системы с помощью грубой силы. Например, атака типа распределенного отказа в обслуживании (DDOS) заключается в том, чтобы наводнить систему таким количеством запросов на получение доступа к сайту, что сервер этого сайта не справляется с работой.

Страны также стремятся создать и свою кибернетическую защиту. Многие инфраструктурные системы, например, подключаемые к электростанциям, физически отсоединяются от Интернета (им «перекрывается кислород»). Во всех правительственных системах для предотвращения взлома извне используются и такие средства защиты, как брандмауэры и программы обеспечения безопасности.

Кибернетическая война не менее опасна, чем реальная

Высказываются мнения, что идее кибернетической войны уделяется излишнее внимание, ведь кибернетические атаки не имеют физических последствий, таких как при атаке в обычной войне. Однако кибернетическое оружие, как уже примененное, так и находящееся в разработке, способно нанести значительный экономический и инфраструктурный ущерб — а это может поставить под угрозу имущество и даже жизнь людей.

В 2007 году ученые из Национальной лаборатории Айдахо в США смогли продемонстрировать, как кибернетическая атака на генератор электроэнергии может привести к взрыву. Эта демонстрация показывает, что в связи с кибернетическими атаками возможны реальные физические повреждения. То есть, под угрозой находится не только безопасность национальной инфраструктуры, но и больницы, школы и дома.

2007 год стал решающим в истории кибернетической войны. Именно в этот год появились документальные свидетельства того, что несколько крупных государства начали применять кибернетическое оружие. После того, как Эстония пыталась перенести советский военный мемориал, Россию обвинили в запуске серии атак DDOS на эстонские сайты, включая правительственные и банковские порталы. Такие действия не только вызывают неудобства в работе, но и наносят ущерб государственности и экономической деятельности страны.

Первое кибернетическое оружие во «второй холодной войне»

Хотя компьютерный червь Stuxnet не был обнаружен до 2010 года, он стал первым явным кибернетическим оружием, которое должны были использовать США против Ирана в 2007 году. Это червь, входивший в более широкую «операцию Олимпийских игр», был разработан, чтобы затруднить Ирану производство урана, который используется при создании ядерного оружия.

Программное обеспечение Stuxnet находилось на флеш-карте, и было загружено в системы управления завода по обогащению урана, в результате чего параметры работы его центрифуг вышли за безопасные пределы, что и привело к серии пробоев.

Израильское кибернетическое подразделение, Группа 8200, приложившее руку к разработке Stuxnet, также было вовлечено в блокировку воздушного радара во время нападения на ядерные объекты Сирии в рамках операции Orchard 2007. Отключение радара советской эпохи путем смешанной кибернетической атаки позволило израильским самолетам осуществить бомбардировку объектов в регионе Дейр-эз-Зор.

Кибернетические атаки дают возможность проводить реальные атаки

Израильский пример показывает, что кибернетические атаки начинают становиться частью стандартных военных операций. И в США, и в Китае кибернетические подразделения входят в состав обычных военных структур этих стран. Оба этих государства дали понять, что они не исключают использования кибернетических атак ради поддержания интересов национальной безопасности.

Безнаказанность действий — отличительная черта новой войны

Возможности кибернетических атак представляют собой опасность для всех, а не только для тех стран, инфраструктура которых является целью нападения. Так, Stuxnet был обнаружен только потому, что червь нашел выход в глобальный Интернет, и вызвал проблемы у десятков тысяч компьютеров по всему миру. Нетрудно представить себе обширный экономический и персональный ущерб, который может быть нанесен с помощью еще более вредоносных программ.

Случай со Stuxnet показывает, что для защиты критической инфраструктуры недостаточно просто отключить ее от Интернета.

Другим, особенно тревожным аспектом кибернетической войны, является то, что она позволяет государствам действовать относительно безнаказанно. Передовые технологии шифрования делают почти невозможным выяснение, кто именно несет ответственность за конкретную атаку. В результате государства могут теперь действовать в одностороннем порядке, не боясь открытого возмездия. Например, несмотря на двустороннее соглашение между США и Китаем об отказе от взлома компьютерных систем ради экономической выгоды, китайские хакеры продолжают проникать в защищенные системы в Соединенных Штатах. И имеются несколько реальных последствий этого прямого нарушения суверенитета.

В качестве положительных аргументов высказывается мнение о том, что война в кибернетическом пространстве позволяет государствам добиваться своих целей внешней политики без использования обычных военных действий, и может убедить сверхдержавы не прибегать к ним. Например, блокирование ядерной программы Ирана снизило вероятность военного нападения на эту страну со стороны США. Несмотря на наличие напряженности между сверхдержавами, риск полномасштабной мировой войны до сих пор остается относительно низким, и, вероятно, кибернетические атаки, как способ достижения своих целей за счет оппонентов, будут распространяться все шире.

Конор Дин-Маккена (Conor Deane-McKenna)
Апрель 2016

Признаки того, что вторая холодная война уже началась

Вторая холодная война представляет собой матч-реванш между теми же командами, которые противостояли друг другу на протяжении большей части первой холодной войны. По одну сторону находятся США и их восточноазиатские и европейские союзники, включая новых членов НАТО в Центральной и Восточной Европе и Прибалтике. С противоположной стороны оказались Россия и Китай, а также их союзники и клиенты.

Во второй холодной войне, как и в первой, соперники создали противоборствующие военные альянсы. После окончания первой холодной войны США сохранили альянс НАТО и расширили его вплоть до границ России, несмотря на ее громкие возражения. В Восточной Азии США сохранили свои альянсы с Японией, Южной Кореей и Тайванем, продолжая реализовывать свою негласную политику сдерживания Китая и постсоветской России. В ответ на рост военной мощи Китая и укрепление его позиций США также приняли участие в Четырехстороннем диалоге по вопросам безопасности наряду с Японией, Индией и Австралией. Этот диалог считается фактическим антикитайским альянсом, частью того, что администрация Обамы назвала разворотом США к Азии в ответ на рост мощи Китая.

Все несоветские государства, которые прежде были членами Организации Варшавского договора, теперь входят в состав альянса НАТО во главе с США. Россия сумела предотвратить вступление Грузии и Украины в НАТО посредством вторжения на территорию Грузии в 2008 году, когда она выступила в интересах сепаратистской республики Осетия, и посредством аннексии Крыма и поддержки пророссийских сепаратистов на востоке Украины. Кроме того, Россия пыталась консолидировать свою сферу влияния на большей части территорий бывшего СССР — не в последнюю очередь посредством создания Евразийского экономического союза, в который сейчас входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения.

Между тем Россия продолжала сближаться с Китаем. Эти две крупные евразийские державы вместе с несколькими другими странами создали свой собственный евразийский альянс — Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). В состав ШОС, которая была основана в 2001 году, входят Иран и Индия и не входят военные союзники США, за исключением Пакистана и Турции. В 2005 году ШОС отклонила заявку США на получение статуса наблюдателя в этой организации. Благодаря участию в ней Китая и Индии, в состав ШОС входят две самые населенные страны мира, а также Россия, которая является крупнейшей страной по площади.

Хотя формально цель ШОС заключается в борьбе с терроризмом, российско-китайское сотрудничество в военной области является центром периодических военных учений этой организации (следующие учений пройдут в России в сентябре 2018 года). В список ключевых членов ШОС входят три страны, которых военные стратеги США называют главными противниками Америки: Китай, Россия и Иран.

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Благодаря радикальному внедрению новых технологий, которые страны могут использовать для нападения друг на друга, мир уже ведет скрытую войну. Так же, как и в те тревожные времена, когда Холодная война правила бал, сейчас столкновения осуществляются косвенными методами, а не через открытые декларации о враждебности. До сих пор эта война обходилась без жертв, несмотря на то, что она обладает потенциалом, позволяющим нанести урон, не меньший, чем взрыв атомной бомбы. Это кибернетическая война.

Когда мы слышим о кибернетических атаках, мы часто представляем себе террористов или преступников, вламывающихся в наши банковские счета или повреждающих правительственные веб-сайты. Но теперь к ним присоединились агенты правительств различных стран, инициирующие такие нападения на другие страны.

Хотя официально страны не находятся в состоянии войны, но напряженность в отношениях между США и Россией — и в меньшей степени Китаем — остается на высоком уровне по отношению к ряду спорных решений. Кибернетические атаки позволяют этим странам часто анонимно применять свою силу против оппонентов. Они могут тайно получить небольшие преимущества, но неверный шаг может означать катастрофу, так же, как и операции атомных подводных лодок во время холодной войны.

Читать еще:  Ориентирование по компасу и карте

Сегодня применяются разнообразные формы кибернетических атак. Как правило, на компьютер, часто без ведома жертвы, устанавливаются вредоносные программы в виде троянского коня или червя, которые берут на себя управление. Другие атаки могут нарушить компьютерные системы с помощью грубой силы. Например, атака типа распределенного отказа в обслуживании (DDOS) заключается в том, чтобы наводнить систему таким количеством запросов на получение доступа к сайту, что сервер этого сайта не справляется с работой.

Страны также стремятся создать и свою кибернетическую защиту. Многие инфраструктурные системы, например, подключаемые к электростанциям, физически отсоединяются от Интернета (им «перекрывается кислород»). Во всех правительственных системах для предотвращения взлома извне используются и такие средства защиты, как брандмауэры и программы обеспечения безопасности.

Кибернетическая война не менее опасна, чем реальная

Высказываются мнения, что идее кибернетической войны уделяется излишнее внимание, ведь кибернетические атаки не имеют физических последствий, таких как при атаке в обычной войне. Однако кибернетическое оружие, как уже примененное, так и находящееся в разработке, способно нанести значительный экономический и инфраструктурный ущерб — а это может поставить под угрозу имущество и даже жизнь людей.

В 2007 году ученые из Национальной лаборатории Айдахо в США смогли продемонстрировать, как кибернетическая атака на генератор электроэнергии может привести к взрыву. Эта демонстрация показывает, что в связи с кибернетическими атаками возможны реальные физические повреждения. То есть, под угрозой находится не только безопасность национальной инфраструктуры, но и больницы, школы и дома.

2007 год стал решающим в истории кибернетической войны. Именно в этот год появились документальные свидетельства того, что несколько крупных государства начали применять кибернетическое оружие. После того, как Эстония пыталась перенести советский военный мемориал, Россию обвинили в запуске серии атак DDOS на эстонские сайты, включая правительственные и банковские порталы. Такие действия не только вызывают неудобства в работе, но и наносят ущерб государственности и экономической деятельности страны.

Первое кибернетическое оружие во «второй холодной войне»

Хотя компьютерный червь Stuxnet не был обнаружен до 2010 года, он стал первым явным кибернетическим оружием, которое должны были использовать США против Ирана в 2007 году. Это червь, входивший в более широкую «операцию Олимпийских игр», был разработан, чтобы затруднить Ирану производство урана, который используется при создании ядерного оружия.

Программное обеспечение Stuxnet находилось на флеш-карте, и было загружено в системы управления завода по обогащению урана, в результате чего параметры работы его центрифуг вышли за безопасные пределы, что и привело к серии пробоев.

Израильское кибернетическое подразделение, Группа 8200, приложившее руку к разработке Stuxnet, также было вовлечено в блокировку воздушного радара во время нападения на ядерные объекты Сирии в рамках операции Orchard 2007. Отключение радара советской эпохи путем смешанной кибернетической атаки позволило израильским самолетам осуществить бомбардировку объектов в регионе Дейр-эз-Зор.

Кибернетические атаки дают возможность проводить реальные атаки

Израильский пример показывает, что кибернетические атаки начинают становиться частью стандартных военных операций. И в США, и в Китае кибернетические подразделения входят в состав обычных военных структур этих стран. Оба этих государства дали понять, что они не исключают использования кибернетических атак ради поддержания интересов национальной безопасности.

Безнаказанность действий — отличительная черта новой войны

Возможности кибернетических атак представляют собой опасность для всех, а не только для тех стран, инфраструктура которых является целью нападения. Так, Stuxnet был обнаружен только потому, что червь нашел выход в глобальный Интернет, и вызвал проблемы у десятков тысяч компьютеров по всему миру. Нетрудно представить себе обширный экономический и персональный ущерб, который может быть нанесен с помощью еще более вредоносных программ.

Случай со Stuxnet показывает, что для защиты критической инфраструктуры недостаточно просто отключить ее от Интернета.

Другим, особенно тревожным аспектом кибернетической войны, является то, что она позволяет государствам действовать относительно безнаказанно. Передовые технологии шифрования делают почти невозможным выяснение, кто именно несет ответственность за конкретную атаку. В результате государства могут теперь действовать в одностороннем порядке, не боясь открытого возмездия. Например, несмотря на двустороннее соглашение между США и Китаем об отказе от взлома компьютерных систем ради экономической выгоды, китайские хакеры продолжают проникать в защищенные системы в Соединенных Штатах. И имеются несколько реальных последствий этого прямого нарушения суверенитета.

В качестве положительных аргументов высказывается мнение о том, что война в кибернетическом пространстве позволяет государствам добиваться своих целей внешней политики без использования обычных военных действий, и может убедить сверхдержавы не прибегать к ним. Например, блокирование ядерной программы Ирана снизило вероятность военного нападения на эту страну со стороны США. Несмотря на наличие напряженности между сверхдержавами, риск полномасштабной мировой войны до сих пор остается относительно низким, и, вероятно, кибернетические атаки, как способ достижения своих целей за счет оппонентов, будут распространяться все шире.

Конор Дин-Маккена (Conor Deane-McKenna)
Апрель 2016

Вторая холодная война уже началась – в киберпространстве

Самые популярные стойки для стрельбы из пистолета

Принцип работы редких видов огнестрельного оружия. Анимированные иллюстрации

Благодаря радикальному внедрению новых технологий, которые страны могут использовать для нападения друг на друга, мир уже ведет скрытую войну. Так же, как и в те тревожные времена, когда Холодная война правила бал, сейчас столкновения осуществляются косвенными методами, а не через открытые декларации о враждебности. До сих пор эта война обходилась без жертв, несмотря на то, что она обладает потенциалом, позволяющим нанести урон, не меньший, чем взрыв атомной бомбы. Это кибернетическая война.

Когда мы слышим о кибернетических атаках, мы часто представляем себе террористов или преступников, вламывающихся в наши банковские счета или повреждающих правительственные веб-сайты. Но теперь к ним присоединились агенты правительств различных стран, инициирующие такие нападения на другие страны.

Хотя официально страны не находятся в состоянии войны, но напряженность в отношениях между США и Россией — и в меньшей степени Китаем — остается на высоком уровне по отношению к ряду спорных решений. Кибернетические атаки позволяют этим странам часто анонимно применять свою силу против оппонентов. Они могут тайно получить небольшие преимущества, но неверный шаг может означать катастрофу, так же, как и операции атомных подводных лодок во время холодной войны.

Сегодня применяются разнообразные формы кибернетических атак. Как правило, на компьютер, часто без ведома жертвы, устанавливаются вредоносные программы в виде троянского коня или червя, которые берут на себя управление. Другие атаки могут нарушить компьютерные системы с помощью грубой силы. Например, атака типа распределенного отказа в обслуживании (DDOS) заключается в том, чтобы наводнить систему таким количеством запросов на получение доступа к сайту, что сервер этого сайта не справляется с работой.

Страны также стремятся создать и свою кибернетическую защиту. Многие инфраструктурные системы, например, подключаемые к электростанциям, физически отсоединяются от Интернета (им «перекрывается кислород»). Во всех правительственных системах для предотвращения взлома извне используются и такие средства защиты, как брандмауэры и программы обеспечения безопасности.

Кибернетическая война не менее опасна, чем реальная

Высказываются мнения, что идее кибернетической войны уделяется излишнее внимание, ведь кибернетические атаки не имеют физических последствий, таких как при атаке в обычной войне. Однако кибернетическое оружие, как уже примененное, так и находящееся в разработке, способно нанести значительный экономический и инфраструктурный ущерб — а это может поставить под угрозу имущество и даже жизнь людей.

В 2007 году ученые из Национальной лаборатории Айдахо в США смогли продемонстрировать, как кибернетическая атака на генератор электроэнергии может привести к взрыву. Эта демонстрация показывает, что в связи с кибернетическими атаками возможны реальные физические повреждения. То есть, под угрозой находится не только безопасность национальной инфраструктуры, но и больницы, школы и дома.

2007 год стал решающим в истории кибернетической войны. Именно в этот год появились документальные свидетельства того, что несколько крупных государства начали применять кибернетическое оружие. После того, как Эстония пыталась перенести советский военный мемориал, Россию обвинили в запуске серии атак DDOS на эстонские сайты, включая правительственные и банковские порталы. Такие действия не только вызывают неудобства в работе, но и наносят ущерб государственности и экономической деятельности страны.

Первое кибернетическое оружие во «второй холодной войне»

Хотя компьютерный червь Stuxnet не был обнаружен до 2010 года, он стал первым явным кибернетическим оружием, которое должны были использовать США против Ирана в 2007 году. Это червь, входивший в более широкую «операцию Олимпийских игр», был разработан, чтобы затруднить Ирану производство урана, который используется при создании ядерного оружия.

Программное обеспечение Stuxnet находилось на флеш-карте, и было загружено в системы управления завода по обогащению урана, в результате чего параметры работы его центрифуг вышли за безопасные пределы, что и привело к серии пробоев.

Израильское кибернетическое подразделение, Группа 8200, приложившее руку к разработке Stuxnet, также было вовлечено в блокировку воздушного радара во время нападения на ядерные объекты Сирии в рамках операции Orchard 2007. Отключение радара советской эпохи путем смешанной кибернетической атаки позволило израильским самолетам осуществить бомбардировку объектов в регионе Дейр-эз-Зор.

Кибернетические атаки дают возможность проводить реальные атаки

Израильский пример показывает, что кибернетические атаки начинают становиться частью стандартных военных операций. И в США, и в Китае кибернетические подразделения входят в состав обычных военных структур этих стран. Оба этих государства дали понять, что они не исключают использования кибернетических атак ради поддержания интересов национальной безопасности.

Безнаказанность действий — отличительная черта новой войны

Возможности кибернетических атак представляют собой опасность для всех, а не только для тех стран, инфраструктура которых является целью нападения. Так, Stuxnet был обнаружен только потому, что червь нашел выход в глобальный Интернет, и вызвал проблемы у десятков тысяч компьютеров по всему миру. Нетрудно представить себе обширный экономический и персональный ущерб, который может быть нанесен с помощью еще более вредоносных программ.

Случай со Stuxnet показывает, что для защиты критической инфраструктуры недостаточно просто отключить ее от Интернета.

Другим, особенно тревожным аспектом кибернетической войны, является то, что она позволяет государствам действовать относительно безнаказанно. Передовые технологии шифрования делают почти невозможным выяснение, кто именно несет ответственность за конкретную атаку. В результате государства могут теперь действовать в одностороннем порядке, не боясь открытого возмездия. Например, несмотря на двустороннее соглашение между США и Китаем об отказе от взлома компьютерных систем ради экономической выгоды, китайские хакеры продолжают проникать в защищенные системы в Соединенных Штатах. И имеются несколько реальных последствий этого прямого нарушения суверенитета.

В качестве положительных аргументов высказывается мнение о том, что война в кибернетическом пространстве позволяет государствам добиваться своих целей внешней политики без использования обычных военных действий, и может убедить сверхдержавы не прибегать к ним. Например, блокирование ядерной программы Ирана снизило вероятность военного нападения на эту страну со стороны США. Несмотря на наличие напряженности между сверхдержавами, риск полномасштабной мировой войны до сих пор остается относительно низким, и, вероятно, кибернетические атаки, как способ достижения своих целей за счет оппонентов, будут распространяться все шире.

Конор Дин-Маккена (Conor Deane-McKenna)
Апрель 2016

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector